Глав: 5 | Статей: 9
Оглавление
Краткое описание боевого пути, а также характеристик, конструктивных особенностей и возможностей танка КВ.

Приведено значительное количество иллюстративного материала.
Михаил Барятинскийi

Когда война стояла у порога

Когда война стояла у порога

Первым бронетанковым соединением Красной Армии, получившим танки KB, стала 20-я Краснознамённая танковая бригада. В этом соединении опытные образцы новых машин проходили проверку боем при штурме Линии Маннергейма. К июлю 1940 года в составе бригады имелось уже 10 танков установочной партии, вооружённых как 76-мм пушками, так и 152-мм гаубицами, что позволяло начать обучение экипажей. Эта задача облегчалась и наличием в бригаде танкистов, уже имевших опыт боевых действий на новых машинах, и дислокацией бригады в Ленинградском военном округе. Неподалёку находился Ленинград и Кировский завод, специалисты которого оказывали танкистам помощь в решении возникавших эксплуатационных проблем. Однако налаживавшийся ритм боевой учёбы вскоре был нарушен масштабным формированием танковых войск.

Первая волна реформирования совпала с испытаниями опытных образцов КВ и началом серийного производства. Ещё 21 ноября 1939 года, после детального изучения опыта действий танковых войск во время «освободительного похода» в Западную Белоруссию и Западную Украину, Главный Военный Совет принял решение об их реорганизации. Было признано целесообразным иметь однотипную организацию отдельных танковых соединений (бригад), вооружённых танками БТ и Т-26, с дальнейшим перевооружением их средними танками Т-34. Состав бригад предусматривался четырёхбатальонный, с общим количеством 258 машин. Бригады средних (Т-28) и тяжёлых (Т-35) танков намечалось в последующем перевооружить тяжёлыми танками KB, по 156 машин в каждой. Существовавшие четыре управления танковых корпусов подлежали расформированию. Этим же решением Главного Военного Совета в организацию сухопутных войск вводился новый тип соединения – моторизованная дивизия. По штату она состояла из двух мотострелковых, танкового и артиллерийского полков, а также подразделений боевого и материально-технического обеспечения. Дивизии полагалось иметь 257 танков и 73 бронемашины.



Тяжёлый танк КВ-1 на боевой позиции. Ленинградский фронт, осень 1941 года.

К маю 1940 года процесс реорганизации в основном был завершён. Теперь советские танковые войска состояли из четырёх моторизованных дивизий и 39 отдельных танковых бригад (32 легкотанковых, вооружённых Т-26 или БТ; три тяжёлых, оснащённых Т-28, одна тяжёлая с Т-28 и Т-35 и три химических). Они представляли собой полностью сформированные моторизованные и танковые соединения, обеспеченные материальной частью и подготовленными кадрами. Следует отметить, что советские моторизованные дивизии и танковые бригады 1940 года по числу боевых машин были примерно равны немецкой танковой дивизии того же периода. При этом танковые бригады существенно уступали немецкой танковой дивизии по количеству мотопехоты, противотанковой и полевой артиллерии. Тем не менее, новая структура автобронетанковых войск и их боевой состав полностью соответствовали наличию бронетанковой техники, командных и технических кадров, а также сложившимся взглядам и накопленному опыту в области применения этого рода войск. К сожалению, данная структура просуществовала недолго.



Колонна танков КВ-1 на дальних подступах к Ленинграду. 1941 год.

В июне 1940 года в НКО СССР был рассмотрен опыт применения танков на Халхин-Голе и действий немецких танковых войск в Европе. Новое руководство НКО во главе с С. К. Тимошенко решило в сжатые сроки догнать и перегнать Вермахт по количеству и качеству бронетанковых войск. Основной ударной силой их должны были стать танковые дивизии, объединённые в механизированные корпуса.



Танк КВ-1 в атаке. Ленинградский фронт, 1941 год.

Летом 1940 года началось формирование восьми механизированных корпусов и двух танковых дивизий. В октябре – ноябре 1940 года сверх всяких планов в Киевском Особом военном округе развернули девятый мехкорпус. Для формирования этих соединений были использованы личный состав и материальная часть 19 танковых бригад, двух танковых полков и всех танковых батальонов стрелковых дивизий (за исключением 15 дивизий Дальневосточного фронта). В механизированный корпус входили две танковых и одна моторизованная дивизии, мотоциклетный полк и другие части и подразделения. В танковой дивизии полагалось иметь 375 танков (из них – 63 KB) и 91 бронемашину, в моторизованной – 275 лёгких танков. А всего в корпусе – 1 031 танк. Автобронетанковые войска должны были состоять из девяти механизированных корпусов, двух отдельных танковых дивизий, 28 отдельных бригад, а также других подразделений и частей. Для их укомплектования требовалось свыше 18 тыс. танков различных типов, в том числе 6 354 тяжёлых и средних – KB и Т-34.




Застрявший в болоте и подорванный экипажем КВ-2 с башней МТ-1. 2-я танковая дивизия, Прибалтика, июль 1941 года.

Итогом изучения немецкого опыта, к сожалению, стал лишь курс на формирование механизированных корпусов, по своей структуре соответствовавших советским танковым армиям конца Великой Отечественной войны, а по числу танков превосходивших их.

Главной же особенностью германских танковых войск, оставшейся без внимания, было наличие в их составе большого количества мотопехоты и артиллерии. Так, в танковой дивизии на два танковых батальона приходилось четыре мотострелковых и один – мотоциклетно-стрелковый. В масштабах корпуса это соотношение возрастало ещё больше: на четыре танковых батальона приходилось восемь мотострелковых, шесть мотопехотных и три мотоциклетно-стрелковых батальона. Если учесть, что все последние были разновидностью пехотного батальона и незначительно различались между собой организацией и способом транспортировки личного состава, то можно считать, что в среднем на четыре танковых батальона в моторизованном корпусе Вермахта приходилось 17 пехотных.



Танк КВ-2, захваченный немцами прямо на железнодорожной платформе. Июнь 1941 года.

Советская танковая дивизия имела шесть танковых и три мотострелковых батальона. Она в два раза превосходила немецкую по штатному количеству танков, уступая в численности личного состава (11 тыс. против 16 тыс. человек). С одной стороны, ударные возможности немецкой танковой дивизии были вдвое ниже: а с другой, устойчивость соединения на поле боя – выше. Если, конечно, отойти от достаточно распространённого представления о танковом соединении как о безудержно несущейся вперёд армаде танков.

Ещё хуже обстояло дело с артиллерией. В советской танковой дивизии имелось 28 полевых и 12 зенитных орудий, в моторизованной – 44 полевых, 30 противотанковых и 12 зенитных. Немецкой же танковой дивизии по штату полагалось 36 полевых и 24 пехотных орудия, 51 противотанковая пушка и 10 самоходных зенитных орудий, моторизованной – 36 полевых и 52 пехотных орудия, 111 противотанковых пушек и 12 самоходных зенитных орудий.



Немецкие солдаты осматривают оставленный экипажем тяжёлый танк КВ-2 с башней МТ-2. Восточный фронт, 1941 год.

Реорганизация 1940 года привела к существенному снижению боеспособности автобронетанковых войск. Одни части и соединения были расформированы, другие создавались вновь. Шла ротация личного состава, передислокация частей. В августе того же года все KB из состава 20-й тяжёлой танковой бригады были отправлены в г. Львов и включены в состав только что сформированной 8-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса. В это же время в состав 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса, расквартированного в районе Вильно, вошли 13 вновь изготовленных KB (из них 10 – КВ-2). Несколько танков направили в учебные заведения – Военную академию механизации и моторизации в Москве, Ленинградские курсы усовершенствования комсостава танковых войск и Саратовское танкотехническое училище. Последнее в спешном порядке было перепрофилировано и с августа 1940 года стало заниматься подготовкой офицерских кадров для КВ.



Подбитый танк КВ-1 ранних выпусков с пушкой Л-11 и без курсового пулемёта. Скорее всего, эта машина входила в состав 34-и танковой дивизии 8-го механизированного корпуса. Окрестности г. Грудек-Ягеллонский, июнь 1941 года.

По состоянию на 1 декабря 1940 года в Красной Армии имелось 130 танков KB, разбросанных по шести военным округам. При этом ни одна воинская часть, получившая эти танки, не была укомплектована до штата.



Немецкой солдат позирует на танке КВ-1. Надпись на броне указывает, что эта машина подбита усилиями 5-го мотоциклетно-стрелкового батальона. Восточный фронт, лето 1941 года.

Согласно постановлению СНК СССР «О мобилизационном плане на 1941 год», 12 февраля 1941 года началось формирование ещё 21 механизированного корпуса. По этому плану Красная Армия должна была иметь 61 танковую дивизию (в том числе три отдельные) и 31 моторизованную (в том числе две отдельные). Для обеспечения новых формирований требовалось уже около 32 тыс. танков, среди них – 16,6 тыс. Т-34 и КВ. Чтобы выпустить необходимое количество боевых машин при существовавшей в 1940 – 1941 годах мощности танковой промышленности, даже с учётом привлечения новых предприятий, таких, как Сталинградский и Челябинский тракторные заводы, требовалось не менее четырёх-пяти лет. Трудно понять логику принятия такого решения, когда война буквально стояла у порога. Ещё труднее понять, чем руководствовался главный инициатор этих преобразований – начальник Генерального штаба Красной Армии Г. К. Жуков. Впоследствии в своих мемуарах маршал напишет: «Мы не рассчитали объективных возможностей нашей танковой промышленности. Такого количества машин в течение одного года взять было неоткуда, недоставало и технических, командных кадров». Хотелось бы понять, а тогда, в 1941 году это было неизвестно?


Накануне войны, а точнее на 1 июня 1941 года, в войсках насчитывалось 504 танка KB Большая их часть находилась в Киевском Особом военном округе – 278 машин. Западный Особый военный округ имел 116 танков КВ. Прибалтийский Особый – 59, Одесский – 10; Ленинградский военный округ – 6, Московский – 4, Приволжский –19, Орловский – 8, Харьковский – 4. В эксплуатации же находилось только 75 КВ-1 и 9 КВ-2 (из них 2 и 1, соответственно, уже требовали среднего ремонта). С 1 по 21 июня в войска с завода был отправлен ещё 41 танк КВ.


Как правило, подготовка экипажей для новых тяжёлых танков велась (если вообще велась) на машинах любого типа. Например, 3 декабря 1940 года директивой начальника Генерального штаба Красной Армии № 5/4/370 предписывалось «для обучения личного состава и сбережения материальной части боевых машин отпустить, исключительно как учебные, на каждый батальон тяжёлых танков по 10 танкеток Т-27». Трудно представить, как, осваивая танкетку Т-27, можно было научиться вождению и обслуживанию тяжёлого КВ.

При освоении танков КВ-2 возникали проблемы и другого рода. Так, по воспоминаниям командира роты KB 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса Д. Осадчего, танкисты боялись стрелять из этих танков. На огневом рубеже экипаж заряжал 152-мм танковую гаубицу, а затем покидал машину и производил выстрел с помощью длинной верёвки, привязанной к спусковому механизму орудия. Только после того, как командир дивизии генерал-майор Е. Н. Солянкин лично произвёл из КВ-2 несколько выстрелов, танкисты стали вести огонь, не покидая своих машин.



А калибр у них одинаковый! 150-мм самоходное пехотное орудие на шасси танка Pz.I объезжает оставленный экипажем тяжёлый танк КВ-2, вооружённый 152-мм гаубицей. Прибалтика, июнь 1941 года.

Как следствие, к июню 1941 года число подготовленных экипажей для этих машин не превышало 150.


Оглавление книги


Генерация: 0.252. Запросов К БД/Cache: 3 / 1