Отдел Исследований

Американская Университетская Экспериментальная Станция, учрежденная в апреле 1917 года при Горном Бюро, Была переименована к 1 июля 1918 г. в Отдел Исследований Военно-Химической Службы, Пять первых месяцев работы выполнялись в разных лабораториях, разбросанных по стране. В сентябре 1917 года для этих работ было использовано здание Американского Университета и немного позднее часть новой химической лаборатории Католического Университета в Вашингтоне. Отделения лабораторий были учреждены при многих университетских лабораториях и промышленных предприятиях, из которых в продолжение всей войны функционировали лаборатории Джонса Гопкинс'а, Принстон’а, Иеля, Штата Огио, Массачусетского Технологического Института, в Харварде, Мичигане, Колумбии, Корнеле, Висконсине, Кларке, Брин-Море, Нела-Парке и Национальной Угольной Компании.

Во время подписания перемирия организация Отдела Исследования была следующая:

Полковник Г. А. БуррельНачальник отдела исследований
Доктор В. К. ЛьюисЗаведующий методами защиты
Доктор Е. К, Колер1Заведующий методами нападения
Доктор Рейд ГунтКонсультант по фармакологии
Подполковник В Д. БанкрофтЗаведующий издательской работой и каталитическими исследованиями
Подполковник А. Б. Лэм2Заведующий химическими исследованиями по защите
Доктор А. В. Джонс2Заведующий химическими исследованиями по нападению
Майор С. С. ФильднерЗаведующий исследованием газовых масок
Майор С. А. РихтерЗаведующий пиротехническими исследованиями
Капитан МаршальЗаведующий фармакологическими исследованиями
Доктор А. С. Левенгардт3Заведующий токсикологическими исследованиями
Майор Р. С. ТолмэнЗаведующий исследованием распыления (дисперсии)
Майор В. С. Ролэнд4Заведующий производством небольших количеств
Майор Б. Б. Фоглер5Заведующий механическими исследованиями и усовершенствованиями
Капитан Г. А. РанкинЗаведующий исследованием взрывчатых веществ
Майор Ричмонд ЛиверингЗаведующий административной частью

1 Преемник доктора Джона Джонсона, перешедшего в Совет Нац. Исслед.

2 Сначала подполковник Д. Ф. Норрис был Заведующий всеми химическими исследованиями. В декабре 1917 года его отдел был разделен на отделы нападения и защиты, и подполковник Лэм был назначен заведующим защитой. Когда полковник Норрис уехал в Англию, его место занял доктор Джонс.

3 Доктор Хендерсон заведывал первоначально медицинской частью. Его сотрудниками были: доктор Ф. П. Ундергиль, Заведующий терапевтическими исследованиями. Майор М. С. Винтерниц. Заведующий патологическими исследованиями, и капитан Е. К. Маршал Заведующий фармакологическими исследованиями. Около 1 мая 1918 года фармакологические исследования настолько расширились, что отдел был разделен на два, с Заведующими Маршалом и Ливенгартом, между тем, как доктор Гунт был назначен специальным консультантом. по фармакологическим вопросам. С переходом в Военный Департамент, Гендерсон, Ундергиль, Винтерниц и Маршал были переведены в Медицинский Отдел.

4 Подполковник Макферсон, бывший заведующим, переведен затем в артиллерию.

5 Этот отдел был сначала под начальством Х. Х. Кларка. Позднее он был разделен на два, с заведующими: Х. Х. Кларком и Фоглером и, наконец, об'единился под управлением Фоглера.

Главные функции Отдела Исследований были:

1. Приготовление и испытание веществ, применяемых для газовой борьбы; определение свойств этих веществ и. условий, при которых они должны быть использованы на войне.

2. Выработка надлежащих способов приготовления опытных веществ (в небольших количествах).

3. Разработка способов применения этих составов.

4; Разработка веществ, способных поглощать или разрушать газы, применяемые для войны, изучение их свойств и определение условий, при которых эти вещества являются, повидимому, активными.

5. Разработка надлежащих способов приготовления различных поглотителей, которые могут быть признаны полезными.

6. Разработка конструкций масок, респираторов, защитной одежды и т. д.

7. Разработка зажигательных материалов, дымов, сигналов и методов их наилучшего применения.

Отдел Исследований

Рис. 4.

Опытная станция Американского Университета с мастерскими для мелкого производства.

8. Содействие производственным отделам при разрешении затруднений производства газов, применяемых для военных целей, поглотителей и т. д.

9. Совместная работа с гражданскими и военными правительственными учреждениями по разрешению вопросов, связанных с газами, применяемыми для войны.

10. Собирание и систематизация для начальника Американской Военно-Химической Службы всех сведений относительно химической стороны газовой войны.

Взаимоотношения между различными Секциями Отдела лучше всего выясняются из очерка общего хода действий при разработке вопроса о каком-либо новом ядовитом веществе.

Вещество это, независимо от того, употреблялось ли оно германцами или союзниками, сообщено ли о нем кем-либо из посторонних, найдены ли сведения о нем в литературе или оно открыто сотрудниками по аналогии или путем творчества, — все равно поступает в Секцию химических исследований, которая его изготовляет. Если оно было твердым телом, то его отсылают в Секцию распыления, где разрабатываются методы его рассеяния. После этого, если вещество представляет собой жидкость или пар, оно отсылается в Токсикологическую Секцию для изучения степени его ядовитости, влияния на слезоточивость, нарывное действие или другие специфические свойства. Если опыты показывали, что вещество обладает высокой ядовитостью или особыми физиологическими свойствами, оно направлялось в ряд следующих секций.

Секция нападения старается усовершенствовать метод приготовления. Когда последний найден, Секция производства малых количеств пыталась осуществить его в заводском масштабе (от 50 фунтов до 1 тонны) и преодолеть производственные трудности. Если дальнейшие пробы показывали, что найденное вещество ценно, оно передавалось в Отдел Изобретений или в Отдел Газового Нападения для производства в широком масштабе.

Аналитическая Секция разрабатывала методы испытания чистоты вещества и анализы воздушных смесей, а Секция Газовых Масок исследовала его действие на образцовые респираторные коробки. Если защита оказывается недостаточной, Секция Газовой Обороны изучала изменения в ингредиентах респираторов, изобретала новый поглотитель или смесь поглотителей, чтобы найти выход из затруднительного положения. Если ощущалась необходимость в изменении механической конструкции респираторной коробки, она передавалась в Отдел Механического Исследования, работа которого получала особую важность, если вещество употреблялось в виде ядовитого дыма.

Изобретенный состав отсылался также в Пиротехническую Секцию для изучения его свойств во время разрыва снаряда или, если это удобнее, при пуске его из баллонов. Если вещество оказывалось стойким при взрыве, Испытательный Отдел, вместе с Пиротехнической и Токсикологической Секциями Отдела Исследований устраивал полевые опыты в широком размере для ознакомления с действием, производимым при разрыве газового снаряда, выпущенного из орудия на определенное расстояние, над животными, помещенными в траншеях или около них.

Аналитический Отдел вырабатывал методы распознавания газов при всяких условиях в поле. Медицинский Отдел совместно с Токсикологической и Фармакологической Секциями изучал патологические явления, способы лечения газовых отравлений, действие газа на тело человека и, иногда, входил в рассмотрение таких деталей, как, например, восприимчивость к газу, замечаемая у различных людей.

Если при разработке мер защиты поднимался вопрос о мази или одежде, то это рассматривалось, обычно, несколькими секциями с различных точек. Зрения.

Из 250 газов, добытых Секцией Химических Исследований, очень немногие прошли через все упомянутые испытания, и, таким образом, число газов, фактически переданных для производства в широком масштабе, было меньше дюжины. Изложенный характер совместных работ имеет то преимущество, что делает излишним содержание большого количества заводов и обучение людей детальному производству многих газов. В одном английском донесении говорится: "в конечном результате для химической войны выбор должен быть остановлен только на двух действующих веществах: одном — стойком, другом — непостоянном; оба должны быть смертоносными и проницающими через респиратор". Можно добавить, что оба должны вызывать скорое и обильное слезотечение.

Так как значительная часть работы Отдела Исследований будет рассматриваться детально в следующих главах, мы дадим здесь только краткий перечень его основных заданий.

Глазным и наиболее важным вопросом было изобретение газовой маски. Работы в этом направлении производились еще до организации секций и принадлежали всему Отделу. После сравнения существующих типов масок было решено, что лучшей является английская образцовая респираторная коробка. Для нас совершенно внове было применение древесного угля, натронной извести и многочисленных частей, как-то: лицевой маски, резиновых завязок, очков, загубников, трубки, носовых щипцов, клапанов и т. д. История о "первых двадцати тысячах" прекрасно передана полковником Бурреллем[5].

Похожие книги из библиотеки

Удар и защита [От стрелы и щита до танка]

Удар и защита

Во всякой битве каждый боец старается нанести противнику такой удар, чтобы тот свалился на землю замертво или хотя бы раненный. Победа в бою достается тому войску, которое своими ударами успеет настолько обессилить другое войско, что оно уже не может более сопротивляться.

Удар — главное дело в бою!

Но не единственное. От всякого удара есть защита. Чем лучше защита, тем меньше вреда от удара.

Поэтому второе важное дело в бою — защита.

Пистолеты, револьверы

История стрелкового оружия, в данном случае пистолетов и револьверов, разительно отличается от развития других отраслей военного дела, да и вообще науки и техники. Принято считать, что прогрессу непременно сопутствуют крупные открытия, изобретения, разработки принципиально новых конструкций, которые и являются его олицетворением. В интересующей же нас разновидности оружия все нередко бывает как раз наоборот, и многие образцы, появившиеся в последнее время, представляют собой всего лишь повторение пройденного, естественно, на более высоком техническом уровне.

Авиация Японии во Второй Мировой войне. Часть третья: Накадзима - Тачикава

Новый выпуск серии «История авиационной техники», подготовленный по материалам зарубежной печати, продолжает знакомить читателей с боевыми самолетами периода второй мировой войны и является как-бы приложением ко второй части монографии «Самолетостроение в СССР», выпущенной ЦАГИ и полностью посвященной истории создания советских самолетов в период Великой Отечественной войны.

Как известно, до недавнего времени в отечественной печати практически не было достаточно полных публикаций о самолетах наших союзников и противников. И хотя необходимость издания такой работы назрела уже давно, мы лишь недавно получили возможность заняться ею всерьез.

Предлагаемый вашему вниманию сборник состоит из трех частей, издаваемых последовательно и отражает развитие авиационной науки и техники Японии с середины тридцатых годов до ее капитуляции 1 сентября 1945 г.

«Чудо-оружие» Сталина. Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40

Скандально известный Виктор Суворова объявил эти танки «лучшими и единственными в мире» — эдаким «ЧУДО-ОРУЖИЕМ» Сталина, самим фактом своего существования доказывающим агрессивность СССР и намерение завоевать всю Европу: «Советский Союз был единственной страной мира, которая в массовых количествах производила плавающие танки. В оборонительной войне танку никуда плавать не надо, поэтому, когда Гитлер начал операцию „Барбаросса“, советские плавающие танки пришлось бросить из-за непригодности в оборонительной войне, а их производство немедленно прекратить…». Новая книга ведущего историка бронетехники опровергает все эти мифы, восстанавливая подлинную картину боевого применения советских плавающих танков Т-37, Т-38 и Т-40. Выпускавшиеся крупными сериями — в общей сложности более 3500 шт., - они участвовали и в вооруженных конфликтах конца 1930-х гг., и в Великой Отечественной войне, хотя предназначались вовсе не для «вторжения в Европу», а для разведки, дозорной службы и боевого охранения; последний случай их успешного боевого применения зафиксирован в 1944 году. Трофейные танки-амфибии советского производства охотно использовали и противники Красной Армии — не только немцы, но и венгры, и румыны, а в финской армии они служили до начала 1960-х.