Первые двадцать тысяч

В начале мая 1917 года майор Вильямсон, работавший в качестве офицера связи между Горным Бюро и Военным Министерством, поручил нам экстренно представить 20.000 газовых масок для отправки за океан. Это не представлялось очень большим заказом, и мы, не приняв во внимание всех трудностей, встречающихся при изготовлении масок, охотно приняли заказ. С этого момента началась война с фабрикантами коробок, пряжек, тесемок, резиновых наличников, очков, сумок и т. д. По всей стране от Атлантического океана до реки Миссисипи велись переговоры с фирмами, которые взялись бы за производство различных частей масок в спешном порядке и на приемлемых условиях.

Древесный уголь из красного кедра стала приготовлять Химическая Компания Дэй в Вестлайне (Пенсильвания), натронную известь и перманганат — Общая Химическая Компания, сумки — Симонс Гардверв С. Луи, личные части — Резиновая Компания Гудрича и Гудйир в Акроне, респираторные коробки — Американская Коробочная Компания; сборка частей производилась на одном из заводов Коробочной Компании в Лонг-Айлэнде.

Автор этой статьи не может описать всех сомнений, страха, оптимизма и радости, поочередно переживаемых различными членами организации во время фабрикации первых двадцати тысяч масок. Мы выполняли важное задание Военного Министерства. Ночь превращалась в день. Дьюэ, Льюис, Гендерсон, Гиббс и другие не выходили из вагонов и с такой же свободой говорили по телефону из Вашингтона в С. Луи или Бостон, как будто это было городское сообщение.

Мы надеялись улучшить английскую респираторную коробку во многих отношениях. Увеличением размера коробки мы остались очень довольны. Английский загубник казался нам слишком малым и слабым, вследствие чего мы сделали его твердым и увеличили размер, хотя потом сильно пожалели об этом. Мы сделали испытания с хлором, фосгеном, синильной кислотой и т. д. и получили желаемое поглощение этих газов. Но, увы, мы не знали, что хлорпикрин стал одним из наиболее важных газов, применяемых воюющими сторонами. Затем не вполне было оценено, что резиновая ткань для лицевой части должна быть в высшей степени газо-непроницаема, и что зерна натронной извести следует спрессовывать настолько крепко, чтобы масса была способна легко выносить грубые толчки, и чтобы в то же время мелкие частицы не засоряли респиратора и не увеличивали сопротивления дыханию выше установленной нормы. В это время никто из союзников не понимал еще, что газовая маска должна являться боевым аппаратом, в котором каждый мог бы упорно работать, бегать и носить его часами, не чувствуя особенного неудобства.

Первые 20.000 масок, отправленных в Англию, были сделаны Отделом Исследований в очень короткое время. По сравнению с французскими они оказались значительно лучшего качества, давая большую защиту против хлора, фосгена, суперпалита, синильной кислоты, бромистого ксилила и т. д. Французская матерчатая маска, имеющая форму лица, состояла из 20 слоев ткани, пропитанной фенолятом натрия и гекса-метилен-тетр-амином. Хлорпикрин проходил через нее с быстротой пули. Перед отправкой масок за границу до нас дошли тревожные слухи о предполагаемом употреблении больших количеств хлорпикрина. Французы, повидимому, не намеревались тогда изменять свои маски, которые оставались в употреблении еще в продолжение нескольких месяцев.

Поэтому и мы выпустили маски, отослали их за границу и ждали по эту сторону океана с напряженным беспокойством своего приговора. Наконец, он пришел. В краткой телеграмме по кабелю сообщалось, что наши английские братья думают о нас. Они работали над этим вопросом 2? года; горьким опытом, на поле военных действий, они дошли до преобразования плохих масок в лучшие, знали их историю больше нас и, после основательных испытаний, немилосердно раскритиковали тип нашей маски.

Эта неудача придала Отделу Исследований новую энергию. Первая попытка была для него необходимым предварительным опытом; телеграммы и донесения стали пересылаться туда и обратно; в ответ на наши просьбы о помощи, из Англии к нам приехало несколько экспертов и, на основании их указаний, мы приступили к дальнейшей разработке настоящей маски.

Подробности о получении горчичного газа сообщаются ниже. По всей вероятности Отдел Исследований, Эджвудский Арсенал и Отдел Разработки потратили на него больше времени и труда, чем на какой-либо другой газ.

Открытие ди-фенил-хлор-арсина привело к приготовлению ряда мышьяковых соединений, из которых некоторые получались сравнительно просто и производили тем не менее значительное действие.

Хлор-циан и бром-циан, по донесениям итальянцев применявшиеся немцами, были также подробно исследованы.

В Неорганической Секции с самого начала занимались изобретением зажигательных веществ для бомб, снарядов, стрел и гранат, что впоследствии вошло в функции Пиротехнической Секции и, наконец, было передано в распоряжение Артиллерийского Управления.

Для общего обзора работ можно начать с описания деятельности Секции Нападения. Эта секция преследовала две цели: разработку способов производства газов, применяемых немцами, более экономным путем, чем их готовил противник, и изобретение новых, более ядовитых газов. Ко времени нашего выступления ядовитыми газами были хлор, фосген и хлорпикрин, в то время, как бром-ацетон и бромистый ксилил применялись как слезоточивые. Особой трудности в приготовлении их не встречалось. Но появление горчичного газа, летом 1917 года, и ди-фенил-хлор-арсина осенью того же года, не только заставило задуматься наших химиков над способами их производства, но даже настолько изменило наши взгляды на способы ведения войны, что возможность применения других веществ создала необходимость обширных исследований. Изобретение французами бром-бензил-цианида также открывало новые виды в области слезоточивых газов.

Для армии и флота были изобретены цветные ракеты и дымы. Стали разрабатывать также дымовые коробки, но работа эта была передача Пиротехнической Секции.

Произведено много исследований над неорганическими веществами, как-то: над мышьяком и мышьяковыми производными, фтором, фтористо-водородной кислотой и фтористыми соединениями, цианистыми соединениями, роданистой кислотой и окислами азота.

Аналитическая Секция производила не только обычные анализы, но разработала, также способы испытания многих новых газов.

Секция Нападения работала в тесном контакте с Химической Секцией Мелкого Производства. Часто оказывалось, что метод, успешно применявшийся в лаборатории, не годился на заводе. Мастерские мелкого производства были открыты для изготовления горчичного газа, синильной кислоты, хлор — циана, трех-хлористого мышьяка, мышьяковисто-кислого магния, суперпалита и бром-бензил-цианида.

Секция Химической Защиты, организованная в январе 1918 года, была занята вопросами, касающимися самообороны, как например, изготовлением древесного угля, натронной извести, специальных поглотителей, очков, дымовых фильтров, а также испытанием действия поглотителей и специальными. работами над горчичным газом.

Древесный уголь требовал широкого исследования. Сырые материалы требовали розысков по всему свету; надо было найти способы обугливания, испытать вещества для пропитывания. Это изложено в XIII главе.

Получение натронной извести представляло также не мало затруднений. Исходя из английской формулы, было изучено влияние разных факторов и установлено соотношение между желательными качествами, как-то: активностью поглощения, емкостью, твердостью, сопротивлением перетиранию, химической стойкостью и т. д. Окончательный продукт состоял из смеси извести, цемента, силикатовой основы, марганцово-кислого натра и едкого натра.

Другая ценная работа была произведена по усовершенствованию поглотителей окиси углерода для флота. Лучший из них состоял из особым образом приготовленных окисей, действующих при известных условиях каталитически и заставляющих окись углерода соединяться с кислородом воздуха. Так как при реакции с пятиокисью иода (первым поглотителем) наблюдается изменение окрашивания, то это дало возможность выработать очень чувствительный определитель присутствия окиси углерода в воздухе.

Когда вопрос о дымовых фильтрах получил крупное значение и привлек внимание нескольких секций, Секция Защити разработала образцовые способы испытания и сравнения фильтров, а также способы приготовления бумаги для этой цели.

Было разрешено много вопросов, относящихся к горчичному газу. Изобретена защитная мазь, применение которой было признано полезным, но, как только появилось сомнение, будет ли вообще какая-либо мазь представлять достаточную защиту при значительных концентрациях газа на поле сражения при продолжительности экспозиции, то эта мера была признана не оправдывающей трудности применения. Испытаны были способы очистки от горничного газа одежд посредством пропитывания их маслом. Другая фаза этой работы была посвящена исследованию методов уничтожения горчичного газа на поверхности почвы и исследования его стойкости на полях сражений.

Секция Исследования Газовых Масок была занята главным образом усовершенствованием респираторных коробок и обычными пробами их. Если принять во внимание число экспериментально изученных газов и большое число конструированных опытных респираторных коробок, из которых каждая испытывалась на два или большее число газов, то это является не малой работой, к которой приходится прибавить участие в управлении производством в городе Лонг Айланде. Кроме того, в связи с вопросом о сроке службы поглотителей и респираторных коробок изучалось влияние на них условий температуры, влажности и размеров поглощающих частиц. Механические испытания и пробы на людях будут рассмотрены в отдельной главе. Исследован определитель горчичного газа, действие этого газа на ткани, пропитанные смесью минеральных и растительных масл. При изучении прохождения таза через респираторы большое значение получило применение способа волны, позволявшее обнаруживать недостатки конструкции и наполнения коробки.

Пиротехническая Секция состояла из ряда самостоятельных отделов, имевших каждый свое определенное задание. Здесь изучались наполненные сжатым газом или твердым веществом снаряды в отношении безопасности их как при детонации, так и при хранении в складах. Обширная работа была произведена по разработке дымовых завес, для чего во флоте служила морская дымовая труба, а в армии переносный дымовый аппарат с четырехлористым кремнием, метательных гранат, газометов Ливенса и артиллерийских снарядов. Дымовая завеса была приспособлена для танков, аэропланов и судов. Были усовершенствованы некоторые типы зажигательных бомб и метательных стрел; конструированы огнемёты, но от применения их пришлось отказаться за их бесполезностью при создавшихся условиях войны. Рассматривались также разнообразные сигнальные огни, вспышки, ракеты, цветные дымы и пр.; в большинстве случаев составлялось подробное их описание. Обширное исследование произведено над выбором внутренних оболочек газовых снарядов, причем пришлось остановиться на свинцовых или эмалевых; определялись физические свойства газов, применяемых на войне, и их смесей.

Дисперсионная Секция (распыления) работала над производством дымов и туманов из различных твердых и жидких веществ. Были изобретены аппараты для исследования концентрации дымовых облаков и скорости их оседания, определены действия различных фильтров и респираторных коробок и сверх всего усовершенствована новая дымовая свеча.

Отдел Механических Исследований был занят сначала; составлением чертежей и конструкцией респираторной коробки и маски, соответственно английскому типу. В конце 1917 года изучалась маска Тиссо, переданная затем в Отдел Газовой Обороны. Были усовершенствованы флотская головная маска и респираторная коробка, маски для лошадей и маски того же типа для собак, изготовлены сапоги для лошадей, так и не получившие применения на фронте. Было выполнено успешно много артиллерийских и пиротехнических заданий, в числе которых бесшумный газовый баллон занимает не последнее место. Секция изобрела первый костюм против отравлений газами, состоящий из клеенчатой одежды, маски, шлема и особой респираторной коробки.

На Производственную Секцию были возложены задачи защиты, и она работала не постоянно, а по мере необходимости. Ею была выпущена защитная одежда от горчичного газа и маска для лошадей. Эта секция построила водородный завод в Ланглей Фильде, содействовала разрешению затруднений, касавшихся древесного угля в Спрингфильде, и работала по применению бумаги и войлока, как фильтров от дымов. К концу войны секция была заинтересована в распространении противогазовых масок в промышленности.

Физиологическая работа изложена в Медицинском Отделе.

Издательская Секция получала донесения от всех других секций, на основании которых составляла полумесячные отчеты, рассылаемые уполномоченным представителям армии, флота и союзных держав. Сообщения получались также из за границы и сообщались Испытательному Отделу; с увеличением количества донесений, сведения стали собираться в монографии по различным газам, поглотителем, дымам и т. д. После заключения перемирия они были пересмотрены и в количестве около 50 монографий переданы начальнику Военно-Химической Службы.

Похожие книги из библиотеки

Удар и защита [От стрелы и щита до танка]

Удар и защита

Во всякой битве каждый боец старается нанести противнику такой удар, чтобы тот свалился на землю замертво или хотя бы раненный. Победа в бою достается тому войску, которое своими ударами успеет настолько обессилить другое войско, что оно уже не может более сопротивляться.

Удар — главное дело в бою!

Но не единственное. От всякого удара есть защита. Чем лучше защита, тем меньше вреда от удара.

Поэтому второе важное дело в бою — защита.

Пистолеты, револьверы

История стрелкового оружия, в данном случае пистолетов и револьверов, разительно отличается от развития других отраслей военного дела, да и вообще науки и техники. Принято считать, что прогрессу непременно сопутствуют крупные открытия, изобретения, разработки принципиально новых конструкций, которые и являются его олицетворением. В интересующей же нас разновидности оружия все нередко бывает как раз наоборот, и многие образцы, появившиеся в последнее время, представляют собой всего лишь повторение пройденного, естественно, на более высоком техническом уровне.

Авиация Японии во Второй Мировой войне. Часть третья: Накадзима - Тачикава

Новый выпуск серии «История авиационной техники», подготовленный по материалам зарубежной печати, продолжает знакомить читателей с боевыми самолетами периода второй мировой войны и является как-бы приложением ко второй части монографии «Самолетостроение в СССР», выпущенной ЦАГИ и полностью посвященной истории создания советских самолетов в период Великой Отечественной войны.

Как известно, до недавнего времени в отечественной печати практически не было достаточно полных публикаций о самолетах наших союзников и противников. И хотя необходимость издания такой работы назрела уже давно, мы лишь недавно получили возможность заняться ею всерьез.

Предлагаемый вашему вниманию сборник состоит из трех частей, издаваемых последовательно и отражает развитие авиационной науки и техники Японии с середины тридцатых годов до ее капитуляции 1 сентября 1945 г.

«Чудо-оружие» Сталина. Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40

Скандально известный Виктор Суворова объявил эти танки «лучшими и единственными в мире» — эдаким «ЧУДО-ОРУЖИЕМ» Сталина, самим фактом своего существования доказывающим агрессивность СССР и намерение завоевать всю Европу: «Советский Союз был единственной страной мира, которая в массовых количествах производила плавающие танки. В оборонительной войне танку никуда плавать не надо, поэтому, когда Гитлер начал операцию „Барбаросса“, советские плавающие танки пришлось бросить из-за непригодности в оборонительной войне, а их производство немедленно прекратить…». Новая книга ведущего историка бронетехники опровергает все эти мифы, восстанавливая подлинную картину боевого применения советских плавающих танков Т-37, Т-38 и Т-40. Выпускавшиеся крупными сериями — в общей сложности более 3500 шт., - они участвовали и в вооруженных конфликтах конца 1930-х гг., и в Великой Отечественной войне, хотя предназначались вовсе не для «вторжения в Европу», а для разведки, дозорной службы и боевого охранения; последний случай их успешного боевого применения зафиксирован в 1944 году. Трофейные танки-амфибии советского производства охотно использовали и противники Красной Армии — не только немцы, но и венгры, и румыны, а в финской армии они служили до начала 1960-х.