Глав: 8 | Статей: 114
Оглавление
Вся долголетняя история отечественной внешней разведки самым тесным образом связана с судьбами страны. В настоящее время, когда речь заходит об отечественной разведке, то фигурирует в основном XX век. Между тем се исторические корни гораздо глубже и относятся к началу XIX века. На всех этапах своего развития внешняя разведка оставалась надежным и эффективным инструментом решения жизненно важных для государства задач. Были и серьезные успехи, и горькие неудачи. Накоплен богатый, порой уникальный опыт ведения разведывательной работы. В этой книге мы хотели бы рассказать читателям о представителях различных поколений сотрудников и помощников внешней разведки, своим трудом вписавших золотые страницы в се историю.

НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО

НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО

Во второй половине дня 24 декабря 1943 года в Москву в качестве личного гостя посла США Гарримана и руководителя военной миссии США в СССР генерал-майора Дж. Дина прибыл руководитель американской разведки — Управления стратегических служб США (УСС) — генерал-майор Уильям Донован.

Визит Донована в советскую столицу не стал неожиданным для руководства нашей страны. В ходе Тегеранской конференции руководителей трех стран антигитлеровской коалиции, которая проходила с 28 ноября по 1 декабря 1943 года, Сталин лично встретился с Донованом и предложил ему приехать в Москву для установления контакта с руководством советской разведки. Генерал доложил об этом разговоре Ф. Рузвельту и вскоре получил сообщение, что президент США одобрил его поездку в советскую столицу.

В характеристике на Уильяма Донована, направленной в Центр нелегальным резидентом в США Исхаком Ахмеровым и составленной на основании данных, полученных от надежных источников, подчеркивалось: «Близкие к генералу люди характеризуют его как убежденного республиканца типа Гувера и одновременно ирландского католика. За глаза его называют “Диким Биллом”, чем Донован гордится. По характеру он умен, хитер и чрезвычайно энергичен. В кратчайшие сроки ему удалось почти невозможное — сколотить вполне действенную американскую разведку, костяк которой составили вчерашние штатские люди — большей частью юристы, которых Донован знал лично». Руководитель советской внешней разведки Павел Фитин доложил эту характеристику Сталину, и она последнему понравилась. Сталин дал указание Фитину провести в Москве переговоры с представителями американской разведки о возможном сотрудничестве.

Итак, в канун католического Рождества, 24 декабря 1943 года Донован прибыл в Москву. В тот же день вечером состоялась его встреча с Молотовым. Донован подробно рассказал наркому о руководимом им Управлении стратегических служб США, его задачах, функциях и конкретной деятельности в ряде стран, прежде всего на Балканах. В ходе беседы Донован сообщил Молотову о намерении направить в Москву представителя американской разведки, который будет входить в состав военной миссии США, подчиняться непосредственно ее руководителю генералу Дину и координировать вопросы взаимодействия.

27 декабря состоялась встреча Донована с руководителем советской внешней разведки Фитиным и его заместителем Овакимяном, который был представлен американцам как генерал Осипов. В ходе беседы Донован заявил о готовности УСС к совместному сотрудничеству с соответствующими органами СССР «в целях скорейшего разгрома общего врага». Его предложения сводились к следующим основным направлениям сотрудничества: обмениваться разведывательной информацией о противнике; консультироваться по вопросам, связанным с организацией и проведением диверсионной работы на территории врага; содействовать в заброске агентуры и диверсантов в тыл противника и обмениваться материалами по диверсионной технике и радиоаппаратуре и их образцам.

О результатах беседы с руководителем американской разведки нарком госбезопасности СССР Меркулов направил 30 декабря в Государственный Комитет Обороны (Сталину, Молотову, Берии) докладную записку, высказав мнение о возможности принять предложения американцев. В этой же записке нарком предложил назначить представителем советской разведки в США начальника англо-американского отдела 1-го Управления НКГБ подполковника Андрея Траура, который уже имел опыт подобной работы в ходе сотрудничества с английской разведкой во время войны.

В день своего отлета из Москвы, 5 января 1944 года, генерал Донован был проинформирован о положительной реакции советского руководства на достигнутые с Фитиным договоренности.

Таким образом, было положено начало взаимодействию советской и американской разведок. Уже 4 февраля Донован направил во все подразделения УСС указание передавать СССР «оригинальную разведывательную информацию, которая может быть полезна стране, ведущей войну против Германии».

Одновременно в Вашингтоне и Москве активно велась подготовка к обмену представителями, согласовывалось количество сотрудников при каждом представителе, решались организационные вопросы. Граур, его шесть сотрудников и их жены были уже практически готовы к выезду в США, когда случилось непредвиденное.

Вечером 16 марта 1944 года посол США в СССР Гарриман получил телеграмму лично от Рузвельта. Президент сообщал, что обмен представителями откладывается на неопределенное время. Генерал Дин сообщил о решении президента Фитину и Осипову на очередной встрече. Однако начальник внешней разведки воспринял эту новость спокойно. Он заметил, что «поскольку инициатива исходила от американской стороны, мы не возражаем против временной задержки и считаем возможным продолжить наш контакт через генерала Дина и Траура».

Следует отметить, что еще в начале марта в Центр из вашингтонской резидентуры поступили агентурные сведения о том, что «против соглашения между УСС и НКГБ об обмене представительствами резко возражает глава ФБР Эдгар Гувер, который считает, что цель НКГБ — внедрение в государственные секреты других стран». На опасность подобного обмена он указал в письме, направленном на имя личного помощника президента США Г. Гопкинса. В письме Гувер подчеркивал, что «пребывание на американской земле официальных представителей советской внешней разведки будет способствовать внедрению агентов НКГБ во все правительственные структуры США». Глава ФБР просил Гопкинса «воспрепятствовать обмену представителями.

Письмо Гувера было передано в рабочую группу Комитета начальников объединенных штабов США, члены которого ответили, что не находят оснований для изменения соглашения о сотрудничестве. Данное письмо вызвало также крайне негативную реакцию генерала Донована. Оп назвал Гувера глупцом и заявил, что «НКГБ уже имеет своих представителей в США и было бы лучше, если бы здесь была официальная миссия, чтобы иметь возможность контролировать ее сотрудников». Тем не менее президент не изменил своего решения.

В своих мемуарах генерал Дин так рассказывает о беседе с руководителями советской разведки:

«С Фитиным и Осиновым я никогда не встречался дважды в одном и том же месте. Казалось, у них были пристанища по всему городу. Я увидел стол, уставленный водкой, коньяком, фруктами и шоколадом, и они настаивали на угощении. Я был несколько скептичен в отношении сильной выпивки до того, как сообщу свою новость, поскольку я не представлял себе, как она будет воспринята. Однако водка придала мне храбрости, а на партнеров по беседе, вероятно, смягчающее влияние, ибо они проявили “прекрасное понимание” и согласились с тем, чтобы координация между их секретной разведкой и нашей осуществлялась в Москве между ними и мной, выступающим от имени Донована. На этом мы и согласились, и так началось наше сотрудничество, продолжавшееся до конца войны».

Следует отметить, что вопрос об обмене представителями со стороны американцев больше ни разу не поднимался.

Оглавление книги


Генерация: 0.162. Запросов К БД/Cache: 3 / 1