Опознавательные и другие идентификационные знаки

Японский знак государственной принадлежности — хиномару (дословно «знак солнца») использовались как армейской, так и морской авиацией с самого начала их существования. Знак помещался в шести основных позициях: на верхней и нижней поверхности обоих крыльев и на бортах фюзеляжа. В морской авиации эта схема просуществовала до конца войны без каких-либо изменений. В армейской авиации в начале 1938 года перестали наносить хиномару на бортах, оставив их только на крыльях. Причина этого шага до сих пор не известна, можно только предположить, что это сделали для того, чтобы можно было быстро отличить армейские самолеты от морских во время совместных операций. В феврале 1942 года армейцы снова стали наносить хиномару на борта самолетов. Однако до конца войны встречались машины, несущие «восходящее солнце» лишь на крыльях. Цвет хиномару был красным (FS *1086). Со временем он терял блеск, выцветал и становился ржаво-розовато-коричневым (FS *1328). Сильнее выцветали хиномару, расположенные на верхних поверхностях крыльев и на бортах фюзеляжа.

Первоначально на самолетах Ки-43 хиномару наносили только на крылья. Центр «солнца» находился в 1,5 метра от конца крыла. В диаметре круг имел 1,1–1,2 метра, или 3/4 ширины крыла в данном месте. Иногда на нижней поверхности крыла хиномару наносили ближе к фюзеляжу, помещая центр знака в 2,5 метрах от конца крыла. Центр хиномару всегда располагался в центре крыла, считая его ширину вместе с закрылками.

На бортах хиномару появился лишь у Ки-43-II. Центр знака находился в 3,6 метра от заднего конца самолета (4/10 длины). По высоте центр приходился примерно на середину борта, диаметр знака 0,7 метра. Одновременно изменилось место расположения хиномару на крыльях. Теперь центр знака помещался в 2,1 метра от конца крыла (у Ки-43-II крылья были короче, чем у Ки-43-I), а его диаметр увеличился до 1,4 метра. Другими словами, край хиномару отлежал от края крыла на расстоянии диаметра знака. Появление заводского камуфляжа не изменило расположения и размеров знака.

Полевой камуфляж наносили так, чтобы не закрыть готовые знаки. Иногда можно заметить разницу в качестве хиномару и полевого камуфляжа. Бывало и так, что камуфляж не доходил до, «солнца» и чистый металл создавал эффект окантовки. С весны 1942 года хиномару наносили вручную на бортах тех самолетов, где их не сделали на заводе. Положение и размер знаков в этом случае мог колебаться в значительных пределах. Обычно импровизированные хиномару были заметно меньшего диаметра.

В июле 1943 года объединенный штаб морской и армейской авиации (Коку Хомбу) издал инструкцию, регламентирующую камуфляж и опознавательные знаки самолетов. Инструкция содержала в себе образцы камуфляжа и хиномару. В числе прочих нововведений, предписывалось наносить на переднюю кромку крыла от фюзеляжа до середины (отмеряя от продольной оси самолета) желтые полосы быстрой идентификации (FS *3538). Иногда полосы делали оранжевого цвета. Такие полосы появились уже в середине 1942 года. Кроме того, официально вводилась белая кайма вокруг хиномару на верхних поверхностях крыльев и бортах фюзеляжа. Кайма должна была иметь ширину 75 мм и добавлялась к диаметру знака, независимо от его первоначального размера. В армейской авиации инструкцию часто «творчески» переосмысливали, изменяя размеры в зависимости от типа самолета. Ки-43 часто имели кайму на хиномару чуть ли не за год до опубликования инструкции. Позднее кайму стали делать на заводе, однако до конца выпуска попадались экземпляры с хиномару без каймы. После появления заводского камуфляжа официально отменили кайму на бортовых хиномару, но вопреки приказу кайма имелась на многих машинах. На крыльях кайму практически никогда не делали.

В боевых частях, дислоцированных в Японии до середины 1942 года, хиномару обычно помещали на фоне белого пояса, нанесенного вокруг фюзеляжа и крыльев. Это были полосы быстрой идентификации, облегчавшие опознание своих самолетов с земли. Кроме того, такая полоса напоминала государственный флаг Японии. Ширина пояса была на 20 см больше диаметра хиномару. Такие полосы имели почти все самолеты, особенно тщательно правило соблюдалось ближе к концу войны. Лишь на самолетах, поступивших в части в 1945 году, такие полосы отсутствовали.

Другой характерной деталью самолетов армейской авиации в конце 30-х годов была белая полоса, наносимая на фюзеляж непосредственно перед хвостовым оперением. Во многих книгах эту полосу называют «боевой полосой» (combat stripe), служившей для отличия боевых машин от машин второго эшелона (транспортных, учебных, прототипов и т. д.). Однако в японских источниках такие подробности отсутствуют. Можно лишь утверждать, что появление полосы у хвоста по времени совпадает с отказом от нанесения хиномару на бортах фюзеляжа. После того, как хиномару снова стали изображать на бортах, от использования «боевой полосы» постепенно отказались. Мы ограничимся утверждением, что «боевая полоса» часто встречалась на Ки-43, особенно в первые месяцы его использования.

Дарственные надписи, так называемые хококу или аикоку, делались на самолетах, подаренных ВВС Японии частными лицами или общественными организациями. Армейской авиации самолеты дарили гораздо реже, чем авиации морской. Надписи делались вдоль обоих бортов фюзеляжа черными иероглифами высотой примерно 50 мм. На самолетах с темным камуфляжем надпись делали на фоне желтой или белой полосы. Надпись делалась иероглифами кандзи («Хо-Коку Дай» или «Аи-Коку Дай»), затем следовал номер дарственной и имя/название дарителя. Особого упоминания заслуживают Ки-43, переданные правительству Манчжурии (Манчжуко). Эти самолеты несли на крыльях хиномару, сделанные в маньчжурских цветах. Иногда на бортах фюзеляжа имелись патриотические лозунги, индивидуальные для каждого самолета.

Похожие книги из библиотеки

B-25 Mitchel. Часть 2

Продолжение выпуска № 76. Боевое применение

Линкоры США Часть 1

Старые, медленные и неуклюжие, они были лишены гламура. Они сопровождали конвои и обстреливали побережье. Они так и не вступили в бой с себе подобными, хотя предназначались как раз для этого, но суровая военная реальность оказалась иной. Они были слишком стары — самому молодому на момент начала Второй мировой войны стукнуло 18 лет, самому старому исполнилось 28 лет. Некоторые из них прошли капитальный ремонт с заменой силовой установки, что позволило поднять максимальную скорость до 23 узлов, но большинство сохранили исходные силовые установки и не могли разогнаться стремительнее 20 узлов. Они изначально не являлись прекрасными, а многочисленные ремонты и модернизации в еще большей степени исказили их не самый красивый лик. Они влипли в историю: оказались в нужное время в нужном месте. Место называлось Перл-Харбор! Время — раннее воскресное утро 7 декабря 1941 г. Но они уже вошли в историю, приняв участие в знаменитой битве в проливе Суригао и выиграв ее — последнее в истории сражение линейных кораблей. Они пришли к берегам Японии спустя четыре года после Перл-Харбора. Они — старые линкоры ВМС США, которые нещадно критиковали, которые по всем статьям проигрывали быстроходным американским линкорам новых проектов. Они первыми пошли под резак газосварки после окончания воины…

Junkers Ju 88

В 1934 году Reichsluftfahrministerium (RLM) – воздушный комиссариат – разработал технические требования к самолету, названному «Kampfzerstoerer» (это слово можно перевести как истребитель-бомобардировщик, термином «Zersloerer» в Германии называли самолеты, которых в других странах относили к тяжелым истребителям). Трехместный самолет должен был нести мощное наступательное вооружение, состоящее из пушек калибра 20 мм, а также брать на борт небольшую бомбовую нагрузку. В качестве силовой установки предполагали использовать два двигателя Даймлер-Бенц DB 600 или два Юнкерс Jumo 210 (оба типа двигателя в то время еще находились на стадии проектирования).

В 1935 году фирма Юнкерса начала работы над самолетами, по конструкции близкими к концепции Kampfzerstoerer. Одновременно были созданы два проекта: Ju 85 – с разнесенным оперением и Ju 88 с оперением однокилевым.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании (+ собранные схемы на разворотах), подписи к иллюстрациям текстом.

Messerschmitt Bf 110

Концепция стратегического истребителя известна со времен Первой мировой войны, когда и немцам и антантовцам потребовался самолет-истребитель, способный совершать глубокие рейды и эскортировать бомбардировщики. В то время уровень развития авиационной науки и техники не позволял разработать такой самолет, тем не менее, интерес к стратегическому истребители военные не утратили и в 20-е годы. Реальным же создание стратегического истребителя стало в середине 30-х годов и больше всего преуспели в этом деле немцы.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании ( собранные схемы на развороте), подписи к иллюстрациям текстом.