Помощник М.Н. Тухачевского – Николай Ильин

Среди тех, кто стоял у истоков советской ракетно-космической техники, Николай Яковлевич Ильин занимает особое место. Он не был конструктором, как Г.Э. Лангемак, Б.С. Петропавловский или В.П. Глушко, но как Уполномоченный представитель начальника Вооружений РККА по Ленинграду и Ленинградской области был ответственным за внедрение в промышленность и на вооружение Красной Армии новых изобретений, сделал немало полезного и дал путевку в жизнь многим талантливым конструкторам и изобретателям.

Имя Н.Я. Ильина, незаслуженно забытое современниками, было частично восстановлено академиком В.П. Глушко, упоминавшим его во всех своих исторических публикациях.

Николай Яковлевич Ильин родился 23 марта (по новому стилю) 1901 г. в деревне Устино (Устиново) Мосальского уезда Калужской губернии (по другим данным, в деревне Старое Устиново Барятинского района Западной области). Его отец, Яков Ильин, был представителем одного из богатых купеческих родов Калужской губернии. Будучи младшим сыном в семье и не имея права на отцовское наследство, Николай, как было принято в купеческих семьях, всегда писал, что он из крестьян.

В одной из его анкет есть запись, что с января 1917 г. в гимназии распространял революционную литературу. Между февралем и октябрем 1917 г. работал в кружке сочувствующих левым партиям. В октябре 1917 г. находился в г. Мосальске, где готовил большевистские манифестации и участвовал в них.

Одновременно с учебой в старших классах в 1918–1919 гг. он работает механиком, затем электромонтером на городской электрической станции.

В 1919 г. Николай заканчивает Мосальскую советскую школу 2-й ступени, где кроме общеобразовательных предметов изучил немецкий и французский языки, знание которых ему пригодилось впоследствии при чтении иностранной технической литературы.

31 октября 1919 г. выходит постановление Совета Рабоче-Крестьянской Обороны о призыве на военную службу студентов высших учебных заведений и окончивших школы ll-й ступени.

Помощник М.Н. Тухачевского – Николай Ильин

Начапьник ГДЛ в 1932–1933 гг. Н.Я. Ильин. Ленинград, 1931 г. РГВА

Пока составляли списки, выписывали повестки, прошло более полугода, и только 5 августа 1920 г. Николай был призван в ряды Красной Армии и зачислен в списки Комендантского управления Штаба Юго-Западного фронта на должность письмоводителя, с которой 8 сентября переводится на должность квартирьера того же управления. Далее, согласно послужному списку, за период с 1920 по 1926 гг. он занимал различные штабные должности. Был помощником делопроизводителя Комендантского управления Юго-Западного фронта, адъютантом командующего войсками Киевского военного округа, начальником канцелярии и Политуправления штаба Московского военного округа. В 1920–1921 гг. принимал участие в военных действиях.

1 февраля 1925 г. его по совместительству назначают Уполномоченным по Доброхиму коллектива сотрудников секретариатов РВС СССР. В личном деле эта деятельность была записана как общественная нагрузка. Одновременно с этим в феврале 1925 г. Н.Я. Ильин получает должность состоящего для особых поручений 1-го разряда секретариата заместителя Председателя РВС СССР. С этого момента и начинается его дружба с Н.И. Тихомировым и активная финансовая помощь его Лаборатории. Это видно из письма Н.Я. Ильина от 11 июня 1925 г. на имя Председателя Арт. подкомиссии Комитета военных изобретений т. Каменева.

С 1929 г. Николай Яковлевич назначается Уполномоченным начальника Технического штаба Начальника Вооружений РККА в Ленинграде.

Именно Н.Я. Ильин обратил внимание на работу студента последнего курса ЛГУ Валентина Глушко «Металл как взрывчатое вещество», поданную в Отдел изобретений в начале апреля. Эта работа была рассмотрена одновременно в Ленинграде – Начальником ГДЛ Н.И. Тихомировым и в Москве – профессором М.В. Шулейкиным, которые дали положительное заключение. Н.Я. Ильин также рекомендовал В.П. Глушко создать группу в составе ГДЛ. Помог он и с помещением, которое было получено в корпусе «Лаборатории миллион вольт», в Лесном.

Видя заинтересованность Н.Я. Ильина в продолжении работ, В.П. Глушко рассказывает об исключении за неуплату из ЛГУ и ходатайствует о своем освобождении от уплаты за 1928/29 учебный год и допуске к защите диплома. К сожалению, из этого ничего не вышло, так как на письме, написанном в поддержку В.П. Глушко, была не подписанная никем резолюция: «За не представление документов назначено правильно и освобождению не подлежит».

И не беда, что ректор ЛГУ ответил на данное ходатайство отказом и отчислил Валентина Глушко из университета, так и не дав защитить ему диплом. Сам факт подобной просьбы говорит об отношении Н.Я. Ильина к людям, его небезразличие к человеческим судьбам. Н.Я. Ильин понимал, что без создания нормальных условий для работы и помощи в решении возникших проблем требовать от людей каких-либо результатов просто нельзя. Потому он заботился о них настолько, насколько это было возможно.

26 января 1930 г. М.Н. Тухачевский подписывает аттестацию, красноречиво говорящую о деловых качествах Н.Я. Ильина: «Тов. Ильин работает в ЛВО в качестве состоящего для поручений при Р.В. С. ЛВО с 1926 г. Поручаемые работы выполняет добросовестно, четко и аккуратно. Энергичен и инициативен в работе. Военного образования не имеет. Интересуется и много читает технической литературы. По совместительству работает по изобретательским делам, где проявляет большой интерес, активность и своевременную информацию в отдел воен. изобретений. Ранее работал на электростанции где и приобрел практический опыт по электротехнике. Преданный Сов. власти. Недостатком является некоторая суетливость в работе. Следует направить для учебы в технический вуз. Занимаемой должности вполне соответствует. Тухачевский…»33

В результате такой аттестации в мае 1931 г. Н.Я. Ильин назначается уполномоченным начальника вооружений РККА. Это следует из письма заместителя начальника Артуправления Роговского, датированного 28 мая 1931 г.: «Тов. Ильин Н.Я. назначен распоряжением зампреда РВС СССР т. Уборевичем – уполномоченным представителя нач-ка Вооружений РККА для наблюдения за ходом работ по внедрению в производство новых артиллерийских систем, изготавливаемых на з-дах Ленинградской области «Большевик», «Красный Путиловец», з-д № 7 и на заводах, изготавливающих снаряды.

В силу этого предлагаю оказывать Ильину Н.Я. всяческое содействие и помощь в случае его обращения в АНИИ за выяснением или уточнением каких-либо вопросов по конструкции артсистем, снарядов и др. вопросов.

Т. Ильин Н.Я. подчинен нач-ку Вооружений РККА и нач-ку АУРККА…»3*

Согласно Положению об уполномоченном на него возлагалось:

«…а) общее наблюдение за реализацией в назначенные сроки военных изобретений и научно-исследовательских работ, проводимых ленинградскими научно-исследовательскими институтами, лабораториями, конструкторскими бюро и экспериментальными мастерскими, как военных, так и граждан, работавших на оборону;

б) участие в заводских и полигонных испытаниях опытных образцов…»35

Подчиняясь начальнику вооружений РККА, уполномоченный выполнял и распоряжения начальника Отдела военных изобретений.

Надо отметить, что М.Н. Тухачевский придавал большое значение военному изобретательству. В августе 1930 г., выступая на заседании РВС с докладом «О состоянии военного изобретательства», отмечал недостаточный приток поступающих предложений в результате отсутствия тесной связи с изобретательской массой. Он настойчиво добивался предоставления больших средств на изобретения, чем их предоставляло финансовое управление РККА.

Кроме того, для дополнительного поощрения изобретателей ежемесячно в распоряжение Н.Я. Ильина, как уполномоченного представителя начальника вооружений РККА, отпускалось продовольствие и промышленные товары на сумму до 5000 руб. (бонами) с выдачей 30 пропусков в центральные (закрытые) продовольственные магазины.

Находясь на этом посту, Н.Я. Ильин не только активно помогал Газодинамической лаборатории, но был и ее непосредственным куратором. Вся переписка Лаборатории велась только через Н.Я. Ильина. Так, он обращается в производственный отдел завода «Красный Путиловец» с просьбой «об отпуске ГДЛ для производства особо важных и очень срочных работ по обороне страны спец. стали». А вот письмо в адрес Президента Главной палаты мер и весов, профессора Шателена:

«Прошу Вашего распоряжения о производстве в Лаборатории вверенного Вам учреждения позолотить детали (стальные и медные) некоторых частей прибора, разрабатываемого ГДЛ на вооружение РККА. Этот прибор имеет срочное и важное значение для Военведа. Все переговоры поручены инженеру ГДЛ т. Глушко…»36

Письмо в адрес начальника Военно-хозяйственного отдела т. Петроса от 6 апреля 1931 г.:

«Согласно моей личной договоренности с Вами прошу об отпуске за наличный расчет инж. ГДЛ т. Дудакову одной романовской шубы…»37

Все работы, проводимые ГДЛ, он держит на особом контроле. Это видно из письма Н.Я. Ильина на имя врио начальника ГДЛ АНИИ Г.Э. Лангемака от 11 марта 1931 г.: «Я неоднократно просил начальника ГДЛ Петропавловского присылать мне копии всех исходящих из ГДЛ рапортов и докладов, отсылаемых в Техштаб и в АНИИ, освещающих работу лаборатории в отношении ее научных достижений.

ГДЛ до сего времени этого не выполнила. Прошу в дальнейшем высылать мне в копии эти материалы – немедленно…»38

С января по июль 1931 г. ГДЛ находилась в составе АНИИ, причем руководство Лабораторией со стороны начальника АНИИ не осуществлялось. 15 июля 1931 г. вышел приказ начальника вооружений РККА о подчинении ГДЛ начальнику Техштаба начальника вооружений РККА и о назначении начальником ГДЛ Н.Я. Ильина, сохранившего за собой должность уполномоченного начальника вооружений РККА.

Уже к 1 апреля 1932 г. ГДЛ под руководством Н.Я. Ильина имела ряд достижений, а именно:

1) 132, 82 и 70-мм ракетные орудия;

2) приспособление для разгона самолета;

3) реактивные моторы на жидком топливе.

Обладая завидной энергией и административной хваткой, Н.Я. Ильин в значительной мере способствовал укреплению ГДЛ и в оснащении оборудованием. Это же подтверждает и аттестация, подписанная 17 сентября 1931 г. М.Н. Тухачевским: «Отличный, исключительно энергичный работник. Умеет оказать активную поддержку изобретателю и добиться осуществления его конструкции. Работает сам живо.

Как на недостаток надо указать на то, что чрезвычайно горячится и заматывается.

Политически является целиком советским, близким партии работником. Достоин К-11. Тухачевский…»39

Тем временем работы ГДЛ продолжались, и Н.Я. Ильин, помогая Лаборатории, обращается с просьбами в различные инстанции. Подтверждением этого являются следующие письма.

«20 марта 1932 г

Председателю НТК УВММС РККА т. Орас

Для доклада Зампред военпред а т. Тухачевскому в срочном порядке сообщить мне, когда будет передано соответствующим организациям оборудование для производства порохов, находящееся в распоряжении НТЛ и расположенное в помещении ГДЛ в Гребном порту.

Целый ряд государственных заводов нашей страны чрезвычайно нуждается в этом оборудовании….. в то время как это оборудование никем не используется со дня Октябрьской революции…»40

«4 июня 1932 г. Зав. конторой Ленват’а

Прошу разрешения на систематический отпуск жидкого кислорода в количестве до 500 кг/месяц необходимого ГДЛ для проведения работ сугубо оборонного значения, выполняемых по заданию Тухачевского…»41

H.Я. Ильин заботился также и об укреплении Лаборатории кадровыми работниками. Это следует из письма от 15 апреля 1932 г. на имя заместителя начальника Техштаба начальника вооружений РККА т. Новикова: «… докладываю:

2-й сектор крайне срочно подлежит укомплектованию инженерами.

I. Прошу Ваших мероприятий к откомандированию из ЦАГИ следующих специалистов в распоряжение ГДЛ на постоянную работу инженеров:

а) Тихонравов М.К.

б) Победоносцев Ю.А.

в) Зяблое Л. Ф.

Эта группа инженеров совместно с инженером Глушко будет работать над конструкциями реактивных моторов на жидком топливе, предназначенных для авиационных целей и ультра дальней артстрельбы.

2. Для усиления 3-го сектора нужно немедленно откомандировать:

а) Из НИИ ВВС РККА Рязанова на постоянную работу по разгону самолета ТБ-3.

б) Из НИИ УВВС нужно откомандировать в ГДЛ инженера хорошо знакомого с катапультами.

в) Из МАИ нужно откомандировать аспиранта-инженера Федулова В.А. – работает в ЦАГИ – специалист по гидроавиации…

Изложенные мероприятия прошу Вас провести в жизнь как можно скорее, т. к. в каждом из этих секторов работает только по одному инженеру, по объему же работ сектора не в состоянии вести правильно и быстро работу…»42

Кроме того, он старается решить вопросы с предоставлением ГДЛ дополнительных производственных мощностей:

«20 декабря 1932 г.

Докладная записка

ГАУ по заявке ГДЛ от 1931 г. выписано фотооборудование. Это оборудование из-за границы пришло больше месяца тому назад, до сего времени не выдается Лаборатории.

В виду того, что это оборудование крайне срочно необходимо Лаборатории прошу Вашего разрешения нач-ку ГАУ о немедленной выдаче прибывшего оборудования для Лаборатории…»43

Но не все было гладко в работе Н.Я. Ильина. Будучи чрезмерно загруженным делами, он не смог уделить должного внимания финансово-хозяйственной деятельности ГДЛ. Сохранился доклад начальника 3-го сектора Отдела военных изобретений Техштаба начальника вооружений РККА Макаренко, свидетельствующий о том, что финансово-хозяйственная деятельность ГДЛ находилась в запущенном состоянии.

«Зам. Начальника Вооружений РККА

Ефимову Н.А.

Доклад о состоянии финансово-хозяйственной деятельности КБ и лабораторий ОВИ НВ РККА

…Газодинамическая лаборатория.

Обследование финансово-хозяйственной деятельности ГДЛ показало, что этому участку работы не уделяется никакого внимания. Финансовое хозяйство найдено в неудовлетворительном состоянии. Расходование кредитов производится безобразно, без всяких планов. Бережного отношения к расходованию кредитов в ГДЛ нет. Практикуется закупка материалов и инструментов на частном рынке. Имеет место получение из кассы тов. Ильиным по распискам, без указаний на какой предмет. Имеет место доплата нач-кам секторов ежемесячно по 200–300 руб. под видом выполнения той или иной работы.

Плана заготовки материалов нет. Материалы заготавливаются от случая к случаю. Состояние учета неудовлетворительно. По существующему учету судить о фактических затратах на ту или иную работу не представляется возможным. Учет себестоимости тем, разрабатываемых Лабораторией, совершенно отсутствует. Совершенно не чувствуется руководство со стороны Нач-ка ГДЛ т. Ильина.

Результаты обследования доложены Начальнику Техштаба НВ РККА и согласно его указаниям составлен проект приказа Нач-ка Вооружений РККА с практическими указаниями по упорядочению хозяйственной деятельности ГДЛ. Приказ до сего времени не подписан.

Нач-к 3 сектора ОВИ ТШ НВ РККА Макаренко 17 июня 1932 г.»44

В конце 1932 г., после назначения начальником ГДЛ И.Т. Клеймёнова, Н.Я. Ильин возвращается к исполнению своих прямых обязанностей – Уполномоченного начальника вооружений РККА и продолжает учебу в Военной электротехнической академии РККА.

Осенью 1933 г. М.Н. Тухачевский вызывает Н.Я. Ильина в Москву и назначает его на должность начальника конструкторского бюро № 2 Отдела изобретений НКО. Оно было создано как КБ-11 при непосредственном участии Н.Я. Ильина еще в 1931 г.

На этой должности он не только продолжает свое покровительство изобретателям, но и снова возглавляет научно – исследовательское учреждение.

28 октября 1933 г. М.Н. Тухачевский подписывает очередную аттестацию на Н.Я. Ильина следующего содержания: «Тов. Ильин на работе в должности Уполномоченного Нач. Вооружений в Ленинграде проявил себя исключительно энергичным, способным разбираться в сложных вопросах новых военных конструкций и изобретений, образцов, проталкивая в жизнь новые предложения. Тов. Ильин вполне преданный Советской Власти работник, исключительно добросовестный и честный. Тухачевский…»45

А в ноябре 1933 г. происходит одна из последних встреч Николая Яковлевича Ильина и Валентина Петровича Глушко. Умер главный инженер ЛО РНИИ Б.С. Петропавловский, и Н.Я. Ильин приехал на похороны талантливого конструктора.

За время его руководства (до апреля 1937 г., т. е. до момента ареста) в КБ-2 проводились следующие работы.

Весной 1932 г. инженеры-конструкторы А.С. Бас-Дубов и Г.М. Заславский приступили к проектированию самолетного винта с автоматически регулирующимся шагом (ВАРШ) (в полете). Проектирование и изготовление винта тянулось до апреля 1934 г. Далее, до января 1935 г. винт проходил заводские испытания на станке и необходимые доводки, выявленные в процессе испытаний. В январе 1935 г. его предъявили для дальнейших испытаний на станке. Эти испытания проходили до апреля 1935 г. и дали очень хорошие результаты. Однако этот винт был сделан под самолет с толкающими лопастями, который тогда находился в стадии изготовления. КБ же для начала испытаний винта на самолете приступило к изготовлению втулки с тянущимися лопастями под мотор АМ-34 в 860 л/с. Заказ был отдан на завод «Электроприбор». В январе 1936 г. винт был окончательно готов и испытан на стенде. В феврале

1936 г. на заводе № 1 винт установили на самолет Р-Зэт для производства заводских летных испытаний. Испытания показали, что при работе мотора на 1600–1900 об/ мин лопасти начинают вибрировать. В результате были сделаны новые лопасти. С ними в декабре 1936 г. винт на самолете Р-Зэт в НИИ ВВС прошел в заводские испытания и, пройдя 13 февраля 1937 г. государственные испытания, был принят на вооружение.

В 1932 г. началась разработка гидравлической трансмиссии к мотору М-27. По чертежам КБ-2 до конца 1934 г. трансмиссию изготовил опытный завод имени С.М. Кирова. По производственным дефектам, обнаруженным во время заводских испытаний, трансмиссия была снята с установки на моторе М-27. После этого отдел изобретений НКО приказал КБ-2 изготовить рабочие чертежи гидравлической лебедки для аэростатов заграждений. В апреле-мае 1937 г. лебедка была готова и проходила заводские испытания. Главнейшей частью гидравлической трансмиссии является гидравлический насос, который в августе 1936 г. прошел заводские испытания. На основании результатов этих испытаний НКТП заказал заводам своей промышленности серию опытных насосов трех разновидностей.

С 1932 г. и до конца 1933 г. КБ-2 были изготовлены рабочие чертежи самолета ПИ-3 (пушечный истребитель). По переданным чертежам завод № 22 приступил в 1934 г. к производству этого самолета. В конце 1935 г. в процессе производства тактико-технические данные самолета устарели, и он был снят с производства.

С конца 1933 г. КБ-2 проектировало и закончило изготовление рабочих чертежей ПГТУ (парогазовая турбинная установка на самолете). Она была передана на изготовление заводу им. И.В. Сталина, но по распоряжению отдела изобретений была снята с производства.

С начала 1934 г. проектировался воздушный нагнетатель (наддув) к авиамотору АМ-34. Изготовленные рабочие чертежи были переданы для изготовления Центральному институту авиамоторостроения (ЦИАМ). В конце марта 1937 г. КБ были получены полностью все детали нагнетателя и началась его сборка. На конец апреля или начало мая были назначены заводские испытания.

С апреля 1936 г. проектировался и изготовлялись рабочие чертежи самолета МПИ (морской пушечный истребитель). К маю 1937 г. все чертежи должны были быть готовы. С января 1937 г. самолет находился в постройке в мастерских КБ-2 и в августе должен был быть построен.

Со второй половины 1935 г. шло проектирование двухмоторного сухопутного самолета ЛБ (легкий бомбардировщик). Однако в апреле 1936 г. Отделом военных изобретений НКО было прекращено изготовление рабочих чертежей.

С 1936 г. разрабатывался теоретически, а в апреле 1937 г. были готовы рабочие чертежи на винт Дюзенфингель, который в 1937 г. должен был быть изготовлен.

С лета 1935 г. проектировался бескривопийный дизель компрессор (турбина) БК-3. Рабочие чертежи на один опытный цилиндр дизель компрессора были закончены в 1936 г. и переданы на завод «Русский дизель» для изготовления. По договору завод был обязан сдать работу к 1 августа 1937 г.

В сентябре 1935 г. выходит Постановление СНК СССР

о введении персональных воинских званий для личного состава РККА и РККФ и всеобщей переаттестации. В соответствии с этим Постановлением в январе 1936 г. приказом НКО СССР № 24 Николаю Яковлевичу присваивают звание «интендант 2 ранга».

Огорченный таким понижением (с двух «ромбов» до двух «шпал»). Н.Я. Ильин пишет письмо на имя М.Н. Тухачевского, где перечисляет все свои заслуги и просит о повышении его в воинском звании. Однако все остается по-прежнему. Видимо, сыграло роль отсутствие у Н.Я. Ильина высшего военного образования. Ведь, поступив в Военную электротехническую академию, он все еще ее так и не закончил.

В ночь с 10 на 11 апреля 1937 г. Н.Я. Ильин был арестован.

В его следственном деле имеется несколько протоколов допросов. От 10 апреля 1937 г., в котором ему задают вопросы о том, откуда у него в доме появилась коллекция оружия; второй допрос от 10 апреля 1937 г., с вопросами о круге его близких и знакомых; протокол допроса от 13 апреля 1937 г., в котором он рассказывает о работах в КБ-2, со дня его основания до момента своего ареста; протокол допроса от 8 мая 1937 г., в котором Н.Я. Ильин отчитывается за подотчетные суммы, полученные им в 1936 г. на покупки антиквариата по просьбе М.Н. Тухачевского; а также протокол от 9 июня 1937 г. (и его машинописная копия), в котором Н.Я. Ильин признает себя участником военно-троцкистского заговора, говорит о вредительской деятельности и называет участников этого заговора. Интересно, что в этой напечатанной копии цифра «9» была вписана от руки позже, что говорит о такой же заготовке протокола, как и в более позднем случае с Г.Э. Лангемаком. По содержанию этого протокола можно сделать однозначный вывод, что Н.Я. Ильин был арестован как помощник М.Н. Тухачевского, против которого из Н.Я. Ильина выбивали показания. Ни один из последующих протоколов ничем не связан с предыдущим. Все они, кроме последнего (с «признанием» Н.Я. Ильина), писались следователем следом за допрашиваемым. Что касается последнего протокола с признаниями подследственного, то его следователи сочиняли в течение целого месяца. Сейчас мы уже не узнаем, через что пришлось пройти Николаю Яковлевичу, чтобы подписать эту ерунду. Можно сказать одно: месяц он отказывался, но в конце концов сломленный, подписал.

Помимо указанных протоколов в деле есть еще показания Я.Д. Узара, бывшего начальника Института инженеров гражданского флота, которые, по мнению следователей, подтверждают виновность Н.Я. Ильина.

Далее идет интересный документ – обвинительное заключение, датированное… У него сразу три даты. Составлено и подписано следователями оно было 28 июня 1937 г. 29 июня было утверждено начальником управления НКВД по Ленинградской области комиссаром государственной безопасности 1 ранга Л.М. Заковским, и только 25 августа оно было утверждено помощником прокурора А.С. Тродко. Хотя первоначальная дата утверждения – 25 июня 1937 г., т. е. на три дня раньше, чем оно было написано, кроме того, изначально там должна была стоять подпись А.Я. Вышинского. Данное исправление говорит о том, что уже 25 июня его хотели расстрелять. Однако что помешало этому – непонятно, т. к. никаких протоколов допросов за период между 25 июня и 25 августа в деле не сохранилось. Остается гадать, почему суд и расстрел были отложены на два месяца.

26 августа состоялось подготовительное заседание Выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР, на котором было принято решение о предании Н.Я. Ильина суду.

29 августа состоялся суд. Председательствующий корвоенюрист И.О. Матулевич, члены диввоенюрист А.И. Мазюк и бригвоенюрист И.М. Зарянов, при секретаре военюристе 1 ранга А.Ф. Костюшко за 20 минут (с 18 часов

20 минут до 18 часов 40 минут) рассмотрели дело по обвинению Н.Я. Ильина в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58–11 УК РСФСР. Результатом суда стал:

«ПРИГОВОР.

Именем Союза Советских Социалистических Республик

ВЫЕЗДНАЯ СЕССИЯ

Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР в составе:

Председательствующего: Корвоенюриста – И.О. МАТУЛЕВИЧ;

Членов: Диввоенюристов – А.М. ОРЛОВА и А.И. МАЗЮК,

Бригвоенюриста Заренова.

При секретаре Военном юристе 1 ранга – А.Ф. КОСТЮШКО.

В закрытом судебном заседании, в городе Ленинграде «29» августа 1937 года, рассмотрела дело по обвинению: ИЛЬИНА Николая Яковлевича, 1901 г.р., быв. нач. Конструкторск. бюро № 2 – быв. военный интендант

2 ранга – в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-7,58-8,58–11 УК РСФСР.

Предварительным судебным следствием установлено, что:

Ильин, будучи нач. конструкторского бюро № 2, был завербован в 1933 году для участия в троцкистско-тер-рористическом военно-фашистском заговоре шпионом Тухачевским; по прямому заданию Тухачевского проводил вредительство в области военных изобретений; умышленно в целях ослабления обороноспособности СССР сорвал реализацию ряда ценных изобретений оборонного значения, например морских бронебойных снарядов, гидравлической коробки скоростей, легкого бомбардировщика и др.; своей диверсионно вредительской деятельностью нанес не только громадный ущерб обороноспособности СССР, но и причинил материальный ущерб в размере более трех миллионов рублей; как член к-p организации знал о проводимом участниками заговора вредительстве в области оснащения РККА оптическими приборами, звукометрическими станциями, минами, торпедами и т. д. Таким образом доказана виновность Ильина в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 58-7, 8,11 УК РСФСР. На основ, изложенного и руководствуясь ст. ст. 319 и 320 УК РСФСР Военная Коллегия Верхсуда СССР приговорила Ильина Николая Яковлевича к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией всего, лично ему принадлежащего имущества. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит и на основании Постановлен ЦИК СССР от 1-го дек. 1934 года подлежит немедленному приведению в исполнение.

Председательствующий

корвоенюрист п/п Матулевич

Члены I Диввоенюрист п/п Мазюк

I Бригвоенюрист п/п Зарянов.»46

В ту же ночь Николая Яковлевича расстреляли. Место его захоронения автору до сих пор не известно.

…30 марта 1958 г. Генеральной прокуратурой СССР было получено заявление от К.И. Ильиной с просьбой о реабилитации ее брата и выяснения его места нахождения.

24 мая 1958 г. его посмертно реабилитировали, а 15 июля 1958 г. приказом МО СССР № 01834 пункт приказа НКО № 0041 был отменен и Н.Я. Ильин был исключен из списков Советской Армии ввиду смерти.

Академик В.П. Глушко через всю свою жизнь пронес благодарность Николаю Яковлевичу Ильину. Во многих своих публикациях он указывал на ту помощь, которую Н.Я. Ильин оказал ГДЛ и ему лично. В середине 1970-х гг. по инициативе ученого имя Николая Яковлевича было утверждено MAC для дальнейшего использования в названии кратера на обратной стороне Луны.

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный «МиГ». Гордость советского авиапрома

Это слово понятно без перевода в любой точке мира – совсем как «спутник» или «Калашников». Эти легендарные истребители всегда оправдывали свое стремительное имя, отличившись во всех войнах СССР. Высотные скоростные МиГ-3, на которых держалась наша ПВО в начале Великой Отечественной, надежно защитили Москву от немецких налетов. Великолепные МиГ-15 очистили небо Кореи от «Летающих крепостей», похоронив надежды США на победу в ядерной войне. Прославленные МиГ-21 сбивали американские «Фантомы» над Вьетнамом и израильские «Миражи» над Голанскими высотами. Вся история ОКБ им. А. И. Микояна – это летопись рекордов, достижений и побед: первый отечественный реактивный самолет Миг-9; первый в мире серийный сверхзвуковой МиГ-19; революционный для своего времени МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла; стремительный МиГ-25, первым среди серийных машин достигший скорости 3000 км/ч.; сверхманевренный МиГ-29, по праву считающийся одним из лучших истребителей четвертого поколения, «мечтой любого пилота» … Менее известен вклад Микояна в космические победы СССР, а ведь именно под его руководством создавались искусственные спутники Земли и сверхсекретный пилотируемый воздушно-космический самолет «Спираль», не имеющий себе равных.

Снимая гриф секретности, эта книга восстанавливает подлинную историю МиГа за три четверти века. Это – лучшая творческая биография великого авиаконструктора и его легендарного КБ, ставшего гордостью отечественного авиапрома.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Секретные автомобили Советской Армии

Новая книга от автора бестселлера «Автомобили Советской Армии»! Первая энциклопедия сверхсекретных проектов военного автопрома, неопровержимо доказывающая, что в этой области СССР был «впереди планеты всей» и что высшим достижением нашего автомобилестроения стали даже не всем известные массовые армейские машины, а разработанные в условиях абсолютной секретности уникальные многоосные полноприводные шасси для ракетных комплексов стратегического назначения, которые несли боевое дежурство в постоянном движении по специальным скрытным грунтовым дорогам и были фактически неуязвимы для противника. Непревзойденные скоростные амфибии и специальные плавающие грузовики, активные автопоезда и многосекционные транспортные средства, самые передовые агрегаты и материалы: многотопливные, газотурбинные, электрические и даже реактивные двигатели, сверхпрочные титановые сплавы – советские инженеры и конструкторы поистине не знали себе равных!

Новая энциклопедия ведущего историка автотехники, иллюстрированная сотнями эксклюзивных фотографий, дает полный обзор этих секретных разработок, на многие десятилетия обогнавших свое время и превративших СССР в лидера военного автомобилестроения.

Шпионские штучки, или Секреты тайной радиосвязи

В предлагаемой книге рассматриваются особенности схемотехнических решений, применяемых при создании миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств. В соответствующих главах приводится информация о принципах действия и особенностях функционирования отдельных узлов и каскадов, принципиальные схемы, а также другие сведения, необходимые при самостоятельном конструировании простых радиопередатчиков и радиомикрофонов. Отдельная глава посвящена рассмотрению практических конструкций транзисторных микропередатчиков для систем связи малого радиуса действия.

Книга предназначена для начинающих радиолюбителей, интересующихся особенностями схемотехнических решений узлов и каскадов миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств.