57

Химическая война

ГЛАВА III Развитие "Военно-Химической Службы" в Америке

ГЛАВА III

Развитие "Военно-Химической Службы" в Америке

Современная химическая война ведет свое начало с 22-го апреля 1915 г. В действительности же, можно сказать, что она началась раньше, потому что Германия, без сомнения, потратила несколько месяцев на разработку газовых баллонов и методов газовых атак. Союзники, озадаченные этим новым методом ведения войны, были принуждены безотлагательно найти способы защиты, а затем, когда было решено ответить той же мерой, разработать методы газовой войны. При инженерных войсках обеих армий были сформированы ударные отряды, которые затем стали обучать обращению с ядовитыми газами; первая газовая атака была выполнена англичанами в бою при Лоосе в сентябре 1915 года.

"Вскоре после этого в британской действующей армии все операции по наступлению, защите, обучению войск и снабжению, связанные с газовой войной, были об'единены в одном органе "Газовой службы", начальником которой был назначен бригадный генерал. Этот шаг был сделан под. давлением необходимости и вследствие все более увеличивающегося значения газовой борьбы" (Оульд).

Немедленно началось накопление ценных сведений и опытов, охотно представляемых отовсюду в распоряжение американских химиков, Благодаря сердечному сотрудничеству Англии и Франции и частому обмену мнениями по всем вопросам, касающимся газовой войны, успех в деле исследования газов был значительно повышен во всех союзных государствах,

Хотя в американской армии зорко наблюдали за развитием военных действий в 1915–1916 г., все же. увеличивающееся значение газовой борьбы. не было оценено по достоинству и, к моменту об'явления войны Германии, 6-ro апреля 1917 года, в Соединенных Штатах имелось только несколько наблюдений по этому вопросу в разных частях армии, а в Военном Министерстве не было сделано абсолютно никаких попыток к организации новых исследований, между тем как впоследствии к одним только чисто-научным работам. Было привлечено около 2.000 человек. Большое значение имел также тот факт, что ни один отдел армии не был знаком с практическими способами боевого применения газов.

Единственным человеком, который предвидел и сумел убедить других в громадном значении газовой войны, был Ван Х. Маннинг, директор Горного Бюро. С самого начала учреждения Бюро в 1908 году, оно имело штат работников, изучавших ядовитые и взрывчатые газы, развивающиеся в копях, употребление дыхательных аппаратов при исследовании копей, наполненных вредными газами, уход за отравленными газами и тому подобные вопросы. В заседании от 7-го февраля 1917 г. директором Бюро и начальниками его отделов был обсужден вопрос о подготовленности государства и, в особенности, о порядке немедленной помощи ему со стороны Бюро его персоналом и оборудованием. 8-го февраля директор написал С. Д. Уолкотту, председателю Военно-Научного Комитета Национального Совета о том, что Горное Бюро могло бы немедленно придти на помощь государству в деле разработки кислородных респираторов для армии и флота, подобных тем, какие употребляются в горном деле. Он сообщил также, что Бюро может содействовать испытанию газовых масок, необходимых для передовых линий и, что оно имеет в Питтсбургском Экспериментальном Институте вполне оборудованную для этих целей испытательную станцию и опытный персонал. Д-р Уолкотт ответил 12-го февраля, что он представит этот вопрос на рассмотрение Военного Комитета.

На совместном заседании Горного Бюро и Военного Колледжа в присутствии представителей Военного Министерства, бригадного генерала Куна и майора Вилльямсона, Военное Министерство с восторгом приняло предложение Горного Бюро и согласилось, всячески поддерживать его работу.

Наблюдение над исследованием газов, применяемых на войне, было поручено д-ру Буррелю, работавшему в Бюро в течение ряда лет по химии рудничных и естественных газов, и 7-го апреля 1917 г. он приступил к исполнению своих новых обязанностей. Успех дела, достигнутый под его руководством, и значительность полученных результатов следует приписать большому такту полковника Бурреля, его знакомству со всеми видами исследования и его изобретательному и широкому уму.

Когда внимание американских химиков было обращено на значение газовой войны, это новое дело встретило с их стороны горячий отклик, и вскоре лучшие силы университетов и заводской промышленности сплотились вокруг Бурреля, помогая ему в работах по всем видам газовых исследований. Состав работников увеличивался очень быстро, и лаборатории стали открываться в разных местах Восточных и Западных Штатов.

Вскоре выяснилась необходимость иметь центральную лабораторию в Вашингтоне для координации всей деятельности и усиления ее под непосредственным наблюдением Управлений Армии, Флота и Горного Бюро. К счастью для такой лаборатории было найдено подходящее место в Американском Университете, пользование зданиями и землей которого было разрешено Президентом Вильсоном 30-ro апреля 1917 года. Так зародилась Американская Университетская Экспериментальная Станция, позднее преобразованная в отдел исследований "Американской Химической Службы".

Между тем стали развиваться и другие организации. Получение ядовитых газов и наполнение снарядов было передано Траншейной Секции Артиллерийского Управления. В июне 1917 года генерал Крозьер, тогдашний начальник Артиллерийского Управления, одобрил предложение об устройстве завода для наполнения снарядов ядовитыми газами. В ноябре 1917 г. было постановлено устроить такой завод. в Гэнпаудер-Нэке в Мэрилэнде. Учитывая малую производительность химической промышленности для выработки нужного количества ядовитых газов, в декабре 1917 года было решено соорудить в той же местности правительственные химические заводы для снабжения армии ядовитыми газами. В январе 1918 г. они были переименованы в Эджвудский Арсенал, начальником которого был назначен полковник Вилльям Уокер из Массачусетского Технологического Института.

В то время, как газовые снаряды до конца войны находились в ведении артиллерии, для волновых атак, минометов Стокса, газометов Ливенса, и других видов газовой войны явилась необходимость образовать специальные войсковые части, Генерал Першинг потребовал вскоре телеграммой организацию и обучение таких войск и советовал подчинить их, как это делалось в английской армии, Инженерному Управлению. 15-го августа 1917 года Генеральный Штаб организовал Газовый и Огнеметный полки, которые были названы "30-м инженерным полком", состоявшим под командой майора (потом полковника) Аткиссона. Этот полк позднее стал первым газовым полком Американской "Военно-Химическоё Службы".

В сентябре 1917 года для обучения людей обращению с газами было признано необходимым образовать при Санитарном Корпусе Медицинского Департамента "Отдел Полевого Обучения". Потом пришли к заключению, что ни "Отдел Обучения", ни дивизионные газовые офицеры не должны состоять в ведении Медицинского Департамента и в январе 1918 года этот отдел был передан Инженерному Управлению.

Все перечисленные организации, за исключением газового и огнеметного полка, оставались по эту сторону океана. Как видно из письменного сношения от 4-го августа 1917 года, чувствовалась необходимость в создании отдела "Военно-Химической Службы" в Европе, на театре военных действий.

3-ro сентября 1917 года был издан приказ об организации Газовой Службы под начальством подполковника (позднее бригадного генерала} Фрайса в качестве специального отдела амер. экспедиционных войск во Франции. Несмотря на телеграмму генерала Першинга, писавшего 26-ro сентября:

"Вышлите немедленно химическую лабораторию, полное оборудование и штат, включая физиологический и патологический отделы для детального исследования газов и пороха".

Только 1-го января 1918 года полковник Бэкон из Меллонского института выехал во Францию с 50-ю людьми и вполне оборудованной лабораторией.

Тем временем в Соединенных Штатах был создан "Отдел Химической Службы". Следует подчеркнуть, что Америка во время мировой войны была первой страной, признавшей химию, как отдельную самостоятельную отрасль военной службы. Положение об "Отделе Химической Службы" было утверждено 16-ro октября 1917 года; он должен был состоять из военного инженера, в чине не выше полковника, который занимал должность начальника газовой службы, и его помощников, членов артиллерийского, медицинского и химического управлений, в чине не выше подполковников; в штат работающих входило 47 офицеров и 95 унтер-офицеров и нижних чинов. Инженерного корпуса полковник Поттер был назначен начальником, а профессор Уокер, в чине подполковника, его помощником и начальником Химического Отдела. Количество сотрудников увеличилось к 15-му февраля 1918 года до 227 офицеров и 625 нижних чинов, а к 6-му мая 1918 года до 393 офицеров и 920 нижних чинов. После перехода подполковника Уокера в артиллерию, его место занял подполковник Богерт. К этому времени каждая часть армии имела уже некоторую связь с Отделом Химической Службы. Медицинский Департамент заведывал газовой обороной. Дело наступления было в руках Артиллерийского Управления, сигналы тревог и пр. разрабатывались Сигнальным Корпусом. Инженеры организовали свой "30-ый полк" (Газовый и Огнеметный) и Отдел Полевого Обучения. Отдел Исследований все еще находился в ведении Горного Бюро, несмотря на неоднократные попытки его милитаризации. К тому же часть Отдела Химической Службы была предназначена для заокеанский работы. Хотя начальник Газовой Службы должен был координировать всю эту деятельность, но ему не было дано права контролировать управление, исследование и производство.

С целью улучшить эти условия, начальником Военно-Химической Службы 11-го мая 1918 года был назначен генерал-майор В. Л. Сиберт, известный военный инженер, построивший Гатунские шлюзы и плотину Панамского канала и командовавший первой дивизией во Франции.

Под его управлением "Военно-Химическая Служба" была подразделена на следующие отделы:

Отдел ЗаокеанскийБригадный генер. Амос А. Фрейс
Отдел ИсследованийПолковник Г. А. Буррель
Отдел РазработкиПолковник Ф. М. Дорсей
Отдел Производства средств обороныПолковник Брадлей Дьюэ
Отдел Производства средств атакиПолковник Б. Х. Уокер
Отдел МедицинскийПолковник В. I. Листер
Отдел ИспытательныйПодполковник В. С. Бэкон
Отдел АдминистративныйБригадный генер. Х. С. Ньюкомер
Газовый и Огнеметный полкПолковник Е. I. Аткиссон

Окончательно установленный штат, не достигший своей предельной цифры ко времени перемирия, состоял из 4.066 офицеров и 44.615 нижних чинов, включая три газовых полка по 18 рот в каждом.

Генерал Сиберт внес не только организационный опыт в руководство этим крупным делом, но проявил большую любовь к работе и уменье дать должную оценку тем заданиям, которые предстояло выполнить американской армии, действовавшей во Франции. Он сумел очень быстро об'единить большую организацию Военно-Химической службы в одно целое, следя за тем, чтобы каждый отдел не только выполнял свои собственные обязанности, но и работал в согласии с другими в выполнении более широкой программы и, если бы война продолжалась еще некоторое время, Америка побила бы Германию ее собственным оружием.

Теперь мы приведем более подробные сведения о разных отделах Американской Военно-Химической Службы.

Похожие книги из библиотеки

Линейные корабли типов «Лайон» и «Вэнгард»

Главным препятствием, сорвавшим постройку «лайонов», являлись большие сроки разработки и внедрения в производство новых артиллерийских орудий и их установок. В 1939 году положение с 356-мм башнями для типа «Кинг Джордж V» оставалось близким к критическому, не говоря уже о том, что 14-дюймовки не удовлетворяли английских адмиралов по мощи. Новое 406-мм орудие имелось только в чертежах. Между тем предполагаемый баланс сил с главными потенциальными противниками в будущем еще до начала мировой войны выглядел для Англии не слишком перспективным. Адмиралтейство находилось почти в полном неведении относительно нового японского строительства, не имея достоверных данных о суперлинкорах типа «Ямато». Но даже искаженная отсутствием разведданных картина выглядела неутешительно.

Прим. OCR: Издание выпущено в формате серии «Боевые корабли мира»/«Корабли и сражения»,  но другим издательством. Год издания не указан.

Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи

В этой книге охвачен период с момента появления антияпонских вооруженных формирований корейских коммунистов в 1930-х гг. и до наших дней, включая последние столкновения с вооруженными силами Южной Кореи в Желтом море. Охарактеризованы эволюция военной машины Пхеньяна, военная доктрина, ракетно-ядерная и связанная с ней космическая программы, организационно-штатная структура соединений и частей, боевой состав и развертывание (эшелонирование) вооруженных сил КНДР, оперативно-тактические и тактические нормативы ведения общевойскового боя и марша общевойсковых частей, система подготовки личного состава и ополчения, военное образование, идеологическая обработка личного состава и пр.

Линейный корабль "Андрей Первозванный" (1906-1925)

В январе 1900 г. Главный Корабельный инженер Санкт-Петербургского порта Д.В. Скворцов представил в МТК проект броненосца, во многом опрокидывавший прежние представления об этом классе боевых кораблей. По водоизмещению —14 000 т — новый корабль существенно превосходил строившиеся тогда эскадренные броненосцы типа "Бородино", выше (на 1 узел) была и 19-узловая скорость, и совсем иное (16 203-мм пушек в восьми башнях) предлагалось вооружение. Проект был составлен по заданию великого князя Александра Михайловича. В чине капитана 2 ранга он командовал на Черном море броненосцем "Ростислав" и по своему великокняжескому положению мог позволить себе любую, даже экстравагантную инициативу.

Focke-Wulf FW190 A/F/G. Часть 1

Истребитель «Фокке-Вулъф Fw 190» был одним из лучших самолетов Второй Мировой войны. Сконструированный и усовершенствованный под руководством проф. Курта Танка – некоронованного короля авиаконструкторов – он с момента своего появления и до конца войны раздвигал возможности традиционного истребителя с поршневым двигателем, заставляя конкурентов тянуться за ним изо всех сил. Выпущенный серией около 20000 штук, Fw 190 во многом определил силу и эффективность люфтваффе.