Глав: 5 | Статей: 9
Оглавление
Краткое описание боевого пути, а также характеристик, конструктивных особенностей и возможностей танка КВ.

Приведено значительное количество иллюстративного материала.
Михаил Барятинскийi

Атакуют полки прорыва

Атакуют полки прорыва

В ноябре – декабре 1942 года в войска стали поступать танки КВ-1С. Ими комплектовались специальные танковые части – гвардейские танковые полки прорыва, имевшие 214 человек личного состава и 21 танк КВ-1С, или «Черчилль». Согласно директиве Ставки ВГК, звание «гвардейский» присваивалось этим полкам сразу при формировании. Они придавались стрелковым и танковым соединениям и предназначались для прорыва обороны противника.

В конце 1942 года полки прорыва приняли боевое крещение на Донском и Воронежском фронтах. Донской фронт, уничтожавший окружённую под Сталинградом немецкую группировку, получил сразу семь таких полков, два из них на танках «Черчилль». Все эти части активно использовались в боях по ликвидации остатков армии Паулюса. На конец января 1943 года в них осталось по 3 – 4 боеспособных танка, которые поддерживали стрелковые подразделения, штурмовавшие последние опорные пункты врага.



Танк КВ-1 на улице Выборга. Ленинградский фронт, 26-й гвардейский танковый полк прорыва, 1944 год.

Активно использовались танки КВ-1С и в летней кампании 1943 года. Например, 6-й гвардейский танковый полк прорыва в мае – июне 1943 года действовал в составе войск Северо-Кавказского фронта. Несколько полков участвовало и в сражении на Курской дуге. Так, на Центральном фронте насчитывалось 70 танков KB, а на Воронежском – 105, что составляло всего 5% от общей численности танков, находившихся в составе этих двух фронтов. Увы, заметного вклада в разгром врага в Курской битве танки KB не внесли. В прорыве так называемого «Миус-фронта» в июле – августе 1943 года принимал участие 1-й гвардейский танковый полк прорыва, приданный 28-й армии Южного фронта. Из-за разрыва между артподготовкой и атакой пехоты в первый день наступления полк понёс тяжёлые потери, составившие до 50% боевых машин – два танка KB сгорели, два были подбиты и шесть подорвались на минах.



Немецкие солдаты осматривают подбитый советский тяжёлый танк КВ-85. Восточный фронт, 1943 год.

В январе 1944 года был сформирован последний гвардейский танковый полк прорыва. А к осени все полки КВ-1С были переименованы в гвардейские тяжёлые танковые полки, получавшие танки ИС. Оставшиеся в строю КВ-1С передали в обычные танковые полки. В 21-й армии Ленинградского фронта к моменту начала Выборгской операции 10 июня 1944 года имелся 26-й гвардейский танковый полк прорыва, частично укомплектованный KB, причём сверх штата. 18 – 20 июня его танки вели бои за Выборг, к моменту окончания которых в нём имелось шесть «Черчиллей» и 32 КВ-1С. В сентябре 1944 года в составе 8-й армии Ленинградского фронта действовал 82-й танковый полк, имевший 11 КВ-1С и 10 «Черчиллей». Полк участвовал в боях за Эстонию, освобождал Таллин и острова Моонзундского архипелага. Кроме того, начиная с лета 1943 года, КВ-1С использовались в качестве командирских машин в тяжёлых самоходно-артиллерийских полках. Некоторые танки КВ-1С прослужили в частях Красной Армии до конца войны. Например, в 3-й гвардейской танковой армии все знали танк командующего – генерал-полковника П. С. Рыбалко Это был видавший виды, весь в шрамах и вмятинах, тяжёлый KB.



Танк КВ-1С в центре польского города Млава, освобождённого войсками Красной Армии. 1 февраля 1945 года.

С сентября 1943 года на вооружение гвардейских танковых полков прорыва начали поступать тяжёлые танки КВ-85. Так, в ноябре 1943 года в 28-ю армию 4-го Украинского фронта прибыл 34-й гвардейский танковый полк прорыва, насчитывавший в своём составе 20 КВ-85. 20 – 23 ноября эти боевые машины при поддержке 40-го тяжёлого самоходно-артиллерийского полка (девять СУ-152) атаковали немецкие позиции у посёлка Екатериновка. В ходе боёв было потеряно восемь КВ-85, огнём которых, в свою очередь, удалось уничтожить пять немецких Pz.IV. В освобождении Крыма весной 1944 года принял участие 1452-й самоходно-артиллерийский полк, имевший довольно своеобразный боевой состав. 11 КВ-85, 5 КВ-1С, 6 СУ-152 и 3 СУ-76. По сути, этот полк был скорее танко-самоходным, чем просто самоходным. Полк действовал под Армянском, освобождал города Евпатория, Саки, Бахчисарай, а 9 мая два оставшихся в строю КВ-85 ворвались в Севастополь.

Документально зафиксирован, по-видимому, единственный случай столкновения танков КВ-85 с «тиграми». Вот что говорится по этому поводу в отчёте о боевых действиях 7-го отдельного гвардейского тяжёлого танкового полка 38-й армии 4-го Украинского фронта с 24 по 31 января 1944 года: «Согласно боевому распоряжению штаба 17-го корпуса, оставшиеся 5 танков и САУ (3 танка КВ-85 и 2 СУ-122) к 7.00 28.01.44 г. заняли круговую оборону в совхозе им Тельмана в готовности к отражению атак танков противника в направлении Росоше, совхоза «Коммунар», совхоза «Большевик». Около танков заняли оборону 50 пехотинцев и 2 противотанковых орудия. У противника было отмечено скопление танков южнее Росоше. В 11 30 противник, силою до 15 танков Т-6 и 13 средних и малых в направлении Росоше и пехотой с юга, предпринял атаку на совхоз им Тельмана.

Занимая выгодные позиции, из-за укрытий строений и стогов, подпустив танки противника на расстояние прямого выстрела, наши танки и САУ открыли огонь и расстроили боевые порядки противника, подбив при этом 6 танков (из них 3 «Тигра») и уничтожив до взвода пехоты. Для ликвидации прорвавшейся немецкой пехоты из состава советской группировки был выделен КВ-85 ст. лейтенанта Кулешова, который огнём и гусеницами выполнил свою задачу. К 13 часам того же дня немецкие войска, не решаясь атаковать советский полк в лоб, обошли совхоз им. Тельмана и завершили окружение советской группировки.



Танковый тягач КВ-Т на улице немецкого города. Германия, 1-й Белорусский фронт, 1945 год.

Бой наших танков в окружении против превосходящих сил противника характеризуется чрезвычайным умением и героизмом наших танкистов. Танковая группа (3 КВ-85 и 2 СУ-122) под командованием командира роты гвардии ст. лейтенанта Подуста, обороняя совхоз им. Тельмана, одновременно не давала немецким войскам перебрасывать войска в другие районы боёв. Танки часто меняли огневые позиции и вели прицельный огонь по немецким танкам, а СУ-122, выходя на открытые позиции, расстреливали пехоту, посаженную на транспортёры и двигавшуюся по дороге на Ильинцы, чем преграждали свободу манёвра немецким танкам и пехоте, а главное, способствовали выходу из окружения частей 17-го стрелкового корпуса. До 19.30 танки продолжали вести бой в окружении, хотя пехоты в совхозе уже не было.

Манёвр и интенсивный огонь, а также использование укрытий для ведения огня позволили почти не понести никаких потерь (кроме 2 раненых), нанеся противнику ощутимый урон в живой силе и технике. За 28.01.44 г. подбито и уничтожено танков «Тигр» – 5 штук, Т-4 – 5 шт., Т-3 – 2 шт., бронетранспортёров – 7 шт., противотанковых орудий – 6 шт., пулемётных точек – 4, повозок с лошадьми – 28, пехоты – до 3 взводов.



Трофей Вермахта – тяжёлый танк КВ-2 в Берлине. Август 1941 года.

В 20.00 танковая группа предприняла прорыв из окружения и к 22.00 после огневого боя вышла в расположение советских войск, потеряв 1 СУ-122 (сгорела)».

Если бы подобным образом наши танковые войска воевали летом 1941 года, то, наверное, война не продлилась бы так долго! За опыт и мастерство пришлось заплатить дорогой ценой.

Снимаемые с вооружения танки КВ-1 и КВ-1С активно переделывались в эвакуационные тягачи. С танка демонтировалась башня, погон закрывался броневым листом, а сама машина комплектовалась буксирными тросами, различными блоками и полиспастами. Такие тягачи, именовавшиеся в армейских документах КВ-Т (тягач), были очень эффективными и могли работать под огнём противника. Обычно они включались в состав эвакуационных рот, танковых бригад, танковых полков прорыва, тяжёлых самоходно-артиллерийских и тяжёлых танковых полков. Изготавливали КВ-Т на ремонтных базах или силами самих танковых частей. Эти машины использовались в войсках вплоть до конца войны, а некоторые и после её окончания.

В заключение несколько слов о применении трофейных танков KB в Вермахте. По имеющимся данным, в немецких частях число их было невелико и вряд ли превышало 50 единиц. В основном это были танки КВ-1 челябинского производства с пушками ЗИС-5. Однако есть сведения и об использовании в Вермахте некоторого количества, скорее всего очень небольшого, танков КВ-2. Судя по фотографиям, на трофейных KB для улучшения обзорности устанавливали командирские башенки от немецких танков Pz.III и Pz.IV. Наиболее же творчески к переоборудованию KB подошли в 22-й немецкой танковой дивизии. Захваченный этим соединением в конце лета 1943 года танк КВ-1 оборудовали не только командирской башенкой, но и перевооружили немецкой 75-мм длинноствольной пушкой.



Тяжёлый танк КВ-1, находившийся в эксплуатации в 1-й немецкой танковой дивизии. Восточный фронт, 1942 год.

В мае 1942 года в ходе подготовки немецкого десанта на о. Мальта (операция «Геркулес») предполагалось сформировать роту из трофейных тяжёлых танков КВ. На них планировалось возложить борьбу с английскими пехотными танками «Матильда», находившимися в составе гарнизона острова. Однако потребного количества исправных танков KB на Восточном фронте не оказалось и эту идею реализовать не удалось, тем более, что и сама высадка на Мальту так и не состоялась.

Один КВ-1 (с дополнительным бронированием) и пушкой Ф-32 осенью 1941 года был захвачен финнами в районе Петрозаводска. Весной 1942 года этот танк вошёл в состав финской армии и применялся до конца 1954 года! В 1942 году финнам достался и также долго прослужил ещё один КВ-1, уже с пушкой ЗИС-5.

Оглавление книги


Генерация: 0.350. Запросов К БД/Cache: 3 / 1