Главная / Библиотека / Ki 43 «Hayabusa» часть 2 /
/ Боевое применение (продолжение)

Глав: 14 | Статей: 26
Оглавление
Продолжение выпуска № 23
С. Ивановi

Боевое применение (продолжение)

Боевое применение (продолжение)


С началом периода дождей 64-й сентай отвели в Мингаладон, куда часть прибыла 1 июня. 7 июня прибыл новый командир сентая — майор Ясуми Яги — вместе с новыми пилотами. Изрядно обновившаяся часть проходила подготовку до августа, после чего личный состав сентая на шести бомбардировщиках перебросили в Тахикаву. В сентябре пилоты прибыли в Сингапур, где получили новые Ки-43-1-Хей. Во время перелета три молодых пилота погибли в авиакатастрофе, но число истребителей 64-го сентая возросло с 15 до 30. В октябре 1942 года заново сформированный на территории Бирмы и Малайи 5-й хикошидан теперь насчитывал четыре истребительных сентая (1-й, 11-й, 50-й и 64-й, все оснащенные Ки-43), три сентая средних бомбардировщиков Ки-21-II, один сентай легких бомбардировщиков и один разведывательный сентай. В декабре в район Новой Гвинеи и островов Соломона из состава хикошидана выделили два истребительных (1-й и 11-й) и один бомбардировочный сентай. а также восемь пилотов из 64-го сентая.

25 октября 30 «Хаябус» из 50-го сентая сопровождали 30 легких бомбардировщиков, а 32 «Хаябусы» из 64-го сентая сопровождали 24 бомбардировщика Ки-21-II. Целью бомбардировщиков был горный Ассам. Капитан Куроэ, старший сержант Ясуда и старший сержант Хосогая сбили одиночный Р-40, взлетавший с аэродрома Дибругарх. 26 октября 50-й и 64-й сентай обстреляли аэродромы в районе Хнеския. Бомбардировщики нанесли удар по этим аэродромам двумя днями позже. 64-й сентай в ходе этой операции не одержал ни одной победы в воздухе, потеряв при этом одного пилота.

Утром 10 ноября пять Ки-43-I-Хей из 2-го чутая 64-го сентая под командованием лейтенанта Сабуро Накамуры вылетело на охрану конвоя, шедшего на Акьяб. В районе цели японские пилоты заметили шесть бомбардировщиков «Бленхейм» из 60-го и 113-го дивизионов RAF, которых сопровождали восемь истребителей «Кертис Мохоук» Мк IV из 155-го дивизиона RAF. Японские пилоты атаковали англичан. Лейтенант Сабуро Накамура атаковал «Бленхейм», но его, в свою очередь, атаковали четыре «Мохоука». Накамура вступил с ними в бой и сбил двух англичан (АХ898 и ВВ929). Погибли взводный офицер Доусон Сквибб и взводный офицер Маккламп. Капитан Маруо сбил один «Бленхейм» и 113-го дивизиона RAF но и сам не вернулся на базу. В последний раз его видели, когда он заходил в атаку на следующий бомбардировщик. Вероятно, капитан стал жертвой взводного офицера Баддла из 155-го дивизиона. Флайт-лейтенант Рейзи из 155-го дивизиона также заявил одного «Хаябусу», сбитого совместно с бортстрелком «Бленхейма». Третий «Мохоук» с разбитым хвостом приземлился в Читтагонге. Взводный офицер Баддл позднее доложил, что «Мохоук» легко входит в еще более крутой вираж, чем «Хаябуса».

В тот же день после полудня 11 других «Бленхеймов» из 34-го, 60-го и 113-го дивизионов RAF совершили налет на ту же цель — доки в Акьябе. На этот раз их сопровождали «Мохоуки» из 5-го дивизиона. На перехват англичан вылетели восемь «Хаябус» 64-го сентая — два звена по четыре машины. Японцы сразу сбили два «Бленхейма» из 34-го дивизиона, но потом в бой с ними вступили английские истребители. Сержант Гоур поразил один Ки-43, который вышел из боя, таща за собой хвост из дыма. Гоуру засчитали как вероятную победу. Флайт-лейтенант Канлифф доложил о двух поврежденных японских истребителях. Несколько английских истребителей кружило на высоте 4250 метров. Оттуда взводный офицер Баллен и взводный офицер У.Дж. Н. Ли спустились вниз, чтобы вступить в бой с японцами. Ли заявил один поврежденный самолет, но и его «Мохоук» оказался прострелен в двух местах. Вероятно машину Ли повредил старший сержант Ивасаки или старший сержант Ито. Взводный офицер Тови также атаковал несколько Ки-43, сумев всадить несколько пуль в одного из японцев. Тут один из японцев таранил Тови, и его «Мохоук» свалился в штопор, так что посмотреть результаты попадания не удалось. Тови удалось выправить машину и дотянуть до базы.



Ки-43-II-Оцу из 2-го чутая (инструкторский) летной школы армии Кумагая, Саитама, начало 1944 года. Весь самолет цвета дюраля.

Лейтенант Сюндзи Такахаси и сержант Сетани сбили по одному «Бленхейму», а старший сержант Ивасаки и старший сержант Ито заявили по одному сбитому «Мохоуку». Именно Ито таранил, а точнее столкнулся в воздухе, с самолетом Тови. Машина Ито упала на землю, похоронив под своими обломками пилота. «Хаябуса» унтер-офицера Ямады была сбита командиром эскадрильи Питтом Брауном или сержантом Гоуром, а пилот получил тяжелое ранение. Ямада сумел приземлиться в Акьябе, но умер в госпитале. 5 дивизион RAF заявил два сбитых наверняка «Хаябусы». одну вероятную победу и пять поврежденных самолетов.

Ночью 25 ноября капитан Куроэ из 64-го сентая вылетел из Мингаладона в Рангун, куда по данным службы наблюдения, шло несколько союзнических бомбардировщиков. Прибыв на место, Куроэ заметил группу бомбардировщиков В-17. Он выбрал третий самолет, который был освещен наземными прожекторами. Куроэ долго преследовал бомбардировщик, заходя сверху и снизу, слева и справа. После нескольких атак он заметил, что ему помогает второй Ки-43, который вдруг превратился в огненный шар. Второй истребитель пилотировал старший сержант Ясуда, который на следующий день вернулся в расположение части с обожженным лицом, а 64-й сентай получил сведения о том, что В-17 все же удалось сбить.

5 декабря пятнадцать «Хаябус» из 64-го сентая под командованием нового командира сентая, майора Такеё Акера, вылетели из Магве, сопровождать 24 бомбардировщика, шедших бомбить Читтагонг. В ходе полета отряд перехватили шесть «Мохоуков» Mk IV из 155-го дивизиона RAF. Командир 1-го чутая, капитан Масузо Отани сел на хвост и повредил истребитель (AR638) взводного офицера Данфорда, самолет разбился во время вынужденной посадки. Машину пришлось списать, а Данфорда отправили в госпиталь с переломами обоих запястий. Флайт-лейтенант Рейзи, который заметил Ки-43 на хвосте у Данфорда, вступил в бой с Отани и сбил его. Отани погиб. В ходе боя было доложено о повреждении еще одного Ки-43.

10 декабря 28 легких бомбардировщиков Ки-48 из 8-го сентая в сопровождении 13 «Хаябус» из 50-го сентая снова бомбили аэродром Читтагонг. Против них вылетели «Харрикейны» Mk II из 136-го дивизиона RAF. Одного англичанина сбил сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая. 15 декабря Читтагонг бомбили уже 40 японских бомбардировщиков, действовавших под прикрытием истребителей из 50-го сентая. Сержант Анабуки сбил еще одного «Харрикейна», но у японцев на базу не вернулись два «Хаябусы». 20 декабря 15 бомбардировщиков «Бленхейм» Mk IV из 60-го дивизиона и «Бизли» Mk V из 113-го дивизиона RAF в сопровождении шести истребителей «Харрикейн» Mk IIB из 615-го дивизиона RAF нанесли удар по аэродрому Магве. Сержант Сатоси Анабуки сбил один «Бленхейм» и один «Харрикейн». 23 декабря Анабуки сбил еще одного «Харрикейна». 24 декабря Анабуки поднял свой поврежденный в ходе налета истребитель и вступил в бой с «Харрикейнами». Шасси «Хаябусы» не убиралось, но несмотря на это обстоятельство Анабуки заявил три сбитых самолета. В действительности англичане потеряли только две машины — по одной из 607-го и 615-го дивизионов. Пилот первой машины, взводный офицер К.Д. Чук Фергюссон был выброшен из кабины «Харрикейна», взорвавшегося над самой землей. Пилот получил ожоги, но уцелел и сумел вернуться в расположение своей части.

В конце 1942 года 64-й сентай вернулся в Японию, где часть получила новые Ки-43-II-Ко, оснащенные более мощным двигателем Накадзима Ха-115-II, который развивал 1130 л.с. (максимальная скорость 515 км/ ч). Вооружение машин осталось прежним: два 12,7-мм пулемета Хо-103 Тип 1. В середине февраля сентай вернулся в Бирму и получил задание поддерживать наземные части в районе Акьяба.

26 января бомбардировщики В-24 «Либерейтор» провели налет на Рангун. Одного «освободителя» сбил сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая 50-го сентая. Это был первый бомбардировщик В-24, сбитый над Бирмой.

12 февраля 1943 года семь Ки-43 из 64-го сентая под командованием майора Яги сопровождали три Ки-48 из Акьяба. Доведя бомбардировщики за линию фронта, истребители отделились, чтобы обстрелять аэродром Къякутав. В ходе полета японские летчики доложили, что их атаковали английские «Харрикейны» и «Мохоуки». Начался бой. В действительности противниками японцев были два «Мохоука» из 5-го дивизиона RAF, пилоты которых взлетели по собственной инициативе, заметив пролетающих японцев. Флайт-сержант Уикс сразу попал в клещи, но сумел вырваться. Началась кутерьма, в которой японцы пытались поймать англичан на прицел. Майор Яги сел Уиксу на хвост. Англичанин резко снизился и Яги, не справившись с управлением, врезался в землю. Позднее выяснилось, что «Хаябуса» Яги получила попадание, японские пилоты видели, как их командир загорелся.



Пропагандистский снимок, показывающий взлет Ки-43-III-Ko из отряда камикадзе. На внешней подвеске самолет несет 250-кг бомбу. Девочек, машущих веточками сакуры, наложили на снимок методом фотомонтажа.



Серия из пяти снимков, сделанных в ходе испытаний американцами трофейного Ки-43-II-Оцу. Фонарь кабины у самолета был разбит, и его заменили фонарем от Ки-43-I-Хей.



На следующий день капитан Куроэ повел одиннадцать «Хаябус» сопровождать легкие бомбардировщики, бомбившие Донбайк, севернее Акьяба. Звено лейтенанта Куросавы вернулось с бомбардировщиками, а девять истребителей патрулировало линию фронта на высоте около 3000 метров пока взводный командир Умеда не заметил американские самолеты, летевшие километром выше. Звено капитана Куроэ начало набирать высоту, за ним последовало звено лейтенанта Такахаси. Повел атаку взводный командир Умеда. Через несколько минут боя Куроэ насчитал на земле четыре горящих самолета. Четыре «Харрикейна» атаковали капитана Дзиро Секи и его ведомого, лейтенанта Сабуро Накамуру. Накамура сумел оторваться, зайти в хвост «Харрикейну» и сбить его. Накамуре также пришлось совершить вынужденную посадку на поврежденном самолете. Позднее 64-й сентай получил информацию, что были сбиты четыре истребителя противника. Два из них записали сержанту Ватанабе. Сентай также понес потери: погибли капитан Секи и взводный Умеда.

23 февраля около полудня 18 «Хаябус» из 64-го сентая обстреляли аэродром Дибругах после того, как там отбомбились 27 Ки-21-II из 98-го сентая. 25 февраля этот же аэродром «посетили» 27 бомбардировщиков и 21 «Хаябуса» из Швебо, но густая облачность помешала сразу поразить цель. Бомбардировщики развернулись, снизились и все же сбросили бомбы. Капитан Куроэ в это время вместе со своим чутаем прикрывал бомбардировщики сверху. Тут он заметил один Р-40, пикирующий на бомбардировщики. Следом летело еще около 40 самолетов противника. Дальше события развивались стремительно. Один из бомбардировщиков вспыхнул, пораженный огнем зенитной артиллерии. В этот момент майор Акера сумел оторваться от двух севших на хвост союзнических истребителей, но тут же попал под лобовую атаку двух других машин. Его Ки-43 загорелся и рухнул на землю. Пилоты 64-го сентая пытались прикрыть бомбардировщики, но союзники в стремительных атаках сбили пять японских машин, в том числе ведущий бомбардировщик. Вернувшись на базу пилоты 64-го сентая узнали о поступившем приказе, в котором майор Акера назначался командиром части.

28 февраля шесть бомбардировщиков «Бленхейм» Mk IV из 60-го дивизиона в сопровождении семи «Харрикейнов» Mk II из 136-го дивизиона, ведомых командиром крыла Д.К. Бэнксом бомбили Магичауг и Аунгав. На их перехват вылетели двадцать «Хаябус» из 50-го и 64-го сентаев. Вел отряд капитан Куроэ. Было сбито семь союзнических машин. Куроэ сбил два «Харрикейна», а сержант Сатоси Анабуки — «Харрикейн» и «Бленхейм». 7 марта 64-й сентай перебазировался в Мингаладон с задачей прикрывать с воздуха Рангун. 10 марта восемь В-24 бомбили аэродром, во время налета погибло восемь человек.

С 14 марта 5-й хикошидан начал в Бирме третье весеннее воздушное наступление. В этот день 16 «Хаябус» вылетело из Магве. Вскоре пилоты заметили три «Бленхейма», летевших в сопровождении десяти «Харрикейнов». Японцы сбили четыре истребителя. Одну совместную победу записали капитану Куроэ и лейтенанту Исии. Один «Бленхейм» сбил старший сержант Ватанабе. На следующий день 14 «Хаябус» сопровождали 14 бомбардировщиков Ки-48 из 34-го сентая в Разедаунг. Чутай, прикрывавший отряд сверху, вступил в бой с пятью «Харрикейнами», а другие пилоты атаковали шедших на малой высоте шесть «Бленхеймов» и шесть «Харрикейнов». Пилоты 64-го сентая заявили восемь сбитых машин без потерь со своей стороны. В том числе пять побед заявило звено лейтенанта Накамуры. В тот же день в часть прибыл новый командир 2-го чутая — капитан Хидео Миябе. 23 марта девять «Хаябус», ведомых капитаном Куроэ, обстреляли аэродром Дохазари, повредив при этом три «Харрикейна» и девять «Бленхеймов». 24 марта новый, седьмой по счету, командир 64-го сентая майор Йосио Хиросе принял командование частью. 25 марта после налета на аэродром Фенни, третье весеннее наступление завершилось.

26 марта в 16:00 три «Бьюфайтера» провели внезапный налет на южный аэродром Соунгу, поразив взлетающую «Хаябусу» старшего сержанта Тосими Исибаси. Сам Исибаси был смертельно ранен. Лейтенант Санаэ Исии настиг и атаковал одного «Бьюфайтера». ударил крылом по хвосту противника и в конце концов свалил его на землю. 30 марта сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая 50-го сентая сбил на Кокс-Базаром два «Харрикейна», а на следующий день одержал очередные три победы. Вероятно, это были самолеты 135-го дивизиона RAF, который в тот день потерял четыре «Харрикейна» и двух пилотов: взводный офицер У.Х.Ф. Дин и сержант Р. Эдж погибли, а уоррент-офицер А.Р. Кемпбелл и сержант А.Т. Бенсон получили ранения.

1 апреля «Хаябусы» из 50-го и 64-го сентаев сопровождали 27 бомбардировщиков Ки-21 в налете на Фенни. Дело дошло до боя, в ходе которого японцы потеряли четыре бомбардировщика. Пилоты 64-го сентая заявили два сбитых истребителя и два истребителя, сбитых вероятно. 4 апреля сержант Сатоси Анабуки сбил над Дохазари «Харрикейн» Mk IIHV726, пилотированный флайт-сержантом Дж. А. Карпентером из 135-го дивизиона RAF. 4, 5 и 9 апреля 64-й сентай «посетили» Дохазари и Читтагонг, сбив четыре самолета противника. По одной победе записали капитану Куроэ и сержанту Ватанабе. Тем временем в часть вернулись восемь пилотов, вместе с пополнением прибыли новые машины Ки-43-II. В числе прибывших были выпускники школы в Акено — лейтенанты Йохеи Хиноки и Т. Эндо.

20 апреля японцы провели массированный налет на район Импхал. Бомбардировщики Ки-21 бомбили Импхал, а Ки-48 — аэродром Юньнань. Прикрытие обеспечивали истребители 50-го и 64-го сентаев. Из Импхала вылетели десять «Мохоуков» Mk IV из 5-го дивизиона RAF. Английские пилоты заметили 18 бомбардировщиков Ки-21, летевших на высоте 6100 метров. Их сопровождали 24 истребителя Ки-43, летевших на 1200 метров выше. Англичанам не удалось набрать нужную высоту, только два звена смогли атаковать бомбардировщики. Флайт-лейтенант Рейзи и флаинг-офицер Мак-Грегор заявили по одному поврежденному Ки-21. Тем временем в бой вступили шесть Ки-43. Рейзи поспешил выйти из боя, но увидел, что Мак-Грегор сражается с пятью или шестью «Хаябусами». Рейзи поспешил на помощь своему товарищу, прошив одному Ки-43 двигатель и кабину. Тем временем Мак-Грегор атаковал второго японца, который на высоте 900 метров свалился в штопор. Обоим пилотам засчитали по одной вероятной победе. Из вылета не вернулись два «Мохоука». Флайт-сержанта Симпсона и флайт-сержанта Фримена посчитали погибшими. Лейтенант Такахаси и старший сержант Такура из 64-го сентая заявили по одной победе, а сержант Сатоси Анабуки из 50-го сентая — две победы. В тот же день по донесению из 64-го сентая погибли два японских пилота. Поскольку в тот день ни один другой английский пилот не заявлял побед, вполне вероятно, что речь идет о пилотах, сбитых Рейзи и Мак-Грегором.

Утром 21 апреля Импхал бомбили 27 бомбардировщиков Ки-21 под прикрытием 16 «Хаябус» из 50-го сентая. На перехват вылетело восемь «Мохоуков» Mk IV из 155-го дивизиона RAF, которые набрали высоту 8200 метров. На высоте 6700 метров англичане заметили японские бомбардировщики, а на высоте 7900 шли истребители сопровождения. Англичанам не удалось перехватить бомбардировщики. Японцы успели сбросить бомбы и уйти. А истребители приняли бой У двух «Мохоуков» сняли четыре 7,7-мм пулемета «Браунинг», расположенные в крыльях, чтобы улучшить летные качества машин на большой высоте. Звено облегченных «Мохоуков» вела бой с японцами, и хотя оба пилота видели попадания в один Ки-43, мощность залпа двух оставшихся 7,7-мм пулеметов была явно недостаточной. Третье звено вело круговой бой, в ходе которого флаинг-офицер Мейер доложил о повреждении одного Ки-43. Сержант Анабуки в том бою заявил очередную победу над «Мохауком».



Ки-43-I-Хей из 47-го сентая, пример облезшего камуфляжа.

Около 15:00 того же дня пилоты 64-го сентая услышали гул моторов и попытались взлететь. На старте унтер-офицер Акабане столкнулся с другим «Хаябусой» и получил смертельное ранение. 1 мая 2-й чутай 64-го сентая перехватил над Рангуном девять бомбардировщиков В-24, сержант Ватанабе атаковал сзади одного «Либерейтора». После долгого поединка с хвостовым бортстрелком Ватанабе удалось приблизиться и разбить пропеллером башню с турелыо. После чего сержанту пришлось сажать поврежденный самолет. Лейтенант Юкимото и унтер-офицер Такахама атаковали и сбили поврежденный В-24. После этого боя Ватанабе получил благодарность в приказе по 5-му хикошидану.

Несколько дней спустя, лейтенант Хирао Юкимото перехватил одиночный Р-38 или F-5. В лобовой атаке ему удалось повредить двигатель «Лайтнинга», но тут у Юкимото отказали пулеметы. Тогда лейтенант пристроился к Р-38 параллельным курсом, достал пистолет и начал подавать знаки пилоту, чтобы тот поворачивал. Пилот «Лайтнинга» помахал платком и повернул в сторону Мингаладона, где разбился, совершая вынужденную посадку. Лейтенант Юкимото был награжден похвальной грамотой. 11 мая Юкимото участвовал в перехвате над Рангуном бомбардировщиков В-24. Бортстрелки «Либерейтора» повредили «Хаябусу» лейтенанта. Юкимото выпрыгнул из горящего Ки-43 на высоте всего 150 метров и погиб, не успев раскрыть парашют. 4 мая 50-й сентай вел над Кокс-Базаром бой с «Харрикейнами» из 79-го дивизиона RAF. Один «Харрикейн» сбил сержант Сатоси Анабуки.

Вечером 14 мая 64-й сентай перебазировался из Таунгоу в Хехо. Утром следующего дня 23 «Хаябусы» из 64-го сентая сопровождали бомбардировщики, бомбившие Куньмин. На базу не вернулся один бомбардировщик и командир 3-го чутая 64-го сентая, лейтенант Такеси Эндо.

Лейтенант Ито и старший сержант Такува сбили один Р-40. Более 40 Ки- 43–11 из 50-го и 64-го сентаев совершили налет на Кокс-Базар. В воздухе японцы заметили четыре «Харрикейна» и одного «Бленхейма». Капитан Куроэ подбил «Харрикейн» и преследовал его до тех пор, пока тот не врезался в дерево. Другие пилоты 64-го сентая также одержали победы: старший сержант Хасогая сбил «Харрикейн», а лейтенант Такахаси — «Бленхейм», который упал в море. Нарвался на огонь зенитной артиллерии и погиб сержант Хирано. На обратной дороге летчики 64-го сентая заметили девять бомбардировщиков В-24 «Митчелл» и сбили одного из них.

22 мая майор Хиросе совершил налет на Читтагонг силами 64- го сентая. Его пилоты сбили пять самолетов противника, в том числе по одному «Харрикейну» записали пилотам одного звена: капитану Миябе. лейтенанту Хиноки и лейтенанту Такахаси. Три «Хаябусы» получили повреждения. В тот же день Ки-43-II из 50-го сентая сопровождали Ки-48. Над Дохазари отряд перехватили «Харрикейны» из 67-го дивизиона RAF. Двух англичан сбил сержант Сатоси Анабуки из 3-го чутая 50-го сентая. 29 мая из налета на Читтагонг не вернулся 22-летний сержант Миё- си Ватанабе, который в составе 64- го сентая одержал не менее шести воздушных побед. Над Читтагонгом сержант Анабуги сбил «Харрикейна» из 136-го дивизиона RAF. пилотированного сержантом А.Б. Пэдди Кирноном.



Камуфлированный Ки-43-I-Хей, 47-й сентай, начало 1944 года. На заднем плане виден неокрашенный истребитель Ки-44.


Камуфлированный Ки-43-II-Ko ранней производственной серии. На заднем плане виден неокрашенный самолет. Оба самолета принадлежали одной части.

В июне 1943 года начался период дождей. 2-й чутай 64-го сентая перебазировался в Палембанг, чтобы там «переждать» нелетную погоду. 3-й чутай вместе со штабом сентая перебазировался на аэродром в Сунгей-Патани, а 1-й чутай остался в Мингаладоне. Используя передышку, командование чутая подвело итог прошедших боев. В период с 8 декабря 1941 года по июнь 1943 года 64-й сентая одержал 186 подтвержденных побед, 10 вероятных побед и одну коллективную победу, одержанную совместно с самолетами другой части.

Но японские успехи в воздушной войне в Китае подходили к концу. Союзники получали новые, лучшие машины. Пилоты набирались опыта и решимости драться. Поэтому сентай потерял 61 пилота, в том числе многих закаленных в боях ветеранов, которых сбить было не так-то просто.

На протяжении 1943 года постепенно обозначалось качественное и количественное превосходство союзников в воздухе на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. От этого в первую очередь страдало снабжение боевых частей японской армии. С опозданием и в меньших количествах поступали боеприпасы, медикаменты, запасные части. Лишь благодаря самоотверженной работе механиков сентай, дислоцированные в Бирме и Китае, еще сохраняли боеспособность. Однако число боеспособных самолетов неуклонно снижалось. Даже самые оптимистично настроенные пилоты видели, что Япония не может позволить себе разменивать самолеты с противником даже в отношении один к трем. Вскоре в небе над Бирмой появились современные союзнические истребители, по своим характеристикам превосходящие «Хаябусы». Речь идет о P-38G и Н «Лайтнинг» и Р-51А «Мустанг».

Вскоре 1 — и чутай 64-го сентая занялся перехватом над Рангуном бомбардировщиков В-24. «Либерейторы» оказались грозными противниками. 13 августа в бою с В-24 погиб лейтенант Мори, а 6 сентября — лейтенант Такахаси. В этот период стали появляться разведывательные самолеты F-5, которые имели высокую скорость и большой потолок, так что их практически было невозможно перехватить. Тем не менее, в начале сентября старший сержант Токува сбил один F-5, захватив противника врасплох. 13 сентября капитан Куроэ после получасовой погони также сбил F-5A из 9-й эскадрильи фоторазведки. Самолет пилотировал лейтенант Фрэнк X. Тилкок, который выпрыгнул с парашютом и попал в плен.



Серебристый Ки-43-I из авиашколы в Акено, лето 1942 года.


Ku-43-III-Ko штурмовой части (камикадзе), база Чофу в районе Токио, март 1945 года.

На начало октября 1943 года — конец периода дождей — 5-й хикошидан в Бирме располагал следующими частями:

8-й сентай 27 Ки-48 в Хехо
12-й сентай 30 Ки-21-И в Маубине
21-й сентай 12 Ки-45-Каи в Мингаладоне
34-й сентай 20 Ки-48 в Лоилеме
50-й сентай 27 Ки-43-II в Мейктиле
64-й сентай 30 Ки-43-II и 4 Ки-44 в Мингаладоне
81 — й сентай 15 Ки-46 в Хлегу

В период дождей 64-й сентай получил пополнение в виде 22 пилотов и четырех истребителей Ки-44 Тип 2 «Секи». Двух пилотов-ветеранов — старшего сержанта Ясуду и старшего сержанта Омори — сражавшихся в сентае с начала войны, отозвали в Японию на инструкторскую работу. Методом проб и ошибок 64-й сентай принял лобовую атаку в качестве единственно приемлемого способа перехвата трудных противников В-24. Ночью 10 октября старший сержант Нишизава сбил один В-24. Двумя днями раньше, 8 октября 1943 года, в 12:15 сержант Сатоси Анабуки вылетел из Мингаладона на перехват летящих в Рангун бомбардировщиков В-24. В воздух Анабуки поднялся с пятиминутным опозданием — пришлось менять свечи. Поэтому ему пришлось догонять три другие «Хаябусы» из своего 3-го чутая. которые вылетели без задержек. В тот день небо было облачным, и когда Анабуки заметил «Оскары», те скрылись в облаках. Разыскивая свои самолеты, сержант вдруг наткнулся на отряд В-24.

Союзнические бомбардировщики уже возвращались с бомбежки конвоя, вошедшего в порт Рангун. Анабуки огорчился, что не успел перехватить противника на подлете, но решил что-то предпринять. Он предположил, что на помощь ему в любой момент могут прийти восемь «Хаябус», уже круживших в районе. Удивительным было то, что бомбардировщики выглядели свежими, словно не вступали в бой с истребителями. Анабуки понял, что он оказался единственным японским пилотом, сумевшим перехватить противника. Оценив ситуацию таким образом, сержант начал атаку.

Анабуки сбросил подвесные топливные баки и пять раз передал по радио донесение о том, что обнаружил противника. Но как обычно радиостанция подвела. Тем временем он уже начал различать гул моторов противника. Анабуки шел на высоте 5500 метров, а бомбардировщики пятьюстами метрами ниже. Одиннадцать В-24 летели тремя группами, из которых одна насчитывала пять, а две другие по три машины. Анабуки заметил и сопровождение: два Р-38 кружили вокруг бомбардировщиков. Японский ас понял, что американские пилоты расслабились, поскольку истребители шли по прямой, не делая никаких попыток расширить зону патрулирования. Подмога так и не показалась, а лучшей исходной позиции Анабуки занять не мог. Поэтому он направил свой самолет (названный им «Кимиказе» в честь своей жены Кимико) в пике.

Р-38 продолжали лететь прямо. Атака японского истребителя застала их врасплох. Анабуки пустил очередь, и увидел, как трассы прошли в районе кокпита одного из «Лайтнингов». Анабуки жал и жал на гашетку и отвернул, лишь едва не столкнувшись с противником. Обернувшись он увидел, что из прошитого Р-38 брызжет бензин. «Лайтнинг» пошел вверх, словно собираясь совершить мертвую петлю, но в верхней мертвой точке потерял скорость и рухнул вниз. Анабуки сел на хвост второму Р-38 и снова открыл огонь. Но второй американский пилот оказался опытным летчиком. Он внезапно лег на крыло и резко пошел вниз. Анабуки знал, что «Хаябуса» не догонит пикирующий «Лайтнинг», поэтому даже не стал пытаться сделать невозможное. Поэтому он воспользовался минутной передышкой и огляделся. Первый Р-38 падал и разбился на островке на реке Янгон.

Тогда Анабуки начал разворачиваться с набором высоты в сторону бомбардировщиков, высматривая, нет ли где еще истребителей. Истребителей не было видно, скорее всего, сопровождение состояло всего из двух Р-38. Сержант знал, насколько трудно сбить В-24 с помощью двух пулеметов его «Хаябусы». Поэтому он зашел издалека, и открыл огонь с предельной дистанции. Таким способом удавалось за раз выпустить по самолету от ста до ста двадцати 12,7-мм пуль. Анабуки открыл огонь с дистанции 700 метров. Он вел огонь короткими очередями, периодически поправляя прицел. На расстоянии 400 метров В-24 уже никуда не мог деться, и Анабуки вдавил гашетку.

«Все, что я видел — это самолет противника. Я круто пикировал, половину кабины заполнила темная зелень джунглей. В эти секунды жизнь и смерть не имеют значения. Если я еще нужен богам, они не дадут мне погибнуть. Перед глазами встало лицо моей матери. Мне казалось, что я слышу ее крик: «Лети, Сатоси, лети!» Подумал, что мать сильная женщина, и я должен быть тоже сильным. Дистанция между нами сокращалась: 300, 200 метров… Я видел, как мои пули входят в огромный В-24. Дистанция сокращалась: 150, 100 метров… Я дал свою последнюю очередь.



Камуфлированный Ки-43-II-Оцу.


Ки-43-II в полете.

Противник вел плотный оборонительный огонь. Все бомбардировщики палили из пулеметов, но я видел, что я нахожусь в мертвой зоне. У «моего» бомбардировщика из основания крыла показалась струйка дыма. Я продолжал стрелять, и дым делался все гуще. Я почти врезался в «Либерейтор», но успел отвернуть влево и ушел в пике. Пятьдесят пулеметов противника стреляли мне вслед, но ни одна пуля не попала в меня. Наконец, я оказался за пределами досягаемости их огня».

Когда Анабуки сделал второй заход, он увидел, что один бомбардировщик дымит и заваливается на крыло. Он заметил экипаж, покидающий горящий самолет, и бомбардировщик свалился в штопор. Анабуки уже почти начал вторую атаку, как увидел трассы, проходящие мимо его левого крыла. Р-38! Анабуки увернулся от первой очереди, уйдя в крутой правый вираж. Но в следующую секунду пилот почувствовал удар и Анабуки разбил лицо о приборную доску. Перехватило дыхание, пробитая левая рука повисла. Но пилот продолжал вираж, пытаясь уйти от новых попаданий. Американский пилот попытался последовать за японским самолетом, чтобы добить его, но «Хаябуса» оказался маневреннее. Американец быстро понял свою ошибку, поэтому ушел в пике. Анабуки отпустил штурвал, и «Лайтнинг» оказался прямо под ним. Японец пустил короткую очередь, и из двигателя Р-38 брызнуло масло. Американец продолжил пике, тем самым уведя свой самолет из-под огня.

Убедившись, что Р-38 на некоторое время оставил его в покое, Анабуки попытался оценить ситуацию. Он был ранен в левую руку. Рука кровоточила и опухла. Его самолет летел, теряя топливо, едкий дым наполнял кабину. Анабуки перетянул руку шарфиком, чтобы уменьшить кровопотерю. От потери крови и угара уходило сознание. Но сержант все же решил атаковать бомбардировщики второй раз. И на этот раз ему удалось поразить один В-24, который пустил густой шлейф дыма из одного двигателя. Дым быстро перерос в пожар и бомбардировщик начал терять высоту. Анабуки заметил, что пилоту удалось выровнять машину, чтобы экипажу было удобнее покинуть самолет. Сержант насчитал только два открытых купола, после чего бомбардировщик свалился в пике, из которого уже не вышел.

Во время второй атаки самолет Анабуки также получил попадание. При максимально открытом дросселе двигатель показывал признаки наличия воздуха в топливной системе. Едкий запах в кабине и боль в руке усиливались. Однако Анабуки нашел в себе силы сделать третий боевой заход. Он сам вспоминал:

«…В этот момент я думал только о том, что на сегодня я отлетался. Собственно, мне уже следовало лететь на базу, и я в последний раз посмотрел на В-24, которые, как мне казалось, ушли далеко, чтобы их можно было догнать. Но что это! Бомбардировщики, по-видимому, сбросили скорость, чтобы прикрыть поврежденную машину. Они по-прежнему оставались в пределах досягаемости!

Сегодня я вижу, что я принял не самое благоразумное решение, но несмотря на раны и повреждения самолета я начал занимать исходную позицию для новой атаки. Пары бензина и боль повергли меня в полуобморок, в глазах темнело. Рука сильно болела, так как я перетянул ее шарфиком как жгутом. Мозг сверлила одна мысль: «Если противник находится в пределах досягаемости огня, то обязанность пилота атаковать!» Поступи я иначе — позор покрыл бы всю мою семью. Перед глазами снова появилось лицо матери: «Если я теперь начну атаку, то могу погибнуть, мама, ты видишь!» И тогда я услышал ее голос: «Атакуй, Сатоси, дорога станет входом!» Я отбросил колебания: «Передо мной враг, и я должен его атаковать!»



Ки-43-II-Ко ВВС Манчжурии, база Ченгту, конец 1944 года.

Медленно я набрал высоту, заходя на третью атаку. Сознание уходило. Единственной мыслью было: «Атаковать! Атаковать!» Можете назвать меня глупым старомодным солдафоном, мне все равно. Я продолжал бой, чтобы не потерять сознания. И я на полной скорости атаковал. Боль в левой руке становилась нестерпимой. Я ослабил шарфик. Кровь потекла из раны, словно вода из пробитого шланга. Но боль уменьшилась».

Анабуки атаковал следующий бомбардировщик, как обычно открыв огонь с предельно дальней дистанции. На этот раз он экономил боеприпасы и часто поправлял прицел. Пройдя мимо бомбардировщика, сержант набрал высоту для четвертого захода.

«Если бы я был в порядке, я бы помахал противнику на прощанье крыльями и улетел. Но меня мучила жажда победы над противником. Я был едва жив от бензиновых паров и кровопотери. Рана продолжала кровить, патроны кончались. Все было против меня, но я думал только о том, что предо мной находится сильный противник. Это придавало мне боевой дух. Я находился над противником, у меня кончились боеприпасы. Я вошел в пике. Если пикировать прямо над бомбардировщиком, то подставляешься под огонь его хвостового стрелка. Когда американец открыл огонь, я повернул самолет так, чтобы он представлял возможно меньшую по площади цель и продолжил атаку. На меня обрушился свинцовый дождь. Самолет вздрагивал при каждом новом попадании. Мощность двигателя падала, я атаковал самолет под таким острым углом, что попал в турбулентный поток, оставляемый бомбардировщиком. Мой самолет стало бросать из стороны в сторону.



Ki 4301 — первый прототип


Ki 4312 — предсерийная машина


Ki 43-I


Ki 43-I


Ki 43-I


Ki 43-II-Оцу


Ki 43-II-Оцу


Ki 43-III-Оцу


Ki 43-III-Оцу


Ki 43-II-Ko ранний


Ki 43-II-Ko поздний


Ki 43-II-Каи


Ki 43-II-Каи с дополнительным топливным баком за кабиной пилота


Ki 43-III-Ko


Компоновочная схема Ki 43-I

Я перестал владеть собой. Мне хотелось только одного — таранить бомбардировщик. «Получи, янки!» Я немного поднял самолет, но слишком быстро и моя машина вильнула прямо к третьему бомбардировщику, летевшему слева. Хотя я собирался таранить самолет противника, я рефлекторно дернул штурвал, чтобы избежать столкновения. Следующую секунду меня встряхнуло. Я видел, как пропеллер моего самолета на полной мощности 1130 л.с. врезается в правый руль направления самолета. Все происходило помимо моей воли. Словно какая-то внешняя сила управляла самолетом. Я просто сидел и жал ручку дросселя.

Затем я увидел, как левое крыло «Кимиказе» врезалось в руль высоты вражеского самолета. Руль отлетел вверх, а мой самолет отбросило влево, а руль упал на фюзеляж.

Не знаю, кто оказался больше застигнутым врасплох, я или американцы. Мой самолет продолжал вгрызаться в фюзеляж В-24 и застрял около бортового опознавательного знака. Все это прошло за какую-то секунду, но мне казалось, что прошло много времени. Американцы не стреляли в меня. Я видел, как они ошеломленные наблюдали за тараном из своих башенок и окон. Они точно не стреляли в меня, я был слишком близко. Тут мне в голову пришла глупая мысль: «Они что, так и довезут меня до своей базы?».

Однако «Кимиказе» вывалился из сделанной пробоины и начал падать. Анабуки уже приготовился к смерти, но самолет вдруг выровнялся, и пилоту удалось снова запустить двигатель. Он довел свой трясущийся самолет до берега и совершил вынужденную посадку. Несмотря на ранение, через пять дней он снова вернулся на базу.

Подвиг Анабуки был описан корреспондентом «Иомиури Эйдзи Сузуки» и пилот получил широкую известность. Ему записали победу над вторым Р-38, хотя он не считал ее достоверной. За свой подвиг Анабуки был награжден похвалой в приказе по 5-му хикошидану. Командование сделало из Анабуки живой символ, поэтому пилоту запретили летать — его гибель была бы слишком сильным ударом. Несмотря на то, что раны еще не затянулись. Анабуки рвался снова сесть за штурвал, но ему было запрещено летать.

17 октября старший сержант Такува и младший лейтенант Ито из 64-го сентая заявили по одной победе, одержанной над Читтагонгом. 26 октября взводный офицер Камигучи, один из молодых пилотов, таранил В-24 и сбил его. Спустя два дня 64-й сентай сбил еще два В-24: одну победу записали лейтенанту Г. Сумино. 9 ноября группа бомбардировщиков Ки-21 в сопровождении Ки-43-П из 64-го сентая бомбила аэродромы Импхал и Палел. Два «Хаябусы» из 64-го сентая вступили в бой с четырьмя «Мохоуками» Mk IV из 155-го дивизиона RAF. Флаинг-офицер Данфорд на BS789/V сбил один Ки-43, который разбился севернее Палела. До конца ноября Рангун пережил три массированных налета, но 64-му сентаю лишь однажды удалось перехватить нападающих. 24 октября унтер-офицер Йодзиро Офуса из 50-го сентая атаковал над Мейкутеррой крупный отряд В-24 из 7-й бомбардировочной группы. Он быстро доложил об одном сбитом «Либерейторе», но и его «Хаябуса» получила повреждения. Пилоту пришлось прыгать с парашютом и провести в госпитале 41 день. Выписавшись, он вернулся в часть. До конца войны он сбил 19 самолетов противника, в том числе пять Р-51, четыре «Харрикейна» и «Спитфайр», повредил 21 самолет и потопил катер в районе Акьяба. 10 июня 1945 года в Пномпене унтер-офицеру Офусе вручили орден Букосё класса «В».

25 ноября над Бирмой произошло первое сражение между «Хаябусами» 64-го сентая и истребителями Р-51 А «Мустанг» 311-й истребительно-бомбардировочной группы (оснащенной Р-51А и А-36А) 10-й воздушной армии. В тот день 311-я группа провела два налета. В ходе первого американцы сбили два японских самолета, потеряв один Р-51 А. Во втором налете «Мустанги» полковника Гарри Мелтона сопровождали двенадцать В-25 из 490-го бомбардировочного дивизиона. Американцы бомбили аэродром Мингаладон. Сбросив бомбы с высоты 2100 метров, американцы повредили два японских самолета.



Пример обозначений на хвостах Ки-43. «Хаябуса» из 18-го симбутая.

Американцев перехватили двенадцать Ки-43-П из 64-го сентая и пять двухмоторных истребителей Ки-45-Каи «Торю» из 21-го сентая. 2-й лейтенант Клифтон Л. Брей из 530-го истребительного дивизиона 311-й группы атаковал одного Ки-45 на высоте 2400 метров. Брей приблизился к японцу и прицельной очередью вывел из строя правый двигатель истребителя. «Торю» свалился в левый штопор и ушел вниз. Пилотировал японский истребитель взводный командир Сейто Такахаси из 21-го сентая. 64-й сентай был поднят по тревоге и четыре «Хаябусы» ведомые лейтенантом Йохеи Хиноки, вылетели на помощь. Радиостанция на самолете Хиноки вышла из строя и он не мог найти противника. Лейтенант уже решил возвращаться на базу, как заметил семь незнакомых самолетов, которые шли на большой высоте. Хиноки убрал выпущенные было шасси и повел свое звено вверх. Сперва он подумал, что это отряд двухмоторных Кавасаки Ки-45. В действительности это были «Мустанги» из 311-й истребительно-бомбардировочной группы. То, что он принял за два мотора, было подвесными топливными баками.

Японские пилоты зашли со стороны солнца. Оказавшись в трехстах метрах от неизвестных самолетов, Хиноки помахал им крыльями. В этот момент полковник Мелтон открыл огонь. Тут же ответную очередь выпустил лейтенант Гоичи Сумино. Очередь полковника Мелтона попала в цель — 12,7-мм пули прошили крыло «Хаябусы» Хиноки. Но повреждения оказались незначительными. Прежде чем Хиноки успел отреагировать, «Мустанги» прошли мимо. Он обернулся назад и увидел, что на крыльях самолетов виднеются большие белые звезды ВВС США. Хиноки повернул к ближайшему «Мустангу», который делал переворот, защищая днище. В этом заключалась ошибка командира 311-й группы. Йохеи Хиноки вспоминал:

«Полковник Мелтон ошибся, выполняя переворот. Если бы он спикировал влево или вправо, не показывая днища своего «Мустанга», ему бы удалось уйти. Я пустил в него очередь почти в упор. Я видел, что попал, так как из его «Мустанга» повалил дым, и полетели куски обшивки. Я прервал атаку и пошел на помощь своим товарищам, сделав еще один боевой заход».

Ведомый Мелтона попытался атаковать Хиноки, но унтер-офицер Киносита атаковал его Р-51 и помешал атаке. Киносита доложил, что преследовал противника 150 километров и сбил его. Лейтенант Сумино был атакован «Мустангом». Ведя бой, противники снизились почти до земли. Сумино вернулся на базу, доложив, что сумел отправить своего противника в море. Когда все пилоты лейтенанта Хиноки приземлились на базу, они выяснили, что их противниками были новые Р-51. «Мустанги» произвели на японцев сильное впечатление. Несмотря на то, что пилоты доложили о трех победах, в действительности они сбили только одну машину — полковника Мелтона. Сам Мелтон выпрыгнул с парашютом в 150 км северо-западнее Рангуна и попал в плен. Хиноки вспоминал: «Мы не потеряли ни одного истребителя, но с появлением Р-51 мы поняли, что шутки кончились».




«Хаябусы» из 19-го симбутая, весна 1945 года.

Позднее, в тот же день 3-й чутай 64-го сентая под командованием лейтенанта Йохеи Хиноки перехватил отряд В-24, который сопровождали истребители Р-40. Летчикам чутая удалось сбить три Р-40. Чутай не понес потерь, но капитан Синкай, заместитель командующего 7-м хикоданом погиб от взрыва бомбы, когда попытался взлететь на своем «Хаябусе». Двумя днями позже 64-й сентай вел очень тяжелый бой с 311-й истребительно-бомбардировочной группой. Утром 27 ноября двадцать В-24 из 308-й бомбардировочной группы в сопровождении четырех Р-38 из 459-го истребительного дивизиона и пятнадцати Р-51 А из 311-й группы появились над Инсейном на высоте 5000 метров. Их целью было местное депо. Из Мингаладона вылетели семь Ки-43-II и один Ки-44 из 64-го сентая. Вел японский отряд капитан Куроэ. Лейтенант Хиноки приблизился на расстояние 80 метров к одному из Р-51А и открыл огонь. Получивший попадание «Мустанг» взорвался и упал. Затем Хиноки вступил в бой с «Лайтнингами» и сбил одного из них. Во время боя были сбиты два Р-38, пилотированные капитаном Арнимом Дж. Ортмейером и 2-м лейтенантом Джеем Р. Харленом. Оба пилота пропали без вести. Вероятно, одного из них сбил Хиноки. Сбив Р-51 и Р-38, лейтенант Хиноки решил атаковать бомбардировщики. Он провел семь лобовых атак на В-24, сбив два «Либерейтора». Сбитыми оказались машины 308-й группы (№№ 245 и 312), пилотированные лейтенантом Р.У. Мередитом из 373-го бомбардировочного дивизиона и 2-м лейтенантом Н.Дж. Келламом из 374-го дивизиона. Оба экипажа погибли.

Пилоты Р-51 услышали тревожный сигнал, поданный бомбардировщиками. поскольку внезапно атаковали Хиноки. Машина японского летчика получила попадания. Хиноки вспоминал:

«Мустанг» атаковал меня снизу. Он вел огонь, набирая высоту. Затем он заложил вираж и начал второй заход, чтобы меня прикончить. Мой самолет потерял управление, но не горел и не дымил. К счастью американец не попал в двигатель моего «Хаябусы». Пуля калибра 12,7 мм ранила меня в ногу. Кровь забрызгала всю кабину. Я сидел и умирал от нестерпимой боли. Я достал бинт из аптечки, перетянул ногу и как-то сумел дотянуть до Мингаладона».

Счеты с Хиноки свел 2-й лейтенант Роберт Ф. Малхоллем — пилот 530-го истребительного дивизиона 530-й истребительно-бомбардировочной группы. Хиноки был один из трех японских пилотов, сбитых в том бою. Хиноки засчитали одну подтвержденную и две вероятные победы. Потери американцев были ощутимы: четыре Р-51, три В-24 (один «Либерейтор» совершил вынужденное приводнение, его экипаж подобрали спасатели) и два Р-38. Бортстрелки «Либерейторов» заявили тринадцать сбитых самолетов, и семь, сбитых вероятно. В действительности им удалось сбить лишь одного «Хаябусу», пилот которой, взводный командир Т. Ямамото, погиб. Лейтенанту Йохеи Хиноки пришлось ампутировать голень, два месяца он провел в госпитале. В феврале 1944 года его отправили в Японию для дальнейшего лечения. Он получил деревянный протез. Пилот непременно хотел вернуться на службу. Его ходатайство было удовлетворено и в ноябре 1944 года его направили инструктором в истребительную школу в Акено (Йохеи Хиноки закончил войну в звании майора, имея на боевом счету 12 сбитых самолетов. Умер в Токио 12 января 1991 года.).

Ночью 28 ноября погиб в бою с «Либерейторами» старший сержант Нишизава из 64-го сентая. Его «Хаябуса» взорвался, пораженный прицельной очередью. 1 декабря, около 15:00, 44 бомбардировщика В-24 в двух отрядах, в сопровождении истребителей Р-51 и Р-38 провели налет на Рангун. На их перехват японцы подняли в воздух более 50 истребителей: Ки-43-И из 64-го и 204-го сентаев, а также Ки-45-Каи «Торю» из 21-го сентая. 21-й сентай заявил один сбитый В-24 и один Р-38. 204-й сентай — два В-24. Пилоты 64-го сентая заявили пять сбитых В-24 и два Р-51: капитан Куроэ, унтер-офицер Такахама, унтер-офицер Синдо, старший сержант Кано и старший сержант Такува — по одному В-24, лейтенант Нива — два Р-51. Лейтенант Санаэ Исии и 2-й лейтенант Ито записали по одной вероятной победе над В-24. В действительности американцы потеряли во время налета шесть В-24 и один Р-51. Еще пять В-24 получили повреждения. Повреждения получило и множество японских истребителей, три самолета разбились при посадке. Два самолета были сбиты. Погиб один пилот.

Японцам в Бирме долго не удавалось перехватить только самолеты одного типа — «Москито». Родился даже миф о неуловимости этого самолета. Лишь 2 ноября 1943 года капитан Куроэ и лейтенант Сумино из 64-го сентая сумели перехватить один «Москито». Это была машина «Москито PR IX» (DZ 697) из 584-го дивизиона RAF, пилотированная взводным офицером Филдингом. 10 декабря капитан Куроэ обнаружил второй «Москито», однако англичанин заметил японца, дал полный газ и ушел на запад. Капитан Куроэ поднялся на высоту 4100 метров, развил полную скорость и начал медленно сокращать дистанцию. После сорокаминутной погони Куроэ приблизился к противнику на расстояние 50 метров и прицельной очередью разбил «Москито» левый двигатель. «Москито FBII» начал снижаться, но у капитана заклинили пулеметы и он не смог добить противника. Пилот поврежденного «Москито», вероятно это был флаинг-офицер Э. Коттон из 584-го дивизиона, помахал Куроэ рукой и повернул в сторону суши. Он пытался совершить вынужденную посадку, однако самолет зацепился за дерево и разбился.

5 декабря японцы предприняли налет на Калькутту. 27 бомбардировщиков Ки-21-П из 12-го и 98-го сентая сопровождали 101 «Хаябуса» из 33-го, 50-го, 64-го и 77-го сентаев. Японцы разбомбили район дока короля Георга. Спустя двадцать минут этот район атаковали девять G4M1 из 705-го кокутая в сопровождении 27 А6М из 331-го кокутая. В боях над целью японцы сбили четыре «Харрикейна», два «Харрикейна» сбили вероятно, потеряв всего один Ки-21 и один Ки-43. Унтер-офицер Сниндо из 64-го сентая заявил один сбитый «Спитфайр». Это был первый и последний налет на Калькутту, и единственная совместная операция армейской и морской авиации.



Внутренний вид хвостовой части фюзеляжа. Видны шпангоуты и лонжероны.

30 декабря японские войска в районе Акьяба были обстреляны тремя союзническими кораблями. После обстрела союзники высадили на берег десант. 10 «Хаябус» под командованием майора Хиросе из 64-го сентая с подвешенными бомбами атаковали корабли, стоявшие у Акьяба. Налет оказался безуспешным. На следующий день капитан Куроэ с пятью другими пилотами сопровождали шесть бомбардировщиков Ки-21 и три истребителя-бомбардировщика, которые снова бомбили союзнические корабли. Удалось добиться одного прямого попадания, несколько бомб легли в опасной близости от бортов. Едва японцы успели сбросить бомбы, как подоспели тридцать «Спитфайров». Девять «Хаябус» тщетно пытались перехватить англичан. Бомбардировщики один за другим попадали в море. Только один самолет вернулся на базу, другой совершил вынужденную посадку в Акьябе. Еще один Ки-21 и Ки-43 разбились, совершая вынужденную посадку, не дотянув до аэродрома.

Наступил 1944 год. 8 января капитан Ясухико Куроэ, который покрыл себя славой в рядах 64-го сентая, был отозван в Тахикаву, в районе Токио. 14 января 64-й сентай перебазировался на аэродром Мейктила, с заданием прикрывать район Центральной Бирмы. На следующий день восемь «Хаябус» из 64-го сентая вступило над Маунгдавом в бой с более чем двадцатью «Спитфайрами». Японцы потеряли взводного командира Сато, заявив четыре воздушные победы. На следующий день над Маунгдавом лейтенант К. Хонё с семью другими пилотами вступил в бой с тридцатью «Спитфайрами». Одного англичанина удалось сбить, но погибли лейтенант Хокё и старший сержант Сигеру Такува, один из старейших ветеранов 64-го сентая. Последним вылетом в тот день руководил капитан Хидео Миябе, заместитель командира 64-го сентая и командир 2-го чутая. Восемь Ки-43-П вступили в бой с 25 «Спитфайрами», сбив четыре английских истребителя и потеряв одну машину. Погиб унтер-офицер Йосяки Такахама. 64-й сентай понес в тот день тяжелые потери. Для пополнения сентай отвели в Мингаладон. В конце месяца часть располагала всего 14 боеспособными Ки-43-II и семью Ки-44.

9 февраля «Хаябусы» 64-го сентая сопровождали в налете на Накедаук бомбардировщики Ки-21 — II из 12-го сентая. В ходе вылета пришлось вести бой со «Спитфайрами». Унтер-офицер Синдо сбил один «Спитфайр», а лейтенант К. Ямамото и взводный офицер Хасигучи уничтожили еще один английский истребитель на аэродроме Кокс-Базар. Взводный офицер Т. Ямамото погиб, когда его К-43 попал под огонь английской зенитной артиллерии. К. Ямамото, посадил свою поврежденную машину в Акьябе. 13 февраля «Хаябусы» 64-го сентая бомбили Синзейву. В этом налете погиб лейтенант К. Ямамото. 17 февраля Ки-43-II из 64-го сентая сопровождали Ки-55 в Мёхаунг и сбили по дороге два «Харрикейна».

Операция У-го, которая длилась три с половиной месяца, и которая окончилась безрезультатно, началась в первых числах марта 1944 года. Для проведения операции командование 5-го хикошидана собрало три истребительные сентая, три сентая средних бомбардировщиков, один сентай легких бомбардировщиков и один разведывательный сентай. Перечисленные части были сконцентрированы 5 марта на аэродромах Маме и Швебо для проведения налета на Ледо. В этот же день вечером аэродром Швебо подвергся налету пяти или шести Р-51. Один Р-51 удалось сбить, но «Мустангам» удалось уничтожить на земле шесть Ки-21 и пять «Хаябус» из 204-го сентая. 16 Р-51 обстреляли Маме. На земле сгорело пять самолетов, три Р-51 были сбиты, победы над двумя другими «Мустангами» подтвердить не удалось. В воздушном бою над аэродромом японцы потеряли два истребителя. Из-за высоких потерь от налета на Ледо отказались.



Технологическое членение Ки-43-III. (Деталь оригинальной инструкции, добытой союзнической разведкой).

10 марта средние бомбардировщики Ки-21-И из 12-го сентая и «Хаябусы» с бомбами на внешней подвеске атаковали союзнические корабли в районе Гва. Было достигнуто несколько прямых попаданий, но ни одного корабля пустить на дно не удалось. Одновременно на севере Бирмы восточнее Ката и севернее Индава приземлилось множество планеров с десантом. 12 марта, после атаки легких бомбардировщиков Ки-48 из 8-го сентая, над Сильхаром появились 60 Ки-43 из 50-го, 64-го и 204-го сентаев. Капитан Хидео Миябе и унтер-офицер Синдо из 64-го сентая сбили над Араканом по одному легкому самолету L-5 «Сентиел». После этого японцев атаковали 30 «Спитфайров». Японцы заявили 14 воздушных побед, в том числе шесть — пилоты 64-го сентая (унтер-офицер Синдо заявил три сбитых «Спитфайра»). В бою погиб один японский пилот. В действительности три сентая вели бой с двенадцатью «Харрикейнами» Mk IIB из 28-го и 123-го дивизионов RAF. Флайт-лейтенант Дэвис и уоррент-офицер Олифф из 123-го дивизиона доложили о повреждении трех «Оскаров», одну победу завили пилоты 28-го дивизиона. Англичане потерь не понесли, только две машины 123-го дивизиона, пилотированные взводным офицером Корнишем и флаинг-офицером Стюардом, получили повреждения.

На следующий день «Хаябусы» трех сентаев бомбили осажденный десантниками аэродром Бродвей, на котором уничтожили три легких самолета L-5 «Сентиел» и несколько планеров, но были перехвачены группой из нескольких «Спитфайров» и одного «Мустанга». Сержант Кано погиб, а другой пилот был ранен. Официальная японская версия событий противоречит данным англичан. Отряд, состоявший из пяти «Спитфайров» Mk VIII из 81-го дивизиона RAF, заявил один поврежденный и пять сбитых «Оскаров». Пилотировали «Спитфайры» командир эскадрильи Уайтамоур, флайт-лейтенант Коллингвуд, флайт-лейтенант Дей, взводный офицер Кронин и уоррент-офицер Кемпбелл, причем Кемпбелл в бою погиб.

16 марта 2-й лейтенант Наохиса Ито из 64-го сентая был ранен в правый глаз, сумел вернуться в Мейктилу, но уже больше не летал. В тот день восемнадцать Ки-43-П и три Ки-21-II бомбили самый большой в районе Импхала аэродром — Бродвей. Ки-21 уничтожили на земле один Р-51. «Хаябуса» 2-го лейтенанта Ито скорее всего был поврежден «Спитфайром» Mk VIII из 81-го дивизиона RAF, который пилотировал взводный офицер Пирт. Пирт заявил один сбитый и один поврежденный самолет.

На следующий день шесть Ки-43-II совершили успешный налет на аэродромы Бродвей и Пикадилли в районе Импхала. Налет имел целью отвлечь внимание союзников от отряда из 12 бомбардировщиков Ки-21-II. 6 Ки-48 и 54 «Хаябус» сопровождения из трех сентаев. С атакованных аэродромов удалось взлететь только двум «Спйтфайрам» Mk VIII из 81-го дивизиона RAF. За штурвалами машин сидели командир эскадрильи Уайтамоур и взводный офицер Пирт. Оба заявили по одному сбитому «Оскару», но вскоре Уайтамоур погиб, а машина Пирта получила повреждения. Японцам удалось уничтожить бомбами на земле полтора десятка союзнических самолетов, в том числе «Харрикейны» из 113-го дивизиона RAF. «Митчеллы», «Дакоты» и три «Спитфайра» из 81-го дивизиона. В кабине одного из разбитых истребителей сгорел взводный офицер Батлер.

27 марта 60 Ки-43-II из трех сентаев сопровождали девять бомбардировщиков Ки-49-II «Дорю» из 62-го сентая в первом налете на Ледо. Из-за густой облачности бомбардировщики долго кружили, разыскивая цель. Внезапно над облаками появились «Мустанги» из 529-го и 530-го дивизионов 311-й истребительно-бомбардировочной группы. Их сопровождали истребители P-40N «Уорхоук» из 80-й истребительной группы. Американцы атаковали японские бомбардировщики. Японские экипажи сбросили бомбы наугад и начали уходить. «Хаябусы» завязали бой и отстал от бомбардировщиков. Американцы воспользовались этим обстоятельством и беспрепятственно сбили восемь «Дорю». Лишь одному бомбардировщику удалось уйти, но и он разбился, совершая вынужденную посадку. 64-й сентай в том вылете потерял два самолета и двух пилотов. Японские пилоты заявили 15 сбитых «Мустангов» и «Уорхоуков», но в действительности американцы потеряли только один Р-40N. Американские пилоты в своем тщеславии не уступили японским. Пилоты 80-й истребительной группы заявили одиннадцать сбитых бомбардировщиков, три «Оскара» и четыре «Зеро», а пилоты 311-й группы — еще восемь воздушных побед!




Кабина Ки-43-I. Видны: главная приборная доска, вспомогательная приборная доска, штурвал.

На рассвете 28 марта Ки-43-II из 64-го сентая провели налет на район Тама, а 4 апреля японцы бомбили новый аэродром северо-западнее Индава. В тот же день 26 Р-51 и 12 Р-38 совершили внезапный налет на базы 50-го сентая в Хехо и Самонкане. На земле сгорело пятнадцать «Хаябус», погибло четверо пилотов. 6 апреля Ки-43 из 64-го сентая бомбили Калат и Моул. На следующие сутки, ночью, капитан Миябе и унтер-офицер Цубоне сбросили бомбы на аэродром Калат. Действовавший в одиночку Миябе, пролетая над аэродромом, заметил идущий на посадку транспортный самолет. Миябе дважды обстрелял его и доложил, что самолет загорелся, упал и взорвался. В действительности японский пилот повредил «Дакоту» из 194-го дивизиона RAF. Экипаж флайт-лейтенанта Белла уцелел, но самолет пришлось списать. Через двадцать минут Миябе снова пролетел над аэродромом и в свете посадочных огней сбросил бомбы. На протяжении двух следующих ночей 64-й сентай провел еще два успешных налета на аэродром.

В апреле 1944 года в сентаях произошли организационные изменения. До того времени сентай включал в себя только летный состав, а наземное обслуживание обеспечивали приданные части. В апреле 1944 года часть технического обеспечения включили в состав сентая. С этого момента сентай делился на боевой хикотай и технический сейбитай. Хикотай подразделялся на три когекитая (дословно «штурмовых отряда») — так теперь стали называться чутаи. На практике новое название не использовалось, летчики говорили по старинке — «чутай». Тремя когекитаями (чутаями) командовал хикотайчё, а себитаем командовал себитайчё. Командира сентая называли теперь сентайчё.

Первым хикотайчё 64-го сентая стал капитан Хидео Миябе. К 11 апреля число истребителей в сентае возросло до 30. На следующий день все тридцать Ки-43-II 64-го сентая участвовали в разведывательном вылете в районе Димапур. Японцы обнаружили в воздухе три «Спитфайра» Mk VIII. Майор Хиросе заявил одну воздушную победу, но союзники в тот день потерь не понесли. Взводный офицер Резуэлл из 81-го дивизиона RAF записал один сбитый «Оскар». 13 апреля «Хаябусы» из 64-го сентая сбросили 50-кг бомбы на английские сухопутные части в районе Моул.

15 апреля 15 Ки-43-II из 64-го сентая вместе с 35 Ки-43 из 50-го сентая и девятью Ки-48 из 18-го сентая утром совершили налет на Импхал. На этот раз радар и посты наблюдения заметили японцев, шедших к цели на высоте 5000 метров. На их перехват вылетели «Спитфайры» из 136-го и 81-го дивизионов RAF. Вскоре завязался воздушный бой. Англичанам не удалось прорваться к бомбардировщикам. Взводный офицер Розуэлл сбил одного «Оскара», еще два Ки-43 получили повреждения.

Спустя два дня 64-й сентай потерял над Импхалом четырех молодых, но перспективных пилотов. В тот день 50 Ки-43-II из 64-го и 204-го сентаев сопровождали шесть бомбардировщиков Ки-21 — II из 12-го сентая. Над целью японцев атаковали «Спитфайры» из 81-го и 607-го дивизионов RAF. Взводный офицер Пирт из 81-го дивизиона записал на свой счет одного сбитого и двух поврежденных «Оскаров», а взводный офицер Уайт — одного «Оскара», сбитого вероятно. Один «Хаябуса» совершил вынужденную посадку по дороге на базу. На этот раз английские пилоты явно поскромничали, потери японцев были тяжелее. Унтер-офицер Сяке из 64-го сентая доложил об одном сбитом «Спитфайре», однако в том бою англичане не потеряли ни одного самолета. Японцы бомбили и обстреляли английские части, дислоцированные в районе Импхала, причинив им ощутимые потери.

26 апреля над Импхалом появились восемь бомбардировщиков Ки-48 в сопровождении 50 «Хаябус» из 50-го, 64-го и 204-го сентаев. Общее командование отрядом осуществлял майор Аизава, командир 204-го сентая. По дороге к цели, над Араканом, капитан Хидео Миябе заметил большой четырехмоторный самолет. Он отделился от отряда и атаковал противника. Миябе удалось поразить правый внутренний двигатель бомбардировщика. Американский пилот ушел вправо и скрыло в облаках. Миябе сумел его найти и снова атаковал. Вернувшись на базу, майор Аизава записал за капитаном победу над новым американским бомбардировщиком В-29 «Суперфортресс». В действительности, этот В-29 (42-6330 из 444-й бомбардировочной группы) лишь получил повреждения, которые не помешали ему доставить по назначению 7500 литров бензина. В это же самое время лейтенант Сумино из 64-го сентая в ходе налета на аэродром Импхал, сбил союзнический истребитель.



Главная и вспомогательная приборные доски Ки-43-I (Фрагмент оригинальной инструкции, добытой союзнической разведкой).

На следующий день лейтенант Сумино сбил над Араканом Р-38, но во время боя сам был ранен в левую руку. В тот же день два «Лайтнинга» из 459-го истребительного дивизиона совершили внезапный налет на аэродром Мейктила и уничтожили на земле три выруливающих «Хаябусы». Погибли капитан Куросава, 2-й лейтенант Кимура и взводный Ватанабе. Унтер-офицер Киносита сумел взлететь и сбить один Р-38. 6 июня в 10:00 над Мейктилой «Хаябусы» 64-го и 204-го сентаев вели бой с 20 истребителями P-38J «Лайтнинг» из 459-го истребительного дивизиона. Дивизион действовал двумя группами по десять машин. Группами командовали подполковник Верл Люринг и капитан Бродфут. Лейтенант Сумино, лучший ас сентая, имевший на боевом счету 27 сбитых самолетов (из них 25 он сбил еще до того, как ему исполнился 21 год), вступил в бой с Р-38. На помощь американцу поспешил второй «Лайтнинг». За штурвалом второго самолета сидел техасец майор Максвелл X. Гленн (Майор Гленн за войну сбил 7,5 самолетов, три на Р-38Н-5 и 4,5 на P-38J-10, став третьим по результатам асом своего дивизиона). Гленн прошил самолет Сумино длинной прицельной очередью, пущенной из 20-мм пушки и четырех 12.7-мм пулеметов, попав в кабину истребителя. «Хаябуса» загорелся и рухнул на землю. Когда из обгорелых обломков самолета извлекли останки пилота, выяснилось, что Сумино погиб мгновенной смертью — 20-мм снаряд попал ему в голову. «Лайтнинги» действовали очень успешно — к концу дня в 64-м сентае осталось только семь «Хаябус» и три офицера-пилота. Американцы потеряли три Р-38, пилотированные лейтенантом Уильямом Баумайстером, лейтенантом Бердеттом Гудричем (5,5 побед) и капитаном Уолтером Ф. Дюком — лучшим асом 459-го дивизиона (10 побед). Все офицеры попали в плен (Дюк умер в плену 1 января 1945 года.). Вскоре наступил период дождей, и 64-й сентай перебросили в Сайгон. 50-й и 204-й сентай остались в Мейктиле.

В середине июня 64-й сентай лишился очередного командира — майора Йосио Хиросе отозвали в Японию. В Бангкоке капитан Накамура вместе с несколькими другими офицерами готовили таиландских летчиков, а капитан Хидео Миябе натаскивал в Сайгоне молодых японских летчиков. В конце июня прибыл новый командир 64-го сентая — майор Тоёки Это. 64-й сентай вернулся в Бирму, сменив 50-й и 204-й сентай. В начали июля операцию «Импхал» прекратили. Вскоре после этого началось отступление японской армии. 2 августа в районе Миткитна союзники полностью уничтожили японские части, и истребительные сентай получили новое задание — доставлять снабжение для отступающих колонн. Союзники располагали большим числом зенитных орудий, поэтому самолетам приходилось держаться как можно ближе к горам. В результате лишь немногие контейнеры с грузами попали по назначению. В числе прочих попыток сдержать наступление союзников, самолеты 64-го сентая пытались разбомбить мост в Эйцу. чтобы перерезать путь, по которому снабжались китайцы. В налете участвовало двадцать машин. Но японцам удалось лишь повредить мост. В ходе операции погиб один из ветеранов сентая — унтер-офицер Сяке.

В сентябре 64-й сентай получил новые самолеты Ки-43-III-Ko, на которых летал уже до конца войны. События в Бирме принимали для японской армии драматический характер. Не в лучшем положении оказался и 5-й хикошидан. Лихорадка и тропические болезни собирали богатый урожай среди летного и технического состава. Во время одной из операций по сопровождению транспортных самолетов, четырем «Хаябусам» 64-го сентая пришлось приземлиться из-за того, что погода внезапно испортилась. Остальные Ки-43 наткнулись в воздухе на несколько «Дакот» С-47 и попытались их атаковать. Однако рядом кружили союзнические истребители: 28 Р-40 «Уорхоук» и Р-38 «Лайтнинг». Капитан Ходзё был смертельно ранен в горло и новый командир когекитая доложил о том, что у него почти не осталось летчиков. Спустя два дня окруженные в районе Теньюе японские части были уничтожены китайцами. В августе в сентай прибыло семь новых пилотов-офицеров, студентов разных университетов. Лейтенант Т. Аизава сумел починить бортовые радиостанции и научил техников поддерживать электронику в рабочем состоянии. Однако на практике радиостанциями так никто и не пользовался.

13 сентября лейтенант X. Мацуи из 64-го сентая перехватил над Рангуном Р-38, но был сбит и получил смертельную рану. В последний день сентября сержант Т. Икезава сбил «Москито», который проводил авиаразведку над Мейктилой.

В октябре 1944 года в составе 5-го хикошидана входили следующие части, действующие на территории Бирмы, Сиама и Индокитая: 8-й сентай — 25 Ки-48 50-й сентай — 6 Ки-84 64-й сентай — 20 Ки-43-Ш-Ко 81-й сентай — 13 Ки-46. Утром 6 октября капитан Сабуро Накамура сержант Икезава и сержант Накано сбили над Мейктилой «Бьюфайтер». В полдень того же дня капитан Сабуо Накамура и другие пилоты 64-го сентая перехватили над Мандалой 14 В-25. Японцы атаковали американцев сзади, но бортстрелки сбили самолет капитана. Накамура посмертно был награжден благодарностью в приказе по 5-му хикошидану. Он имел на боевом счету 20 самолетов, сбитых в воздухе или уничтоженных на земле. В том бою пилоты 64-го сентая сбили два В-25. На следующий день «Хаябусы» 64-го сентая вместе с Ки-84 из 50-го сентая перехватили группу В-24. Сержант Като атаковал ведущий бомбардировщик, который попытался отвернуть и столкнулся в воздухе с другим «Либерейтором». Оба В-24 упали. 8 ноября во время атаки на наземные цели пилоты 64-го сентая заметили летящий на небольшой высоте транспортный самолет. Сержант Р. Ямамото сбил его совместно со взводными Ямагучи и Икедой. В ходе боя Икеда погиб, когда его Ки-43-III зацепился за дерево и взорвался.



Правая вспомогательная приборная доска Ки-43-I.

12 декабря 20 Ки-43 из 64-го сентая сбросили зажигательные бомбы на перекресток в районе Калева. На следующий день сентай совершил налет на склады в Маунгдаве. В ходе вылета «Хаябусам» пришлось вести бой с тридцатью «Спитфайрами». Японцам удалось сбить один английский истребитель. 14 декабря 20 «Хаябус». ведомых командиром 64-го сентая. наткнулись над дорогой Бхамо-Лашо на шесть двухмоторных транспортных самолетов, прикрытых двенадцатью истребителями Р-47 "Тандерболт». Пилоты 64-го сентая доложили о том, что все транспортные самолеты и два Р-47 были сбиты, потери японской стороны составили два Ки-43.

6 января 1945 года 24 истребителя атаковали в районе Еу союзническую танковую часть, а потом обстреляли аэродром Еу. На следующий день «Хаябусы» из 64-го сентая сопровождали Ки-84 из 50-го сентая, которые должны были бомбить Акьяб. Перед целью группу перехватили 30 «Спитфайров», а командир 64-го сентая, майор Это обнаружил летающую лодку. Это со своим звеном атаковал лодку и сбил ее. Вскоре японцев атаковали 30 «Спитфайров». Англичане сбили три японских истребителя, пилоты погибли. Командир сбил одного «Спитфайра», но его машина получила серьезные повреждения, и майору пришлось совершать вынужденную посадку, едва он перевалил за линию фронта.

Тем временем, 50-й сентай, который с 1942 года сражался в Бирме совместно с 64-м сентаем, перебросили в Сайгон для защиты Индокитая. 64-й сентай остался единственной истребительной частью в Бирме. Противник господствовал в воздухе безраздельно, даже в районе аэродрома 64-го сентая в Мейктиле. 15 января двенадцать Ки-43 перехватили над Мейктилой двух «Москито». Старший сержант Китадзима и взводный Икеда сбили одного, а звено старшего сержанта Комукаи — другого. В тот же день 12 «Хаябус» завязали бой с истребителями Р-47 «Тандерболт». Спустя некоторое время на помощь подоспели «Лайтнинги». В бою погиб капитан С. Озаки, а «Хаябуса» старшего сержанта Комукаи разбился о дерево. Пилот каким-то чудом остался жив. Вечером 64-й сентай перебазировался в Пиньмань.





Три снимки правого борта кабины Ки-43-I. На нижнем снимке видны детали кресла пилота.

11 февраля, одиннадцать Ки-43 из 64-го сентая патрулировали воздушное пространство над островом Рамрии, откуда шла эвакуация японских войск. Позднее 13 «Хаябус» атаковали союзнические танковые части в районе Миньму. По ходу дела пилоты заявили два сбитых истребителя. В тот день погиб сержант Кадокура, сбитый командиром эскадрильи Дж. Лейси, командующим 17-м дивизионом RAF. 26 февраля 64-й сентай вел над Мейктилой бой с «Тандерболтами». Японцы заявили один сбитый истребитель и один сбитый вероятно. Потери японской стороны составили один самолет и одного пилота. 3 и 4 марта 5-й хикошидан держал в воздухе все способные летать самолеты: 17 Ки-43-III-Ko из 64-го сентая, 9 легких бомбардировщиков Ки-48 из 8-го сентая, четыре средних бомбардировщика Ки-21 из 58-го сентая и три разведывательных Ки-46 из 81-го сентая. Японцы бомбили союзнические части в Бирме.

Вскоре командование 5-го хикошидана запретило истребителям ввязываться в воздушные бои. Этот приказ был вынужденным шагом в виду подавляющего численного превосходства противника и тяжелого положения тыловых служб снабжения. 64-й сентай перебазировался из Мингаладона в Маубин. Почти каждый день пилоты смотрели в небо, в котором постоянно присутствовали союзнические самолеты. Над Паккоку нескольким Ки-43 удалось сбить легкий самолет «Остер». Ночью 25 марта семь Ки-43 из 64-го сентая, три Ки-21 из 58-го сентая, четыре Ки-48 из 8-го сентая и один разведывательный Ки-46 нанесли удар по порту и аэродрому Акьяб. Вернувшиеся на базу пилоты доложили об уничтожении 20 самолетов и потоплении четырех кораблей. На рассвете следующего дня три «Хаябусы», вылетевшие из Маубина, оказались перехваченными пятьюдесятью Р-51. Все три японских пилота погибли в неравном бою. 29 марта капитан Т. Йонекура патрулировал во главе отряда «Хаябус» из 64-го сентая железнодорожную ветку в районе границы Бирмы и Сиама. Японцы перехватили группу из шести бомбардировщиков В-24 и заявили три сбитых бомбардировщика, потеряв одного пилота и один самолет.

2 апреля «Хаябусы» из 64-го сентая атаковали союзнические танки в районе Яаметина. 20 числа того же месяца японцы снова совершили налет на танковую часть, а после налета сбили одиночный «Спитфайр». Это был последний самолет, сбитый пилотами 64-го сентая в Бирме. На следующий день часть перебросили в Так в Сиаме. Наземный персонал эвакуировали частью по воздуху, частью по земле. 21 и 24 апреля 64-й сентай атаковал наземные цели. Во второй день боев в районе Пиньмань и Таунгоу погибли капитан Йонекура и еще один японский летчик. В последний раз сменился командир сентая. Майор Это вернулся в Японию, а командование 64-м сентаем принял майор Хидео Миябе, который прежде командовал летной частью сентая. 29 апреля 64-й сентай совершил несколько боевых вылетов, сбрасывая грузы отрезанным в горах в районе Бирмы и Сиама японским частям.

В мае 64-й сентай одержал свою последнюю победу. Севернее Мейктилы был сбит один Р-47. В конце мая часть перебросили в Каракорум в Камбодже. 10 июня майор Хидео Миябе и старший сержант Косуке Цубоне. которые служили в сентае с 1942 года, получили орден Букосё — только что введенную награду для отличившихся солдат. В конце июня все японские авиачасти получили приказ перебазироваться в Японию. Исключение составили 64-й и 81-й сентай. 11 июля «Хаябусы» 64-го сентая патрулировали район над Южно-Китайским морем. Один Ки-43 был сбит пролетавшими «Мустангами». Командир части узнал, что в районе Фукета на западном побережье Малайи появилось несколько английских авианосцев. В начале августа 64-й сентай перебазировался из Компох-Трах в Сунгей-Патани. Однако после налета нескольких камикадзе англичане покинули район, и сентай вернулся на прежнюю базу. 15 августа 64-й сентай получил известие о прекращении военных действий. 24 августа в воздух в последний раз поднялись 18 способных летать «Хаябус». В их кабинах сидели летчики в парадной униформе. В мае 1946 года 381 бывших военнослужащих 64-го сентая вернулись в Японию. Так закончилась славная боевая история этой части. С 8 декабря 1941 года по 15 августа 1945 года 64-й сентай заявил 317 сбитых самолетов противника, 15 самолетов сбитых вероятно и 15 коллективных побед с самолетами из других частей. В сентае служило по меньшей мере семь асов.



Кресло пилота и система его регулировки.

Таблица 1. Лучшие пилоты 64-го сентая

Звание Фамилия Число побед Примечания
Лейтенант Гоичи Сумино 27 Все в составе 64-го сентая
Капитан Ясухико Куроэ 20 2/3+8 в других частях
Капитан Сабуро Накамура 20 в воздухе и на земле
Унтер-офицер Норио Синдо 13
Капитан Йохеи Хиноки 7+1 Всего 12 побед
Капитан Кацуми Анма 12 Еще 4+2 в Китае и Номонгане
Подполковник Татео Като 14-18 10 в Китае
Сержант Миёси Ватанабе 6 1/3
Ст. сержант Йосито Ясуда 5 1/3
Лейтенант Такеучи Сёго 2+16 в 64-м и 68-м сентаях
Майор Тойки Это 2+8 в 64-м и 77-м сентаях

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.597. Запросов К БД/Cache: 3 / 1