Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

К середине 50-х годов почти одновременно военные руководители Советского Союза и США поставили своим конструкторам-ракетчикам задачу создать баллистическую ракету, способную поражать цели, расположенные на другом континенте. Проблема была из не простых. Предстояло решить массу сложных технических вопросов, связанных с обеспечением доставки ядерного заряда на дальность свыше 9000 км. И решать их пришлось методом проб и ошибок.

Пришедший к власти в СССР Н. С. Хрущев, сознавая уязвимость самолетов стратегической авиации, решил подыскать им достойную замену. Ставку он сделал на ракеты. 20 мая 1954 года выходит совместное постановление правительства и ЦК КПСС о создании баллистической ракеты межконтинентальной дальности. Работы поручили ЦКБ-1. Возглавлявший его С. П. Королев получил широкие полномочия на задействование не только специалистов различных областей промышленности, но и на использование материальных ресурсов. Для проведения летных испытаний межконтинентальных ракет была необходима новая испытательная база, так как полигон Капустин Яр не мог обеспечить требуемые условия. Постановлением правительства от 12 февраля 1955 года положено начало созданию нового полигона (ныне известного как космодром Байконур) для отработки тактико- технических характеристик МБР, запусков ИСЗ, выполнения научно-исследовательских и экспериментальных работ по тематике ракетно-космической техники. Чуть позже в районе станции Плесецк Архангельской области, развернулось строительство объекта под условным названием «Ангара», который должен был стать базой первого соединения, вооруженного новыми ракетами (позднее его стали использовать как полигон и космодром). В трудных условиях пришлось строить стартовые комплексы, технические позиции, измерительные пункты, подъездные пути, жилые и рабочие помещения. Основная тяжесть работ легла на военнослужащих строительных батальонов. Строительство велось ударными темпами и за два года были созданы необходимые условия для проведения испытаний.

К этому времени коллектив ЦКБ-1 создал ракету, получившую обозначение Р-7 (8К71). Первый испытательный пуск был назначен на 15 мая 1957 года в 19.00 по московскому времени. Как и следовало ожидать, он вызвал большой интерес. Прибыли все главные конструкторы ракеты и стартового комплекса, руководители программы от Министерства обороны и ряда других организаций. Все, конечно, надеялись на успех. Однако почти сразу после прохождения команды на запуск двигательной установки, в хвостовом отсеке одного из боковых блоков возник пожар. Ракета взорвалась. Намеченный на 11 июня следующий запуск «семерки» не состоялся по причине неисправности ДУ центрального блока. Конструкторам потребовался месяц упорной и кропотливой работы, чтобы устранить причины выявленных неполадок. И вот 12 июля ракета, наконец, взлетела. Казалось все идет хорошо, но прошло всего несколько десятков секунд полета, и ракета стала отклоняться от заданной траектории. Чуть позже ее пришлось ликвидировать. Как потом удалось выяснить, причиной послужило нарушение управления полетом ракеты по каналам вращения.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-7А (СССР) 1960 г.

Первые пуски показали наличие серьезных недостатков в конструкции Р-7.

При анализе данных телеметрии было установлено, что в определенный момент при опорожнении баков горючего возникали колебания давления в расходных магистралях, которые приводили к повышенным динамическим нагрузкам и к разрушению конструкции. К чести конструкторов с этим дефектом они быстро справились.

Долгожданный успех пришел 21 августа 1957 года, когда стартовавшая ракета полностью выполнила намеченный план полета. А 27 августа в советских газетах появилось сообщение ТАСС: «На днях осуществлен запуск новой сверхдальней многоступенчатой баллистической ракеты. Испытания прошли успешно. Они полностью подтвердили правильность расчетов и выбранной конструкции… Полученные результаты показывают, что имеется возможность пуска ракет в любой район земного шара». Это заявление, естественно, не осталось без внимания за рубежом и произвело должный эффект.

Этот успех открывал широкие перспективы не только в военной области. Еще в конце мая 1954 года С. П. Королев направил в ЦК КПСС и Совет Министров СССР письмо с предложением осуществить практическую разработку искусственного спутника Земли. Н. С. Хрущев одобрил эту идею и с февраля 1956 года началась практическая работа по подготовке первого ИСЗ и наземного комплекса измерений и управления. 4 октября 1957 года в 22.28 по московскому времени ракета Р-7 с первым искусственным спутником на борту стартовала и успешно вывела его на орбиту. 3 ноября был осуществлен запуск первого в мире биологического спутника, в кабине которого находилось подопытное животное- собака Лайка. Эти события имели мировое значение и по праву закрепили за Советским Союзом приоритет в области освоения космоса.

А тем временем испытатели боевой ракеты столкнулись с новыми трудностями. Так как боевой блок поднимался на высоту нескольких сотен километров, то ко времени обратного входа в плотные слои атмосферы он разгонялся до огромных скоростей. Боевой блок круглой формы, разработанный ранее, быстро сгорал. Кроме того, стало ясно, что нужно увеличить максимальную дальность полета ракеты, улучшить ее эксплуатационные характеристики.

12 июля 1958 года было утверждено задание на разработку более совершенной ракеты — Р-7А. Одновременно велась доводка «семерки». В январе 1960 года ее приняли на вооружение только что созданного вида Вооруженных Сил — Ракетных войск стратегического назначения.

Двухступенчатая ракета Р-7 выполнена по «пакетной» схеме. Ее первая ступень представляла собой четыре боковых блока, каждый длиной 19 м и наибольшим диаметром 3 м, расположенные симметрично вокруг центрального блока (вторая ступень ракеты) и соединенные с ним верхним и нижним поясами силовых связей. Конструкция всех блоков одинакова: хвостовой отсек, силовое кольцо, отсек торовых баков для хранения перекиси водорода, используемой в качестве рабочего тела ТНА, бака горючего, бака окислителя и переднего отсека.

На первой ступени, в каждом блоке, устанавливались ЖРД РД-107 конструкции ГДЛ-ОКБ с насосной подачей компонентов топлива. Он имел шесть камер сгорания. Две из них использовались как рулевые. ЖРД развивал тягу у земли 78 т и обеспечивал работу на номинальном режиме в течение 140 секунд.

На второй ступени устанавливался ЖРД РД-108, аналогичный по конструкции с РД-107, но отличавшийся в основном большим числом рулевых камер — 4. Он развивал тягу у земли до 71 т и мог работать на режиме главной ступени 320 секунд.

Топливо для всех двигателей использовалось двухкомпонентное: окислитель- жидкий кислород, горючее — керосин. Зажигание топлива при запуске осуществлялось от пиротехнических устройств. Чтобы достичь заданной дальности полета, конструкторы установили автоматическую систему регулирования режимов работы двигателей и систему одновременного опорожнения баков (СОБ), что позволило сократить гарантированный запас топлива. Ранее такие системы на ракетах не применялись.

«Семерка» оснащалась комбинированной системой управления. Ее автономная подсистема обеспечивала угловую стабилизацию и стабилизацию центра масс на активном участке траектории. Радиотехническая подсистема осуществляла коррекцию бокового движения центра масс и выдачу команды на выключение двигателей, что повышало точностные характеристики ракеты. КВО составило 2,5 км при стрельбе на дальность 8500 км.

Р-7 несла моноблочную ядерную головную часть мощностью 5 Мт. Перед стартом ракету устанавливали на пусковое устройство. Подгоняли емкости с керосином и кислородом и начинался процесс заправки, продолжавшийся почти 2 часа. После прохождения пусковой команды одновременно запускались двигатели первой и второй ступеней. Помехозащищенные радиокоманды управления передавались на борт ракеты со специальных пунктов радиоуправления.

Ракетный комплекс получился громоздким, уязвимым и очень дорогим в эксплуатации. К тому же в заправленном состоянии ракета могла находиться не более 30 суток. Для создания и пополнения необходимого запаса жидкого кислорода для развернутых ракет нужен был целый завод. Очень скоро стало ясно, что Р-7 и ее модификации не могут быть поставлены на боевое дежурство в массовом количестве. Так все и случилось. К моменту возникновения Карибского кризиса Советский Союз располагал всего несколькими десятками таких ракет.

12 сентября 1960 года на вооружение была принята модифицированная ракета Р-7А (8К74). Она имела несколько большую по размерам вторую ступень, что позволило увеличить на 500 км дальность полета, более легкую головную часть и инерциальную систему управления. Но, как и следовало ожидать, добиться заметного улучшения боевых и эксплуатационных характеристик не удалось.

К середине 60-х годов оба ракетных комплекса сняли с вооружения и бывшая МБР Р-7А стала широко использоваться для запуска космических аппаратов в качестве ракеты-носителя. Так, космические корабли серий «Восток» и «Восход» выводились на орбиту трехступенчатой доработанной модификацией «семерки», состоящей из шести блоков: центрального, четырех боковых и блока третьей ступени. Позднее она же стала ракетой-носителем космических кораблей «Союз». За долгие годы космической службы совершенствовались различные системы ракеты, но принципиальных изменений не произошло.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Атлас-D» (США) 1958 г.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Атлас-Е» (США) 1962 г.

В 1953 году командование ВВС США после проведения очередного учения по ядерной бомбардировке объектов, расположенных на территории СССР, и подсчета вероятных потерь своей авиации окончательно склонилось к мнению о необходимости создания МБР. Тактико-технические требования к такой ракете были сформулированы быстро и в начале следующего года фирма «Конвэр» получила заказ на ее разработку.

В 1957 году представители фирмы передали на испытания упрощенный вариант МБР, получившей обозначение HGM-16 и название «Атлас-А». Было построено восемь ракет без головной части и двигателя второй ступени (его пока не смогли довести до полной готовности). Как показали первые пуски, закончившиеся взрывами и отказами, и системы первой ступени были далеки от требуемых кондиций. А тут еще подлило масла" в огонь известие из Советского Союза об успешном испытании межконтинентальной ракеты. В результате генерал Шривер, являвшийся в то время начальником Управления баллистических ракет ВВС США, чуть не потерял свое место и был вынужден давать официальные объяснения по поводу неудач во многих государственных комиссиях.

Годом позже на испытание передали ракету «Атлас-В», выполненную в полной комплектации. В течение всего года проводились пуски на различную дальность. Разработчикам удалось добиться заметного прогресса. 28 ноября 1958 года при очередном запуске ракета пролетела 9650 км и всем стало ясно, что МБР «Атлас» состоялась. Данная модификация предназначалась для отработки головной части и методики боевого применения. Все пуски ракет этой серии завершились успешно (первый — 23 декабря 1958 года). По итогам последних испытаний была заказана партия ракет, получивших обозначение «Атлас-D», для передачи в подразделения САК ВВС. Первый же контрольный пуск МБР из этой серии, состоявшийся 14 апреля 1959 года, завершился аварией. Но это была случайность, что и подтвердилось впоследствии.

На этом работы над ракетой не закончились. Были созданы и приняты на вооружение в 1962 году еще две модификации — Е и F. Называть их принципиально новыми нет оснований. Изменения коснулись аппаратуры системы управления (была ликвидирована система радиоуправления), изменилась конструкция носовой части корпуса ракеты.

Наиболее совершенной считалась модификация «Атлас-F». Она имела смешанную конструкцию. При запуске все двигатели начинали работать одновременно, представляя таким образом одноступенчатую ракету. После достижения определенной скорости производилось отделение хвостовой части корпуса совместно с так называемыми двигателями-ускорителями. Корпус собирался из листовой стали. Внутри размещался единый топливный бак длиной 18,2 м и диаметром 3 м. Его внутренняя полость делилась перегородкой на две части: для окислителя и горючего. Для гашения колебаний топлива внутренние стенки бака имели «вафельную» конструкцию. С этой же целью после первых аварий пришлось установить систему перегородок. К нижнему днищу бака на шпангоуте с помощью разрывных болтов крепилась сбрасываемая в полете хвостовая часть корпуса (юбка), выполненная из стекловолокна.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Атлас-F» (США) 1962 г.

Двигательная установка, состоявшая из маршевого двигателя LR-105, двух стартовых ускорителей LR-89 и двух рулевых двигателей LR-101, размещалась в нижней части ракеты. Все двигатели разработаны в 1954–1958 годах фирмой «Рокетдайн».

Маршевый ЖРД имел время работы до 300 секунд и мог развить тягу на земле 27,2 т. ЖРД LR-89 развивал тягу 75 т, но мог работать всего 145 секунд. Чтобы обеспечить управление полетом по тангажу и крену, его камера сгорания имела возможность отклоняться на угол 5 градусов. Многие элементы этого двигателя были идентичны ЖРД ракеты «Тор». С целью упрощения конструкции для двух ускорителей разработчики предусмотрели общие элементы пусковой системы и газогенератор. Отработанные газы от ТНА использовались для подогрева газообразного гелия, поступающего на наддув топливного бака. Рулевые ЖРД имели тягу 450 кг, время работы 360 секунд и могли отклоняться на угол 70 градусов.

В качестве компонентов топлива употреблялись керосин и переохлажденный жидкий кислород. Горючее использовалось и для охлаждения камер сгорания ЖРД. Для запуска всех трех ТНА применялись пороховые аккумуляторы давления. Расход компонентов регулировался дискретной системой регулирования подачи топлива, специальными датчиками и счетно-решающим устройством. После того как ускорители отрабатывали заданную программу, их сбрасывали вместе с баллонами гелия и юбкой.

На ракете устанавливалась система управления инерциального типа фирмы «Бош Арма» со счетно-решающим устройством дискретного типа и электронным контрольным устройством. Запоминающие элементы были выполнены на ферритовых сердечниках. Программа полета, записанная на магнитную ленту или магнитный барабан, хранилась в шахте для ракеты. Если возникла необходимость заменить программу, то с ракетной базы на вертолетах доставляли новую ленту или барабан. Система управления обеспечивала КВО точек падения боевого блока в радиусе 3,2 км при стрельбе на дальность около 16000 км.

Головная часть МкЗ острой конической формы (на сериях до D включительно ГЧ имела более тупую форму) отделяемого типа в полете стабилизировалась вращением. Ее масса составляла 1,5 т. Ядерный моноблок мощностью 3–4 Мт имел несколько степеней защиты и надежные датчики подрыва. В 1961 году была разработана ГЧ Мк4 массой 2,8 т с более мощным зарядом, но ее решили установить на МБР «Титан-1».

Ракеты «Атлас» базировались в шахтах с подъемными пусковыми столами и имели готовность к пуску около 15 минут. Всего американцы развернули 129 пусковых установок с этими ракетами и на вооружении они состояли до конца 1964 года.

Еще до того, как их сняли с боевого дежурства, «Атласы» стали использовать для космических целей. Ракета «Атлас-D» вывела 20 февраля 1962 года на орбиту космический корабль «Меркурий» с космонавтом на борту. Она же служила первой ступенью трехступенчатой ракеты-носителя «Атлас-Эйбл». Однако все три пуска этой ракеты в 1959–1960 годах с мыса Канаверал закончились неудачно. «Атлас-F» использовалась для вывода на орбиты ИСЗ различного назначения, в том числе «Навстар». Впоследствии «Атласы» использовались в качестве первой ступени составных ракет-носителей «Атлас-Аджена», «Атлас-Бернер-2» и «Атлас-Центавр».

Но вернемся назад. В 1955 году командование стратегических сил ВВС США разработало комплекс требований к более тяжелой ракете, способной нести мощную термоядерную головную часть. Задание на разработку получила фирма «Мартин». Несмотря на огромные усилия, опытно-конструкторские работы по ракете LGM-25A явно затянулись. Только летом 1959 года опытная серия ракет поступила на летные испытания. Первый пуск, состоявшийся 14 августа, был неудачным из-за неисправности, возникшей на второй ступени. Последующие испытания сопровождались многочисленными отказами и авариями. Доводка шла трудно. Только 2 февраля следующего года пришел долгожданный успех. Испытываемая ракета, наконец, взлетела. Казалось бы, что черная полоса закончилась. Но 15 июня при подготовке к старту произошел взрыв. 1 июля пришлось подорвать ракету в полете по причине большого отклонения от заданной траектории. И все же затраченные усилия большого коллектива конструкторов и денежная стимуляция проекта дали свои положительные результаты, что и подтвердили последующие пуски.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Титан-1» (США) 1961 г.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

Старт МБР «Титан-1»

29 сентября был произведен запуск ракеты «Титан-1» (такое название присвоили к тому времени новой МБР) на максимальную дальность с эквивалентом головной части 550 кг, размещенном в специальном экспериментальном корпусе. Ракета, запущенная с полигона Канаверал, пролетела 16000 км и упала в океан в 1600 км к юго-востоку от о. Мадагаскар. Отделившийся от ГЧ на высоте 3 км контейнер с приборами был обнаружен и выловлен поисковой группой. Всего за весь цикл летных испытаний, а он длился до 6 октября 1961 года, был произведен 41 экспериментальный запуск ракет «Титан-1», из которых 31 был признан успешным или частично успешным.

Двухступенчатая МБР «Титан-1» выполнена по схеме «тандем». Каждая ступень имела по два несущих топливных бака из высокопрочного алюминиевого сплава. Силовой набор и обшивка хвостовых и приборных отсеков изготавливались из магниево-ториевого сплава. Несмотря на солидные размеры, сухая масса ракеты не превышала 9 т. Для торможения первой ступени в момент разделения, остаток окислителя из бака выпускался через две реактивных насадки, расположенных на верхнем кольце бака. Одновременно включался маршевый двигатель второй ступени.

В момент старта на земле включался двухкамерный ЖРД LR-87, сконструированный фирмой «Аэроджет дженерал корпорейшн», развивавший тягу 136 т. Запас топлива позволял ему работать в течение 145 секунд. Запуск ТНА, работавшего на основных компонентах топлива, производился сжатым азотом. Охлаждение трубчатых камер сгорания обеспечивалось горючим. Камеры сгорания устанавливались в шарнирных подвесах, что давало возможность создавать управляющие усилия в полете по углам тангажа и рыскания.

Управление по крену реализовывалось за счет установки сопловых насадок, в которые подавались выходящие из ТНА выхлопные газы.

Вторая ступень оснащена однокамерным ЖРД LR-91, развивавшим тягу в вакууме 36,3 т. Время его работы — 180 секунд. Камера сгорания крепилась на кардановом подвесе и имеет трубчатую конструкцию. Часть сопла охлаждалась. Остальная его часть представляла собой двухслойную насадку с внутренним слоем из фенольной пластмассы, усиленной асбестом. Отработанные газы после турбины турбонасосного агрегата выбрасывались через сопло, обеспечивавшее создание усилий по углу крена. Топливо для всех ЖРД двухкомпонентное: горючее — керосин, окислитель — жидкий кислород.

На ракете устанавливалась инерциальная система управления с радиокоррекцией на активном участке траектории с использованием наземной ЭВМ. В ее состав входили РЛС слежения, специальная ЭВМ «Афина» для вычисления действительной траектории, определения момента выключения двигательной установки второй ступени и выработки команд управления. Инерциальное устройство на борту ракеты функционировало всего две минуты и играло вспомогательную роль. СУ обеспечивала точность стрельбы в 1,7 км. МБР «Титан-1» несла отделяемую в полете моноблочную головную часть Мк4 мощностью 4–7 Мт.

Ракета базировалась в защищенных шахтных пусковых установках и имела оперативную готовность к пуску около 15 минут. Ракетный комплекс получился очень дорогим и уязвимым, особенно РЛС слежения и управления. Поэтому первоначально планируемое количество развертываемых ракет этого типа (108) сократили в 2 раза. Им была суждена короткая жизнь. На боевом дежурстве они находились всего три года и в конце 1964 последний отряд МБР «Титан-1» вывели из состава САК.

Обилие недостатков и прежде всего низкая живучесть ракетных комплексов с ракетами «Атлас», «Титан-1» и Р-7 предопределило неминуемую их замену в ближайшем будущем. Еще в период проведения летных испытаний этих ракет советским и американским военным специалистам стало ясно, что нужно создавать новые ракетные комплексы.

13 мая 1959 года специальным постановлением ЦК КПСС и правительства КБ академика Янгеля поручили разработать МБР на высококипящих компонентах топлива. Впоследствии она получила обозначение Р-16 (8К64). Для разработки двигателей и систем ракеты, а также на земной и шахтной стартовых позиций были привлечены конструкторские коллективы, возглавляемые В. Глушко, В. Кузнецовым, Б. Коноплевым и др.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-16 (СССР) 1961 г.

Первоначально Р-16 предполагалось запускать только с наземных пусковых установок. На ее проектирование и проведение летных испытаний отводились крайне сжатые сроки.

В процессе подготовки первого пуска ракеты 23 октября 1960 года после ее заправки компонентами топлива, в электросхеме автоматики двигательной установки появилась неисправность, устранение которой проводилось на заправленной ракете. Поскольку гарантия работоспособности двигателей после заполнения турбонасосного агрегата компонентами топлива определялась в один день, то работы по подготовке к пуску и устранению неисправности велись одновременно. На заключительном этапе подготовки ракеты к полету, от программного токораспределителя прошла преждевременная команда на запуск двигателя второй ступени, вследствие чего возник пожар и произошел взрыв ракеты. В результате аварии погибли значительная часть боевого расчета, ряд руководящих работников, находившихся на стартовой позиции вблизи ракеты, в том числе главный конструктор системы управления Б. М. Коноплев, председатель государственной комиссии по проведению испытаний главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии М. И. Неделин. Стартовая позиция взрывом была выведена из строя. Причины катастрофы изучались правительственной комиссией и по результатам расследования был намечен и реализован комплекс мероприятий по обеспечению безопасности при отработке и испытаниях ракетной техники.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-16 на параде

Второй пуск ракеты Р-16 состоялся 2 февраля 1961 года. Несмотря на то, что ракета упала на трассе полета из-за потери устойчивости, разработчики убедились, что принятая схема жизнеспособна. После анализа результатов и устранения недостатков испытания были продолжены. Напряженная работа позволила закончить летные испытания Р-16 с наземных пусковых установок к концу 1961 года и в этом же году поставить на боевое дежурство первый ракетный полк.

С мая 1960 года проводились работы, связанные с пуском модифицированной ракеты Р-16У (8К64У) из шахтной пусковой установки. В январе 1962 года на полигоне Байконур состоялся первый пуск ракеты из ШПУ. В следующем году боевой ракетный комплекс с МБР Р-16У был принят на вооружение РВСН.

Ракета была выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней. Первая, разгонная ступень состояла из хвостового отсека, бака горючего, приборного отсека, бака окислителя и переходника. Баки несущей конструкции с наддувом в полете: бак окислителя наддувался встречным потоком воздуха, а бак горючего — сжатым воздухом из баллонов, размещенных в приборном отсеке.

Двигательная установка состояла из маршевого и рулевого двигателей. Маршевый ЖРД собран из трех одинаковых двухкамерных блоков. Каждый из них включал две камеры сгорания, ТНА, газогенератор и систему питания топливом. Суммарная тяга всех блоков на земле — 227 т, время работы — 90 секунд. Рулевой ЖРД имел четыре поворотные камеры сгорания с одним турбонасосным агрегатом. Разделение ступеней обеспечивалось пироболтами. Одновременно с их срабатыванием включались четырех тормозных пороховых двигателя, размещенных на первой ступени.

Вторая ступень, служившая для разгона ракеты до скорости, соответствовавшей заданной дальности полета, имела аналогичную конструкцию, что и первая, но была выполнена короче и меньшего диаметра. Оба бака наддувались сжатым воздухом.

Двигательная установка во многом была заимствована от первой ступени, что удешевляло и упрощало производство, но в качестве маршевого двигателя устанавливался только один блок. Он развивал тягу в вакууме 90 т и работал в течение 125 секунд. Конструкторам удалось успешно решить задачу надежного запуска ЖРД в условиях разряженной атмосферы и маршевый двигатель включался после увода отделившейся ступени.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

Установка МБР Р-16 на стартовый стол

Все ракетные двигатели работали на самовоспламеняющихся при контакте компонентах топлива. Для заправки ракеты компонентами топлива, подачи его к камерам сгорания, хранения сжатого воздуха и его выдачи потребителям ракета оборудовалась пневмогидросистемой.

Р-16 имела защищенную автономную систему управления. Она включала автомат стабилизации, систему РКС, СОБ, автомат управления дальностью. В качестве чувствительного элемента системы управления впервые на советских ракетах была применена гиростабилизированная платформа на шарикоподшипниковом подвесе. Точность стрельбы (КВО) составила 2,7 км при полете на максимальную дальность. При подготовке к старту ракета устанавливалась на пусковое устройство так, чтобы плоскость стабилизации находилась в плоскости стрельбы. После этого проводилась заправка баков компонентами топлива. МБР Р-16 оснащалась отделяемой моноблочной головной частью нескольких типов. Так называемая легкая ГЧ имела мощность 3 Мт, а тяжелая — 6 Мт.

Р-16 стала базовой ракетой для создания группировки межконтинентальных ракет РВСН. Р-16У развернули в меньших количествах, так как на строительство шахтных комплексов требовалось больше времени, чем для ввода в строй комплексов с наземными ПУ. К тому же в 1964 году стало ясно, что эта ракета морально устарела. Как и все ракеты первого поколения, эти МБР не могли долго находиться в заправленном состоянии. В постоянной готовности они хранились в укрытиях или шахтах с пустыми баками и требовалось значительное время для подготовки к пуску. Невысока была и живучесть ракетных комплексов. И все же для своего времени Р-16 была вполне надежной и достаточно совершенной ракетой.

Вернемся в 1958 год, в США. И не случайно. Первые испытания МБР с ЖРД внушали тревогу руководителям ракетной программы относительно возможностей завершения испытаний в ближайшее время, да и вызывали сомнения перспективы таких ракет. В этих условиях обратили внимание на твердое топливо. Еще в 1956 году некоторые промышленные фирмы США начали активные работы по созданию относительно больших твердотопливных двигателей. В связи с этим в научно-исследовательском отделе Управления ракет в Рэймо-Вулдриже была собрана группа специалистов, в обязанности которым вменялись сбор и анализ данных по ходу исследований в области двигателей на твердом топливе. В эту группу направили полковника Эдварда Холла, бывшего руководителя ракетной программы «Тор», снятого с должности, как известно, по причине целого ряда неудач на испытаниях этой ракеты. Деятельный полковник, желая реабилитироваться, после глубокого изучения материалов подготовил проект новой ракетной системы, суливший заманчивые перспективы в случае реализации. Проект генералу Шриверу понравился и он запросил у руководства 150 млн. долларов на его разработку. Предлагаемая ракетная система получила шифр WS-133A и название «Минитмен». Но министерство ВВС санкционировало выделение только 50 млн. для финансирования первого этапа, предусматривавшего в основном теоретические исследования. В этом нет ничего удивительного. В то время в США среди военных руководителей высокого ранга и политиков было много сомневающихся относительно возможности быстрой реализации такого проекта, который больше базировался на оптимистических идеях, еще не проверенных на практике.

Получив отказ в полновесных ассигнованиях, Шривер развил бурную деятельность и в конце концов добился выделения в 1959 году круглой суммы — 184 млн. долларов. Шривер не собирался рисковать с новой ракетой, как это было ранее, и сделал все, чтобы не повторить печального опыта. По его настоянию руководителем проекта «Минитмен» назначили полковника Отто Глазера, зарекомендовавшего себя к тому времени способным организатором, вхожим в научную среду и влиятельные круги военно-промышленного комплекса. Такой человек был очень необходим, так как одобрив создание новой ракетной системы, руководство Министерства обороны США поставило жесткие требования — выйти на летные испытания в конце 1960 года и обеспечить принятие на вооружение системы в 1963 году.

Работы развернулись широким фронтом. Уже в июле 1958 года утвердили состав фирм-разработчиков, а в октябре фирма «Боинг» была назначена головной по сборке, монтажу и испытаниям. В апреле-мае следующего года были осуществлены первые натурные испытания ступеней ракеты. Чтобы ускорить их разработку, было принято решение привлечь несколько фирм: фирма «Тиокол кемикэл корпорейшн» разработала первую ступень, «Аэроджет дженерал корпорейшн» — вторую ступень, «Геркулес Паудер корпорейшн» — третью ступень. Все испытания ступеней прошли успешно.

В начале сентября этого же года сенат объявил программу создания ракетной системы «Минитмен» наивысшим национальным приоритетом, что повлекло дополнительное выделение на ее осуществление 899,7 млн. долларов. Но несмотря на все меры, начать летные испытания в конце 1960 года не удалось. Первый испытательный пуск МБР «Минитмен-1А» состоялся 1 февраля 1961 года. И сразу удача. По тем временам для американского ракетостроения этот факт был «фантастическим успехом». По этому поводу поднялась громкая шумиха. Газеты преподносили ракетную систему «Минитмен» как воплощение технического превосходства США. Утечка информации не была случайной. Ее использовали как средство устрашения Советского Союза, отношения с которым у Соединенных Штатов Америки резко обострились прежде всего, из-за Кубы.

Однако реальные дела обстояли не так радужно. Еще в 1960 году, до начала летных испытаний, стало ясно, что «Минитмен-1 А» не сможет летать на дальность свыше 9500 км. Впоследствии испытания подтвердили это предположение. В октябре 1961 года разработчики приступили к работам по усовершенствованию ракеты с целью повышения дальности полета и мощности головной части. Позже эта модификация получила обозначение «Минитмен-1В». Но отказываться от развертывания ракет серии А тоже не собирались. В конце 1962 года было принято решение об их постановке на боевое дежурство в количестве 150 штук на ракетной базе ВВС Мальстром, штат Монтана.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Минитмен-1В» и установщик ракеты

В начале 1963 года закончились испытания МБР «Минитмен-1В» и в конце этого года она стала поступать на вооружение. К июлю 1965 года создание группировки из 650 ракет этого типа закончилось. Испытания ракеты «Минитмен-1» проводились на Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг). Всего с учетом учебно-боевых пусков было запущено 54 ракеты обоих модификаций.

Для своего времени МБР LGM-30A «Минитмен-1» была весьма совершенной. И что очень важно, она имела, как заявил представитель фирмы «Боинг», «…неограниченные возможности для совершенствования». Это была не пустая бравада и ниже читатель в этом сможет убедиться. Трехступенчатая, с последовательным разделением ступеней, ракета была выполнена из современных для того времени материалов.

Корпус двигателя первой ступени изготавливался из специальной стали с высокой чистотой и прочностью. На его внутреннюю поверхность наносилось покрытие, обеспечивавшее связь корпуса с топливным зарядом. Оно же служило теплозащитой, позволявшей компенсировать изменение объема топлива при колебаниях температуры заряда. РДТТ М-55 имел четыре поворотных сопла. Развивал тягу на земле в 76 т. Время его работы — 60 секунд. Топливо смесевое, состоящие из перхлората аммония, сополимера полибутадиена, акриловой кислоты, эпоксидной смолы и порошкообразного алюминия. Заливка заряда в корпус контролировалась специальной ЭВМ.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-9А (СССР) 1965 г.

Двигатель второй ступени имел корпус из титанового сплава. Заряд смесевого топлива на основе полиуретана заливался в корпус. Аналогичная ступень ракеты «Минитмен-1В» имела заряд несколько большей массы. Четыре поворотных сопла обеспечивали управление полетом. РДТТ М-56 развивал тягу в вакууме 27 т.

Двигатель третьей ступени имел корпус из стеклопластика. Он развивал тягу в 18,7 т. Продолжительность его работы составляла около 65 секунд. Заряд топлива по составу был схож с зарядом РДТТ второй ступени. Четыре поворотных сопла обеспечивали управление по все углам.

Инерциальная система управления, построенная на базе ЭВМ последовательного типа, обеспечивала управление полетом ракеты на активном участке траектории и точность стрельбы (КВО) 1,6 км. «Минитмен-1 А» несла моноблочную ядерную головную часть Мк5 мощностью 0,5 Мт, которая нацеливалась на заранее определенную цель. «Минитмен-1 В» оснащалась моноблочной ядерной ГЧ Мк11 мощностью 1 Мт. Перед стартом она могла быть нацелена на один из двух возможных объектов поражения. Ракеты хранились в шахтных пусковых установках и могли быть запущены через минуту после поступления пусковой команды с пункта управления отряда. Маршевый двигатель первой ступени запускался непосредственно в шахте, и чтобы снизить нагрев корпуса горячими газами он покрывался с внешней стороны специальной защитной краской.

Наличие на вооружении такой ракетной системы значительно повышало потенциал ядерных сил США, а также создавало условия для нанесения внезапного ядерного удара по противнику. Ее появление вызвало большую озабоченность у советского руководства, так как МБР Р-16 при всех ее достоинствах явно уступала американской ракете по живучести и боеготовности, а разрабатываемая в ОКБ-1 МБР Р-9А (8К75) еще не прошла летные испытания. Она создавалась в соответствии с постановлением правительства от 13 мая 1959 года, хотя отдельные работы по проектированию подобной ракеты начались гораздо раньше.

Начало летно-конструкторских испытаний Р-9 (на первом старте 9 апреля 1961 года присутствовал С. П. Королев) полностью удачными не назовешь. Сказалась недоведенность ЖРД первой ступени-подвели сильные пульсации давления в камере сгорания. Его поставили на ракету под нажимом В. Глушко. Хотя двигательные установки для этой ракеты решено было создавать на конкурсной основе руководитель ГДЛ-ОКБ не мог уронить престиж своего коллектива, считавшегося головным в двигателестроении.

Это и стало причиной взрывов при первых пусках. В конкурсе также приняли участие конструкторские коллективы под руководством А. Исаева и Н. Кузнецова. ОКБ последнего в результате свертывания программы строительства двигателей для самолетов осталось практически без заказов. ЖРД Кузнецова был построен по более совершенной замкнутой схеме с дожиганием отработанного турбогаза в основной камере сгорания. В ЖРД же Глушко и Исаева, создаваемых по открытой схеме, отработанный в турбонасосном агрегате газ сбрасывался через выхлопной патрубок в атмосферу. Работы всех трех ОКБ дошли до стадии стендовых испытаний, но конкурсного отбора не получилось. Верх все равно взял «лоббистский» подход ОКБ Глушко.

В конце концов, неполадки в двигателях устранили. Однако испытания затянулись, так как от первоначального способа старта с наземной ПУ отказались в пользу шахтного варианта. Одновременно с увеличением надежности ракеты специалистам ОКБ-1 пришлось решать проблему, от которой зависела сама возможность нахождения «девятки» на боевом дежурстве. Речь идет о способах длительного хранения больших количеств жидкого кислорода для заправки баков ракеты. В результате была создана система, обеспечивавшая потери кислорода не более 2–3 % в год.

Летные испытания завершились в феврале 1964 года, а 21 июля 1965-го ракета под индексом Р-9А была принята на вооружение и состояла на боевом дежурстве до второй половины 70-х годов.

Конструктивно Р-9А делилась на первую ступень, состоявшую из хвостового отсека двигательной установки с обтекателями сопел и короткими стабилизаторами, несущих топливных баков горючего и окислителя цилиндрической формы и ферменного переходника. В обечайку межбакового отсека были «врезаны» приборы системы управления.

«Девятка» отличалась сравнительно коротким участком работы первой ступени, вследствие чего разделение ступеней происходило на высоте, где влияние скоростного напора на ракету еще значительно. На ракете был реализован так называемый «горячий» способ разделения ступеней, при котором двигатель второй ступени запускался в конце работы маршевого двигателя первой ступени. При этом горячие газы истекают через ферменную конструкцию переходника. Из-за того, что в момент разделения ЖРД второй ступени работал только на 50 % номинальной тяги и короткая вторая ступень была аэродинамически неустойчива, рулевые сопла не могли справиться с возмущающими моментами. Для устранения этого недостатка конструкторы установили специальные аэродинамические щитки на внешней поверхности сбрасываемого хвостового отсека, раскрытие которых при разделении ступеней смещало центр давления и повышало устойчивость ракеты. После выхода ЖРД на рабочий режим тяги обтекатель хвостового отсека вместе с этими щитками сбрасывался.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-9А(СССР) 1965 г.

С появлением у США систем засечки пусков МБР по мощному факелу двигателей, короткий участок работы первой ступени стал достоинством «девятки». Ведь чем меньше время существования факела, тем сложнее системам ПРО реагировать на такую ракету. На Р-9А были установлены двигатели на кислородно-керосиновом топливе. Именно такому топливу С. Королев уделял особое внимание, как нетоксичному, высокоэнергетичному и дешевому в производстве.

На первой ступени стоял четырехкамерный РД-111 с выхлопом отработанного парогаза из ТНА через неподвижное сопло между камерами. Чтобы обеспечить управление ракетой, камеры были выполнены качающимися. Двигатель развивал тягу в 141 т и работал в течение 105 секунд.

На второй ступени установили четырехкамерный ЖРД с рулевыми соплами РД-461 конструкции С. Косберга. Он обладал рекордным по тому времени удельным импульсом среди кислородно-керосиновых двигателей и развивал тягу в вакууме 31 т. Максимальное время работы — 165 секунд. Для быстрого вывода двигательных установок на номинальный режим и воспламенения компонентов топлива служила специальная система запуска с пирозажигательными устройствами.

На ракете устанавливалась комбинированная система управления, обеспечивавшая точность стрельбы (КВО) на дальностях свыше 12000 км не более 1,6 км. На Р-9А от радиотехнического канала со временем отказались.

Для МБР Р-9А были разработаны два варианта моноблочных ядерных головных частей: штатная и тяжелая, массой 2,2 т. Первая имела мощность 3 Мт и могла быть доставлена на дальность свыше 13500 км, вторая — 4 Мт. С ней дальность полета ракеты достигала 12500 км.

В результате введения ряда технических новшеств ракета получилась компактной, пригодной для запуска как с наземных, так и из шахтных пусковых установок. Ракета, запускавшаяся с наземного пускового устройства, дополнительно имела переходную раму, которая крепилась к хвостовому отсеку первой ступени.

Несмотря на свои достоинства, к моменту постановки первого ракетного полка на боевое дежурство «девятка» уже не в полной мере удовлетворяла комплексу требований к боевым стратегическим ракетам. И не удивительно, так как она относилась к МБР первого поколения и сохранила присущие им черты. Превосходя по боевым, техническим и эксплуатационным характеристикам американскую МБР «Титан-1», она уступала новейшим «Минитменам» по точности стрельбы и времени подготовки к пуску, а эти показатели к концу 60-х стали решающими. Р-9А стала последней боевой ракетой на кислородно-керосиновом топливе.

Бурное развитие электроники в начале 60-х годов открыло новые горизонты для разработки военных систем различного назначения. Для ракетостроения этот фактор имел огромное значение. Появилась возможность создать более совершенные системы управления ракетами, способные обеспечить высокую точность попадания, в значительной мере автоматизировать эксплуатацию ракетных комплексов, а главное, автоматизировать системы централизованного боевого управления, способные обеспечить гарантированное доведение пусковых приказов до МБР, исходящих только от верховного командования (президента) и исключить несанкционированное применение ядерного оружия.

Первыми к этим работам приступили американцы. Создавать совершенно новую ракету им не потребовалось. Еще в период работы над ракетой «Титан-1» стало ясно, что характеристики ее можно улучшить за счет внедрения новых технологий в производство. В начале 1960 года конструкторы фирмы «Мартин» взялись за модернизацию ракеты, а заодно и за создание нового стартового комплекса.

Начавшиеся в марте 1962 года летно- конструкторские испытания подтвердили правильность выбранной технической стратегии. Во многом быстрому продвижению работ способствовало то, что новая МБР унаследовала многое от своей предшественницы. В июне следующего года ракету «Титан-2» приняли на вооружение СЯС, хотя контрольные и учебно- боевые пуски еще продолжались. Всего с начала испытаний по апрель 1964 года с Западного ракетного полигона провели 30 запусков ракет этого типа на различную дальность. Ракета «Титан-2» предназначалась для поражения важнейших стратегических объектов. Первоначально планировалось поставить на дежурство 108 единиц, заменив все «Титан-1». Но планы менялись, и в результате ограничились 54 ракетами.

Несмотря на близкое родство, МБР «Титан-2» имела много отличий от своей предшественницы. Изменился способ наддува топливных баков. Бак окислителя на первой ступени наддувался газообразной четырехокисью азота, баки горючего обеих ступеней — охлажденным генераторным газом, бак окислителя второй ступени вообще не имел наддува. При работе двигателя этой ступени постоянство тяги обеспечивалось за счет поддержания неизменного соотношения компонентов топлива в газогенераторе с помощью сопел Вентури, установленных в магистралях топливопитания. Было заменено и топливо. Для питания всех ЖРД применили стабильные аэрозин-50 и четырехокись азота.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Титан-2» в полете

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Минитмен-2» в ШПУ

На первой ступени установили модернизированный двухкамерный ракетный двигатель LR-87 с тягой на земле 195 т. Его турбонасосный агрегат раскручивался при помощи порохового стартера. Подвергся модернизации и маршевый ЖРД второй ступени LR-91. Увеличилась не только его тяга (до 46 т), но и степень расширения сопла. Кроме того, в хвостовой части установили два рулевых РДТТ.

На ракете применили огневое разделение ступеней. Маршевый двигатель второй ступени включался при падении давления в камерах сгорания ЖРД до 0,75 номинала, что давало эффект торможения. В момент разделения включались два тормозных двигателя. При отделении головной части от второй ступени последняя тормозилась тремя тормозными РДТТ и уводилась в сторону.

Полетом ракеты управляла инерциальная система управления с малогабаритной ГСП и ЦВМ, выполнявшей 6000 операций в секунду. В качестве запоминающего устройства применили облегченный магнитный барабан емкостью 100000 единиц информации, что позволило хранить в памяти несколько полетных заданий для одной ракеты. Система управления обеспечивала точность стрельбы (КВО) 1,5 км и автоматическое проведение, по команде с пункта управления, цикла предстартовой подготовки и пуска ракеты.

Благодаря увеличению забрасываемого веса, на «Титан-2» установили более тяжелую моноблочную головную часть Мкб мощностью 10–15 Мт. Кроме того, она несла комплекс пассивных средств преодоления ПРО.

За счет размещения МБР в одиночных шахтных пусковых установках удалось значительно повысить их живучесть. Так как ракета находилась в шахте в заправленном состоянии, возросла оперативная готовность к старту. Требовалось чуть более минуты для того, чтобы ракета после получения приказа устремилась к выбранной цели.

До появления советской ракеты Р-36 межконтинентальная баллистическая ракета «Титан-2» была самой мощной в мире. На боевом дежурстве она стояла до 1987 года. Модифицированная ракета «Титан-2» применялась и в мирных целях для вывода на орбиту космических аппаратов различного назначения, в том числе космических кораблей «Джемини». На ее основе были созданы различные варианты ракет-носителей «Титан-3».

Получила свое дальнейшее развитие и ракетная система «Минитмен». Этому решению предшествовала работа специальной сенатской комиссии, в задачу которой вменялось определить дальнейший и по возможности более экономный путь развития стратегических вооружений для США. В выводах комиссии значилось, что необходимо развивать наземный компонент американских СЯС на базе ракеты «Минитмен».

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Титан-2» (США) 1963 г.

В июле 1962 года фирма «Боинг» получила заказ на разработку ракеты LGM-30F «Минитмен-2». Чтобы выполнить требования заказчика, конструкторам понадобилось создать новые вторую ступень и систему управления. Но ракетный комплекс — это не только ракета. Потребовалось значительно модернизировать наземное технологическое и техническое оборудование, системы командных пунктов и пусковых установок. В конце лета 1964 года новая МБР была готова к летным испытаниям. 24 сентября с Западного ракетного полигона был осуществлен первый пуск МБР «Минитмен-2». Весь комплекс испытаний удалось завершить за год и в декабре 1965 года началось развертывание этих ракет на базе ВВС Гранд- Форкс, штат Северная Дакота. Всего с учетом учебно-боевых пусков, проводившихся штатными расчетами для приобретения опыта боевого применения, за период с сентября 1964 по конец 1967 года с базы Ванденберг состоялось 46 запусков МБР этого типа.

На ракете «Минитмен-2» первая и третья ступени не отличались от аналогичных ступеней ракеты «Минитмен-1 В», но вторая была полностью новой. Фирма «Аэроджет дженерал корпорейшн» разработала РДТТ SR-19 с тягой в вакууме 27 т и временем работы до 65 секунд. Корпус двигателя изготавливался из титанового сплава. Применение топлива на основе полибутадиена позволило получить более высокий удельный импульс. Чтобы достичь заданной дальности стрельбы, пришлось на 1,5 т увеличить запас топлива. Так как ракетный двигатель теперь имел только одно фиксированное сопло, конструкторам пришлось разработать новые способы создания управляющих усилий.

Управление по углам тангажа и рыскания осуществлялось путем регулирования вектора тяги за счет впрыска фреона в закритическую часть сопла РДТТ через четыре отверстия, расположенных по окружности на равном расстоянии друг от друга. Управляющие усилия по углу крена реализовывались четырьмя небольшими реактивными соплами, которые были встроены в корпус двигателя. Их функционирование обеспечивал пороховой аккумулятор давления. Запас фреона хранился в тороидальном баке, надетом на верхнюю часть сопла.

На ракете установили инерциальную систему управления с универсальным цифровым счетно-решающим устройством, собранном на микросхемах. Все гироскопы чувствительных элементов ГСП находились в раскрученном состоянии, что позволяло поддерживать ракету в очень высокой готовности к пуску. Выделявшиеся при этом избытки тепла удалялись системой термостатирования. Гироблоки могли работать в таком режиме непрерывно в течение 1,5 лет, после чего их приходилось заменять. Запоминающее устройство на магнитном диске обеспечивало хранение восьми полетных заданий, рассчитанных для различных объектов поражения.

При нахождении ракеты на боевом дежурстве ее система управления использовалась для проведения проверок, калибровки бортового оборудования и других задач, решаемых в процессе поддержания боевой готовности. При стрельбе на максимальную дальность она обеспечивала точность стрельбы (КВО) 0,9 км.

«Минитмен-2» оснащалась моноблочной ядерной головной частью Мк11 двух модификаций, отличавшихся мощностью заряда (2 и 4 Мт). На ракете удалось разместили средства преодоления противоракетной обороны.

К началу 1971 года вся группировка МБР «Минитмен-2» была полностью развернута. Первоначально планировалось поставить военно-воздушным силам 1000 ракет этого типа (модернизировать 800 ракет «Минитмен-1А(В)» и построить 200 новых). Но военному ведомству пришлось уменьшить запросы. В итоге на боевое дежурство поставили только половину (200 новых и 300 модернизированных) ракет.

После установки в пусковые шахты ракет «Минитмен-2» на первых же проверках выявились отказы бортовой системы управления. Поток таких отказов заметно возрастал и единственная ремонтная база в городе Ньюарк не могла справиться с объемом ремонтных работ из-за ограниченных производственных возможностей. Пришлось для этих целей задействовать мощность завода-изготовителя фирмы «Отонетикс», что сразу же сказалось на темпах производства новых ракет. Положение еще более осложнилось, когда на ракетных базах началась модернизация МБР «Минитмен-1В». Причиной же этого пренеприятного для американцев явления, повлекшего к тому же задержку в развертывании всей группировки ракет, являлось то, что еще на этапе разработки тактико-технических требований был заложен недостаточный уровень надежности системы управления. С заявками на ремонт удалось справиться только к октябрю 1967 года, что конечно потребовало дополнительных денежных расходов.

На начало 1993 года в боевом составе СЯС США числилось 450 развернутых МБР «Минитмен-2» и ололо 50 ракет в резерве. Естественно, что за долгий срок эксплуатации ракета модернизировалась с целью повышения ее боевых возможностей. Совершенствование некоторых элементов системы управления позволило повысить точность стрельбы до 600 м. Производилась замена топливных зарядов на первых и третьих ступенях. Необходимость таких работ была вызвана старением топлива, что сказывалось на надежности ракет. Повышалась защита пусковых установок и командных пунктов ракетных комплексов.

Со временем такое достоинство как многолетний срок эксплуатации, превратилось в недостаток. Все дело в том, что сложившаяся кооперация фирм, занятых производством ракет и комплектующих изделий для них на этапе разработки и развертывания, стала распадаться. Периодическое обновление различных систем ракет требовало изготовления изделий, которые давно не выпускались и расходы на поддержание группировки ракет в боеготовом состоянии неуклонно возрастали.

В СССР первой поступившей на оснащение РВСН МБР второго поколения стала ракета УР-100, разработанная под руководством академика Владимира Николаевича Челомея. Задание было выдано возглавляемому им коллективу 30 марта 1963 года соответствующим постановлением правительства. Кроме головного КБ привлекалось значительное число смежных организаций, что позволило отработать все системы создаваемого ракетного комплекса в короткие сроки. Весной 1965 года на полигоне Байконур начались летные испытания ракеты. 19 апреля состоялся пуск с наземной пусковой установки, а 17 июля — первый пуск из шахты. Первые испытания показали недоведенность двигательной установки и системы управления. Однако устранение этих недостатков много времени не заняло. 27 октября следующего года всю программу летных испытаний удалось полностью завершить. 24 ноября 1966 года боевой ракетный комплекс с ракетой УР-100 был принят на вооружение ракетных полков.

МБР УР-100 была выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней. Топливные баки несущей конструкции имели совмещенное днище. Первая ступень состояла из хвостового отсека, двигательной установки, баков горючего и окислителя. Двигательная установка включала четыре маршевых ЖРД с поворотными камерами сгорания, выполненных по замкнутой схеме. Двигатели имели высокий удельный импульс тяги, что позволило ограничить время работы первой ступени.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР PC-10 (СССР) 1971 г.

Вторая ступень по конструкции аналогична первой, но меньших размеров. Ее двигательная установка состояла из двух ЖРД: маршевого однокамерного и рулевого четырехкамерного.

Для повышения энергетических возможностей двигателей, обеспечения заправки и слива компонентов ракетного топлива ракета имела пневомогидравлическую систему. Ее элементы размещались на обеих ступенях. В качестве компонентов топлива применили самовоспламеняющиеся при взаимном контакте азотный тетроксид и несимметричный диметилгидразин.

На ракете установили инерциальную систему управления, которая обеспечивала точность стрельбы (КВО) 1,4 км. Ее составные подсистемы распределялись по всей ракете. УР-100 несла отделявшуюся в полете от второй ступени моноблочную головную часть с ядерным зарядом мощностью 1 Мт.

Большим достоинством было то, что ракета ампулизировалась (изолировалась от внешней среды) в специальном контейнере, в котором она транспортировалась и хранилась в шахтной пусковой установке в течение нескольких лет в постоянной готовности к пуску. Применение мембранных клапанов, отделяющих топливные баки с агрессивными компонентами от ракетных двигателей, позволило держать ракету постоянно заправленной. Стартовала ракета непосредственно из контейнера. Контроль технического состояния ракет одного боевого ракетного комплекса, а также предстартовая подготовка и пуск проводились дистанционно с единого командного пункта.

МБР УР-100 получила дальнейшее развитие в ряде модификаций. В 1970 году на вооружение стали поступать ракеты УР-100 УТТХ, имевшие более совершенную систему управления, более надежную головную часть и комплекс средств преодоления противоракетной обороны.

Еще раньше, 23 июля 1969 года на полигоне Байконур начались летные испытания другой модификации этой ракеты, получившей войсковое обозначение УР-100К(РС-10). Они завершились 15 марта 1971 года, после чего началась замена ракет УР-100.

Новая ракета превосходила своих предшественниц по точности стрельбы, надежности и эксплуатационным характеристикам. Были доработаны двигательные установки обеих ступеней. Повышен ресурс работы ЖРД, а также их надежность. Был разработан новый транспортно- пусковой контейнер. Его конструкция стала более рациональной и удобной, что позволило облегчить обслуживание ракеты и сократить в три раза время регламентных работ. Установка новой аппаратуры контроля дала возможность полностью автоматизировать цикл проверок технического состояния ракет и систем пусковых установок. Повысилась защищенность сооружений ракетного комплекса.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР УР-100 в ТПК на параде

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР PC-10 в сборе без головной части (вне пускового контейнера)

Для начала 70-х годов ракета имела высокие боевые характеристики и надежность. Дальность полета составила 12000 км, точность доставки моноблочной головной части мегатонного класса- 900 м. Все это определило долгий срок ее службы не раз продлевавшийся комиссией главного конструктора: принятый на вооружение РВСН в октябре 1971 года боевой ракетный комплекс с ракетой УР-100К стоял на боевом дежурстве до 1994 года. Кроме того, семейство PC-10 стало самым массовым из всех советских МБР.

16 июня 1971 года с Байконура в свой первый полет стартовала последняя модификация этого семейства — ракета УР-100У. Она была оснащена головной частью с тремя боевыми блоками рассеивающегося типа. Каждый блок нес ядерный заряд мощностью 350 кт. В ходе испытаний была достигнута дальность полета 10500 км. В конце 1973 года эта МБР поступила на вооружение.

Следующей МБР второго поколения, поступивший на оснащение РВСН, стала Р-36 (8К67) — родоначальница советских тяжелых ракет. Постановлением правительства от 12 мая 1962 года КБ академика Янгеля поручалось создать ракету, способную весомо подкрепить амбиции Н. С. Хрущева. Она предназначалась для поражения важнейших стратегических объектов противника, защищенных средствами ПРО. В техническом задании предусматривалось создание ракеты в двух вариантах, которые должны были отличаться способами базирования: с наземным стартом (по типу американского «Атласа») и с шахтным- по типу Р-16У. От бесперспективного первого варианта отказались быстро. И тем не менее, ракету разработали в двух вариантах. Но теперь они различались принципом построения системы управления. Первая ракета имела чисто инерциальную систему, а вторая — инерциальную с радиокоррекцией. При создании комплекса особое внимание обращалось на максимальное упрощение стартовых позиций, которые разрабатывало КБ под руководством Е. Г. Рудяка: повышалась их надежность, исключалась из пускового цикла заправка ракет, вводился дистанционный контроль основных параметров ракеты и систем в процессе боевого дежурства, подготовки к пуску и дистанционный пуск ракеты.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-36 (СССР) 1967 г.

1 — верхняя часть кабельного короба; 2 — бак окислителя второй ступени; 3 — бак горючего второй ступени; 4 — датчик давления системы регулирования тяги; 5 — рама крепления двигателей к корпусу; 6 — турбонасосный агрегат; 7 — сопло ЖРД; 8 — рулевой ЖРД второй ступени; 9 — тормозной пороховой двигатель первой ступени; 10 — защитный обтекатель рулевого двигателя; 11 — заборное устройство; 12 — бак окислителя первой ступени; 13 — блок системы управления ракеты, расположенный на первой ступени; 14 — бак горючего первой ступени; 15 — защищенный трубопровод подачи окислителя; 16 — крепление рамы ЖРД к корпусу хвостового отсека первой ступени; 17 — камера сгорания ЖРД; 18 — рулевой двигатель первой ступени; 19 — дренажный патрубок; 20 — датчик давления в баке горючего; 21 — датчик давления в баке окислителя.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-36 на параде

Испытания проводились на полигоне Байконур. 28 сентября 1963 года состоялся первый пуск, который завершился неудачно. Несмотря на первоначальные неполадки и отказы члены государственной комиссии под руководством генерал- лейтенанта М. Г. Григорьева признали ракету перспективной и в конечном успехе не сомневались. Принятая к тому времени система испытаний и отработки ракетного комплекса позволила одновременно с летными испытаниями развернуть серийное производство ракет, технологического оборудования, а также строительство стартовых позиций. В конце мая 1966 года весь цикл испытаний был завершен, а 21 июля следующего года БРК с МБР Р-36 приняли на вооружение.

Двухступенчатая Р-36 выполнена по схеме «тандем» из высокопрочных алюминиевых сплавов. Первая ступень обеспечивала разгон ракеты и состояла из хвостового отсека, двигательной установки и несущих топливных баков горючего и окислителя. Топливные баки наддувались в полете продуктами сгорания основных компонентов и имели устройства для гашения колебаний.

Двигательная установка состояла из шестикамерного маршевого и четырехкамерного рулевого жидкостных ракетных двигателей. Маршевый ЖРД собирался из трех одинаковых двухкамерных блоков, укрепленных на общей раме. Подачу компонентов топлива к камерам сгорания обеспечивали три ТНА, турбины которых раскручивались продуктами сгорания топлива в газогенераторе. Суммарная тяга двигателя у земли составляла 274 т. Рулевой ЖРД имел четыре поворотные камеры сгорания с одним общим турбонасосным агрегатом. Камеры устанавливались в «карманах» хвостового отсека.

Вторая ступень обеспечивала разгон до скорости, соответствующей заданной дальности стрельбы. Ее топливные баки несущей конструкции имели совмещенное днище. Размещенная в хвостовом отсеке двигательная установка состояла из двухкамерного маршевого и четырехкамерного рулевого жидкостных ракетных двигателей. Маршевый ЖРД РД-219 по конструкции во многом аналогичен двигательным блокам первой ступени. Основным отличием было то, что камеры сгорания были рассчитаны на большую степень расширения газа и их сопла также имели большую степень расширения. В состав двигателя входили две камеры сгорания, питающий их ТНА, газогенератор, агрегаты автоматики, двигательная рама и другие элементы. Он развивал тягу в вакууме 101 т и мог работать в течение 125 секунд. Рулевой двигатель по конструкции не отличался от двигателя, установленного на первой ступени.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР Р-36 на старте

Все ЖРД ракеты были разработаны конструкторами ГДЛ-ОКБ. Для их питания применялось двухкомпонентное самовоспламеняющиеся при контакте топливо: окислитель — смесь окислов азота с азотной кислотой, горючее — несимметричный диметилгидразин. Для заправки, слива и подачи компонентов топлива к ракетным двигателям на ракете устанавливалась пневмогидросистема.

Ступени отделялись друг от друга и головной части посредством срабатывания разрывных болтов. Для исключения соударений было предусмотрено торможение отделившейся ступени за счет срабатывания тормозных пороховых двигателей.

Для Р-36 разработали комбинированную систему управления. Автономная инерциальная система обеспечивала управление на активном участке траектории и включала автомат стабилизации, автомат дальности, систему СОБ, обеспечивающую одновременную выработку окислителя и горючего из баков, систему разворота ракеты после старта на назначенную цель. Система радиоуправления должна была корректировать движение ракеты в конце активного участка. Однако в процессе летных испытаний стало ясно, что автономная система обеспечивает заданную точность стрельбы (КВО около 1200 м) и от радиосистемы отказались. Это позволило значительно снизить финансовые затраты и упростить эксплуатацию ракетного комплекса.

МБР Р-36 оснащалась моноблочной термоядерной головной частью одного из двух типов: легкой — мощностью 18 Мт и тяжелой — мощностью 25 Мт. Для преодоления противоракетной обороны противника на ракете устанавливался надежный комплекс специальных средств. Кроме того, имелась система аварийного уничтожения боевого заряда, которая срабатывала при отклонениях параметров движения на активном участке траектории сверх допустимых.

Пуск ракеты производился автоматически из одиночной ШПУ, где она хранилась в заправленном состоянии в течение 5 лет. Длительный срок эксплуатации был достигнут путем герметизации ракеты и создания оптимального температурно-влажностного режима в шахте. БРК с Р-36 обладал уникальными боевыми возможностями и значительно превосходил американский комплекс аналогичного назначения с ракетой «Титан-2» прежде всего по мощности ядерного заряда, точности стрельбы и защищенности.

Последней из советских ракет этого периода, поступившей на вооружение, стала боевая твердотопливная МБР PC-12. Но еще задолго до этого, в 1959 году, в конструкторском бюро, возглавляемом С. П. Королевым, началась разработка экспериментальной ракеты с двигателями на твердом топливе, предназначенной для поражения объектов в интервале средних дальностей. По результатам испытаний агрегатов и систем этой ракеты конструкторы сделали вывод, что можно создать и межконтинентальную ракету. Развернулась дискуссия между сторонниками и противниками этого проекта. В то время советская технология создания больших смесевых зарядов только зарождалась, и естественно были сомнения в конечном успехе. Слишком все было ново. Решение на создание твердотопливной ракеты приняли на самом «верху». Не последнюю роль сыграли известия из США о начале испытаний МБР на смесевом твердом топливе. 4 апреля 1961 года вышло в свет постановление правительства, в котором КБ Королева назначалось головным по созданию принципиально нового боевого ракетного комплекса стационарного типа с межконтинентальной ракетой на твердом топливе, оснащенной моноблочной головной частью. К решению этой задачи привлекались многие научно-исследовательские организации и конструкторские бюро. Для испытания межконтинентальных ракет и реализации ряда других программ 2 января 1963 года создается новый испытательный полигон Плесецк.

В процессе разработки ракетного комплекса пришлось решать сложные научно- технические и производственные проблемы. Так, были разработаны смесевые твердые топлива, крупногабаритные заряды двигателей и освоена технология их изготовления. Создана принципиально новая система управления. Был разработан новый тип пусковой установки, обеспечивающий старт ракеты на маршевом двигателе из глухого пускового стакана.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

РС-12, вторая и третья ступени без ГЧ

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР PC-12 (СССР) 1968 г.

Первый пуск ракеты РТ-2П состоялся 4 ноября 1966 года. Испытания проводились на полигоне Плесецк под руководством государственной комиссии. Потребовалось ровно два года, чтобы полностью рассеять все сомнения скептиков. 18 декабря 1968 года ракетный комплекс с этой ракетой был принят на вооружение частей РВСН.

Ракета РТ-2П имела три ступени. Для их соединения между собой применили соединительные отсеки ферменной конструкции, позволявшие свободно выходить газам маршевых двигателей. Двигатели второй и третьей ступени включались за несколько секунд до срабатывания пироболтов.

Ракетные двигатели первой, второй ступеней имели стальные корпуса и сопловые блоки, состоящие из четырех разрезных управляющих сопел. Ракетный двигатель третьей ступени отличался от них тем, что имел корпус смешанной конструкции. Все двигатели были выполнены в разных диаметрах. Сделано это было для того, чтобы обеспечить заданную дальность полета. Для запуска РДТТ использовались специальные воспламенители, укрепленные на передних днищах корпусов.

Система управления ракеты — автономная инерциальная. Она состояла из комплекса приборов и устройств, осуществлявших управление движением ракеты в полете с момента пуска и до перехода к неуправляемому полету головной части. В системе управления были применены счетно-решающие приборы и маятниковые акселерометры. Элементы СУ размещались в приборном отсеке, установленном между головной частью и третьей ступенью, а ее исполнительные органы — на всех ступенях в хвостовых отсеках. Точность стрельбы составила 1,9 км.

МБР несла моноблочный ядерный заряд мощностью 0,6 Мт. Контроль технического состояния и пуск ракет проводился дистанционно с командного пункта БРК. Важными для войск особенностями этого комплекса явились простота эксплуатации, сравнительно небольшое количество обслуживающих агрегатов и отсутствие средств заправки.

Появление у американцев систем ПРО потребовало модернизации ракеты применительно к новым условиям. Работы начались в 1968 году. 16 января 1970 года на полигоне Плесецк состоялся первый испытательный пуск модернизированной ракеты. Спустя два года ее приняли на вооружение.

Модернизированная РТ-2П отличалась от своей предшественницы более совершенной системой управления, головной частью, мощность ядерного заряда которой увеличили до 750 кт, и улучшенными эксплуатационными характеристиками. Точность стрельбы повысилась до 1,5 км. Ракету оснастили комплексом преодоления систем противоракетной обороны. Поступившие на оснащение ракетных частей в 1974 году модернизированные РТ-2П и доработанные до их технического уровня ранее выпущенные ракеты стояли на боевом дежурстве до середины 90-х годов.

К концу 60-х годов начали складываться условия для достижения паритета ядерных средств между США и Советским Союзом. Последний, быстро наращивая боевой потенциал своих СЯС и прежде всего РВСН, в ближайшие годы мог догнать Соединенные Штаты Америки по числу носителей ядерных зарядов. За океаном такая перспектива политиков и военных высокого ранга не радовала.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

РС-12, первая ступень

Очередной виток гонки ракетных вооружений был связан с созданием разделяющихся головных частей с боевыми блоками индивидуального наведения (РГЧ типа МИРВ). Их появление было вызвано стремлением с одной стороны иметь как можно большое число ядерных зарядов для поражения целей, а с другой — отсутствием возможности бесконечно увеличивать число ракет-носителей по целому ряду экономических и технических причин.

Более высокий уровень развития науки и техники на тот момент позволил американцам первыми приступить к работам по созданию РГЧ. Первоначально в специальном научном центре разрабатывались головные части рассеивающегося типа. Но они годились только для поражения площадных целей из-за невысокой точности наведения. Такой РГЧ оснастили БРПЛ «Поларис-АЗТ». Повысить точность наведения позволило внедрение мощных бортовых ЭВМ. В конце 60-х годов специалисты научного центра закончили разработку РГЧ индивидуального наведения Мк12 и Мк17. Их успешные испытания на армейском полигоне «Уайт- Сэндз» (там испытывались все американские головные части с ядерным зарядом) подтвердили возможность их применения на баллистических ракетах.

Носителем Мк12, конструкцию которой разработали представители фирмы «Дженерал электрик» стала МБР «Минитмен-3», к проектированию которой фирма «Боинг» приступила в конце 1966 года. Обладая высокой точностью стрельбы, она по замыслу американских стратегов должна была стать «грозой советских ракет». За основу взяли предыдущую модель. Значительных переделок не потребовалось и в августе 1968 года новую ракету передали на Западный ракетный полигон. Там по программе летно- конструкторских испытаний за период с 1968 по 1970 год было проведено 25 пусков из которых только шесть признаны неудачными. После завершения этой серии провели еще шесть демонстрационных пусков для высокого начальства и вечно сомневающихся политиков. Все они прошли успешно. Но и они не стали последними в истории этой МБР. За долгую ее службу было осуществлен 201 пуск как в целях испытаний, так и в учебных целях. Ракета показала высокую надежность. Только 14 из них закончились неудачно (7 % от общего числа).

С конца 1970 года «Минитмен-3» стала поступать на вооружение САК ВВС США для замены всех оставшихся на то время ракет серии «Минитмен-1В» и 50 ракет «Минитмен-2».

МБР «Минитмен-3» конструктивно состоит из трех последовательно расположенных маршевых РДТТ и пристыкованной к третьей ступени РГЧ с обтекателем. Двигатели первой и второй ступеней — М-55А1 и SR-19, унаследованные от предшественников. РДТТ SR-73 сконструирован фирмой «Юнайтед текнолоджиз» специально для третьей ступени этой ракеты. Он имеет скрепленный твердотопливный заряд и одно неподвижное сопло. При его работе управление по углам тангажа и рыскания осуществляется посредством впрыска жидкости в закритическую часть сопла, а по крену- с помощью автономной газогенераторной системы, установленной на юбке корпуса.

Новая система управления марки NS-20 разработана отделением «Отонетикс» фирмы «Рокуэлл интернэйшнл». Она предназначена для управления полетом на активном участке траектории; расчета параметров траектории в соответствии с записанным в запоминающие устройства трехканальной БЦВМ полетным заданием; расчета команд управления на приводы исполнительных механизмов ракеты; управления программой разведения боеголовок при наведении их на индивидуальные цели; осуществления самоконтроля и контроля функционирования бортовых и наземных систем в процессе боевого дежурства и предстартовой подготовки. Основная часть аппаратуры размещена в герметичном приборном отсеке. Гироблоки ГСП при несении боевого дежурства находятся в раскрученном состоянии. Выделяющееся тепло удаляется системой термостатирования. СУ обеспечивает точность стрельбы (КВО) 400 м.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Минитмен-3» (США) 1970 г.

I — первая ступень; II — вторая ступень; III — третья ступень; IV — головная часть; V — соединительный отсек; 1 — боевой блок; 2 — платформа боевых блоков; 3 — электронные блоки автоматики боевых блоков; 4 — пусковое устройство РДТТ; 5 — заряд твердого топлива ракетного двигателя; 6 — теплоизоляция ракетного двигателя; 7 — кабельный короб; 8 — устройство вдува газа в сопло; 9 — сопло РДТТ; 10 — соединительная юбка; 11 — хвостовая юбка.

На конструкции головной части Мк12 остановимся особо. Конструктивно РГЧ состоит из боевого отсека и ступени разведения. Кроме того, может устанавливаться комплекс средств преодоления ПРО, в котором используются дипольные отражатели. Масса головной части с обтекателем — чуть больше 1000 кг. Обтекатель первоначально имел оживальную форму, затем триконическую и изготавливался из титанового сплава. Корпус боеголовки двухслойный: внешний слой — теплозащитное покрытие, внутренний — силовая оболочка. Наверху устанавливается специальный наконечник.

В нижней части ступени разведения находится двигательная установка в состав которой входят двигатель осевой тяги, 10 двигателей ориентации и стабилизации и два топливных бака. Для питания двигательной установки используется двухкомпонентное жидкое топливо. Вытеснение компонентов из баков осуществляется давлением сжатого гелия, запас которого хранится в сферическом баллоне. Тяга двигателя осевой тяги- 143 кг. Продолжительность работы ДУ- около 400 секунд. Мощность ядерного заряда каждого боевого блока — 330 кт.

В сравнительно короткие сроки была развернута группировка из 550 ракет «Минитмен-3» на четырех ракетных базах. Ракеты находятся в ШПУ в 30-секундной готовности к пуску. Старт осуществлялся непосредственно из ствола шахты после выхода на рабочий режим РДТТ первой ступени.

Все ракеты «Минитмен-3» не раз подвергались модернизации. Заменялись заряды ракетных двигателей первой и второй ступеней. Повышались характеристики системы управления за счет учета погрешностей комплекса командных приборов и разработки новых алгоритмов. В результате точность стрельбы (КВО) составила 210 м. В 1971 году началось осуществление программы по повышению защищенности шахтных пусковых установок. Она предусматривала усиление конструкции шахты, установку новой системы подвески ракет и ряд других мероприятий. Все работы завершили в феврале 1980 года. Защищенность ШПУ удалось довести до значения 60–70 кг/см?.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР РС-20А с РГЧ (СССР) 1975 г.

1 — первая ступень; 2 — вторая ступень; 3 — соединительный отсек; 4 — головной обтекатель; 5 — хвостовой отсек; 6 — несущий бак первой ступени; 7 — боевой блок; 8 — двигательная установка первой ступени; 9 — рама крепления двигательной установки; 10 — бак горючего первой ступени; 11 — магистрали ПГС первой ступени; 12 — трубопровод подачи окислителя; 13 — бак окислителя первой ступени; 14 — силовой элемент соединительного отсека; 15 — рулевой ЖРД; 16 — двигательная установка второй ступени; 17 — бак горючего второй ступени; 18 — бак окислителя второй ступени; 19 — магистраль ПГС; 20 — аппаратура системы управления.

30 августа 1979 года была завершена серия из 10 летных испытаний, проводившихся для отработки усовершенствованной РГЧ Мк12А. Ее установили взамен прежней на 300 ракетах «Минитмен-3». Мощность заряда каждого боевого блока довели до 0,5 Мт. Правда, несколько уменьшилась площадь разведения блоков и максимальная дальность полета. В целом эта МБР является надежной и способна поражать цели на всей территории бывшего Советского Союза. Специалисты считают, что она будет находиться на боевом дежурстве до начала следующего тысячелетия.

Появление на вооружении СЯС США ракет с РГЧ резко ухудшило положение СССР. Советские МБР сразу попали в разряд морально устаревших, так как они не могли решать целый ряд вновь возникших задач, и главное — значительно снизилась вероятность нанесения эффективного ответного удара. Можно было не сомневаться, что боеголовки ракет «Минитмен-3» в случае возникновения ядерной войны нанесут удары по шахтным пусковым установкам и командным пунктам РВСН. А вероятность такой войны в то время была весьма высока. К тому же во второй половине 60-х годов в США активизировались работы в области противоракетной обороны.

Проблема не могла быть разрешена путем только созданием новой МБР. Требовалось совершенствовать систему боевого управления ракетным оружием, повышать защиту командных пунктов и пусковых установок, а также решить еще целый ряд попутных задач. После i детальной проработки специалистами вариантов развития РВСН и доклада результатов исследований руководству государства, было решено развивать тяжелые и средние ракеты, способные нести значительную полезную нагрузку и обеспечить достижение паритета в области ядерных вооружений. Но это означало, что Советский Союз втягивается в новый виток гонки вооружений, причем в области наиболее опасной и дорогостоящей.

Днепропетровскому КБ, которое после смерти М. Янгеля возглавил академик В. Ф. Уткин, поручили создать тяжелую ракету. Там же параллельно развернулись опытно-конструкторские работы над ракетой с меньшей стартовой массой.

Тяжелая МБР РС-20А в свой первый испытательный полет отправилась 21 февраля 1973 года с полигона Байконур. Ввиду сложности решаемых технических задач, отработка всего комплекса затянулась на два с половиной года. В конце 1975 года, 30 декабря, новый БРК с этой ракетой был поставлен на боевое дежурство. Унаследовав от Р-36 все лучшее, новая МБР стала самой мощной ракетой в своем классе.

Ракета выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней и конструктивно включала первую, вторую и боевую ступенни. Топливные баки несущей конструкции изготавливались из металлических сплавов. Разделение ступеней обеспечивалось срабатыванием разрывных болтов.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР РС-20А с моноблочной ГЧ

Маршевый ЖРД первой ступени объединил четыре автономных двигательных блока в единую конструкцию. Управляющие усилия в полете создавались за счет отклонения сопловых блоков.

Двигательная установка второй ступени состояла из маршевого ЖРД, выполненного по замкнутой схеме и четырехкамерного рулевого двигателя, выполненного по открытой схеме. Все жидкостные ракетные двигатели работали на высококипящих самовоспламеняющихся при контакте компонентах жидкого топлива.

На ракету устанавливалась автономная инерциальная система управления, работу которой обеспечивал бортовой цифровой вычислительный комплекс. Для повышения надежности БЦВК все его основные элементы имели резервирование. В процессе боевого дежурства бортовая вычислительная машина обеспечивала обмен информацией с наземными устройствами. Наиболее важные параметры технического состояния ракеты контролировались системой управления. Применение БЦВК позволило добиться высокой точности стрельбы. КВО точек падения боевых блоков составило 430 м.

МБР этого типа несли особенно мощное боевое оснащение. Существовало два варианта головных частей: моноблочная, мощностью 24 Мт и РГЧ с 8-ю боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 900 кт каждый. На ракете установили усовершенствованный комплекс преодоления противоракетных оборонительных систем.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР РС-20Б (СССР) 1980 г.

Ракета РС-20А, помещенная в транспортно-пусковой контейнер, устанавливалась в шахтную пусковую установку типа ОС в заправленном состоянии и могла находиться на боевом дежурстве длительное время. Подготовка к старту и пуск ракеты осуществлялись автоматически после получения системой управления пусковой команды. Чтобы исключить несанкционированное применение ракетно- ядерного оружия, система управления принимала к исполнению только команды, определенным кодовым ключом. Реализовать такой алгоритм позволило внедрение на всех командных пунктах РВСН новой системы централизованного боевого управления.

На вооружении эта ракета состояла до середины 80-х годов, пока ее не заменили на РС-20Б. Своим появлением она, как впрочем и все ее современницы в РВСН, обязана разработке американцами нейтронных боеприпасов, новым достижениям в области электроники и машиностроения, возрастанием требований к боевым и эксплуатационным характеристикам ракетных комплексов стратегического назначения.

МБР РС-20Б отличалась от своей предшественницы более совершенной системой управления и доработанной до уровня современных требований боевой ступенью. За счет мощной энергетики число боевых блоков на РГЧ довели до 10.

Изменилось и само боевое оснащение. Так как точность стрельбы возросла, появилась возможность уменьшить мощность ядерных зарядов. В результате дальность полета ракеты с моноблочной головной частью удалось довести до 16000 км.

Ракеты Р-36 нашли применение и в мирных целях. На их базе создана ракета-носитель для вывода на орбиту космических аппаратов серии «Космос» различного назначения.

Другим детищем КБ Уткина стала МБР PC-16А. Хотя она первой поступила на испытания (пуск на Байконуре состоялся 26 декабря 1972 года), на вооружение ее приняли в один день вместе с РС-20 и PC-18, рассказ о которых еще впереди.

Ракета РС-16А — двухступенчатая, с двигателями на жидком топливе, выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней в полете. Корпус ракеты имеет цилиндрическую форму с конической головной частью. Топливные баки несущей конструкции.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР РС-20В в полете

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

Космический ракетный комплекс «Циклон» на базе РС-20Б

Двигательная установка первой ступени состояла из маршевого жидкостного ракетного двигателя, выполненного по замкнутой схеме и рулевого четырехкамерного ЖРД, выполненного по открытой схеме с поворотными камерами сгорания.

На второй ступени устанавливался один маршевый однокамерный ЖРД, сконструированный по замкнутой схеме, с вдувом в закритическую часть сопла части истекающего газа для создания управляющих усилий в полете. Все ракетные двигатели работают на высококипящих, самовоспламеняющихся при контакте окислителе и горючем. Для обеспечения устойчивого режима работы двигателей топливные баки наддувались азотом. Заправка ракеты осуществлялась после установки в пусковую шахту.

На ракету установили автономную инерциальную систему управления с бортовым вычислительным комплексом. Она обеспечивала управление всеми системами ракеты в процессе боевого дежурства, предстартовой подготовки и пуска. Заложенные алгоритмы функционирования СУ в полете позволили обеспечить точность стрельбы (КВО) не более 470 м. Ракета РС-16А оснащалась разделяющейся головной частью с четырьмя боевыми блоками индивидуального наведения, каждый из которых содержал ядерный заряд мощностью в 750 кт.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР PC-16А (СССР) 1975 г.

1 — первая ступень, 2 — вторая ступень, 3 — приборный отсек, 4 — хвостовой отсек, 5 — обтекатель головной части, 6 — соединительный отсек, 7 — двигательная установка первой ступени, 8 — рулевой ЖРД, 9 — рама крепления двигательной установки, 10 — бак горючего первой ступени, 11 — трубопровод подачи окислителя, 12 — бак окислителя первой ступени, 13 — магистраль ПГС, 14 — рама крепления двигательной установки второй ступени, 15 — двигательная устновка второй ступени, 16 — бак горючего второй ступени, 17 — бак окислителя второй ступени, 18 — магистраль наддува бака окислителя, 19 — электронные блоки СУ, 20 — боевой блок, 21 — шарнир крепления обтекателя головной части.

Большим достоинством нового боевого ракетного комплекса было то, что ракеты устанавливались в шахтные пусковые установки, ранее построенные для баллистических ракет первого и второго поколений. Требовалось провести необходимый объем работ по усовершенствованию некоторых систем ШПУ и можно было загружать новые ракеты. Тем самым достигалась значительная экономия финансовых средств.

25 октября 1977 года состоялся первый пуск модернизированной ракеты, получившей обозначение РС-16Б. Летные испытания проводились на Байконуре до 15 сентября 1979 года. 17 декабря 1980 года БРК с модернизированной ракетой был принят на вооружение.

Новая ракета отличалась от предшественницы улучшенной системой управления (точность доставки боевых блоков повысилась до 350 м) и боевой ступенью. Прошла модернизацию и устанавливаемая на ракету разделяющаяся головная часть. Боевые возможности ракеты возросли в 1,5 раза, повысилась надежность многих систем и защищенность всего БРК. Первые ракеты РС-16Б были поставлены на боевое дежурство в 1980 году, а на момент подписания Договора СНВ-1 в боевом составе РВСН находилась 47 ракет этого типа.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР РС-16А в сборе без ГЧ (вне пускового контейнера)

Третьей ракетой из поступивших на вооружение в этот период, стала PC-18, разработанная в КБ академика В. Челомея. Эта ракета должна была гармонично дополнить создаваемую систему стратегических вооружений. Ее первый полет состоялся 9 апреля 1973 года. Летно- конструкторские испытания проходили на полигоне Байконур до лета 1975 года, после чего Государственная комиссия сочла возможным принять БРК на вооружение.

Ракета PC-18 — двухступенчатая, выполненная по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней в полете. Конструктивно она состояла из первой, второй ступеней, соединительных отсеков, приборного отсека и агрегатно-приборного блока с разделяющейся головной частью.

Первая и вторая ступени составляли так называемый блок ускорителей. Все топливные баки — несущей конструкции. Двигательная установка первой ступени имела четыре маршевых жидкостных ракетных двигателя с поворотными соплами. Один из ЖРД использовался для поддержания режима работы двигательной установки в полете.

Двигательная установка второй ступени состояла из маршевого ЖРД и рулевого жидкостного двигателя, который имел четыре поворотных сопла. Для обеспечения устойчивой работы ракетных двигателей блока ускорителей в полете был предусмотрен наддув топливных баков.

Все ЖРД работали на самовоспламеняющихся стабильных компонентах ракетного топлива. Заправка топливом производилась в заводских условиях после установки ракеты в транспортно-пусковой контейнер. Однако конструкция пневмогидравлической системы ракеты и ТПК позволяла в случае необходимости провести операции по сливу и последующей заправке компонентов ракетного топлива. Величина давления во всех баках ракеты непрерывно контролировалась специальной системой.

На ракету установили автономную инерциальную систему управления на базе бортового цифрового вычислительного комплекса. При несении боевого дежурства СУ совместно с наземным ЦВК осуществляла контроль бортовых систем ракеты и смежных систем пусковой установки. Во все эксплуатационные и боевые режимы ракета проводилась дистанционно с командного пункта БРК. Высокие характеристики системы управления подтвердились при испытательных пусках. Точность стрельбы (КВО) составила 350 м. РС-18 несла РГЧ с шестью боевыми блоками индивидуального наведения с ядерным зарядом мощностью 550 кт и могла поражать высокозащищенные и прикрытие системами ПРО точечные цели противника.

Ракета «ампулизировалась» в транспортно- пусковом контейнере, который размещался в специально созданных для этого ракетного комплекса шахтных пусковых установках с высокой степенью защиты.

БРК с МБР PC-18 был значительным шагом вперед даже по сравнению с принятым в одно с ним время ракетным комплексом с ракетой РС-16А. Но как выяснилось, в процессе эксплуатации и он не был лишен недостатков. К тому же при проведении учебно-боевых пусков ракет, поставленных на боевое дежурство, выявился дефект ЖРД одной из ступеней. Дело приняло серьезный оборот. Как всегда нашлись и виноватые «стрелочники». Сняли с должности первого заместителя главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения генерал-полковника М. Г. Григорьева, вина которого была лишь в том, что он был председателем Государственной комиссии на испытаниях ракетного комплекса с ракетой РС-18.

Эти неполадки ускорили принятие на вооружение модернизированной ракеты под тем же индексом РС-18 с улучшенными тактико-техническими характеристиками, летные испытания которой проводились с 26 октября 1977 года. В ноябре 1979 года новый БРК официально был принят для замены своего предшественника.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР РС-18 (СССР) 1975 г.

1 — корпус первой ступени; 2 — корпус второй ступени; 3 — герметичный приборный отсек; 4 — боевая ступень; 5 — хвостовой отсек первой ступени; 6 — обтекатель головной части; 7 — двигательная установка первой ступени; 8 — бак горючего первой ступени; 9 — трубопровод подачи окислителя; 10 — бак окислителя первой ступени; 11 — кабельный короб; 12 — магистраль ПГС; 13 — двигательная установка второй ступени; 14 — силовой элемент корпуса соединительного отсека; 15 — бак горючего второй ступени; 16 — бак окислителя второй ступени; 17- магистраль ПГС; 18 — твердотопливный тормозной двигатель; 19 — приборы системы управления; 20 — боевой блок.

На усовершенствованной ракете устранили дефекты ракетных двигателей блока ускорителей, одновременно повысив их надежность, улучшили характеристики системы управления, установили новый агрегатно-приборный блок, что дало увеличение дальности полета до 10000 км, повысили эффективность боевого оснащения.

Значительным доработкам подвергся командный пункт ракетного комплекса. Ряд систем заменили на более совершенные и надежные. Увеличили степень защиты от поражающих факторов ядерного взрыва. Внесенные изменения значительно упростили эксплуатацию всего боевого ракетного комплекса, что сразу было отмечено в отзывах из войсковых частей.

Со второй половины 70-х годов в Советском Союзе началась сказываться нехватка финансовых средств для гармоничного развития экономики страны, что было вызвано не в последнюю очередь большими расходами на вооружения. В этих условиях модернизация всех трех ракетных комплексов проводилась с максимальной степенью экономии финансовых и материальных ресурсов. Усовершенствованные ракеты устанавливались на место старых, да и модернизация в большинстве случаев проводилась путем доведения уже существующих ракет до новых кондиций.

Предпринятые в 70-е годы усилия по дальнейшему совершенствованию и развитию ракетного оружия в нашей стране сыграли важную роль в достижении стратегического паритета между СССР и США. Принятие на вооружение и развертывание ракетных комплексов третьего поколения, оснащенных РГЧ индивидуального наведения и средствами преодоления ПРО, позволило достичь примерного равенства количества ядерных боевых блоков на стратегических носителях (без учета стратегических бомбардировщиков) обоих государств.

В эти годы на развитие МБР, как и БРПЛ, стал влиять новый фактор — процесс ограничения стратегических вооружений. 26 мая 1972 года в Москве в ходе встречи на высшем уровне было подписано Временное соглашение между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений, получившее название ОСВ-1. Оно было заключено сроком на пять лет и вступило в силу 3 октября 1972 года.

Временное соглашение устанавливало количественные и качественные ограничения на стационарные пусковые установки МБР, пусковые установки БРПЛ и подводные лодки с баллистическими ракетами. Запрещалось строительство дополнительных стационарных ПУ МБР наземного базирования, что фиксировало их количественный уровень по состоянию на 1 июля 1972 года для каждой из сторон.

Модернизация стратегических ракет и пусковых установок разрешалась при условии, что не будут переоборудованы ПУ легких МБР наземного базирования, а также баллистических ракет развернутых до 1964 года, в пусковые установки для тяжелых ракет.

В 1974–1976 годах в соответствии с Протоколом о процедурах, регулирующих замену, демонтаж и уничтожение СНВ, в РВСН были сняты с боевого дежурства и ликвидированы 210 ПУ МБР Р-16У и Р-9А с оборудованием и сооружениями стартовых позиций. Соединенным Штатам такие работы проводить не понадобилось.

19 июня 1979 года в Вене был подписан новый договор между СССР и США об ограничении стратегических вооружений, который получил название Договор ОСВ-2. В случае вступления его в силу каждая из сторон должна была с 1 января 1981 года ограничить уровень стратегических носителей 2250 единицами. Подпадали под ограничения носители, оснащенные РГЧ индивидуального наведения. В установленном суммарном пределе они не должны были превышать 1320 единиц. Из этого числа для ПУ МБР предел устанавливался в 820 единиц. Кроме того, накладывались жесткие ограничения на модернизацию стационарных пусковых установок стратегических межконтинентальных ракет — запрещалось создавать мобильные пусковые установки таких ракет. Допускалось проведение летных испытаний и развертывание только одного нового типа легких МБР с количеством боеголовок, не превышающим 10 штук.

Несмотря на то, что Договор ОСВ-2 справедливо и сбалансировано учитывал интересы обеих сторон, администрация США отказалась от его ратификации. И немудрено: американцы вдумчиво подходят к своим интересам. К тому моменту большая часть их ядерных боевых блоков находилась на БРПЛ, и чтобы вписаться в установленные рамки ограничений по носителям, пришлось бы ликвидировать 336 ракет. Ими должны были стать либо наземные «Минитмены-3», либо морские «Посейдоны», недавно принятые на вооружение современных ПЛАРБ. В то время только закончились испытания новой ПЛАРБ «Огайо» с ракетой «Трайдент-1», и интересы американского военно-промышленного комплекса могли серьезно пострадать. Словом, с финансовой стороны этот Договор правительство и ВПК США не устраивал. Впрочем, были и другие причины отказаться от его ратификации. Но хотя Договор ОСВ-2 так и не вступил в силу, стороны все же придерживались некоторых ограничений.

В тот период еще одно государство стало вооружаться межконтинентальными баллистическими ракетами. В конце 70-х годов за создание МБР взялись китайцы. Такая ракета им была нужна для подкрепления претензий на ведущую роль в азиатском регионе и на Тихом океане. Обладая таким оружием, можно было угрожать и США.

Летно-конструкторские испытания ракеты «Дун-3» проводились на ограниченную дальность — Китай не обладал подготовленными испытательными трассами значительной протяженности. Первый такой пуск был осуществлен с полигона Шуангэнцзы на дальность 800 км. Второй пуск провели с полигона Учжай на дальность около 2000 км. Испытания явно затягивались. Только в 1983 году МБР «Дун-3» (китайское обозначение — «Дунфэн-5») была принята на вооружение ядерных сил Народно-освободительной армии Китая.

По техническому уровню она соответствовала советским и американским МБР начала 60-х годов. Двухступенчатая ракета с последовательным разделением ступеней имела цельнометаллический корпус. Ступени стыковались между собой посредством переходного отсека ферменной конструкции. Из-за невысоких энергетических характеристик двигателей конструкторам пришлось увеличить запас топлива, чтобы достичь заданной дальности полета. Максимальный диаметр ракеты составил 3,35 м, что и поныне является рекордным показателем для МБР.

Традиционная для китайских ракет инерциальная система управления обеспечивала точность стрельбы (КВО) 3 км. «Дун-3» несла моноблочную ядерную головную часть мощностью 2 Мт.

Оставалась невысокой и живучесть комплекса в целом. Несмотря на то, что МБР поместили в шахтную пусковую установку, ее защищенность не превышала величины 10 кг/см? (по давлению во фронте ударной волны). Для 80-х годов это было явно мало. Китайская ракета значительно отставала от американских и советских образцов ракетной техники по всем важнейшим боевым показателям.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР «Дун-3» (Китай) 1983 г

Оснащение боевых частей этой ракетой велось медленно. К тому же на ее базе создали ракету-носитель для вывода космических аппаратов на околоземные орбиты, что не могло не сказаться на темпах производства боевых межконтинентальных ракет.

В начале 90-х годов китайцы модернизировали «Дун-3». Значительный скачок уровня экономики позволил поднять и уровень ракетостроения. «Дун-ЗМ» стала первой китайской МБР с РГЧ. Ее оснастили 4–5 боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 350 кт каждый. Улучшились характеристики системы управления ракеты, что сразу же сказалось на точности стрельбы (КВО составило 1,5 км). Но и после модернизации эта ракета в сравнении с зарубежными аналогами не может считаться современной.

Вернемся в США семидесятых годов. В 1972 году специальная правительственная комиссия занималась исследованием перспектив развития стратегических ядерных сил США до конца XX века. По результатам ее работы администрация президента Никсона выдала задание на разработку перспективной МБР, способной нести РГЧ с 10 боевыми блоками индивидуального наведения. Программа получила шифр MX. Этап перспективных исследований продолжался шесть лет. За это время было изучено полтора десятка проектов ракет со стартовой массой от 27 до 143 т, представленных различными фирмами. В итоге выбор пал на проект трехступенчатой ракеты с массой около 90 т, способной размещаться в ШПУ ракет «Минитмен».

В период с 1976 по 1979 год проводились интенсивные экспериментальные работы как по конструкции ракеты, так и по возможным ее базирования. В июне 1979 года президент Картер принял решение о полномасштабной разработке новой МБР. Головной фирмой стала «Мартин Мариэтта», которой поручили координацию всех работ.

В апреле 1982 года начались стендовые огневые испытания РДТТ ступеней, а спустя год — 17 июня 1983 года — ракета отправилась в свой первый испытательный полет на дальность 7600 км. Он был признан вполне успешным. Одновременно с летными испытаниями велись проработки вариантов базирования. Первоначально рассматривались три варианта: шахтный, мобильный и воздушный. Так, например, планировалось создать специальный самолет-носитель, который должен был нести боевое дежурство способом барражирования в установленных районах и по сигналу сбросить ракету, предварительно проведя ее прицеливание. После отделения от носителя должен был включаться маршевый двигатель первой ступени. Но этот, а также ряд других возможных вариантов, так и остались на бумаге. Американским военным очень хотелось получить новейшую ракету с высокой степенью живучести. К тому времени основным стал путь создания мобильных ракетных комплексов, местоположение пусковых установок которого могло изменяться в пространстве, что создавало трудности для нанесения прицельного ядерного удара по ним. Но принцип экономии средств взял верх. Так как заманчивый воздушный вариант был крайне дорогим, а мобильный наземный (предлагался и мобильный подземный) американцы отработать в полной мере не успели, решено было разместить 50 новых МБР в модернизированных шахтах ракет «Минитмен-3» на ракетной базе Уоррен, а также продолжить отработку мобильного железнодорожного комплекса.

В 1986 году ракета LGM-118A, получившая название «Пискипер», поступила на вооружение (в России она больше известна как MX). При ее создании разработчики использовали все новинки в области материаловедения, электроники и приборостроения. Большое внимание было уделено уменьшению массы конструкций и отдельных элементов ракеты.

MX включает три маршевые ступени и РГЧ. Все они имеют одинаковую конструкцию и состоят из корпуса, заряда твердого топлива, соплового блока и системы управления вектором тяги. РДТТ первой ступени создан фирмой «Тиокол». Его корпус намотан из волокон «Кевлар-49», имеющих высокую прочность и малую массу. Переднее и заднее днища выполнены из алюминиевого сплава. Сопловый блок — отклоняемый с гибкими опорами.

РДТТ второй ступени разработан фирмой «Аэроджет» и конструктивно отличается от двигателя фирмы «Тиокол» сопловым блоком. Отклоняемое сопло большой степени расширения имеет насадку телескопического типа для увеличения длины. В рабочее положение она выдвигается с помощью газогенераторного устройства после отделения ракетного двигателя предыдущей ступени. Для создания управляющих усилий по вращению на этапе работы первой и второй ступеней устанавливается специальная система, состоящая из газогенератора и управляющего клапана, перераспределяющего поток газов между двумя косо срезанными соплами. РДТТ третьей ступени фирмы «Геркулес» отличается от предшественников отсутствием системы отсечки тяги, а его сопло имеет две телескопические насадки. Заряды двухсмесевого топлива заливаются в готовые корпуса ракетных двигателей.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

СПУ МБР РС-12М

Ступени соединяются между собой посредством переходников, выполненных из алюминия. Весь корпус ракеты с внешней стороны покрыт защитным покрытием, предохраняющим его от нагрева горячими газами при старте и от поражающих факторов ядерного взрыва.

Инерциальная система управления ракеты с БЦВК типа «Мека» расположена в отсеке двигательной установки РГЧ, что позволило добиться экономии общей длины МБР. Она обеспечивает управление полетом на активном участке траектории, на этапе разведения боевых блоков, а также задействуется в период нахождения ракеты на боевом дежурстве. Высокое качество приборов ГСП, учет погрешностей и применение новых алгоритмов обеспечили точность стрельбы (КВО) около 100 м. Для создания необходимого температурного режима система управления в полете охлаждается фреоном из специального резервуара. Управление по углам тангажа и рыскания осуществляется отклоняемыми соплами.

МБР MX оснащается разделяющейся головной частью Мк21, состоящей из отсека боевых блоков, закрытого обтекателем, и отсека двигательной установки. Первый отсек имеет максимальную вместимость на 12 боеголовок, аналогичных ББ ракеты «Минитмен-ЗУ». В настоящее время в нем размещены 10 боевых блоков индивидуального наведения мощностью по 600 кт каждый. Двигательная установка с ЖРД многократного включения. Она запускается на этапе работы третьей ступени и обеспечивает разведение всего боевого оснащения. Для РГЧ Мк21 разработан новый комплекс средств преодоления систем противоракетной обороны, включающий легкие и тяжелые ложные цели, различные постановщики помех.

Ракета помещена в контейнер, из которого она и запускается. Впервые американцы применили «минометный старт» для запуска МБР из шахтной пусковой установки. Твердотопливный газогенератор, размещенный в нижней части контейнера, при срабатывании выбрасывает ракету на высоту 30 м от уровня защитного устройства шахты, после чего включается маршевый двигатель первой ступени.

По оценкам американских специалистов, боевая эффективность ракетной системы MX в 6–8 раз превосходит эффективность системы «Минитмен-3». В 1988 году закончилась программа развертывания 50 МБР «Пискипер». Однако не завершились поиски способов повышения живучести этих ракет. В 1989 году на испытания поступил железнодорожный мобильный ракетный комплекс. В его состав входили вагон-пусковая установка, вагон боевого управления, оснащенный необходимыми средствами управления и связи, а также другие вагоны, обеспечивающие функционирование всего комплекса. На полигоне Министерства путей сообщения этот БРК проходил испытания до середины 1991 года. По их окончании планировалось развернуть 25 поездов по 2 ПУ в каждом. В мирное время все они должны были находиться в пункте постоянной дислокации. С переводом в высшие степени боевой готовности командование СЯС США планировало рассредоточить все составы по железнодорожной сети Соединенных Штатов Америки. Но подписание Договора об ограничении и сокращении СНВ в июле 1991 года изменило эти планы. Железнодорожный ракетный комплекс так и не поступил на вооружение.

В СССР в середине 80-х годов свое дальнейшее развитие получает ракетное оружие РВСН. Вызвано это проведением в жизнь американской стратегической оборонной инициативы, предусматривавшей вывод на космические орбиты ядерного оружия и оружия на новых физических принципах, что создавало исключительно высокую опасность и уязвимость для стратегических ядерных сил СССР на всей территории. Для поддержания стратегического паритета было решено создать новые ракетные комплексы шахтного и железнодорожного базирования с ракетами РТ-23 УТТХ, сходными по своим характеристикам с американской MX, и модернизировать БРК РС-20 и PC-12.

Первым из них в 1985 году приняли мобильный РК с ракетой РС-12М. Накопленный богатейший опыт эксплуатации мобильных грунтовых комплексов (для оперативно-тактических ракет и ракет средней дальности) позволил советским конструкторам в короткие сроки на базе межконтинентальной твердотопливной ракеты шахтного базирования создать практически новый мобильный комплекс. Модернизированную ракету разместили на самоходной пусковой установке, выполненной на шасси семиосного тягача МАЗ.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

МБР РС-12М в полете

В 1986 году Государственная комиссия приняла на вооружение железнодорожный ракетный комплекс с МБР РТ-23УТТХ, а еще два года спустя на оснащение РВСН поступила РТ-23УТТХ, размещенная в ШПУ, ранее использовавшихся для ракет РС-18. После развала СССР 46 новейших ракет оказались на территории Украины и в настоящее время подлежат ликвидации.

Все эти ракеты выполнены трехступенчатыми, с двигателями на твердом топливе. Их инерциальная система управления обеспечивает высокую точность стрельбы. МБР РС-12М несет моноблочную ядерную ГЧ мощностью 550 кт, а обе модификации РС-22 — РГЧ индивидуального наведения с десятью боевыми блоками.

Тяжелая межконтинентальная ракета Рс-20В поступила на вооружение в 1988 году. Она по-прежнему остается самой мощной ракетой в мире и способна нести полезную нагрузку в 2 раза больше, чем американская MX.

С подписанием Договора СНВ-1 развитие межконтинентальных ракет в США и Советском Союзе приостановилось. На тот момент в каждой из стран разрабатывался комплекс с малогабаритной ракетой для замены устаревших МБР третьего поколения.

Американская программа «Миджитмен» была начала в апреле 1983 года в соответствии с рекомендациями комиссии Скаукрофта, назначенной президентом США для разработки предложений по развитию межконтинентальных ракет наземного базирования. Перед разработчиками поставили довольно жесткие требования: обеспечить дальность полета 11000 км, надежное поражение моноблочной ядерной головной частью малоразмерных целей. При этом ракета должна была иметь массу около 15 т и пригодна для размещения в ШПУ и на мобильных грунтовых установках. Первоначально эта программа получила статус наивысшего национального приоритета и работы пошли полным ходом. Очень быстро были разработаны два варианта трехступенчатой ракеты со стартовой массой 13,6 и 15 т. После конкурсного отбора решено было разрабатывать ракету с большей массой. В ее конструкции широко использовались стеклопластик и композиционные материалы. Одновременно велась разработка мобильной защищенной пусковой установки для этой ракеты.

Но с активизацией работ по СОИ наметилась тенденция замедления работ по программе «Миджетмен». В начале 1990 года президент Рейган дал указания свернуть работы по этому комплексу, который так и не удалось довести до полной готовности.

В отличие от американского, советский БРК подобного типа к моменту подписания Договора был почти готов к развертыванию. Полным ходом велись летные испытания ракеты и разрабатывались варианты его боевого применения.

Глава 3. Межконтинентальные баллистические ракеты

Старт МБР РС-22Б

В настоящее время только Китай продолжает разработку МБР, стремясь создать ракету, способную конкурировать с американскими и российскими образцами. Идут работы над твердотопливной ракетой с РГЧ. Она будет иметь три маршевые ступени с ракетными двигателями на твердом топливе и стартовую массу около 50 т. Уровень развития электронной промышленности позволит (по некоторым оценкам) создать инерциальную систему управления, способную обеспечить точность стрельбы (КВО) не более 800 м. Предполагается, что базироваться новая МБР будет в шахтных пусковых установках.

Стратегические ядерные системы давно уже превратились в оружие сдерживания, и играют больше на руку политикам, чем военным. И, если стратегические ракеты не будут полностью ликвидированы, то и России, и США придется заменять устаревшие физически и морально МБР на новые. Какими они будут, покажет время.

Похожие книги из библиотеки

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.

Я познаю мир. Оружие

Очередной том популярной детской энциклопедии «Я познаю мир» посвящен истории оружия.

В книге рассказывается о том как искусные мастера в течение времени все более совершенствовали тот или иной вид оружия. Из этой книги можно узнать о мастерах прошлого и настоящего, о стремлениях и мечтах современных конструкторов.

empty-line

2

Боевые машины десанта

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Крейсера типа “Мацусима”. 1888-1926 гг.

В книге на основе отечественных и иностранных материалов XIX-XX вв. описа­на история проектирования, строительства и службы японских бронепалубных крей­серов типа «Мацусима».

После постройки они своим внешним видом демонстрировали сочетание двух эпох. Об ушедшем времени многопушечных парусных линкоров напоминали боевые марсы, завал бортов и просторная батарейная палуба, позволявшая легко перемешать прислугу с борта на борт. Длинноствольное крупнокалиберное орудие в барбете, имев­шее возможность стрелять не только по курсу, но и на любой борт, предвещало скорое рождение дредноутов со сравнительно малым количеством главной артиллерии.

Войдя в строй, они стали самыми большими по водоизмещению и внушитель­ными боевыми единицами японского флота, сочетая в себе качества двух классов ко­раблей: крейсеров и броненосцев. Сравнительно узкий корпус позволял рассчитывать на высокую скорость, а скорострельная 120-мм артиллерия делала их опасными про­тивниками для любого крейсера или миноносца того времени. Наличие 320-мм ору­дия с круговой системой подачи боеприпасов и броневого барбета приближало эти крейсера к броненосцам.

Для широкого круга читателей, любящих историю и кораблестроение.