Глав: 4 | Статей: 13
Оглавление
В первые же дни Великой Отечественной войны Кольский полуостров стал ареной ожесточенных боев.

Кольский полуостров имеет свою многовековую историю. Этот суровый заполярный край еще в очень давние времена — в XI веке — начал заселяться и осваиваться русскими. На далекий Север шли смелые новгородские люди. На берегу незамерзающего Мурманского моря (так называлось Баренцово море до 1853 года) они устраивали промысловые поселки, варницы, ловчие станы и «острожки». Так, одно из старейших русских поселений — Кола (южнее Мурманска) упоминается в исторических источниках уже в 1264 году.

В XV веке после образования Русского централизованного государства приток русских на Крайний Север усилился. В XVI веке трудовой люд потянулся к берегам Студеного моря в надежде найти там убежище от угнетения и жестокой эксплуатации бояр и купцов. Многие попали в Заполярье в принудительном порядке за непокорность существующему строю. Русские люди смело вступали в борьбу с суровой природой Заполярья, занимались рыбной ловлей, промыслом морского зверя и торговлей с заморскими странами, совершая далекие и опасные морские походы.

1. Оборона противника и его группировка (Схемы 5 и 6)

1. Оборона противника и его группировка

(Схемы 5 и 6)

Боевые действия советских войск при осуществлении десятого удара проходили в трудных условиях местности и сурового северного климата.

Природные условия Заполярья характеризуются наличием скалистых гор, большим количеством болот и озер, почти полным бездорожьем и необычными условиями освещения.

Кольский полуостров с трех сторон омывается водами Баренцова и Белого морей. Протяженность полуострова с севера на юг составляет около 300 км, с запада на восток — 400 км. Общая площадь его превышает площадь Бельгии, Голландии и Дании, вместе взятых. Почти весь полуостров лежит за Полярным кругом. Северная часть Кольского полуострова занята тундрой, южная — таежными лесами.

Суровый и изменчивый климат Заполярья несколько смягчается в прибрежных районах Баренцова моря, которое благодаря теплому течению Гольфстрима в районе Мурманска не замерзает круглый год. Лето здесь короткое и прохладное, средняя температура самого теплого месяца — июля — не превышает плюс 12 градусов. Зима на полуострове длинная, но умеренно холодная, со средней температурой января от минус 5 градусов на побережье Баренцова моря до минус 12 градусов в центральной части полуострова. Иногда температура падает до минус 30–40 градусов. Зимой часто свирепствуют снежные бури, глубина снежного покрова достигает 1–2 м. Движение всех видов транспорта в этот период невозможно без расчистки дорог. Почти круглый год наблюдаются резкие колебания суточной температуры. Весной и осенью сильные ветры и дожди чередуются с большими снегопадами. Так, например, 5 мая 1942 года после дождей началось быстрое понижение температуры, разыгралась сильная пурга, продолжавшаяся трое суток. Наши части, застигнутые пургой на марше к фронту, вынуждены были остановиться и принять срочные меры к спасению техники и личного состава. Несмотря на это, в подразделениях были случаи обмораживания людей. В эти дни было отмечено несколько случаев, когда заблудившиеся немецкие солдаты приходили в наше расположение обмороженными и беспомощными.

Необычные условия освещения, неустойчивость атмосферных процессов и температурного режима отрицательно влияли на боевые действия войск. Длинная полярная ночь и короткий арктический день требуют обучения войск действиям и ведению огня из всех видов оружия ночью и в условиях плохой видимости. Низкая температура затрудняла эксплуатацию боевой техники — танков, самолетов, орудий, автомашин и средств связи.

Холодные и продолжительные туманы и частые осадки затрудняли наблюдение и действия авиации и в то же время создавали благоприятные условия для маскировки и скрытного маневра войск.

Количество летных дней в Заполярье резко ограничено, в связи с чем летный состав должен уметь проводить полеты в сложных метеорологических условиях — в ночное время, в дождь, туман и метель. Для предотвращения обледенения самолетов применялись особые устройства. В зимнее время требовалось подогревать моторы машин и применять специальные сорта горючих и смазочных материалов.

Близость магнитного полюса, а также частые магнитные бури нарушали показания компаса и магнитных приборов, затрудняли работу радиосредств. Повышенная влажность воздуха вызывала ржавление проводов и ухудшала слышимость телефонных переговоров.

Почва на Кольском полуострове песчаная и супесчаная. Под ее неглубоким слоем залегает гранит. Растительность скудная. Наиболее типичным видом растительности являются лишайники, мох, ягель, а в лощинах и низменных местах — карликовая береза и кустарник. В долинах рек Ура, Зап. Лица, Титовка встречаются редкие березовые рощи.

Западнее реки Печенга произрастают более крупные смешанные леса. Около одной трети территории полуострова покрыто лесом. Северная граница леса проходит от берега Баренцова моря в районе советско-норвежской границы, далее, уклоняясь на юго-восток, пересекает оз. Ловозеро и заканчивается у верховья р. Поной. Около 80 процентов лесной площади занято сосной и лишь 20 процентов — другими породами, преимущественно елью и березой. Особенно богато лесом южное побережье Кольского полуострова, так называемый Терский берег, где сосредоточено много предприятий лесной промышленности.

Кольский полуостров изобилует многочисленными реками и ручьями, протекающими от центра полуострова к Баренцову и Белому морям. В районе боевых действий наиболее значительными являлись реки Ура, Зап. Лица, Титовка, Печенга и Патсо-йоки. Реки эти горные, порожистые, с быстрым течением.

На территории Мурманской области, особенно в ее западной части, имеется много озер, наиболее крупными из которых являются Чапр, Кошка-явр, Лайя, Куосме-ярви, Туль-яур, Санта-ярви, Каккурин-ярви, Трифона-ярви, Насюккя-ярви, Калло-яур, Контио-ярви, Сальми-ярви и другие. Озера в большинстве своем глубокие, с высокими изрытыми берегами, а на отдельных участках низменные и заболоченные.

Побережье Баренцова моря, особенно на участке от Мурманска до Киркенеса, изрезано многочисленными фиордами — узкими и глубокими заливами, вдающимися в материк на десятки километров. Таковы Кольский залив, Ура-Туба, Губа Большая Западная Лица, Губа Титовская, фиорды Матти-Вуоно, Петсамо-Вуоно, Коббхольм-фиорд, Холменгро-фиорд, Бек-фиорд и ряд других. Большинство фиордов представляет собой удобные незамерзающие гавани и может быть использовано для стоянки судов всех классов. В перечисленных выше заливах и фиордах находятся важнейшие порты и базы морского флота — Мурманск, Печенга и Киркенес.

Реки и ручьи не являются серьезным препятствием для наступающих войск, однако они представляли собой выгодные естественные рубежи для организации обороны. Многочисленные озера и фиорды сковывали маневр войск и требовали большого количества переправочных средств, обеспечивающих быстрое форсирование широких водных преград.

Через Баренцово море проходили наши важные коммуникации, защита которых являлась одной из основных задач Северного военно-морского флота. Вместе с тем военно-морской флот охранял Мурманское побережье от возможной высадки десантов противника, а также наш торговый и рыболовный флоты.

Рельеф северной части Заполярья представляет собой гранитное плато, полого понижающееся с запада на восток, по направлению к Мурманску. На этом плато, средней высотой в 150–200 м, имеется множество высот, вершины которых достигают 500–600 м и более над уровнем моря. Вершины гор, как правило, представляют собой гранитные скалы, лишенные растительности. Скаты у подножья гор усыпаны крупными камнями. Возвышенные места чередуются с низменными болотистыми участками и глубокими озерами. Сильно пересеченная местность создавала для противника выгодные условия для наблюдения и обороны. Вместе с тем гористая местность сковывала маневр наступающего и исключала всякую возможность передвижения автотранспорта и артиллерии вне дорог, без предварительной прокладки колонных путей.

Каменистая почва затрудняла земляные работы и маскировку. Без применения взрывчатых веществ почти невозможно было отрыть даже простейшее укрытие.

Дорожная сеть в северной части Заполярья развита слабо. В районе боевых действий до рубежа р. Печенга имелась всего лишь одна дорога — Мурманск — Печенга, очень Извилистая, проходящая по сильно пересеченной местности.. От Печенги дорога шла на Луостари и далее через Ахма-лахти на Рованиеми. В период войны противник построил дорогу от Печенги до Киркенеса через Тарнет и от Луостари до Никеля. Кроме того, для связи оборонявшихся на переднем крае частей с тылом гитлеровское командование провело полевую дорогу от горы Большой Кариквайвишь до Луостари. В качестве единственной рокады в тылу врага можно было использовать шоссе Печенга — Луостари.

Кировская железная дорога связывала Мурманск с Ленинградом и Москвой. В начале Великой Отечественной войны дорога на участке Масельокая, р. Свирь была перерезана финскими войсками. Чтобы обеспечить связь с Мурманском и находившейся на полуострове группой советских войск, в период войны был построен участок железной дороги от Беломорска до ст. Обозерская, связавший Мурманск с Архангельском и через Вологду с центральными и восточными районами страны. Северный участок Кировской железной дороги от Кандалакши до Мурманска электрифицирован.

Таким образом, по своим физико-географическим условиям Заполярье резко отличалось от условий на других участках советско-германского фронта, что оказало большое влияние на боевые действия войск и ход операции в целом. Но несмотря на трудные природные и климатические условия, войска Карельского фронта и Северного флота с честью выполнили свой долг перед Родиной, показав всему миру, что Советская Армия может громить врага в любой обстановке, в любых климатических условиях.

* * *

Придавая важное значение району Печенги, немецко-фашистское командование за три года войны создало здесь развитую, глубоко эшелонированную оборону, состоявшую из нескольких оборонительных полос и отдельных опорных пунктов, прикрывавших важнейшие районы и наиболее доступные для войск направления.

Общая протяженность обороны противника составляла около 60 км по фронту и 100–120 км в глубину. Левый фланг обороны врага упирался в море, правый фланг был открытым. Промежуток, не занятый войсками, от выс. 237 до Куола-ярви, протяжением свыше 200 км, представлял собой труднопроходимую местность и затруднял обходный маневр войск и ведение боевых действий даже ограниченными силами.

К началу нашего наступления оборудование обороны противника в инженерном отношении было полностью закончено. Оборона включала в себя главную полосу обороны от побережья Мотовского залива до выс. 237, полосу обороны на перешейке полуострова Средний, вторую полосу обороны на рубеже р. Титовка, тыловой оборонительный рубеж по западному берегу р. Печенга (Петсамо-йоки) и оборонительные позиции на рубеже Киркенес, Ахмалахти, Никель с мощными опорными пунктами на подступах к указанным населенным пунктам.

Передний край главной полосы обороны от побережья Мотовского залива до выс. 237 проходил по господствующим высотам. Общая глубина главной (первой) полосы обороны не превышала 4–5 км. Основу главной полосы обороны составляли ротные опорные пункты, объединенные в батальонные узлы сопротивления, которые имели долговременные сооружения, траншеи полного профиля и разного рода инженерные заграждения. Особенно сильно была укреплена первая позиция, опорные пункты которой имели большое число бетонированных огневых сооружений, наблюдательных пунктов и блиндажей тяжелого типа, построенных из дерева, гофрированного железа, камня и цемента. Некоторые пулеметные гнезда и убежища были врублены в гранитные скалы, что делало их неуязвимыми для тяжелых снарядов и крупных авиационных бомб. На 1 км фронта обороны приходилось по 15–20 долговременных сооружений. Все опорные пункты были приспособлены к круговой обороне и надежно прикрыты минными полями и проволочными заграждениями. Гарнизоны опорных пунктов имели необходимые запасы продовольствия, воды и боеприпасов и могли вести длительные бои в условиях полного окружения.

Таков, например, был вражеский узел сопротивления «Венедигер», оборудованный на торе Большой Кариквайвишь. Этот узел прикрывал подступы к крупному населенному пункту Луостари. Большой Кариквайвишь представляет собой высоту с крутыми каменистыми скатами, а местами недоступными гранитными обрывами. Местность у подножья высоты, покрытая каменными россыпями, непроходима даже для колесного транспорта. С вершины горы Большой Кариквайвишь, с высоты 373,1 на многие километры хорошо просматривается местность на восток, юг и северо-восток. Два замкнутых кольца траншей опоясывали высоту, а многочисленные подземные туннели соединяли между собой командные пункты, офицерские блиндажи и наиболее важные доты. Траншеи были полного профиля. Большинство из них было вырублено в каменистом грунте, часть — выложена из камня. Расстояние между траншеями по скату горы колебалось от 60 до 70 м. Они соединялись между собой многочисленными ходами сообщения.

Узел сопротивления на горе Большой Кариквайвишь имел множество огневых точек, которые были или врублены в скалу или же сложены из камня на цементном растворе. Со стороны тыла к траншеям примыкали буто-бетонные убежища тяжелого типа. В таких убежищах в полной безопасности располагались гарнизоны трех опорных пунктов.

В самих траншеях были оборудованы ячейки для горных стрелков, вблизи траншей — площадки для пулеметов, легких орудий, минометов и зенитно-пулеметных установок. К этим площадкам от основной траншеи иногда отрывались короткие «усы». В легких укрытиях, примыкавших к траншее, были рассредоточены склады боеприпасов. На обратных скатах высоты, недалеко от первой траншеи, располагались медицинский пункт, оклады продовольствия и вещевого имущества. Здесь же находились склад инженерного имущества и инструментов и две компрессорные установки, круглосуточно подававшие по шлангам сжатый воздух на вершину хребта. Гарнизоны опорных пунктов до самого последнего времени продолжали при помощи отбойных молотков вырубать в скалах новые туннели, котлованы для дотов и «лисьи норы».

Опорные пункты на горе Большой Кариквайвишь были опоясаны двумя линиями проволочных заграждений, представлявших собой шатровую сеть на треногах высотой до 3 м, и полосой противопехотных минных полей в 5–6 рядов. Гора Большой Кариквайвишь полукольцом вдавалась в наше расположение и фланкировала подступы к обороне противника с северо-востока и юга. В сочетании с соседними опорными пунктами — на горе Малый Кариквайвишь и высоте 258,3 — Большой Кариквайвишь являлся самым мощным узлом сопротивления на направлении главного удара войск Карельского фронта.

Оборона противника на переднем крае не была сплошной. Вражеские гарнизоны располагались лишь в опорных пунктах, оборудованных, как правило, только на господствующих высотах и выгодных для обороны рубежах. Между опорными пунктами и узлами сопротивления имелись промежутки от 2 до 4 км. Эти промежутки представляли собой обычно труднопроходимые участки местности, прикрывались пулеметным и артиллерийско-минометным огнем, инженерными заграждениями в виде каменных стен, гранитных надолб, а местами — проволочными заграждениями и противопехотными минными полями. Кроме того, промежутки между опорными пунктами контролировались наблюдением и патрулированием дозоров со сторожевыми собаками. Боевое охранение гитлеровцы имели не только на переднем крае. Посты и секреты располагались также на флангах и в тылу опорных пунктов.

Большие промежутки между узлами сопротивления и опорными пунктами и ограниченное количество противотанковых средств на всех доступных направлениях являлись слабым местом в обороне противника. Это объяснялось главным образом недооценкой немецко-фашистским командованием сил и возможностей Советской Армии. В частности, враг считал невозможным применение в условиях Заполярья танковых войск, поэтому горные егери не были обучены борьбе с танками.

Оборонительные позиции противника на перешейке полуострова Средний общим протяжением около 10 км проходили по горному хребту Муста-Тунтури. Этот хребет неприступной громадой возвышался над окружающей местностью. Даже простой переход через него был сопряжен с большими трудностями. За три с лишним года немецкие гренадеры возвели на высотах хребта сложную систему инженерных сооружений. На высоких обрывах и в ущельях, как осиные гнезда, были вылеплены из камня и цемента десятки дотов и дзотов. Многие важные высоты сообщались между собой через подвесные дороги, а наиболее мощные доты соединялись туннелями. На вершинах высот были установлены минометные батареи. Подступы к горному хребту прикрывались множеством траншей и ходов сообщения, широкой полосой противопехотных минных полей и многоярусных проволочных заграждений. Каждый метр земли перед передним краем и в глубине обороны был заранее пристрелян из пулеметов, минометов и орудий.

Хребет Муста-Тунтури с 30 июня 1941 года, то есть почти с начала войны, обороняли отборные части гитлеровцев — гренадеры и альпийские горные стрелки, имевшие большой опыт боев в условиях горной местности.

Вторая полоса обороны была подготовлена на рубеже р. Титовка, в 10–25 км от переднего края главной полосы обороны. Опорные пункты и узлы сопротивления второй полосы, на роту-батальон каждый, перехватывали все важнейшие направления, главным образом дороги, и в большинстве своем заранее были заняты войсками. Основные усилия противника были сосредоточены на обороне и удержании местности вдоль двух, шедших в глубину вражеской обороны дорог: Бол. Зап. Лица — Печенга и гора Большой Кариквайвишь — Луостари. Особенно прочно были укреплены опорные пункты на высотах 229, 256, 299, 281. В отличие от обычных условий вторая полоса оборонялась дивизиями первого эшелона, от которых для этой цели было выделено около 1/3 всех сил и средств.

Тыловой оборонительный рубеж был оборудован в 15–25 км от второй полосы обороны, по западному берегу горной реки Печенга (Петсамойоки). Основу этого рубежа составляли приспособленные к круговой обороне крупные населенные пункты Печенга и Луостари, превращенные противником в мощные узлы сопротивления. Инженерные сооружения с укреплениями полевого типа были построены как по западному берегу реки Печенга, так и по окраинам населенных пунктов и на высотах, прикрывающих подступы к этим пунктам с востока. Наиболее подготовленными к обороне являлись опорные пункты на высотах 244 и 181, прикрывавшие подступы к Пеленге с востока, и укрепленные позиции противника на выс. 194, запиравшие дорогу на Луостари.

Оборонительные позиции противника на тыловом рубеже в сочетании с широким и глубоко вдающимся в побережье фиордом Петсамо-Вуоно. крупными озерами Трифона-ярви, Насюккя-ярви, Пильгу-ярви, Калло-яур и прикрытые быстрой и порожистой рекой Печенга представляли серьезное препятствие для наступающих войск.

В глубине обороны наибольшее значение для врага имели порт Киркенес на норвежской территории и район никелевых разработок. Порт Киркенес служил основной военно-морской базой на Крайнем Севере, используя которую вражеский флот предпринимал активные действия с целью нарушения наших северных морских сообщений. Киркенес являлся также основной базой снабжения войск 20-й немецкой горной армии и, кроме того, имел большое экономическое значение как центр залежей железной руды, эксплуатировавшихся немецко-фашистскими оккупантами. На высотах, окружающих город и господствующих над низменной местностью, враг оборудовал несколько мощных опорных пунктов. С трех сторон, востока, севера и запада, Киркенес окружен широкими глубоководными заливами и лишь с юга имеет открытые подступы с суши, которые были прочно укреплены и в последующем заняты наземными войсками. Вход в Киркенес с моря прикрывали дальнобойные батареи, располагавшиеся на высоких и скалистых берегах залива Бек-фиорд. С воздуха порт надежно обеспечивался значительной группировкой зенитной артиллерии малого и среднего калибров.

Обороне района никелевых рудников противник уделял особое внимание, так как никель являлся остродефицитным сырьем для германской военной промышленности. Без никеля нельзя было изготовлять пушки, танки, моторы, самолеты и т. д. Своего никеля Германия не имела и до последнего момента продолжала усиленную эксплуатацию никелевых рудников в районе Печенги. Вот почему противник создал в районе никелевых рудников сильную оборону. Все высоты, окружавшие поселок Никель, были заранее укреплены и имели хорошо оборудованные позиции с траншеями полного профиля, железобетонными дотами, стальными колпаками и проволочными заграждениями в 2–3 ряда. Цепь высот, расположенных вдоль дороги Луостари — Пильгуярвен — Никель, также была использована противником для организации обороны на подступах к поселку Никель. Опорные пункты на этом направлении были приспособлены к ведению боя в условиях окружения.

Киркенес и укрепленные позиции в районе никелевых рудников в сочетании с многочисленными водными преградами вдоль норвежской границы являлись последним оборонительным рубежом врага, прикрывавшим авиационные базы и базы военно-морского флота, расположенные в фиордах северного побережья Скандинавского полуострова.

На побережье Баренцева моря противник укрепил острова и мысы при входах в фиорды, а также места, удобные для высадки морских десантов, создав здесь опорные пункты с противодесантными заграждениями. При входах в фиорды были установлены береговые батареи крупного калибра, стационарные пулеметные и прожекторные установки. Особенно прочно была организована противодесантная оборона в районах военно-морских баз Печенги и Киркенеса. На южном побережье Мотовского залива и фиорда Матти-Вуоно противник оборудовал и занял войсками оборонительные позиции с укреплениями полевого типа и различными заграждениями.

В Варангер-фиорде, на подходах к морским базам Печенга, Киркенес и Вадсе, гитлеровцы поставили минные заграждения и закрыли входы в порты противолодочными сетями. Все населенные пункты также были приспособлены к обороне и являлись сильными узлами сопротивления.

С целью усиления обороны на петсамо-киркенесском направлении и обеспечения вывода главных сил 20-й горной армии на Крайний Север в конце сентября и начале октября 1944 года противник произвел перегруппировку войск, усилив оборонявшийся здесь 19-й горно-стрелковый корпус свежими, хорошо укомплектованными частями 20-й горной армии. В частности, 2-я горно-стрелковая дивизия, ранее находившаяся в корпусном резерве, была введена в первый эшелон и заняла оборону на франте оз. Чапр, выс. 237. 2 октября из Норвегии в район южнее Печенги была переброшена самокатно-разведывательная бригада «Норвегия» в составе двух дивизионов.

К началу нашего наступления войска противника действовали в следующей группировке. На участке от Губы Большая Западная Лица до выс. 315 по фронту протяжением около 15 км оборонялась 388-я пехотная бригада. Участок от р. Зап. Лица до оз. Чапр по фронту в 30 км занимала 6-я горно-стрелковая дивизия.

На участке от оз. Чапр до выс. 237 протяженностью по фронту около 16 км оборонялись части 2-й горно-стрелковой дивизии. На перешейке полуострова Средний против частей морской пехоты Северного оборонительного района занимала оборону 193-я пехотная бригада. Южное побережье Мотовского залива и фиорда Матти-Вуоно было занято подразделениями 143-го горно-стрелкового и 503-го авиа-полевого полков. На тыловом оборонительном рубеже, в районах Печенги и Луостари, были сосредоточены самокатно-разведывательная бригада «Норвегия» и ряд корпусных частей и подразделений. В крупном населенном пункте Луостари в корпусном резерве располагался 136-й горно-стрелковый полк 2-й горно-стрелковой дивизии. На полуострове Варангер оборонялись части 210-й пехотной дивизии. Некоторые подразделения этой дивизии перебрасывались в район Никеля и Киркенеса. Личный состав всех частей и соединений противника был всесторонне подготовлен к ведению боевых действий в специфических условиях Крайнего Севера.



Схема 5. Батальонный узел сопротивления противника на горе Большой Кариквайвишь.

В целом на петсамо-киркенесском направлении гитлеровское командование сосредоточило значительную группировку наземных войск общей численностью свыше 50 тысяч человек, объединенную в 19-й горно-стрелковый корпус. Корпус имел в своем составе 818 орудий и минометов. На аэродромах в районах Луостари, Сальмиярви, Лаксельвен и Хебугтен базировалось свыше 100 боевых самолетов противника, предназначавшихся для ведения воздушной разведки, прикрытия аэродромов и морских баз, а также для конвоирования кораблей и поддержки наземных частей на тюле боя.

В портах Петсамо, Киркенес, Альтен-фиорд, Тана-фиорд и в других базах Северной Норвегии противник имел значительное количество подводных лодок и надводных кораблей, способных во взаимодействии с многочисленной морской авиацией защищать свои порты и базы и проводить широкие морские операции против нашего флота. К осени 1944 года гитлеровская флотилия «Норд», действовавшая в северных водах, была пополнена свежими силами. В ее составе насчитывалось несколько крейсеров и миноносцев, десятки торпедных катеров и морских охотников и много подводных лодок. Здесь, в северных морях, действовали лучшие силы германского флота. Эскадра миноносцев из. Альтен-фиорда была перебазирована в Тана-фиорд, ближе к основным коммуникациям советского флота. Гитлеровцы усилили активность на море. Вражеские подводные лодки нападали на наши транспорты и корабли конвоя на коммуникациях, грабили ненецкие становища на Новой Земле и колхозные боты с пушниной, обстреливали зимовки и метеостанции советских полярников, а также пытались парализовать работу нашей рыболовной флотилии. Однако гитлеровцы так и не смогли сковать инициативу нашего флота и были вынуждены ограничить свои морские операции и держать свои надводные корабли в глубоких фиордах Скандинавского полуострова.

Группировка войск противника, построенная на большую глубину, была рассчитана на прочное удержание важнейших районов, а также на проведение сильных контратак вторыми эшелонами и резервами.

С целью восстановления утраченного положения противник, в случае необходимости, мог использовать крупные силы 20-й горной армии, отводившиеся в северные районы Норвегии и Финляндии.



Схема 6. Оборона противника и его группировка на петсамо-киркенесском направлении на 7 октября 1944 г.

Немецко-фашистское командование возлагало большие надежды на свои укрепленные позиции в Заполярье, объявив, что «гранитный северный вал» является неприступным. Командир 2-й горно-стрелковой дивизии в одном из своих приказов хвастливо заявил:

«Русским мы предоставим возможность нахлынуть на наши сильно укрепленные позиции, а затем уничтожим их мощным контрударом. Все преимущества на нашей стороне. Наличие готовых к контрударам резервов дает нам возможность быстро маневрировать в тот момент, когда противник истечет кровью после безуспешных атак на наши опорные пункты. Кроме всего прочего, мы именно здесь должны показать русским, что еще существует немецкая армия и держит фронт, который для них недостижим».

Самоуверенность гитлеровского командования имела под собой некоторую почву. Как уже говорилось, в Заполярье оборонялись отборные войска германской армии — горно-егерские и гренадерские дивизии, бригады и полки, сформированные из тирольских стрелков и членов альпийских клубов. Егери имели большой боевой опыт. В предыдущих боях против греков, англичан и французов они не знали поражения. Это они открыли парад в побежденных Афинах, захватили остров Крит, оккупировали гористую Норвегию. На касках и отворотах куртки егери носили особый знак отличия — альпийский цветок эдельвейс. Гитлер в своем приказе назвал их «героями Крита и Нарвика».

Хотя моральное состояние гитлеровских солдат из-за непрерывных поражений их армии на советско-германском фронте значительно понизилось, тем не менее горные егери гордились своими боевыми традициями и многие из них еще верили в своих генералов, в неприступность своих оборонительных позиций в Заполярье.

Таким образом, перед войсками Карельского фронта и Северным флотом в Заполярье был сильный противник. Нашим войскам предстояло прорвать сильно укрепленные и глубоко эшелонированные позиции, построенные с учетом выгодных условий местности и обороняемые крупной группировкой хорошо подготовленных войск противника. Для прорыва такой обороны требовались высокая боевая выучка войск, сосредоточение превосходящих сил и средств разрушения на направлении главного удара, четкое взаимодействие всех сухопутных родов войск между собой и с Северным флотом.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.137. Запросов К БД/Cache: 3 / 1