Глав: 5 | Статей: 26
Оглавление
Основоположник американской военно-морской стратегии XX века, «отец» морской авиации контр-адмирал Брэдли Аллен Фиске в свое время фактически возглавлял все оперативное планирование ВМС США, руководил модернизацией флота и его подготовкой к войне. В книге он рассматривает принципы военного искусства, особое внимание уделяя стратегии, объясняя цель своего труда как концентрацию необходимых знаний для правильного формирования и подготовки армии и флота, управления ими в целях защиты своей страны в неспокойные годы и обеспечения сохранения мирных позиций в любое другое время.
Брэдли Фискеi / Л. Карповаi / А. Умняковi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 5 ТУТМОС III И РАМСЕС II

Глава 5

ТУТМОС III И РАМСЕС II

Первым великим стратегом, о котором нам рассказывает история, был фараон Египта Тутмос III, который правил приблизительно с 1501 по 1477 г. до н. э. (С 1525 по 1473 до н. э., или, по другой датировке, около 3-й четверти XV в. до н. э., в 1479–1425 до н. э. – Ред.) Хоть он и был младшим сыном фараона, он стал жрецом в храме Карнака. Он женился на Хатшепсут, принцессе из древнего царского рода; позже они вдвоем стали соправителями. До самого момента ее смерти в течение более двадцати лет влияние царицы, по-видимому, было сильнее влияния ее мужа, потому что ее право на трон было выше (Хатшепсут была тетей Тутмоса III, взошедшего на трон в 6-летнем возрасте, узурпировавшей власть до 1503, или 1458 (по др. датировке) г. до н. э. – Ред.). И только после ее смерти Тутмос III смог продемонстрировать свои энергию и талант. Это он делал на протяжении тридцати двух лет, в течение которых он провел семнадцать военных походов и установил свое государство на такое прочное основание и раздвинул его границы так далеко, увеличив его богатства настолько, что заслуживает титула первого строителя империи.

В то время, когда Тутмос III получил абсолютную власть, сила Египта существенно ослабела, главным образом потому, что усилия царицы были в основном направлены на возведение прекрасных памятников и храмов, в результате чего воинские дух и умение народа опасно понизились.

К северо-востоку от Египта, на восточном побережье Средиземного моря, расположены Палестина и Сирия, в которых было много таких городов, как Тир и Сид он, накопивших огромные богатства разного рода, главным образом в виде произведенных товаров – шелков (шелковые ткани появились здесь гораздо позже. – Ред.), изделий из стекла, украшений и т. д. Малые народы Палестины и Сирии должны были находиться под властью Египта, но они воспользовались его слабостью, и многие из них более или менее открыто бунтовали. Во главе мятежей стоял царь города Кадеша.

На двадцать втором году своего царствования, в 1479 г. (или в 1503, или в 1504. – Ред.) до н. э., Тутмос прошел маршем из Египта через все еще верную ему Южную Палестину навстречу армии царя Кадеша, который выдвинулся вперед и занял сильную крепость Мегиддо, которая была не только мощной цитаделью, но и занимала важное стратегическое положение, господствующее над дорогой из Египта, пролегавшей между двумя горными цепями. Тот факт, что эта крепость была построена в таком месте, доказывает, что среди полудиких племен Сирии в 1479 г. до н. э. существовало отчетливое понимание по крайней мере одного принципа стратегии.

Узнав о том, что враг занял Мегиддо, Тутмос III оказался перед решением важного стратегического вопроса: идти к крепости прямым путем, пролегавшим через узкое ущелье, или выбрать более длинный путь в обход его. Вопреки советам своих полководцев, которые указывали на опасности неожиданного нападения с обоих склонов ущелья или встречи с врагом на выходе из него, Тутмос III принял решение идти прямым путем. Чтобы взбодрить своих воинов, он лично повел их. Вероятно, он не принял бы такого решения, если бы не рассудил, что враг не способен воспользоваться опасным положением, в которое Тутмос III себя поставил. То, что его предположения оказались правильными, показывает тот факт, что никто не помешал Тутмосу III пройти через ущелье и он сумел вывести свою армию на равнину Мегиддо, не встретив никакого сопротивления.

Этот случай иллюстрирует разницу между хорошей и плохой стратегией, между хорошим и плохим решением, между действием и бездействием.

Рано утром следующего дня Тутмос III на сверкающей сплавом золота и серебра колеснице повел свои войска вперед на позицию, на которой его правый фланг располагался на холме к югу-западу от Мегиддо, а левый – к западу от него. Ему противостояли азиаты, выстроившись в линию с северо-запада на юго-восток. Фараон немедленно атаковал их с такой решительностью, что враги дрогнули при первом же натиске и стали спасаться бегством в городе. Тутмос III немедленно начал осаду. Его армия весьма комфортно жила на плодородных полях равнины до тех пор, пока город не сдался, что было вызвано главным образом тем, что сирийцы оказались не готовыми к тому, что для защитников города не будет достаточно продовольствия. Указание на обстоятельства, существовавшие в то время, можно почерпнуть из того факта, что Тутмос III захватил в городе и в округе 924 колесницы, 2238 лошадей (а также 2000 голов крупного и 22 500 голов мелкого скота. – Ред.), 200 комплектов оружия, великолепный шатер царя Кадеша и удивительно большое количество золота, серебра и драгоценных камней.

Будучи хорошим стратегом, Тутмос III не терял времени на ведение дальнейших боевых действий до тех пор, пока приближение засушливого сезона не заставило его возвратиться в Египет. Во время этого похода он захватил три города. Позднее он реорганизовал завоеванную территорию.

Из-за недостаточной военной готовности Египта Тутмос III смог возобновить выполнение своей задачи по подавлению восстания в Сирии только два года спустя. Наконец, он прошел маршем по Северной Палестине и Сирии, прочно установив свою власть в этих регионах. На следующий год он провел такую же военную кампанию и повторил ее еще через год.

Но теперь Тутмосу III стало очевидно, что он не сможет подавить восстание, пока не захватит город Кадеш и территории, расположенные к северу и востоку от него, а этого он не сможет сделать, пока его фланг открыт для непокоренных финикийских городов на побережье Средиземного моря. Поэтому он запланировал серию военных походов и заложил для них основу – создал флот. С помощью нового флота он перевез свою армию по морю для своего пятого похода и двинулся прямо на города, расположенные на северном побережье. Оттуда он перебросил свою армию на юг и захватил могущественный город Арвад. Тем самым он обеспечил себе надежную базу для дальнейших военных действий на побережье, куда легко можно было добраться из Египта по морю. Здесь стратегическая концепция ясна.

Сделав зимой все соответствующие приготовления, Тутмос III выступил в свой шестой военный поход весной, высадил перевезенную по морю армию в Симирре и сразу же направился к Кадешу. Город располагался на западном берегу реки Оронт и был окружен ее водами и водами ее притока на северном конце высокогорной долины, лежавшей между двумя хребтами Ливанских гор. Он был защищен внутренним рвом, который усиливал естественные водные преграды. Это была самая грозная крепость в Сирии, которая господствовала в долине реки Оронт – единственном пути на север в этой части Сирии. Местность и характер естественных и искусственных укреплений показывают, что существовало четкое понимание одного из главных принципов стратегии.

Тутмос III захватил Кадеш после долгой и тяжелой осады и провел остаток сезона и весь следующий сезон, занимаясь покорением окрестных городов не только в глубине материка, но и вдоль побережья. Тутмос III особенно требовал, чтобы население в глубине материка щедро снабжало прибрежные города продовольствием для его следующего военного похода.

Приготовления к следующему походу заняли почти два года, так что он получил возможность его начать только на тридцать третий год своего правления – в 1469 г. до н. э. В ту кампанию Тутмос III повел свои армии на север и восток от Сирии, к реке Евфрат. Там он захватил город Кархемиш, что дало ему возможность сделать то, за что он воевал десять лет, – переправиться через Евфрат и установить пограничный столб на его восточном берегу.

Тутмос III достиг великой цели своей жизни. Он расширил границы своего царства дальше, чем любой из его предшественников, и, естественно, упрочил свою власть на родине, сделал правление более эффективным и поставил свое царство во всех отношениях – военном и экономическом – на более прочную основу. В истории мы постоянно сталкиваемся с таким фактом: по-настоящему компетентный правитель укрепляет свою страну и внешне, и внутренне.

Тутмос III провел в общей сложности семнадцать военных походов, которые он начинал весной и возвращался в столицу в октябре. Сразу же по возвращении из каждого похода он совершал инспекционную поездку по всему Египту, главным образом с целью искоренения коррупции и повышения эффективности работы местной администрации, но также и с целью посмотреть, как продвигается строительство храмов и других построек, которые он либо возводил, либо восстанавливал, либо украшал. В годы его правления военные походы стали проводиться регулярно – как часть заведенного порядка. Как только в Сирии и Палестине прекращались весенние дожди, он грузил свои войска на корабли и отплывал к их берегам.

Последний свой поход – семнадцатый – он осуществил в 1459 (или 1484) г. до н. э., в ходе которого он покарал сирийских правителей, которых подстрекал к бунту царь Кадеша. И хотя Тутмосу III уже было более семидесяти лет, он немедленно сел на корабль и отправился на свою последнюю войну. Его армия высадилась на берег и выступила прямо к городу Кадешу, который Тутмос III сначала окружил, а затем захватил вновь. После этого он прожил еще двенадцать лет, но он настолько подчинил себе все части своего царства, что ему больше не нужно было вести войны. Он умер в 1447 (или 1473) г. до н. э., завоевав репутацию первого стратега в истории человечества, которая – учитывая различия в условиях – с тех времен была ненамного превзойдена каким-либо другим стратегом. По-видимому, он был первым стратегом, который признал и использовал преимущества морских сил.

Стоит заметить, что военные операции, которые проводил Тутмос III, по сути своей были похожи на те, которые мы гипотетически рассматривали в предыдущих главах, когда один агрессивный вождь дикого племени мог вести их против другого племени, чьи деревню, или скот, или другую собственность он принял решение захватить. В обоих случаях мы видим одно и то же агрессивное наступление, то же стремление атаковать слабое место противника, тот же наступательный дух, ту же энергию при доведении победы до конца, то же стремление сделать противника неспособным к оказанию дальнейшего сопротивления, обезопасить любую позицию или собственность, которые были захвачены. На самом деле, если бы Тутмос III действовал только как один человек и его врагом был бы тоже один человек, имевший хижину или какую-то другую вещь, которую хотел бы заполучить фараон, он бы действовал точно так же, хотя его военные действия имели бы меньший размах. Мы можем даже представить себе, что, если бы его враг жил на берегу какого-нибудь водоема, общего для обоих, Тутмос III преодолел бы разделяющее их расстояние на лодке точно так же, как в жизни он преодолевал его с помощью своего флота. Если мы представим себе фильм, снятый о военных походах Тутмоса III или любого другого стратега или вождя, то нетрудно понять, что если изменить масштаб расстояний, а число людей, занятых в военных действиях, изменить в соответствующей пропорции, то фильм в своих основных чертах может отражать почти любую военную кампанию, независимо от того, мала она или велика.

Преемником Тутмоса III стал Аменхотеп II, который, по-видимому, был достойным сыном своего отца, хотя и не такой масштабной личностью. За ним последовал Тутмос IV, потом Аменхотеп III, которого иногда называли Великолепным. В чем-то Аменхотеп III напоминает нам Соломона, сына Давида, и многих сыновей людей, которые собрали большие богатства, потому что он занимался в основном тем, что пользовался имевшейся в его распоряжении властью для хвастливой демонстрации и строительства объектов искусства. Во время его правления Египетская империя достигла наивысшего уровня утонченности и поверхностного великолепия цивилизации. И настолько высок был этот уровень, что можно предположить, что греческая классическая цивилизация, которая возникла около тысячи лет спустя, была больше обязана Египту, чем это часто осознается людьми.

Подобно развитой цивилизации Египта, греческая цивилизация немедленно провела ряд успешных войн. Следовательно, в основе высокоразвитой цивилизации лежала успешная война; а так как фундаментальной основой успешной войны являлась успешная стратегия, мы видим, что фундаментом высокоразвитой цивилизации была успешная стратегия. Мы увидим, что это же справедливо и в отношении Рима и всех других стран, которые таким образом достигли высокого уровня развития. Ясно, что этого следовало ожидать, потому что только благодаря успешной стратегии формировались большие народы, аккумулировались огромные богатства, большое количество людей получало возможность жить вместе в безопасности, появлялись и поддерживались наиболее благоприятные условия жизни для наибольшего числа людей.

Результат правления Аменхотепа III был схож с итогом правления Соломона и многих сыновей богатых людей. Если использовать старую, но очень подходящую фразу, то он «убил курицу, которая несла золотые яйца». (Итогом правления Соломона (965 – ок. 925 до н. э.) стало разграбление его царства после смерти покровителя-фараона. – Ред.) К несчастью для Египта и его материального могущества, его преемником стал царь, который хоть и был одним из величайших людей в истории, но далеко не великим государственным деятелем или воином. Он начал править как Аменхотеп IV, но так как он положил начало религии более духовной, чем культ Амона, и решил заменить старую религию новой, которую можно назвать поклонением богу Солнца, то он поменял свое имя на Эхнатон, или дух Солнца. Он царствовал семнадцать лет, в течение которых ему почти удалось добиться своей цели. Он оставил список деяний, характеризующий более великую личность, чем любой другой человек в истории до него. Но он почти разорил Египет и впоследствии стал известен как «преступный Ахетатон».

Вслед за ним на троне оказались один за другим три слабых царя (в том числе Тутанхамон. – Ред.), при которых в Египте становилось все меньше и меньше порядка и сила его слабела. Затем в 1350 (или в 1323) г. до н. э. на трон взошел Хоремхеб. Он был талантливым правителем и, подобно всем умелым правителям, посвятил свое внимание внутренней и внешней силе и процветанию государства. В существовавших условиях он не мог добиться многого во внешней политике, разве что проторить дорожку какому-нибудь талантливому преемнику. Его непосредственным преемником стал Рамсес I – старик, которого вскоре сменил его сын Сети I. Жизненный путь Сети был похож на жизненный путь Тутмоса, хоть и в гораздо меньшей степени, потому что он воевал в Палестине и Ливии и вернул к вассальной зависимости от Египта тамошние мелкие племена и царства. Подобно Тутмосу, он посвятил более поздние годы своей жизни улучшению условий жизни в Египте и развитию различных мирных искусств, особенно архитектуры. Приблизительно в 1292 (или 1317) г. до н. э. ему унаследовал Рамсес II, который правил шестьдесят семь лет и был последним великим царем Египта.

Когда Рамсес II взошел на трон, обстановка в царстве была хорошей, но воинственные хетты во главе со своим царем Муваталлу овладели некоторыми провинциями в Сирии (еще при «реформаторе» Эхнатоне. – Ред.), которые принадлежали Египту, и Рамсес II принял решение их себе вернуть. Вероятно, Муваталлу узнал об этом, потому что он принялся собирать большую армию, так что, когда Рамсес II со своей армией в 1288 (или 1312) г. до н. э. вступил в Сирию, хетты были готовы к встрече с ним. Рамсес II, как и Тутмос III, использовал прибрежный палестинский город в качестве опорной базы и оттуда направился к городу Кадешу, расположенному на западном берегу реки Оронт. Его армия была поделена на четыре отряда во главе с отрядом «Амон», которым командовал сам Рамсес II. В мае Рамсес II оказался на восточном берегу реки Оронт, приблизительно на расстоянии дневного перехода от Кадеша, расположенного на западном берегу. Вероятно, он не принял мер предосторожности и не послал вперед авангард, или же Муваталлу принял необычайные меры, чтобы его вооруженные силы оставались незамеченными, потому что, когда Рамсес II прибыл в это место, он не обнаружил никаких следов врага. В этот момент появились два бедуина и заявили, что они перебежчики из армии хеттов и что хетты ушли дальше на север от Кадеша. Поверив этой истории, как будто он знал, что все обстоит именно так (чего не сделал бы более опытный стратег), Рамсес II переправился на западный берег реки с отрядом «Амон» и пошел дальше только с этим отрядом к окрестностям Кадеша, оставив остальные отряды, задержавшиеся на переправе. Муваталлу, который, несомненно, был извещен об успехе своей военной хитрости, переправился на восточный берег реки и держался вне видимости, пока Рамсес II двигался на север по противоположному берегу. Тем самым Муваталлу обеспечил себе позицию на фланге Рамсеса II, так что, когда настал благоприятный момент, он смог форсировать реку и разделить армию египтян надвое. Рамсес II с отрядом «Амон» прибыл на явно выгодную позицию к северо-западу от Кадеша во второй половине дня и разбил там лагерь, думая, что он в безопасности. Внезапно ему донесли, что отряд хеттских колесниц появился к югу от Кадеша и нанес удар отряду «Ра», который следовал за отрядом «Амон». Этот второй отряд быстро был разбит (большей частью уничтожен. – Ред.), немногим (в том числе двум сыновьям Рамсеса II) удалось бежать в лагерь отряда «Амон», где они навели ужас, который легко представить, когда поймешь, что за ними по пятам неслись хеттские колесницы.


Нельзя отрицать того, что Рамсес II виноват в пренебрежении стратегией, но он мгновенно реализовал ситуацию тактически и с максимально возможными решимостью и смелостью контратаковал наступавших хеттов, когда они атаковали лагерь с запада. Его попытка прорыва в западном направлении была отражена, но он предпринял другую атаку в восточном направлении и провел ее так стремительно, что отбросил здесь врага. К счастью для него, дисциплина у хеттов была очень плохая, так что они вместо того, чтобы развивать свое преимущество, слезли со своих колесниц и занялись грабежом лагеря. В таком беспомощном положении на них внезапно налетел отряд египетских новобранцев, которые, вероятно, шли от побережья на соединение с армией Рамсеса II. Успешная атака Рамсеса II и внезапное появление подкрепления вместе с тактическим искусством и храбростью Рамсеса II и его воинов привели к победе, а хетты отступили за стены Кадеша (после уничтожения хеттов в лагере Муваталлу бросил в бой свой резерв – тысячу колесниц (в дополнение к 1500 уже задействованных). Бой шел с переменным успехом, пока не подошел отряд «Птах». Хеттские колесницы прорвались сквозь строй египтян и отошли в город. Муваталлу практически не задействовал свою тяжелую пехоту. Обе стороны заявили о своей победе. – Ред.). Рамсес II немедленно вернулся в Египет, и народу все было преподнесено так, что он одержал большую победу. Однако ни хеттов, ни мелкие племена и царства Сирии это не обмануло, так как вскоре начали шириться восстания против Египта.

Сражение у Кадеша – первое, о котором в истории есть какие-то четкие сведения. Основываясь на тех неполных данных, которые у нас имеются, может показаться, что хетты лучше понимали стратегию, но египтяне превосходили их в тактике. По-видимому, это превосходство было настолько большим, что, хотя они и начали сражение в очень плохой для себя стратегической ситуации, в конце концов они сумели добиться победы – тактической победы, которая была их конечной целью.

Рамсес II так и не сумел покорить хеттов, но он смог в итоге заключить с ними договор, по которому каждая сторона признавала другую сторону фактически равной себе. (После смерти фараона Тутанхамона (XIV в. до н. э.) его вдова решила выйти замуж за хеттского царевича. Однако этого несостоявшегося нового царя Египта убили (египетская знать) в результате заговора. Тогда его отец, царь хеттов Суппилулиума (правил приблизительно до 1360 г. до н. э.), разгромил египетскую армию и едва не захватил Египет, когда его победоносное войско начала косить эпидемия, которую принесли египетские пленные. И в описываемое автором время мощь Хеттского царства не подвергалась сомнению. Борьба шла только за окраины. Великая Хеттская держава рухнула позже, ок. 1200 г. до н. э., в результате масштабного натиска новых волн индоевропейских переселенцев с Балканского полуострова (хетты, прежде называвшиеся несийцы, тоже индоевропейцы, сами пришли оттуда в 2300–2200 гг. до н. э.), а также «народов моря» (в том числе микенских греков). Египет тогда, ок. 1200 г. до н. э., сумел устоять, но и удар, которому он подвергся со стороны «народов моря», был не таким масштабным. – Ред.) С того времени Рамсес II больше не воевал, и, хотя Египет при его правлении стал очень процветающим и высокоразвитым государством во всех областях искусства, он медленно, но верно приходил к упадку.

Египтяне не были на самом деле воинственным народом, и только благодаря энергии и таланту некоторых их царей Египет мог поддерживать на достаточном уровне вооруженные силы, чтобы противостоять вторжениям варваров, которые окружали его со всех сторон. Однако мы не можем с презрением ткнуть пальцем в Египет, потому что как великое государство он просуществовал дольше, чем любое другое. В конце концов в 525 г. до н. э. он был завоеван царем Персии Камбисом. Помимо Египта другими великими империями древности были Вавилония, Ассирия, Халдея (автор имеет в виду Нововавилонское царство во главе с халдейской династией (626–539 до н. э.). – Ред.), Мидия и Персия.

О древней Вавилонской империи мало известно такого, что имеет отношение к нашей теме, за исключением факта, что вавилоняне строили огромные города и образовали могучее государство благодаря тем же самым методам, которые использовал и Египет, и все великие государства после него, то есть благодаря развитию полезных искусств и наук, включая искусство и науку управления, и благодаря укреплению структуры государства путем развития военного искусства и опять-таки наук. Приблизительно в 728 (729. – Ред.) г. до н. э. Вавилония была завоевана царем Ассирии (автор неточен – Вавилония не была завоевана. Но ассирийский царь Тиглатпалассар III смог стать ее царем под именем Пулу, объединив страны путем личной унии. – Ред.). Раньше Ассирия была ее данником, но силой вырвала у Вавилонии верховную власть над миром (в Месопотамии. – Ред.). Ассирийцы были воинственным и закаленным народом, но они быстро поддались деморализующему влиянию богатства и приблизительно в 606 г. до н. э. были завоеваны халдеями (вавилонянами. – Ред.) в союзе с мидийцами. (Весной 612 г. до н. э. объединенные войска Мидии (царь Киаксар) и Вавилонии (царь халдейской династии Набопаласар) двинулись на столицу Ассирии Ниневию. Осада продолжалась с мая по конец июля. Еород был взят штурмом, ассирийская знать вырезана, а царь Сарак бросился в огонь своего пылавшего дворца. Часть ассирийского войска прорвалась в район Каркемиша, где ассирийцы держались до 605 г. до н. э. В 605 г. до н. э. они были окончательно разгромлены Навуходоносором, наследником Набопаласара (женатым на дочери или внучке Киаксара). – Ред.) Их столица Ниневия была затем буквально стерта с лица земли. Новое Вавилонское, или Халдейское, царство теперь пришло на смену Ассирийскому в роли хозяина мира.

Успехи новой Вавилонской империи были великолепны во всем, что имело отношение к предметам роскоши, и, вероятно, по этой причине ее военная сила быстро деградировала. В 538 (539. – Ред.) г. до н. э. Кир – глава нового царства, образовавшегося из мидийцев и персов, сразился с царем Вавилона на равнине у стен города и разгромил его. Может показаться странным, но ворота Вавилона, хорошо укрепленного города, были затем распахнуты безо всякого сопротивления персам! Результатом этого стал интересный факт: скипетр власти над миром перешел от семитских народов, которые всегда до этого им владели, к арийцам. С момента захвата Вавилона великими народами мира всегда были арийцы. Исключение нужно сделать для Японии, потому что за последние несколько лет (книга написана в 1920 г. – Пер.) – хотя японцы и принадлежат даже не к кавказской, а урало-алтайской расе – она пробилась в первые ряды и стала одним из великих государств на Земле (японцы относятся к монголоидной расе, их язык – к алтайской языковой семье. – Ред.).

До 553 г. до н. э., за пятнадцать лет до завоевания Вавилона, мидийцы главенствовали над персами. После того как они уничтожили Ассирийскую империю, действуя совместно с вавилонянами, они быстро расширили свои владения, но приблизительно в 553 (в 550. – Ред.) г. до н. э. их вассал Кир II, царь Аншана (Фарс, или Персида. – Ред.), расположенного к востоку от Междуречья, сверг их власть и объединил всех мидийцев и персов под своей царской властью.

Кир II был одним из величайших завоевателей в истории человечества. Подчинив Мидию, он захватил Лидию, богатую и плодородную страну в западной части Малой Азии, включая побережье Средиземного моря. Царем Лидии в то время был Крез, как считалось, самый богатый человек в мире. Встревоженный расширением Персии, Крез начал войну с Киром, но был разгромлен в битве при Сардах в 546 г. до н. э. Персы и мидяне Кира захватил Сарды, самый большой город страны. (В 539 г. до н. э. под ударами Кира II пала Вавилония. – Ред.)

Преемником Кира (Кир II пал вместе со всем войском в битве с саками и массагетами в районе хребта Большой Балхан в современной Туркмении. – Ред.) стал его сын Камбис, который вторгся в Египет, и результаты этого вторжения не имели себе равных. Захватив Мемфис и поднявшись вверх по Нилу до Фив, он отправил оттуда пятидесятитысячную армию, чтобы овладеть оазисом Амона. Но из этого войска не вернулся ни один человек; о причинах этого история умалчивает. Есть предположение, что армия погибла во время сильной песчаной бури. Вскоре после этого Камбис покончил с собой (не доказано – умер при таинственных обстоятельствах по пути в Иран, где объявился самозванец. – Ред.).

Камбиса сменил Дарий I, который сначала посвятил себя заботам о процветании своей страны (подавив грандиозные восстания по всей стране. – Ред.), а затем расширению ее границ. Подчинив себе весь Пенджаб в Северо-Западной Индии, он обратил свои мысли и амбиции на запад и принял решение о вторжении в Европу.

Оглавление книги


Генерация: 0.360. Запросов К БД/Cache: 0 / 0