Виновник всех несчастий – Андрей Костиков

В виде исключения из правила, я позволю себе оставить биографию этого человека в виде сухих строчек послужного списка. Таких же сухих, каким и был этот человек. Иначе придется писать только плохое.

Андрей Григорьевич Костиков родился 30(17) октября 1899 г. в селе Казатин Бердичевского района Киевской губернии, впоследствии был приписан к родине родителей – селу Быстрое Мосальского уезда Калужской области.

Виновник всех несчастий – Андрей Костиков

Виновник ареста и расстрела Г.Э. Лангемака – Герой Социалистического Труда, член-корреспондент АН СССР, генерал-майор ИАС А.Г. Костиков. Москва. 1942 г. Фото из архива автора

Русский. Родным языком считает русский. Владеет немецким языком, читает и пишет со словарем. Сын крестьянина. Отец – железнодорожный носильщик на станции Казатин Киевской области, мать – домохозяйка. Кроме него, в семье было еще двое детей: сестра и брат. Окончил Киевскую школу связи, ВВА РККА имени профессора Н.Е. Жуковского. Член ВКП(б) с 1922 г… Принят одним из РК г. Киева (партбилет №№ 3165802, 7521095, 0050652). Женат на Идее Анисимовне Гориной-Костиковой, 1905 г. рождения, из г. Кировограда, члене ВКП(б) с

1924 г., кандидате философских наук, доценте кафедры марксизма и ленинизма Промакадемии имени Л.М. Кагановича и штатного лектора М.К. ВКП(б). Имеет приемную дочь. Взысканиям не подвергался. В политических занятиях не участвовал. В старой армии не служил. В антисоветских отрядах и иностранных армиях не служил. Партийным взысканиям не подвергался и в других партиях не состоял, также как и не состоял в каких-либо антипартийных группировках, и различных уклонов от генеральной линии партии не имел.

1912 – окончил сельскую школу.

12.1912-12.1914 – ученик слесаря Технической конторы инженера Межерицкого (г. Москва). Обучение не закончил.

12.1914-08.1915 – подручный слесаря на Сущевском заводе (г. Москва). Принимал участие в забастовках на заводе. Политической работы не вел, как с подпольными группами, так и с отдельными большевиками связи не имел.

08.1915-04.1917 – слесарь на машиностроительном заводе «Лангензиппен и К0» (г. Петроград). 02.1917 – в составе рабочей боевой дружины завода принимал участие в перестрелках с городовыми.

04.1917-02.1918 – слесарь 14-го участка службы тяги Юго-Западных железных дорог (г. Киев).

01.1918 – в составе боевой дружины принимал участие в восстании киевских железнодорожников.

03.1918-01.1919 – слесарь завода «Физикохимик» (г. Киев). Находился под оккупацией Центральной Рады и Петлюры.

23.02.1919 – добровольно вступил в службу в 58-й Киевский стрелковый полк.

02.-03.1919 – красноармеец 58-го Киевского отдельного полка.

02.-08.1919 – избран председателем ротной ячейки 1-й роты 58-го Киевского стрелкового полка.

01.1919-08.1920 – состоял членом ВКП(б) в 58-м Киевском стрелковом полку. Выбыл вследствие пленения белополяками. Вступил по рекомендации членов Польской коммунистической партии (дружинников) в ту же секцию и окончательно оформился в 02.1919 в 53-м Киевском стрелковом полку.

03.-04.1919 – командир отделения 58-го Киевского отдельного полка.

04.-06.1919 – председатель ротной комячейки 58-го Киевского отдельного полка.

1919 – в составе 58 Киевского стрелкового полка (в качестве отделенного командира) принимал участие в подавлении кулацкого восстания в Васильковском округе Киевской области.

06.-03.07.1919 – секретарь ячейки 58-го Киевского отдельного полка.

06.-08.1919 – в составе 58-го Киевского стрелкового полка (в качестве политкома и председателя ячейки) принимал участие в боях против банд Соколовского и Мордолевича в районе Тетерев – Радомысль.

03.07.-11.1919 – политком батальона 58-го Киевского отдельного полка («кп-8»).

08.1919 – ранен на реке Тетерев. При обороне железнодорожного моста через реку, во время атаки частей банды Мордалевича, произвел выстрел из пистолета и легко ранил самого себя в ногу с целью безболезненного выхода из боя. Причиной самострела явилась трусость.

10.1919-01.1920 – в составе 58-го Киевского стрелкового полка (в качестве политкома) принимал участие в боях против белополяков на Обручевско-Мозырском направлении (Юго-Западный фронт), т. е. в районах Обруч – Мозырь, реки Птичь, деревень Слобода, Буйковело, местечка Петриков.

11.1919-27.02.1920 – командир взвода 58-го Киевского отдельного полка.

01.-03.1920 – проходил лечение от тифа в Гродненском военном госпитале (г. Вологда).

27.02.-20.04.1920 – красноармеец слабосильной команды 5 запасного полка (г. Калуга) («р-1»). Разжалован во время болезни, после выяснения истинных причин самострела.

20.04.-08.1920 – старшина команды связи 147-го полка, а потом 1-й батареи легкого артиллерийского дивизиона 17 стрелковой дивизии 16-й армии.

07.-08.1920 – в составе 17-й стрелковой дивизии (в качестве старшины команды связи) принимал участие в походе Красной Армии на Варшаву (Западный фронт). Сначала в наступлении от реки Березина до Варшавы, а потом в отступлении от Варшавы до г. Белостока.

08.1920 – вместе с группой бойцов батареи добровольно сдался в плен при попытке прорыва окружения 17-й стрелковой дивизии под г. Белостоком.

08.1920-05.1921 – в качестве военнопленного находился в Польше. Содержался в Белостокской тюрьме, затем в лагере для военнопленных в г. Седлец, потом в 1 – м форту крепости Людлин (бывшей Новогеоргиевской). В 11.1920 бежал из форта и пытался добраться до Германии, но в 10–20 км от границы (с его слов) был схвачен и доставлен обратно в форт, за что подвергся избиению плетьми и был лишен горячей пищи. В 02.1921 был переведен в рабочую команду военнопленных при военном госпитале в г. Замостье. В 03–04.1921 охрана была значительно ослаблена. Приблизительно 10.04.1921 вместе с четырьмя товарищами (опять же, с его слов), не дожидаясь обмена военнопленными, бежал из Замостья, и накануне 01.05.1921 вся группа перешла границу в районе Городница. На самом деле они спокойно ушли из лагеря для военнопленных потому, что их там никто не охранял. Затем прошел фильтрационную комиссию в г. Киеве.

1920 – умирает отец.

1921 – умирает мать.

05.1921-21.08.1922 – политрук конной разведки 55-го стрелкового полка 7-й Владимирской дивизии (г. Полтава). Находился на должности информатора. В дискуссиях и оппозициях 1921 г. не разобрался в происходивших событиях.

12.1921 – принят кандидатом в члены ВКП(б).

21.08.1922 – зачислен курсантом (на правах слушателя) 3-й Киевской военно-инженерной школы связи имени М.И. Калинина (впоследствии Киевской военной школы связи). Командирован политотделом 7-й Владимирской дивизии после реорганизации 55-го стрелкового полка.

12.1922 – принят в члены ВКП(б) парторганизацией Киевской военной школы связи имени М.И. Калинина. Партбилет выдан Октябрьским РКВКП(б) г. Москвы. Избирался членом бюро ячейки роты и партбюро школы.

03.1924-06.1925 – член комитета горсовета районного партийного комитета Ленинского района г. Киева. В этот же период времени А.Г. Костиков был депутатом Киевского горсовета.

05.09.1925 – и.д. старшины роты с исполнением обязанностей командира взвода («к-2»).

09.1926 – первым по успеваемости окончил 3-ю Киевскую военно-инженерную школу связи имени М.И. Калинина (приказ РВС СССР № 612-26 г.).

06.1925-07.1927 – командир взвода 6-го отдельного радиотелеграфного батальона.

07.-01.10.1927 – начальник рации 6-го отдельного радиотелеграфного батальона.

01.10.1927-01.09.1928 – слушатель Военно-политических курсов комсостава УВО, г. Киев. На одном из занятий по курсу «Политработа в Красной Армии» допустил ошибку в выступлении, выразил несогласие с речью М.И. Калинина в части комплектования Красной Армии, что было квалифицировано в аттестации как «недопонимание крестьянского вопроса». Зачислен (приказ УВО № 252).

20.08.1929 – прибыл в ВВА РККА имени профессора Н.Е. Жуковского для держания вступительных экзаменов (приказ ВВА РККА № 204 от 19.08.1929).

16.08.1929 – зачислен в списки на денежное довольствие (аттестат № 172) и на натурпродпаек (аттестат № 306) (приказ ВВА РККА № 204 от 19.08.1929).

29.08.1929 – исключен из списков прикомандированных к ВВА РККА имени профессора Н.Е. Жуковского, с денежного довольствия (аттестат № 324) и с компенсации за натуртрудпаек (аттестат № 306), как не выдержавший экзамен для поступления в Академию и откомандирован к месту основной службы (приказ ВВА РККА № 257 от 11.11.1929).

01.09.1928-10.1929 – политрук роты 5-й батареи 2-го радиотелеграфного полка МВО(г. Горький) (приказ МВО № 143-28 г.).

10.1929-05.1930 – врид командира 4-й роты 2-го радиотелеграфного полка. Был членом бюро ротной ячейки, членом бюро полка. Готовился к поступлению в Академию.

05.03.1930 – послужной список, аттестации и прочие материалы на А.Г. Костикова были препровождены из ВТА РККА в ВВА РККА как кандидата на поступление в ВВА РККА имени профессора Н.Е. Жуковского (приказ ВТА РККА по административно-хозяйственной части № 0239/с НСТ от 05.03.1930).

25.03.1930 – прибыл из МВО для держания вступительных экзаменов на инженерный факультет Академии (приказ ВВА РККА № 86 от 04.04.1930).

05.1930 – поступил в ВВА РККА имени профессора Н.Е. Жуковского (приказ ГУ РККА № 66/14-30 г.).

20.08.-01.10.1930 – использовал свой отпуск за 1930 г. Находился в г. Одессе (приказ ВВА РККА № 257 от 27.10.1930).

07.10.1930 – на этот день назначен первым помощником дежурного по ВВА РККА (приказ ВВА РККА № 240 от 06.10.1930).

28.10.1930 – на собрании парторганизации (начало в 16.00) был предложен в составе 15 членов академического партбюро. За него проголосовало 104 человека. В результате его ввели в состав (протокол № 46 от 28.10.1930). В этот же день состоялось второе организационное заседание старого и нового составе академического партбюро. По второму вопросу о распределении обязанностей членов и кандидатов в члены бюро А.Г. Костикову была поручена работа в общественных организациях (протокол № 46в).

15.12.1930 – принимал участие в совещании бюро ячейки ВВА РККА совместно с активом ВКП(б), где прочел доклад об итогах обследования ВВА комиссией РВС СССР (протокол № 52).

23.12.1930 – присутствовал на заседании академического бюро актива ВКП(б) ВВА. Не выступал (протокол № 53).

17.01.1931 – на этот день назначен 2-м помощником дежурного по Академии (приказ ВВА РККА № 13 от

16.01.1931).

18.01.1931 – на этот день назначен 2-м помощником дежурного по Академии (приказ ВВА РККА № 13 от

16.01.1931).

17.01.1931 – на этот день назначен 2-м помощником дежурного по Академии (приказ ВВА РККА № 14 от

17.01.1931).

19.02.1931 – вернулся из каникулярного отпуска (приказ по ВВА РККА № 51 от 05.03.1931).

18.03.1931 – в качестве секретаря присутствовал на общем открытом партсобрании ВВА РККА.

31.03.1931 – закреплен за командой академического объекта ПВО и за командой связи ПВО (приказ ВВА РККА № 72 от31.03.1931).

18.04.1931 – в качестве секретаря присутствовал на общем закрытом партсобрании ВВА РККА (протокол № 10).

22.05.1931 – присутствовал на заседании бюро партбюро ВКП(б) ВВА РККА. Не выступал (протокол № 23).

27.05.1931 – присутствовал на внеочередном заседании партбюро ВВА РККА. Не выступал (протокол № 25). В этот же день присутствовал на втором внеочередном заседании партбюро ВВА РККА. Не выступал (протокол № 26).

1931 – вступил в Группу изучения реактивного движения (ГИРД) при ЦС Осоавиахима.

10.06.1931 – присутствовал на заседании общеакадемического бюро. Не выступал (протокол № 28).

21.06.-11.08.1931 – находился на курортном лечении в г. Железноводске (приказ ВВА РККА № 159 от 15.07.1931).

30.08.1931 – зачислен в 3-ю группу эксплуатационной специальности инженерного факультета среди XI приема (приказ ВВА РККА № 197 от 30.08.1931).

01-20.12.1931 – находился в каникулярном отпуске в г. Ленинграде (приказ ВВА РККА № 30 от 07.02.1931).

17.08.1932 – в соответствии с приказом РВС СССР № 24 от 1931 г. получил пособие за 10-летнюю службу в РККА (приказ ВВА РККА № 253 от 17.08.1932).

03.08.1933 – окончил воздушно-технический факультет ВВА РККА имени профессора Н.Е. Жуковского по первому разряду со званием инженера-механика ВВС РККА (приказ ВВА РККА № 205 от 03.08.1933), с зачислением в резерв РККА и откомандированием для работы в Главное управление военных изобретений, с присвоением категории «к-8» (приказ РВС СССР по л/с армии № 0804 от 29.08.1933).

08.1933-05.1936 – инженер Реактивного научно-исследовательского института НКТП СССР.

16.07.1935 – был в составе редколлегии, подписавшей в печать первый сборник «Реактивное движение» (организован реактивной секцией Военно-научного комитета ЦС Осавиахима СССР), посвященного вопросу динамики движения ракет. Однако ни одной статьи для него он не представил.

1935–1936 – принимал участие в создании экспериментальной конструкции спирто-кислородного ЖРД с регенеративным охлаждением (объект 205), который не был внедрен на практике.

06.04.1936 – вместе с А.С. Душкиным (бригадир работ), М.К. Тихонравовым (научным руководителем) и механиками Б.Ф. Фроловым и Ф.Б. Ионовым принимал участие в первом пуске ракеты «АВИАВНИТО». Запуск прошел успешно.

05.1936–1936 – старший инженер, начальник лаборатории РНИИ.

31.05.1936 – перечислен «в счет 1000» с оставлением в кадрах Красной Армии (приказ НКО СССР № 997 от 31.05.1936). Присвоено воинское звание «военинженер

3 ранга» со сроком выслуги один год (приказ НКО СССР № 998 от 31.05.1936).

1936–1937 – начальник 2-го отдела, занимавшегося разработками двигателей на жидком топливе.

05.11.1936 – комиссия в составе: заместителя директора РНИИ Г.Э. Лангемака (председатель), начальника 2-го отдела А.Г. Костикова, начальника 5-го отдела

С.П. Королёва, начальника группы 2-го отдела В.П. Глушко, инженеров 2-го отдела Д.А. Шитова, Л.С. Душкина и начальника лаборатории Голенкина провели приемносдаточные испытания ракетного двигателя ОРМ-65 и сделали заключение о его годности к эксплуатации (Акт от 05.11.1936).

1937 – присвоено воинское звание «военинженер 2 ранга».

15.11.1937-09.1938 – и.о. главного инженера НИИ-3 НКБ.

11.1937–1938 – А.Г. Костиков занимается организационными вопросами Института и налаживанием производственной базы по изготовлению двигателей, занимается строительством лабораторий и их оснащением измерительной аппаратурой и продолжает уделять внимание своей работе по охлаждению жидкостных реактивных двигателей. Работами с пороховыми реактивными двигателями А.Г. Костиков не занимается. Его больше влечет к работам с жидкостными ракетными двигателями, а не с пороховыми, да и время он не может выкроить на те и другие работы, а положение и должность обязывают его интересоваться всей тематикой Института.

24.01.1938 – Указом Президиума Верховного Совета СССР, как лицо кадрового начальствующего состава РККА, прослужившее к 23.02.1938 в рядах РККА 20 лет и в ознаменование ХХ-летия существования Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) и Военно-Морского Флота (ВМФ), награжден юбилейной медалью «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии».

26.04.1938 – присвоено воинское звание «военинженер 1 ранга» (приказ НКО СССР № 01530 от 26.04.1938).

20.06.1938 – возглавил экспертную комиссию, составившую Акт для НКВД о вредительской деятельности

В.П. Глушко и С.П. Королёва. Кроме него, в состав комиссии вошли: А.С. Душкин, Калянова, Дедов.

05.07.1938 – вместе с сотрудником НИИ-3 Н.С. Буториным (председатель Б.М. Слонимер) введен в состав жюри закрытого конкурса «в целях своевременной разработки лучшего качества пускового станка для 132-мм реактивных снарядов по договору с АУ РККА» (приказ директора НИИ-3 № 5 от 05.07.1938).

Принимал участие в разработке метода и осуществлении первого термодинамического расчета ЖРД как главный инженер НИИ-3.

09.1938-07.1942 – заместитель директора НИИ-3 НКБ по научно-технической части.

18.09.-05.10.1938 – в Институте работала «сверхбдительная» комиссия, состоявшая из работников отдела кадров наркомата, потребовавшая от А.Г. Костикова, чтобы он очистил Институт от очередной партии сомнительных сотрудников. В список попали В.А. Артемьев и Ю.А. Победоносцев, и только заступничество Ф.Н. Пойды помогло им избежать увольнения.

01.11.1938 – приехал на Софринский полигон, где должны были проходить испытания первого образца реактивной установки залпового огня, однако, не дождавшись их начала, уехал обратно в Институт.

По воспоминаниям сотрудницы НИИ-3 и свидетельницы этих событий доктора технических наук Л.Б. Кизнер, А.Г. Костиков являлся автором бредовой теории выпрыгивания кристалликов пороха. Баллистический порох – кристалл с зафиксированными в пространстве малюсенькими кристалликами. Последние сгорают в газовой фазе, после того как они выбрасываются газами, проникшими в пространство между кристалликами. Так как кристаллики сгорают в газовой фазе, то в соответствии с теорией теплопередачи в законе горения степень при давлении должна быть меньше единицы.

Под руководством А.Г. Костикова были также проведены опыты по замеру удельного импульса реактивной силы в случае горения длинного заряда при изменении дополнительного объема между камерой и соплом. На основании этих опытов А.Г. Костиков пришел к выводу, что с ростом отношения дополнительного объема к свободному объему камеры сгорания до предельного значения (пока малы теплопотери) возрастает удельный импульс реактивной силы. А это свидетельствует о том, что уменьшается скорость сдувания. Эти работы явились попыткой научного обоснования ошибочной гипотезы Г.Э. Лангемака, выдвинув которую он достаточно быстро понял свою ошибку и практически сразу от нее (теории) отказался.

03.06.1939 – сотрудники НИИ-3 (А.Г. Костиков, А.С. Попов, А.П. Павленко, Ф.Н. Пойда, Л.Э. Шварц) в присутствии К.Е. Ворошилова, Н.Н. Воронова и других представителей высшего командного состава РККА произвели залповую стрельбу снарядами PC-132 (с имитированными головками) с модернизированной ПУ второго варианта.

1939 – в качестве главного инженера НИИ-3 принимал участие в проведении испытаний ракеты 212 конструкции

Королёва с азотно-кислотным двигателем ОРМ-65 конструкции В.П. Глушко.

1939 – в качестве главного инженера НИИ-3 руководил проектированием двигателя РДА-1-150, являющегося модификацией двигателя ОРМ-65.

1939 – официально «за участие в разработке и испытании объектов вооружения Красной Армии», а на самом деле за борьбу с «врагами народа» в институте Указом Президиума Верховного Совета СССР награжден орденом Красной Звезды.

19.02.1940 – в качестве непосредственного исполнителя вместе с конструктором И.И. Гваем и заместителем начальника Главного артиллерийского управления РККА военинженером 1 ранга В.В. Аборенковым, получил авторское свидетельство, занесенное в реестр изобретений СССР за № 3338 на изобретение «механизированной установки для стрельбы ракетными снарядами различных калибров».

28.02.1940 – в качестве главного инженера НИИ-3 принимал участие в проведении испытаний ракетоплана РП-318 конструкции С.П. Королёва с видоизмененным двигателем ОРМ-65, получившим наименование РДА-1-150.

07.06.1940 – директор НИИ-3 Б.М. Слонимер и А.Г. Костиков направили на имя члена Совета оборонной промышленности Комитета обороны при СНК СССР А.К. Ходякова развернутый доклад, в котором по итогам отработки ракетных снарядов различного типа предлагали форсировать работы по созданию систем ракетного вооружения для боевых самолетов, состоящих на вооружении ВВС КА. Предполагалось, что летающие ракетные батареи будут поражать трудноуязвимые для авиации цели, «имеющие броневое перекрытие (танки, надводный морской и речной флот и т. д.)», с пикирования под углами 45–60 град, ракетными бронебойными снарядами калибров 82, 132 и 203 мм. При замене бронебойной головной части РБСов на бетонобойную, «что легко достигается стандартизацией ракетных частей», обеспечивалось поражение «наземных фортификационных сооружений». Поражение других целей с меньшей защитой (автомашины, артиллерия на позиции, огневые средства ПВО, пехота на марше и т. д.) предполагалось обеспечивать ракетными осколочно-фугасными снарядами калибра 132 мм – РОФС-132. Основным козырем применения ракетных снарядов с пикирования являлась повышенная точность стрельбы и мощь боевых частей снарядов, разработанных в НИИ-3. Стрельбу предполагалось вести как одиночно, так и залпом из двух, четырех и восьми снарядов. При этом считалось, что именно залповая стрельба будет давать наибольший эффект. В качестве основных носителей такого оружия предлагалось использовать самолеты И-15бис или И-16 (8 РБС-82), а также пикирующие варианты двух моторных бомбардировщиков СБ (22 РБС-132) и ДБ-3 (9 РБС-203). Размещение ракетных снарядов на СБ предлагалось выполнить комбинированным: 10 РБС-132 разместить на пусковых установках под плоскостями крыла и 12 РБСов – в специальной кассетнице, расположенной в бомболюке самолета и выдвигаемой при стрельбе из бомболюка в воздушный поток. На ДБ-3 ракетные снаряды РБС-203 предлагалось разместить следующим образом: 3 снаряда под фюзеляжем и 10 – под крылом самолета. Предполагалось, что «монтаж и демонтаж ракетного вооружения самолетов (за исключением электропроводки в крыльях самолета)» в полевых условиях будет выполняться техническим составом авиачастей «в течение I ч. до 3,5 ч. в зависимости от типа самолета и калибра РБС». Для отработки методики стрельбы ракетными снарядами с пикирования, совершенствования пусковых установок ракетных орудий, отработки тактики применения ракетных самолетов Б.М. Слонимер и А.Г. Костиков просили выделить для испытаний в НИП АВ ВВС КА один СБ, один ДБ-3 и звено самолетов И-15бис или И-16. Полигон под Ногинском требовалось оборудовать «бетонноми и бронеплощадками размерами 50x50 м».

11.07.1940 – А.Г. Костиков организовал теоретическую группу № 1, с целью продолжения исследований закономерностей влияния различных факторов на кучность стрельбы снарядов. Начальником группы был назначен инженер М.П. Дрязгов.

1940 – в качестве главного инженера НИИ-3 принимал участие в разработке проекта «Ракетный снаряд и мина с дополнительной скоростью на нисходящей ветви траектории (РС-ДС и мина ДС)». На практике не был реализован, т. к. был получен отказ в выдаче авторского свидетельства, в виду отсутствия предмета изобретения.

1940–1941 – в качестве главного инженера, а затем и.о. директора НИИ-3 руководил работами по созданию ракеты РДД-604 конструкции А.С. Душкина с комбинированным двигателем, переходящим после работы порохового заряда на жидкие компоненты. Работа не имела успеха.

09.1940 – на коллегии наркомата боеприпасов А.Г. Костиков заявил, что реактивные установки для снарядов М-13 существуют только в воображении директора Института. Этим А.Г. Костиков мстил директору Института Б.М. Слонимеру за то, что тот ограничивал его самостоятельность, использовав еще при этом на работах по приобретению автомашин. И это происходило тогда, когда А.Г. Костиков добивался возможности руководства работами без директора Института, считая себя уже автором нового оружия – третьего варианта пусковой установки.

21.11.1940 – закончила работу вторая комиссия по расследованию деятельности А.Г. Костикова. Она полностью подтвердила результаты работы первой комиссии (Протокол № 0165 от 21.11.1940). Решением этой комиссии главному инженеру НИИ-3 А.Г. Костикову «за недостаточное техническое руководство отделами ин-та – объявить выговор и предупредить т. Костикова, что, если им до конца этого года не будет принято надлежащих мер к улучшению работы отделов, к нему будут применены суровые меры взыскания…».

29.11.1940 – назначен и.о. директора НИИ-3. В этот день актив НИИ-3 потребовал снятия А.Г. Костикова с занимаемой должности. Но вместо этого он был повышен.

26.12.1940 – А.Г. Костиков собирает ученый совет НИИ-3 для представления пяти работ на соискание Сталинской премии, среди этих работ и наземная ПУ (БМ-13), и реактивное оружие залповой стрельбы для авиации, которое уже было применено в борьбе с японцами. Через несколько дней нарком боеприпасов И.П. Сергеев вычеркнул эту работу из списка соискателей, т. к. разгадал замысел А.Г. Костикова в нужный момент (когда его выгоняли с работы) стать лауреатом Сталинской премии.

1941 – в качестве и.о. директора НИИ-3 «проспал разработку» снаряда М-13 в Институте. Снаряд разрабатывался без его ведома и без его указания. Принимал участие в работах по усовершенствованию снаряда РБС-82; усовершенствованию снаряда РБС-132 (разработка обоих видов снарядов была начата под руководством Г.Э. Лангемака и продолжена под руководством Ю.А. Победоносцева и Л.Э. Шварца); созданию снаряда М-14 конструкции

В.А. Артемьева и Л.Э. Шварца; созданию наземной пусковой установки с поперечными направляющими для снарядов РХС-132 (на вооружение принята не была); созданию наземной пусковой установки с продольными направляющими для снарядов М-13 (конструкции обеих установок разрабатывали И.И. Гвай, Попов, В.Н. Галковский, Павленко и др.).

07.01.1941 – нарком боеприпасов И.П. Сергеев подписал приказ об увольнении А.Г. Костикова из Института.

11.04.1941 – присвоена ученая степень «кандидат технических наук» без защиты диссертации (за ряд теоретических и экспериментальных исследований и работ конструкции специального назначения, якобы разработанных под его руководством) (Приказ ВАК № 1/14 от 11 апреля 1941). В тот же день присвоено ученое звание «старший научный сотрудник» по реактивной технике (за ряд теоретических и экспериментальных исследований и работ конструкции специального назначения, якобы разработанных под его руководством) (Приказ ВАК № 1/14 от 11 апреля 1941).

04.1941 – новый директор НИИ-3 Н.А. Монаков хотел обнародовать приказ и выгнать А.Г. Костикова с работы, однако присвоение ученых степеней и поспешное увольнение Н.А. Монакова из Института остановили это увольнение.

17.06.1941 – на одном из подмосковных полигонов (Нахабино) были проведены стрельбы реактивными снарядами из семи пусковых установок, изготовленных мастерскими НИИ-3 в конце 1940 г. На стрельбах присутствовали: С.К. Тимошенко, Д.Ф. Устинов, Г.К. Жуков, Б.Л. Ванников; из сотрудников НИИ-3 – А.Г. Костиков, Л.Э. Шварц, А.П. Павленко, А.С. Попов. Руководила стрельбами инженер-испытатель полигона А.М. Чувашева. По результатам стрельб оружию была дана высокая оценка.

21.07.1941 – правительство приняло решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и машин БМ-13, а также о начале формирования частей реактивной артиллерии.

07.1941 – новый нарком боеприпасов П.Н. Горемыкин считал нужным наказать А.Г. Костикова в соответствии с резолюцией, выказанной партийным собранием НИИ-3. Исходя из этого, он заготовил приказ о снятии А.Г. Костикова с должности главного инженера НИИ-3 и решил получить на нем визу Маленкова. Однако Указ о присвоении звания Героя Социалистического Труда спутал все планы наркома.

28.07.1941 – встреча с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) И.В. Сталиным.

28.07.1941 – Указом Президиума Верховного Совета СССР «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии» (за реактивный миномет «катюша»), присвоено звание Героя Социалистического Труда. С вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот» № 13.

08.1941 – сдает в фонд обороны денежную премию в размере 25 000 рублей, полученную им за звание Героя Социалистического Труда.

10.1941 – А.Г. Костиков решил «прославиться», подготовив двигатель от ракеты РДД-604 (конструкции Л.С. Душкина) к испытанию. Такой опытный двигатель сначала должен был работать как твердотопливный, а затем на азотной кислоте и керосине. Он был изготовлен в мастерских НИИ-3 без консультаций со специалистами по твердотопливным ракетам. Результатом испытаний двигателя был взрыв огромной силы, уничтоживший испытательный стенд на полигоне. После аварии состоялось партийное собрание, где Н.С. Буторин, Л.Э. Шварц и другие сотрудники обвинили А.Г. Костикова в технической безграмотности и неумении руководить. Была принята резолюция обратиться в наркомат боеприпасов с предложением об освобождении А.Г. Костикова от занимаемой должности.

1941 – до получения указания из райкома партии Тимирязевского района об эвакуации НИИ-3 первым эвакуировался Костиков. Недалеко от Москвы, ввиду сильной бомбежки, шофер, везший Костикова с супругой, отказался вести машину. Однако А.Г. Костиков приказал продолжить путь, пригрозив тем, что иначе его расстреляет. Не испугавшись угрозы, водитель ответил, что А.Г. Костиков сам умеет водить машину, вот пусть садится и едет дальше, а он пешком вернется к своей семье. Вернувшись в Институт, шофер рассказал эту историю. Ввиду поспешного бегства А.Г. Костикова, его соратники А.С. Душкин и бывшая руководительница светокопии Н. Сидорова утверждали, что А.Г. Костикову было дано срочное указание отправиться в Куйбышев.

15.10.1941 – согласно Постановлению СНК СССР в числе других главный конструкторов вооружения и военной техники был эвакуирован в Свердловск.

10.04.1942 – «за выдающиеся изобретения» присуждена Сталинская премия 1-й степени.

04.1942 – принимал участие в конференции по модернизации станков, проходившей под бомбежками в г. Горьком.

16.06.1942 – А.Г. Костиков пишет И.В. Сталину письмо с предложением о начале разработки перехватчика «302», обещая его сделать в нереально короткие сроки.

15.07.1942 – НИИ-3 НКБ преобразован в Государственный институт реактивной техники и был подчинен непосредственно СНК СССР. Директором и главным конструктором института назначен А.Г. Костиков (Постановление № ГОКО-22046 от 15.07.1942).

25.07.1942 – Постановлением СНК СССР присвоено персональное воинское звание «генерал-майор инженерно-авиационной службы».

1943–1944 – был одним из редакторов трудов Научно-исследовательского ордена Красной Звезды института при Совнаркоме СССР.

23.09.1943 – избран членом-корреспондентом Академии наук СССР по отделению технических наук (механика).

18.02.1944 – Постановлением ГКО СССР № 5201 сс А.Г. Костиков был отстранен от должности начальника и главного конструктора Института, а его дело было передано в Прокуратуру Союза ССР.

15.03.1944 – после прочтения приказа Сталина Костиков был арестован органами НКВД в своем кабинете в присутствии В.А. Артемьева за «очковтирательство и обман государства». И выведен без погон под конвоем из здания Института.

20.04.1944 – подписывает протокол допроса, в котором на основании имеющихся у него данных утверждает, что И.Т. Клеймёнов, Г.Э. Лангемак и В.П. Глушко на протяжении ряда лет вели подрывную работу. И что он продолжает утверждать это и сейчас.

18.07.1944 – подписывает протокол допроса, в котором признается, что в 1937 г. сам написал на В.П. Глушко донос и отправил его в ЦК ВКП(б), в котором высказывал подозрения, утверждая, что он занимается вредительством. В этом же протоколе допроса он подписывает слова о том, что при И.Т. Клеймёнове он находился в загоне и получил возможность работать только после его ареста, чем подтверждает свою вину в аресте директора НИИ-3.

02.1945 – официально «за отсутствием состава преступления» освобожден из-под стражи.

06.06.1945 – Указом Президиума Верховного Совета СССР как работник науки, обеспечивший своим доблестным и самоотверженным трудом победу Советского Союза над Германией в Великой Отечественной войне, награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

28.09.1945 – по распоряжению наркома Б.Л. Ванникова в качестве научного руководителя прикомандирован к НИИ-24 (п/я 961) для выполнения спецзадания наркома боеприпасов СССР.

04.-12.1947 – согласно Постановлению Президиума АН СССР состоял в должности уполномоченного АН СССР в Советской зоне оккупации Германии.

12.1947-05.12.1950 – начальник бюро НИИ-24 (п/я 961) Министерства сельскохозяйственного машиностроения СССР. Был научным руководителем четырех и ведущим инженером по двум темам, членом технического и ученого советов института. Одновременно являлся председателем поточной комиссии по новой технике при Президиуме АН СССР, расположенной в Энергетическом институте.

20.09.1947 – Указом Президиума Верховного Совета СССР, как генерал и Герой Социалистического Труда, проживавший в Москве, награжден медалью «В память 800-летия Москвы».

28.02.1948 – Указом Президиума Верховного Совета СССР, как генерал, состоящий к 23.02.1948 в кадрах Вооруженных Сил СССР, награжден юбилейной медалью «30 лет Советской Армии и Флота».

05.12.1950 – умер в г. Москве от сердечного приступа.

11.12.1950 – исключен из списков Советской Армии (приказ ГУ СА № 01846 от 11.12.1950).

По его словам, являлся исполнителем или руководителем более 50 работ, проведенных за период 1933–1950 гг., а также автором 7 работ, опубликованных в закрытых сборниках НИИ-3, НИИ-24, журнале «Самолет» и газете «Красная Звезда».

Награжден:

Золотой медалью «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда, двумя орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Трудового Красного Знамени и Красной Звезды.

Источники:

1 РГВА, Ф. 33987, оп. З, ед. хр. 4.

2 РГВА, Сборник приказов РВСР, 1919 г.

3 «Приказ РВСР № 371 от 28 декабря 1919 г.», цит. по: «Военно-исторический журнал», № 2, 1969, стр. 46.

4 РГАСПИ, ф. 558, оп. 11, ед. хр.446, л. 29.

s РГАСПИ, Ф. 558, оп. 11, ед. хр. 446, лл. 105, 106, 107, 108, 109, 110,111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127.

6 РГВА, ф. 4, оп. 15а, ед. хр. 422, лл. 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, типографский экземпляр, цит. по: «Военный совет при Народном комиссаре обороны СССР. Октябрь 1936 г. Документы и материалы», Москва, РОССПЭН, 2009.

7 ЦАМО, ф. 32, оп.11309, ед. хр. 15, лл. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9. 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31; «Военно-исторический журнал», № 1, 1992.

8 «Докладная записка М.Н. Тухачевского И.В. Сталину от 19 июня 1930 г.», РГАСПИ, ф. 558, оп.11, ед. хр. 446, л. Юоб.

9 «Докладная записка М.Н. Тухачевского К.Е. Ворошилову от 11 января 1930 г.», РГАСПИ, ф. 558, оп. 11,ед. хр. 447, л. 40.

10 «Докладная записка М.Н. Тухачевского на имя И.В. Сталина с копией К.Е. Ворошилову от 19 июня 1930 г.», РГАСПИ, ф. 558, оп.11, ед. хр. 446, л. 8об.

11 «Докладная записка М.Н. Тухачевского К.Е. Ворошилову с копией начальнику Штаба РККА и начальнику вооружений РККА от 11 января 1930 г.», РГАСПИ, ф. 558, оп. 11, ед. хр. 447, л. 38.

12 «Докладная записка М.Н. Тухачевского на имя И.В. Сталина с копией К.Е. Ворошилову от 19 июня 1930 г.», РГАСПИ, ф. 558, оп.11, ед. хр. 446, л. 9об.

13 «Заявление Н.И. Тихомирова в Центральную производственно-техническую комиссию ВСНХ от 14.06.1920», РГАЭ, ф. 3429, оп. 7, ед. хр. 413, лл.5, 6, 7.

14 «Краткая пояснительная записка к смете на разработку «самодвижущихся мин реактивного действия» изобретателя Н.И. Тихомирова», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2217, лл. 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25,26,27,28,29,30,31.

15 «Письмо доктора Слётова», цит. по книге Киселёв А.М., «Дело огромной важности», М., ДОСААФ СССР, 1983.

16 «Отзыв экспертной комиссии на изобретение доктора Слётова от 11.02.1916», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2217, л. 6.

17 «Письмо заместителя председателя президиума ОВИ С.А. Изенбека от 09.06.1923», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2217, л. 81.

18 «Письмо доктора Слётова», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2218, л. 10.

19 «Письмо председателя ОВИ Петрова в адрес Научно-технического комитета морских сил от 15.06.1924», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2218, л. 12.

20 «Письмо Н.И. Тихомирова в адрес управляющего делами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевича от 03.05.1919», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2217, л.4.

21 «Письмо начальника Штаба РККА П.П. Лебедева на имя председателя ВСНХ А.И. Рыкова от 02.03.1912», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2217, л. 36.

22 «Письмо постоянного члена Артиллерийского комитета, военного инженера Н.И. Жуковского в адрес Комитета по делам изобретений от 06.05.1921», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 2217, л. 40.

23 «Доклад начальника «Лаборатории по реализации изобретений инженера Н.И. Тихомирова» Н.И. Тихомирова на заседании КОНАРТОП’а», Архив ВИМАИВиВС, ф. 6р, оп. 1, ед. хр. 422, л. 139.

24 Архив ВИМАИВиВС, ф. 6р, оп. 1, ед. хр. 422, л. 155.

25 «Воспоминания В.А. Артемьева о работе в ГДЛ и РНИИ», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 4, ед. хр. 6.

26 Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 4, ед. хр. 36, л. 47.

27 «Письмо заместителя председателя РВС И.С. Уншлихта на имя начальника ВМС РККА РА. Муклевича от 26.01.1929», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 4, ед. хр. 37, лл. 28–29.

28 «Аттестация выпускника ВТА Б.С. Петропавловского», РГВА, ф. 39338, оп. 1, ед. хр. 38, л. 158, приложенная к «Письму начальника ВТА М.М. Исаева в адрес начальника Командного управления ГУ РККА от 12.04.1929», РГВА, ф. 39338, оп. 1, ед. хр. 38, л. 92.

29 «Протокол № 49 заседания подкомиссии Высшей аттестационной комиссии от 15.04.1929», РГВА, ф. 39338, оп. 1, ед. хр. 38, л. 126об.

30 «Письмо Б.С. Петропавловского К.И. Саркисовой от 27.03.1930», фотокопия, архив В.Б. Петропавловской.

31 «Биография Б.С. Петропавловского», Архив ГДЛ-ОКБ, оп. 5, ед. хр. 13 «П», лл. 68–70.

32 «Анкета для членов и кандидатов в члены РКП (бол-в) Красной Армии и Флота», копия, архив автора.

33 «Аттестация от 26.01.1930 за аттестационный период 1929 г. на состоящего для поручений 1 – го разряда при Реввоенсовете ПВО Ильина Николая Яковлевича», РГВА, ф. 37976, оп. 1, ед. хр. 344, л. 20.

34 «Письмо заместителя начальника АУ РККА Н.М. Роговского в адрес начальника АНИИ АУ РККА от 28.05.1931», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 9651, л. 108.

35 «Положение об уполномоченном начальника вооружений РККА», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 8903, лл. 79–80.

36 «Письмо уполномоченного начальника вооружений РККА по Ленинграду Н.Я. Ильина на имя Президента Главной палаты мер и весов, профессора М.А. Шателена от 08.04.1931», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 137, часть 1, л. 109.

37 «Письмо уполномоченного начальника вооружений РККА по Ленинграду Н.Я. Ильина на имя начальника Военно-хозяйственного отдела Петроса от 06.04.1931», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 137, часть 1, л. 84.

38 «Письмо уполномоченного начальника вооружений РККА по Ленинграду Н.Я. Ильина на имя временно исполняющего обязанности начальника ГДЛ АНИИ Г.Э. Лангемака от 11.03.1931», исх. № 346, Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 137, часть 1, л. 185.

39 «Аттестация от 17.09.1931 за аттестационный период 1929–1931 годов включительно на уполномоченного Технического штаба начальника вооружений РККА в Ленинграде и начальника Газодинамической лаборатории НВ РККА Ильина Николая Яковлевича», РГВА, ф. 37976, оп. 1, ед. хр. 344, л. 22.

40 «Письмо уполномоченного начальника вооружений РККА по Ленинграду Н.Я. Ильина на имя Председателя НТК УВМС РККА П.Ю. Ораса от 20.03.1932», исх. № 25, Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 137, часть 2, л. 86–88.

41 «Письмо уполномоченного начальника вооружений РККА по Ленинграду Н.Я. Ильина на имя заведующего конторой Ленвант’а от 04.06.1932», исх. № 30, Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 137, часть 3, л. 57.

42 «Письмо уполномоченного начальника вооружений РККА по Ленинграду Н.Я. Ильина на имя заместителя начальника Техштаба начальника вооружений РККА от 15.04.1932», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 137, часть 3, лл. 55–56.

43 «Докладная записка начальника ГДЛ Н.Я. Ильина от 20.12.1932», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 137, часть 3, лл. 123–126.

44 «Доклад о состоянии финансово-хозяйственной деятельности КБ и лабораторий ОВИ НВ РККА начальника 3-го сектора ОВИ ТШ НВ РККА Макаренко на имя заместителя начальника вооружений РККА Н.А. Ефимова от 17.06.1932», Архив ГДЛ-ОКБ, ед. хр. 8903, лл. 92–93.

45 «Аттестация от 28.10.1933 за аттестационный период 1932–1933 гг. на уполномоченного начальника вооружений РККА Ильина Николая Яковлевича», РГВА, ф. 37976, оп. 1, ед. хр. 344, л. 24.

46 «Приговор в отношении Н.Я. Ильина от 29.08.1937», Архив УФСБ по Калужской области, ф. 2, Архивно-следственное дело Ильина Николая Яковлевича № П-1196 (П-33197) (23334), лл. 47, 47об. Орфография и пунктуация подлинника.

47 «Докладная записка начальника Высшей военной инспекции ЦКК Н.В. Куйбышева на имя наркома обороны К.Е. Ворошилова от 06.1933», РГВА, ф. 33988, оп. 3, ед. хр. 229, лл. 27–29.

48 «Постановление № 104 сс/о Совета Труда и Обороны «Об организации реактивного института», РГВА, ф. 34272, оп. 1с, ед. хр. 146, л. 134.

Похожие книги из библиотеки

Пистолеты и револьверы. Выбор, конструкция, эксплуатация

В книге изложены история, конструктивные и эксплуатационные особенности наиболее интересных и выдающихся образцов автоматических пистолетов и револьверов – от самого зарождения этого класса оружия до наших дней. Книга рассчитана не на профессионалов стрелкового дела, а на тех мужчин, кто хочет вступить в «оружейный мир» уже вооруженный знаниями – об оружии, его истории, удобстве использования и предназначении.

Кроме того, книга поможет определиться тем, кто в данный момент выбирает для себя гражданское оружие самообороны, и сделать выбор, который, возможно, однажды спасет вам жизнь.

Солдаты и конвенции. Как воевать по правилам

Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.

Израильские танки в бою

Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.