Глав: 5 | Статей: 26
Оглавление
Основоположник американской военно-морской стратегии XX века, «отец» морской авиации контр-адмирал Брэдли Аллен Фиске в свое время фактически возглавлял все оперативное планирование ВМС США, руководил модернизацией флота и его подготовкой к войне. В книге он рассматривает принципы военного искусства, особое внимание уделяя стратегии, объясняя цель своего труда как концентрацию необходимых знаний для правильного формирования и подготовки армии и флота, управления ими в целях защиты своей страны в неспокойные годы и обеспечения сохранения мирных позиций в любое другое время.
Брэдли Фискеi / Л. Карповаi / А. Умняковi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 9 КАРЛ ВЕЛИКИЙ, ВИЛЬГЕЛЬМ И ГЕРЦОГ МАЛЬБОРО

Глава 9

КАРЛ ВЕЛИКИЙ, ВИЛЬГЕЛЬМ И ГЕРЦОГ МАЛЬБОРО

Смерть Цезаря возымела действие, противоположное тому, которого хотели добиться, потому что она вселила в сердца и убеждения людей веру в искренность его характера и мудрость его политики. Его преемником у власти стал его внучатый племянник Октавиан, что было одной из самых больших удач в истории, потому что Октавиан обладал характером и способностью построить еще более высокое здание, чем то, что заложил Юлий Цезарь. При сменяющих один другого императорах Римская империя становилась все больше и сильнее до царствования Траяна в начале II в. до н. э., когда площадь ее территории стала максимальной. После этого империя медленно, но верно шла к упадку, и если проанализировать причины этого, то можно увидеть, что непосредственной причиной было снижение сначала стратегических, а затем и чисто военных возможностей империи; а это снижение стало следствием увеличения ее богатств.

Когда империя стала слабеть изнутри, варвары становились все сильнее за ее пределами, и в конце концов сам Рим был разграблен Аларихом, вождем вестготов. Затем римляне ушли из Британии, а вскоре после этого король вандалов Гейзерих завоевал римские провинции в Северной Африке, а затем захватил и разграбил сам Рим. Гунны под командованием Аттилы, настоящего военного гения, разгромив готов и получив дань от Константинополя (Восточной Римской империи), двинулись на запад в Галлию и в конечном итоге в 451 г. до н. э. сошлись на поле боя с римскими легионами (и их союзниками. – Ред.) под командованием Аэция на Каталаунских полях близ Каталаунума (совр. Шалон-Сюр-Марн). Тогда произошло одно из решающих сражений в мировой истории, в котором Аттила потерпел поражение по той же самой причине, по которой варвары обычно проигрывали битвы в своей старой как мир войне с цивилизацией – он проиграл более высокой стратегии. Но Рим теперь был в слишком большом упадке, чтобы долго противостоять сильным варварам, и Западная Римская империя пала в 476 г. до н. э.

Однако Восточная Римская империя продолжала существовать со своей столицей Константинополем и на протяжении почти тысячи лет сдерживала варваров и мусульман просто благодаря силе более развитой стратегии. Тем временем в 486 г. до н. э. в Галлии возникло королевство франков, населенное германскими племенами, а позднее силой меча на Востоке и в Африке распространился ислам. К 732 г., всего через сто лет после смерти пророка Мухаммеда, ислам был навязан народам, жившим на берегах Южного Средиземноморья, и через Испанию попал во Францию. В тот год произошло еще одно решающее сражение, известное как битва при Туре (обычно ее называют битвой при Пуатье. – Ред.), между сарацинами-мусульманами с одной стороны и христианами-франками под командованием майордома (фактического правителя Франкского государства Карла Мартелла) – с другой. Сражение велось с беспримерной храбростью и энергией с обеих сторон, но с явным отсутствием стратегии со стороны сарацин. В результате христиане вытеснили мусульман из Галлии в Испанию и тем самым остановили продвижение ислама в Западную Европу.

Преемником Карла Мартелла в 751 г. стал его сын Пипин Короткий, который стал королем франков с одобрения папы римского и с его помощью (династию Меровингов сменила династия Каролингов. – Ред.). За эту услугу тот позже вознаградил его тем, что вошел в Италию, разбил лангобардов и передал земли, отнятые у них, папе. Это заложило основу светской власти папы.

После Пипина Короткого к власти пришел его сын Карл, который позднее стал известен как Карл Великий. Он правил сорок семь лет. За эти годы он провел более пятидесяти войн, в результате которых границы его царства раздвинулись за Рейн (они и были за Рейном, но при Карле достигли Эльбы и Среднего Дуная, в Испании – Барселоны. – Ред.), Рим, а его территория раскинулась от Средиземного моря на юге до Северного моря на севере. Главными его войнами были войны с лангобардами, маврами-мусульманами в Испании и (особенно) с саксами – группой варварских германских племен, на севере Германии.

Подобно Александру и Цезарю, Карл Великий был великим государственным деятелем и великим стратегом; он вел войны не просто ради завоевания, а ради установления хорошей формы правления на большой территории (хорошей для завоевателей-франков – ради этого он подверг саксов (и не только) геноциду. – Ред.). Во времена Карла Великого цивилизация, которую создали Египет, Греция и Рим, почти угасла, за исключением Западной Азии (и Балканского полуострова – то есть Восточной Римской империи. – Ред.); а Галлия недалеко ушла от состояния варварства. Карл Великий не расширил границы своих владений на такой большой территории, как Александр и Цезарь, но он был, вероятно, такой же великой личностью, как и любой из них, – и как стратег, и как государственный деятель, потому что у него не было того преимущества, которое было у них, командовавших армиями, которые сильно превосходили в военном искусстве и дисциплине армии врага. В одном Карл Великий добился большего личного успеха, чем они оба: он был коронован императором Запада (800 н. э.) и в течение четырнадцати лет был правителем империи, которую сам и создал. После его смерти империя была поделена на три части, которые затем превратились в две; но она не исчезла, как империя Александра. Половина его империи стала приблизительно современной Францией, а другая половина – Германской империей.

Именно стабильная форма правления, которую учредил Карл Великий в своей империи, сделала возможной современную европейскую цивилизацию. И нельзя игнорировать тот факт, что объединение столь многих враждебных друг другу варварских племен под одной формой правления изначально стало возможным благодаря более высокой стратегии Карла Великого.

После смерти Карла Великого в его владениях начались гражданские войны, в результате которых власть стала такой слабой, что в северной части Галлии стали хозяйничать норманны. В 912 (911. – Ред.) г. они вынудили французского короля уступить им (во главе с Роллоном) провинцию Нейстрию. Позже название этой провинции сменилось на Нормандию. Норманны стали воплощением самого лучшего сочетания цивилизованности, интеллекта и характера, имевшихся в Галлии.

В 1065 г. герцогом Нормандии был Вильгельм. Этот человек обладал недюжинными способностями, энергией и честолюбием. Он воспользовался кораблекрушением, которое потерпел вблизи его берегов Гарольд – вероятный наследник трона Англии, чтобы заставить его дать клятву верности и пообещать помочь ему добиться короны Англии после смерти короля Эдуарда. После этого Гарольду было разрешено вернуться в Англию. Вскоре король Эдуард умер, и Гарольд был провозглашен королем, так как усопший король назвал его своим преемником (нового короля, как было принято, назначил Уитенагемот – «совет мудрых» англосаксонской знати. – Ред.). Вслед за этим Гарольд заявил, что его клятва Вильгельму не имеет юридической силы, потому что она была дана под принуждением, и стал королем.

Вильгельм немедленно организовал вторжение и в сентябре 1066 г. отправился в Англию во главе армии численностью 60 000 человек (нормандский герцог собрал под свои знамена не более 12 000, в основном французов. – Ред.). К счастью для него, в тот же месяц Гарольд подвергся нападению армии Норвегии и был вынужден участвовать в кровопролитном сражении при Стамфорд-Бридж, в котором он потерял много людей. Именно во время отсутствия армии и кораблей Гарольда, участвовавших в этой кампании, Вильгельм появился у берегов Англии. Он немедленно высадился на берег 29 (28. – Ред.) сентября 1066 г., не встретив никакого сопротивления.

Гарольд двинулся на юг навстречу Вильгельму; и, хотя его армия сильно уступала по численности (была такой же, но хуже по качеству. – Ред.) войску Вильгельма, а его флот (громко сказано – несколько небольших судов) мог серьезно угрожать коммуникациям Вильгельма с Нормандией, он совершил стратегическую ошибку, поспешив вступить в сражение, тогда как гораздо лучшей стратегией было бы опустошить окрестности, держаться подальше от армии Вильгельма и заставить ее голодать. Два войска в конце концов сразились у Гастингса (где и высадился Вильгельм). Гарольд выбрал очень хорошую позицию на холме Сенлак, на котором оба его фланга и тыл были хорошо защищены, и возвел перед своим войском преграду из щитов и деревянных кольев, соединенных друг с другом таким образом, чтобы они образовали стену.

Нормандцы (в основном французы. – Ред.) бросились на саксов, но на протяжении нескольких часов все их усилия были безуспешны. Тогда нормандские войска прибегли к хитрости, притворившись, что отступают, чтобы выманить саксов из их небольшой крепости. Саксы попали в эту ловушку, последовали за нормандцами и в конце концов смешались в беспорядке, горя жаждой преследования. Воспользовавшись благоприятным моментом, нормандцы развернулись и возобновили свою атаку. Так как саксов было меньше (примерно столько же. – Ред.) и они были лишены защиты, которую давали им их частоколы, они были разгромлены. В день Рождества Вильгельм, герцог Нормандии, известный в истории как Вильгельм Завоеватель, был коронован королем Англии.

По мнению историков, завоевание Англии нормандцами было одним из самых удачных событий в истории. Потомки норманнов превосходили саксов не только способностями и характером; сочетание, которое в итоге дало слияние саксов с нормандцами, создало английский народ. Если бы вторжение не состоялось, нет оснований предполагать, что нескончаемые мелкие раздоры между племенами и провинциями прекратились бы раньше, чем какой-нибудь другой случай создал бы для Англии угрозу извне и сплотил бы англичан воедино в один народ.

Когда Вильгельм вторгся в Англию, свет обновления цивилизации в Европе был виден смутно, и народы начали формироваться приблизительно в том виде, в каком они существуют сейчас, путем объединения племен и кланов. Особенно «чистыми» были народы Англии, Франции, Германии и Испании. Крестовые походы, которые проводились против турок, главным образом в XII веке, способствовали этому движению; тогда как институт рыцарства, который возник в Крестовых походах, существовал во всех странах, особенно во Франции, с целью смягчить нравы людей и ослабить ужасы войны. Целая эпоха получила название Столетней войны; это был период с 1338 (1337. – Ред.) по 1453 г., в течение которого шли войны между Францией и Англией за владение короной Франции. Финальный итог этой войны – изгнание англичан из Франции в 1453 г. – имел меньшее воздействие на историю, чем тот факт, что война объединила каждый народ, заставив его воевать с внешним врагом. Война вызвала к жизни сильное чувство принадлежности к своему народу в каждой стране.

Нет никаких причин сомневаться в том, что это воздействие было благотворным, так как история говорит нам на безошибочном языке, повторяя много раз, что всякий прогресс цивилизации обязан вкладу какой-нибудь страны, народ которой был объединен естественным образом, так как был сплочен сильным чувством принадлежности к своему народу.

Народы, обладавшие чувством патриотизма, всегда приносили самую большую пользу миру.

В том же 1453 г., который ознаменовал изгнание из Франции англичан, Константинополь был в конце концов взят турками-османами под предводительством Мехмеда II, прозванного Великим. Вероятно, он был замечательным стратегом, так как трудности, которые ему приходилось преодолевать, были многочисленны и серьезны. У него появилась пушка – огромная по тем временам, – которая стреляла ядрами из твердого черного камня весом сто фунтов. (У Мехмеда II Фатиха были две бомбарды калибром 122 см, стрелявшие ядрами чудовищного веса, очевидно ок. 1 т. – Ред.) Он был не только энергичен, храбр и решителен, но и очень изобретателен и находчив. Одним из его хитроумных и успешных достижений была переброска восьмидесяти галер на расстояние восемьдесят миль (130 км) по суше до гавани, потому что он не имел возможности добраться до нее обычным путем. Затем он захватил или затопил все корабли в гавани и построил через нее мост, который открыл город для нападения. Оттоманские турки в то время были великими воинами; среди них были янычары – специальный военный корпус, в который набор шел сначала из отнятых у родителей детей-христиан, которые затем обучались военному ремеслу.

Чрезвычайным событием стали походы Чингисхана, который начались в 1206 г. и длились двадцать один год. Чингисхан был всего лишь вождем одного монгольского племени по имени Тэмуджин (Темучин) в восточной части Азии, но он (объединив в 1206 г. монголов и приняв имя Чингисхан) собрал огромное полчище варваров и прошел по всей Азии во главе него, опустошая все на своем пути. Он завоевал Северный Китай, захватил Туркестан и Иран и создал варварскую империю. Его преемником стал его сын Октай, который продолжил дело своего отца и за период 1238–1241 гг. разграбил почти пол-Европы. (Преемником Чингисхана, умершего в 1227 г., стал избранный в 1229 г. третий сын Чингисхана Угэдей. А «пол-Европы» (по выражению американского автора) разграбил внук Чингисхана (сын его старшего сына Джучи) Батый. А умершего в 1241 г. Угэдея на троне великого хана сменил его сын Гуюк (до 1251 г.), Гуюка – Мункэ (до 1259 г.). – Ред.) Одним из его преемников (после Мункэ. – Ред.) стал Хубилай (с 1260 г.), который сделал современный Пекин своей столицей. После его смерти эта необычная империя распалась. Ее частично восстановил Тимур (Тамерлан). Через сто с лишним лет после его смерти потомок Тимура Бабур вторгся в Индию и создал там государство Великих Моголов, которое просуществовало двести лет. Этих людей нельзя с полным основанием назвать стратегами, и все же следует признать, что они обладали многими качествами великих стратегов и добились некоторых стратегических успехов. Первые два, по-видимому, были только разрушителями и донесли свою жажду разрушения дальше, чем кто-либо еще. Говорят, что в некоторых городах, которые они уничтожали, они убивали всех живых существ, будь то люди или животные!

В этой книге они упомянуты для того, чтобы подчеркнуть, что их успехи были почти полностью результатом отсутствия реального сопротивления. (Сопротивление было, и очень серьезное – и в империи чжурчжэней Цзинь в Северном Китае, и в государстве тангутов, и в Средней Азии, и на Руси, и в Польше, Чехии, Венгрии, Хорватии и др. Но монгольское войско XIII в. и тактика его действий позволяли побеждать почти любого противника. Монголы были остановлены также Египтом мамлюков и Делийским султанатом. – Ред.) Земли, по которым они проносились, были заселены в основном мирными людьми, у которых было ровно столько умения и находчивости, сколько нужно, чтобы защитить себя. У варваров же была та ненависть к цивилизации, которая есть и всегда будет у всех варваров. И они добились успеха, которого всегда добивались и будут добиваться варвары, воюя с людьми, которые настолько уверились в прочности мира и испытывали такое отвращение к войне, что утратили способность защищать себя.

Защита самого себя – первый закон природы; любой человек и любой народ, ставший настолько цивилизованным, что утратил этот инстинкт, неизбежно будет побежден, подвергшись серьезному нападению.

Судьба, уготованная Чингисханом пацифистам тех времен, должна привлечь к себе внимание пацифистов наших дней, потому что варварство не кануло в Лету, а лишь находится в частичном подчинении.

После падения Константинополя мусульмане стали более агрессивными и начали угрожать распространением на запад по Европе. В 1571 г. их остановил дон Хуан Австрийский, который во главе испанского флота при поддержке венецианской и папской эскадр разгромил турецкий флот в сражении при Лепанто. И снова цивилизация была спасена от ярости варваров силой оружия.

Следующее событие стратегической важности – экспедиция испанской Непобедимой армады, посланной королем Испании Филиппом II в 1588 г. для захвата Англии. Экспедиция была оснащена и организована с необычайной энергией до самых мелочей; и изначальный план был хорош. Он состоял в том, что превосходящие силы Армады должны были войти в Ла-Манш и обеспечить господство на море, чтобы дать возможность принцу Пармскому выйти из Кале во Франции (Александр Фарнезе, герцог Пармский, готовился выйти из Дюнкерка. – Ред.) с большой армией, состоявшей из пехоты и конницы, с пушками, осадными орудиями и всем необходимым для постройки мостов и разбивки лагерей. Однако король совершил с самого начала стратегическую ошибку, отвергнув совет адмирала Санта-Круса сделать какую-нибудь гавань на побережье Фландрии опорной базой и убежищем. А после смерти этого адмирала он совершил еще большую ошибку, назначив командующим флотом совершенно не подходящего для этого человека, хоть тот и был герцогом и высокопоставленным сановником (герцога Мессина-Сидония). После ряда неудач испанский флот вступил в сражение с английским флотом, обладая превосходством – не численным, а по совокупному тоннажу, количеству и весу пушек. Итог сражения был таков, какого мог бы ожидать всякий, кто знал о более высоком мастерстве англичан (и поддержавших их голландцев. – Ред.). Армада потерпела катастрофическое поражение (основные потери Армада понесла из-за штормов. – Ред.), армия герцога Пармского не смогла переправиться через Ла-Манш, и вся экспедиция провалилась.

Исход этой битвы решил, что Англия, а не Испания должна править на морях, что главенствовать должны свободные общественные институты, а не деспотические режимы, что цивилизация должна двигаться вперед, а не отступать. Это было решено благодаря не более высокому мужеству, а лучшей стратегии. Как в долгой борьбе между цивилизацией и варварством или между более и менее развитыми цивилизациями, результат был предопределен более высоким интеллектом, воплощенным в лучшей стратегии, лучшем командовании во время боя.

Королева Елизавета умерла в 1603 г. Трон перешел к роду Стюартов, у которого он был силой отнят стратегическим гением Кромвеля в 1649 г., возвращен в 1660 г. и снова отнят в 1688 г. На престол вступил протестант Вильгельм, принц Оранский. Тем временем король Франции Генрих IV сделал страну сильным государством; король Испании Филипп II умер, оставив разоренную страну; в Германии в 1618–1648 гг. шла Тридцатилетняя война, которая привела к укреплению в стране протестантизма (и гибели двух третей населения); Ришелье продолжал развивать военную и гражданскую власть во Франции, на трон которой взошел Людовик XIV.

Людовик XIV обычно не стоит в ряду великих стратегов, известных в истории; тем не менее по дальновидности, храбрости, инициативе, знанию военного дела и способности выбирать и поддерживать подчиненных ему нельзя отказать в таланте стратега и государственного деятеля. На протяжении своей юности и в зрелые годы жизни он способствовал процветанию Франции, ведя такую военную и экономическую политику, которой неизменно следовали процветающие страны. Опытные военачальники командовали его армиями; мудрые государственные деятели управляли государством, а величайший в истории военный инженер Вобан укреплял границы его владений и руководил осадами крепостей его врагов. Во второй половине XVII в. и до того момента, пока Мальборо не разгромил его армии и не уничтожил его авторитет, Франция была страной с самой лучшей формой правления, которую знал мир со времен Рима, в частности Октавиана Августа.

Смерть бездетного короля Испании в 1700 г. и тот факт, что он завещал свое королевство внуку Людовика XIV, поставили Европу перед угрозой того, что Бурбоны снова будут господствовать в Европе, как в ней господствовал в начале XVI в. Карл V, но более деспотично и менее мудро. Быстро сформировалась коалиция, главными членами которой стали Англия, Голландия, Пруссия и Австрия. Их силы численно превосходили силы Людовика XIV, но они были всего лишь союзниками, не привыкшими действовать вместе, разделенными немалыми расстояниями и не имевшими лидера, обладавшего общепризнанной компетенцией; тогда как силы Людовика XIV располагались в центре, были объединены одним руководством и говорили на одном языке. Кроме того, они были тесно связаны с вооруженными силами Испании. Смерть Вильгельма III, естественного лидера этой коалиции, была с радостью встречена во Франции, но французы не радовались бы так, если бы знали, что она приведет к тому, что во главе войск союзников встанет величайший стратег того времени – герцог Мальборо. (Сделал карьеру благодаря сестре Арабелле, любовнице короля Якова II Стюарта, который произвел его в генералы и пэры Англии. А в 1688 г. предал короля и перешел на сторону Вильгельма III Оранского, который сделал его в 1689 г. графом. Однако как полководец ниже Евгения Савойского. – Ред.)

В 1702 г. союзники объявили войну Франции. Мальборо стал главнокомандующим союзными войсками. За первые два года войны он захватил несколько городов во Фландрии, но не добился решающих побед. Однако Людовик XIV заполучил в союзники Баварию, что дало ему мощное стратегическое преимущество благодаря географическому положению Баварии по отношению к Австрии – самому сильному члену коалиции, сложившейся против него. Тогда Людовик XIV спланировал военную кампанию, которую характеризовали величайшая стратегическая смелость и логичность. Он просто собрал огромную армию и пошел на Вену. Эта армия состояла из большой армии, взятой из Фландрии, под командованием маршала Виллара, армии под командованием маршала Талара, находившейся тогда под Страсбургом, французских войск под командованием маршала Марсена, находящихся в распоряжении курфюрста Баварии (так назывались владетельные князья в Германии, имевшие право в Средние века избирать императора. – Пер.), и французской армии в Италии, которая должна была выступить через Тироль в Австрию. Этот план имел отличные шансы на успех. Если бы он удался, династия Бурбонов и Римско-католическая церковь, вероятно, долгое время главенствовали бы в Европе.

Как мы знаем, план не удался.

Что же помешало его успеху? Стратегический талант Мальборо.

Людовик XIV не был готов к тому, что ему будет противостоять стратегический гений. Мальборо немедленно расстроил его план простыми и дерзкими действиями: он совершил быстрый марш-бросок и оказался вблизи основных французских сил у Страсбурга, начав боевые действия против Баварии. Такого необычного хода никто не ожидал, и в планах Людовика тут же был нарушен тот порядок, который он и его полководцы в него заложили; план нужно было срочно менять. Маршал Виллар на севере, по-видимому, был обескуражен и ничего не предпринял. Если бы он пошел по пятам за Мальборо, то тот, вероятно, не добился бы того, чего добился. И это лишь один пример из многих, когда триумф хорошей стратегии происходит благодаря тому, что ей противостоит стратегия слабая. Испугавшись того, что Мальборо нападет на Эльзас, маршал Талар не стал наступать, а остался на месте. Маршал Марсен и курфюрст Баварии воздержались от нападения на противостоявших им австрийцев, боясь отвлечь свое внимание от Мальборо. Это предоставило австрийцам возможность отразить вторжение французов из Италии в Австрию, которое поэтому и не состоялось.

При таком положении дел Мальборо сумел застать баварцев в положении, когда они были лишены поддержки, и разгромить их в сражении при Донауверте. Это сражение довело, наконец, до сознания маршала Талара истинное положение дел и заставило его немедленно выступить на восток и объединить свои силы с армией маршала Марсена и курфюрста Баварии. Их объединенное войско заняло позицию, выстроившись лицом на восток; их правым флангом, упирающимся в деревню Бленгейм на Дунае, командовал маршал Талар, тогда как левый фланг под командованием маршала Марсена и курфюрста выходил к деревне Лутцинген. Мальборо занял позицию напротив них и взял командование левым флангом на себя, тогда как принц Евгений Савойский командовал правым флангом, который состоял главным образом из кавалерии. У Мальборо было около 56 000 солдат и пятьдесят две пушки, тогда как у Талара – около 60 000 солдат и шестьдесят одна пушка. (По другим данным, у Евгения Савойского и Мальборо было 48 000 французов и баварцев 47 000. – Ред.)

Сражение началось рано утром 13 августа 1704 г., в результате его французская армия была почти полностью уничтожена (потери сторон убитыми и ранеными были примерно равными, но Савойский и Мальборо захватили 9000 пленных. – Ред.). А ведь французы не только превосходили союзников по численности (неверно, только в артиллерии. – Ред.), но и имели преимущество позиции: их фланги были защищены Дунаем справа и возвышенностью – слева, а небольшая речка Небель представляла собой преграду, которую нужно было преодолеть войскам Мальборо. К тому же французы считались храбрыми и умелыми солдатами и имели хорошее командование.

Когда читаешь описания этого сражения, понимаешь, что после того, как оно началось, оно носило чисто тактический характер; и начинаешь удивляться, почему оно закончилось для Мальборо столь успешно. Безусловно, одна причина состояла в том, что Мальборо обладал необыкновенной способностью быстро принимать разумные решения в крайне опасных и чрезвычайных обстоятельствах. Доказательством этого стал его великолепный маневр по перестройке своих войск под огнем противника и перенос направления главного удара с деревни Бленгейм, где фронт французов был силен, в место, где, как он внезапно понял, их фронт был слаб; он прорвал фронт и разделил силы французов. Отсутствие такой способности у дикарей, противостоящих белым людям, отмечено во многих сражениях, имевших место в истории. В реальном сражении эта тактическая способность в главнокомандующем является самой важной.

Разумеется, Мальборо помогал гений, почти равный ему самому, – принц Евгений. Вероятно, именно совместные слаженные действия этих двух талантливых полководцев привели к такому успешному результату в сражении. Никакой другой причиной это, по-видимому, объяснить нельзя. Какой может быть другая причина, когда численно более слабая (неверно. – Ред.) армия наносит поражение более сильной армии, имеющей преимущество боевой позиции? Кто-то может сказать, что в армии Мальборо был выше боевой дух. Вероятно, так оно и было, и на это указывает тот факт, что Мальборо предпринял наступление. Но даже если мы предположим это, то не заслуга ли Мальборо и принца Евгения в том, что они вселили в своих солдат этот боевой дух?

Война продолжалась до 1713 г. и завершилась Утрехтским миром с выгодой для союзников благодаря военным действиям Мальборо, и особенно его победам у Бленгейма (чаще называют битвой при Гохштедте. – Ред.), Рамильи (Рамийи), Ауденарде и Мальплаке.

Есть только одна причина, которой можно объяснить победы Мальборо и последующее освобождение Европы от удушающего правления Бурбонов, – лучшая стратегия. (Французам удалось, несмотря на большое численное превосходство их противников в конце войны (160 000 регулярных войск у союзников против 75 000 у французов), завершить войну, не потеряв лица. В 1712 г. маршал Виллар, имея 108 000 против 122 000. Евгения Савойского, сумел нанести поражение великому полководцу (французы потеряли 2000, Евгений 8000). Это и ускорило подписание Утрехтского мира. – Ред.)

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.881. Запросов К БД/Cache: 3 / 1