Английские маски

Противогаз из черной кисеи. — Первая английская маска известна под названием противогаза "черная вуаль" и состояла из хлопчатобумажной ваты, зашитой в полосу черной кисеи. Вата была намочена в растворе:

Гипосульфида10 фунт.
Соды2,5 фунт.
Глицерина2 фунт.
Воды2 галлона.
Английские маски

Рис. 42.

Первая защита от газов.

Прибавлялся глицерин для сохранения влажности респиратора, вследствие чего смачивания его водой перед употреблением становится излишним.

Респиратор, туго подвязанный, закрывал нос и рот, вате придавалась форма лица, а верхний край кисеи подтягивался для защиты глаз, Такие респираторы были применены во время атак 10 и 12 мая 1915 г. и достаточно хорошо защищали от низких концентраций хлора, который употреблялся в то время неприятелем. Но они плохо прилегали к лицу, вследствие чего получалось просачивание газа. Хлопчато-бумажная прокладка легко разрывалась и обращалась в лохмотья, становясь в скором времени негодной к употреблению.

Шлем Гипо. Следующим этапом в развитии английских защитных средств был, так называемый, гипосульфидный шлем. Как передают, мысль о создании такого шлема явилась следствием рассказа одного канадца, который видел, как немцы во время газовой атаки надевали на голову мешки. Этот шлем состоял из фланелевого мешка, пропитанного тем же раствором, который употреблялся для марлевого противогаза, и был снабжен окошечками из слюды. Края шлема засовывали внутрь под тужурку, которая застегивалась плотно вокруг шеи. Как видно из рис. 43, это представляло некоторое неудобство при обмундировании американского типа.

Этот шлем имел много преимуществ перед марлевым противогазом, но очки легко раздавливались и разбивались при небрежном обращении в окопах. Впоследствии слюда была заменена целлулоидом и потом стеклами, вставленными в металлические кольца. Такое приспособление было очень пригодно для защиты от хлора.

Шлемы Р и РН. В течение лета 1915 г. выяснилось, что немцы стали применять для газовых атак смесь фосгена и хлора, вследствие чего было необходимо найти новое средство защиты. Гипосульфидный шлем не мог защищать от фосгена, и поэтому его стали пропитывать щелочным раствором фенолята натрия (карболовой кислоты), прибавляя немного глицерина. В таком виде "шлем Гипо" получил название "шлема Р". Он представлял защиту против концентраций в 300 частей фосгена на миллион частей воздуха. Так как щелочной раствор фенолята портил фланель, стали употреблять два слоя легкой фланели. Затем шлем был усовершенствован введением клапана для выдыхания, отчасти, чтобы воспрепятствовать обратному вдыханию испорченного воздуха, отчасти, чтобы щелочность раствора не страдала от действия выдыхаемой углекислоты.

Прибавление к пропитывающему раствору гекса-метилен-тетр-амина еще более усилило защитные качества шлема. Такой тип маски стал известен под названием "шлема РН" и оказывал защиту против 1.000 частей фосгена на 1.000.000 частей воздуха.

Первоначальные типы шлемов не давали защиты против газов, вызывающих слезотечение. Для этой цели применялись наглазники, состоявшие из стеклянных очков, прижимаемых к глазам посредством резиновой губки. Хотя очки предназначались только для употребления при обстреле газами, вызывающими слезотечение, но войска часто употребляли их во время обыкновенных газовых атак, когда нужно было надевать маски. Вследствие этого, наглазники были из'яты.

Английские маски

Рис. 43.

Способ носки шлема РН.

Английские маски

Рис. 44.

Первоначальный образцовый тип (британского) коробочного противогаза.

Шлем РН оказался неудовлетворительным по следующим причинам:

1) Он был слишком теплый и душный для лета.

2) На воздухе он портился.

3) Он не представлял возможности дальнейшего усовершенствования.

4) Он имел своеобразный запах и, будучи смочен, часто обжигал лицо у солдат.

5) Он не давал защиты против газов, вызывающих слезотечение.

Коробочный противогаз. Увеличение концентраций газа при волновых атаках и применение снарядов с такими газами, как хлор-пикрин и суперпалит, уже в начале 1916 г. повели к работам по усовершенствованию защитных свойств маски. В результате предпринятых англичанами изысканий, явился "поливалентный" противогаз с поглотителем, помещенным в отдельную коробку (Standard Вох Respirator). Очевидно, этот тип маски был внушен опытами с кислородными аппаратами, применявшимися при спасательных работах в копях. Идея его заключается в том, что респираторную коробку наполняют высоко чувствительным поглощающим углем, смешанным или чередующимся со слоями зерен окислителя марганцовокислого калин или натра. Респираторная коробка является результатом многочисленных опытов, сделанных частью во Франции, но, главным образом, в Англии, под руководством покойного полковника Гарриссона, которому всецело принадлежит заслуга изобретения этого прибора.

Весь противогаз (рис. 44) состоит из вышеупомянутой коробки, привязанной на гибкой трубке к лицевой части маски. Маска сделана из прорезиненной материи и должна прилегать так плотно к лицу, чтобы газ не мог под нее проникнуть. Поддерживается она в таком положении помощью тесемок или эластических повязок, охватывающих голову. Нос закрывается зажимом, сделанным из проволочной пружины, обернутой резиной и покрытой снаружи марлей (рис. 45). Приходится дышать ртом через загубник; так называется резиновая пластинка, которую вставляют в рот между губами и деснами и держат зубами за особые выступы. Выдыхаемый воздух протекает через резиновый подвижной клапан и по угловой трубке (angle tube) выходит наружу. Такое устройство респиратора дает двойную защиту; если даже лицевая часть маски будет проколота или разорвана, то воздух, содержащий газы, не может проникнуть в легкие до тех пор, пока носовой зажим и загубник остаются целыми.

Первые английские респираторные коробки были наполнены 675 куб. сант. противогазовой смеси, состоявшей из 40 % древесного угля и 60 % красновато-бурых зерен натронной извести. Металлический колпак на дне коробки прикрыт тонкой прослойкой ваты. На 1/3 расстояния от верха коробки находился хлопчато-бумажный фильтр и массивная проволочная сетка, отличающаяся от американских только большим размером своих петель. Поглощающая смесь покрыта подушечкой, представляющей ватный фильтр, и проволочной сеткой, поверх которой помещается дружина из проволоки.

При употреблении этого типа маски есть полная гарантия, что воздух может попасть в легкие только пройдя через респираторную коробку. Этот проход для вдыхаемого воздуха совершенно не зависит от просачивания через лицевую часть маски, происходящего вследствие плохого примечания или случайных повреждений ткани (разрыву или проколу). Лицевую часть маски легко освободить от ядовитого газа, если он туда проникнет. Делая глубокое вдыхание, освобождая носовой зажим и выдыхая воздух через нос, можно выгнать воздух через края лицевой части маски.

С другой стороны, этот тип обладает значительными недостатками, главным образом, с точки зрения его пригодности для военных целей.

Крайнее неудобство лицевой части зависит от следующих причин: а) присутствия носового зажима, б) загубника и в) недостатка вентиляции внутри камеры лицевой части.

Помимо общего неудобства, представляемого носовыми щипцами и загубником, которое особенно сильно чувствуется после долгого ношения маски, указанные приспособления заставляют человека дышать ненормальным образом, к чему не только трудно привыкнуть, но что вызывает особую сухость в гортани. Загубник весьма усиливает выделение слюны, а так как глотать слюну при закрытом носе очень трудно, те эта обстоятельство усугубляет неудобные свойства маски.

Недостаток вентиляции под поверхностью лицевой части заставляет скопляться под ней тепло, выделяющееся от лица, и влагу, испаряемую кожей; влага осаждается на очках, и даже если натирать их особой предохранительной пастой, то все-таки зрение от этой причины бывает крайне сильно затруднено.

Английские маски

Рис. 45.

Внутренний вид противогаза S.B.R., с подбитыми ватой зажимами для носа.

Английские маски

Рис. 46.

Французская маска М-2.

Похожие книги из библиотеки

Броненосец " ПЕТР ВЕЛИКИЙ"

В истории развития науки и техники бывают периоды, когда какое-либо новшество делает коренной переворот и все, создававшееся до этого в течение десятилетий, устаревает, открывая дорогу новому. В судостроении к таким новшествам следует отнести появление на кораблях сначала паруса, а потом и артиллерии. Переворот, тесно связанный с развитием техники и металлургии, произвела появившаяся на судах в начале девятнадцатого века паровая машина, а спустя полстолетия защита кораблей от вражеской артиллерии броней.

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925)

Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Наследники «Тридцатьчетверки» – Т-34М, Т-43, Т-34-100, Т-44

НОВАЯ КНИГА ведущего историка бронетехники, продолжающая его энциклопедию Т-34! Всё о различных вариантах модернизации легендарного танка — Т-34М, Т-43, Т-34-85М, Т-34-100, Т-44, - которые превосходили серийные «тридцатьчетверки» по всем статьям, но на вооружение был принят лишь последний из них, да и то в самом конце войны.

Почему советское руководство отказывалось от более совершенных и перспективных машин, призванных заменить Т-34? Выдерживают ли эти опытные образцы сравнение с немецкой бронетехникой? Что, если бы наследники «тридцатьчетверки» все же пошли в серию — могли они изменить ход танковой войны на советско-германском фронте?

Оружие будущего

Новая книга известного телеведущего Игоря Прокопенко посвящена новейшим разработкам в области вооружений. Известное изречение «что бы ученые ни придумывали, в результате получается оружие» в современной ситуации имеет другую последовательность – разработки оружия самого разного рода оказываются очень полезными и в мирной жизни. Именно благодаря трудам ученых в закрытых лабораториях сказка становится былью.

Каким образом за вами осуществляется ежедневный шпионаж? Действительно ли современные продукты ядовиты? Какое страшное оружие скрывают за своим фасадом обычные метеостанции? Кто и зачем насылает на нас волны смертельных эпидемий?

Когда придет эпоха массовой «чипизации» населения? Война роботов уже началась, и не в фантастическом боевике, а в самой что ни на есть реальности? Правда ли, что знакомый нам с детства «гиперболоид инженера Гарина» давным-давно взят на вооружение мировыми сверхдержавами? Где граница между телом человека и киберреальностью и как эту границу перейти?

Сегодня оружием может стать практически все, что угодно, – от словесного внушения до экспериментов с управлением погодой. Как жить и выжить в безумном мире, который все время готовится к войне?

То, о чем вы прочтете в этой книге, заставит вас по-иному взглянуть на окружающую нас реальность и задуматься о том, как она может измениться с развитием новейших технологий вооружения.