1939 —1940

В 1939 году уже мало кто сомневался в окончании эпохи И-16. Даже установка более мощных двигателей М-62 и М-63 не позволила серийному истребителю превзойти рубеж скорости в 500 км/час. Какое-то время считалось, что добиться более высоких характеристик можно с новым двигателем М-64, обладавшим взлетной мощностью 1200-1300 л.с. Конструкторы ожидали появление М-64 (был еще и М-65) вплоть до 1941 года, однако этот двигатель являющейся последней однорядной девятицилиндровой звездой так и не был доведен.

Николай Поликарпов пытался улучшить аэродинамику самолета, заменив полотняную обшивку крыльев фанерной. Летом 1939 года был испытан самолет №1721103, у которого верхняя часть крыла была обшита фанерой толщиной 2,5 мм, тогда же на госиспытании в НИИ ВВС был предъявлен И-16 тип 24 с фанерным покрытием крыла. Последний аппарат летал со скоростью 489 км/ч, что было несколько выше показателей других машин. Однако данный результат приписали двигателю М-63. И хотя деревянная обшивка была рекомендована для производства, в серийных образцах она своего применения не нашла.

В 1939 году были проведены летные исследования И-16, доказывающие что дальнейшее совершенствование истребителя как типа нецелесообразно.

Одна такая работа касалась затягивания истребителей И-16 в пикирование. Происходило это в случае установки стабилизатора на положительные углы атаки. Несколько катастроф заставили провести исследование этого явления. Выяснилось, что И-16 чрезвычайно чуток к изменениям угла установки стабилизатора. В тоже время при нейтральном положении стабилизатора и задней центровке пилоты испытывали чрезвычайно большое давление на ручке. Тот факт, что раньше явление затягивания в пикирование не отмечалось, был связан с постепенным сдвиганием центровки самолета назад, от серии к серии, за счет установки аккумулятора, щитков, бронеспинки и радио. На некоторых машинах значение центровки уже достигало значений 35% САХ. Дополнительный пикирующий момент создавали неубираемые лыжи.

Проведенные в начале 1939 года испытания показали, что зона полной неустойчивости при пикировании начинается между 32-33% САХ при убранном шасси. Опасность явления была весьма велика, летчик-испытатель капитан Таборовский, занимающийся этими рискованными полетами погиб. Его машина №1021101 врезалась в землю при значении САХ 33,6% и угле установки стабилизатора +2°. В результате, значение центровки для всех эксплуатируемых машин было ограничено 33%, а о неустойчивости И-16 в полете, наконец, было сказано как о недостатке. Мнение пилотов было единогласно — машина обладает лучшими летными качествами с передней центровкой. В случае с И-16 все беды упирались в неудовлетворительную компоновку самолета, летчик летающий на нем приучался к неправильному пилотированию, о полете с «брошенной» ручкой не могло идти речи, а ведение прицельной стрельбы из неустойчивой машины являлось весьма непростым делом.

Опытный И-16 тип 24 с нестандартным обтекателем воздушного винта и фанерной обшивкой крыльев.

Опытный И-16 тип 24 с нестандартным обтекателем воздушного винта и фанерной обшивкой крыльев.

Experimental I-16 type 24 with non-standard spinner cone and plywood wing skin.

Еще одна работа, получившая название «Определение усилий на ручке от руля высоты, элеронов и на педалях от руля направления И-16» была проведена летом 1939 года в ЦА- ГИ. Летчик-испытатель Станкевич, осуществивший эти летные исследования в качестве выводов записал следующее: «Вследствие неустойчивости самолета даже небольшие продольные усилия «от себя», порядка 4-5 кг на установившихся режимах полета для летчика неприятны (утомляется рука). На фигурах возникают резкие перепады давления на ручку, неприятные для летчика. Открытые щитки ухудшают продольную устойчивость и увеличивают усилия «от себя». При открытии щитков самолет кабрирует, при уборке резко проваливается и имеет тенденцию к пикированию. ...При переходе на большие углы атаки неустойчивость резко возрастает.... При разбеге самолет долго не поднимает хвост, ручку приходится с большими усилиями отдавать от себя. ...При высоком выравнивании сваливается на правое крыло, эффект элеронов для парирования сваливания недостаточен.» Невеселые эти выводы были верными, однако даже самые строгие придирки к «старичку» И- 16 не смогли бы исправить положение. Хотя авиазаводу №21 решением правительства было поручено в 1940 году освоить производство нового истребителя И-180, однако именно производство И-16 достигло в этом году наивысшего результата. В 1940 году варианты истребителя выпускались в следующей комплектации:

тип 18 М-62 с ПБ

тип 24 М-63 без ПБ

тип 24 М-63 с ПБ

тип 24 М-63 с PC

тип 24 М-63 с ПБ и РСИ-3

тип 24 М-63 с PC и ПБ

тип 27 М-62 с ПБ

тип 28 М-63 с ПБ

тип 28 М-63 без ПБ ПБ — подвесные бензобаки

тип 28 М-63 с П Б и РСИ-3 PC — реактивные снаряды

тип 15 М-25В (УТИ-4/ РСИ-3 — радиостанция

Начиная со второй половины года авиазавод взамен этого «винегрета» перешел на выпуск последней модификации И-16, обозначенной как тип 29. 29-й тип стал воплощением работ по стрелковому вооружению, проведенных в 1939 году, и имел в дополнение к двум синхронным ШКАСам крупнокалиберный пулемет БС, размещенный между нишами шасси. Крылья свободные от пулеметов, в 29-м типе имели стандартные установки на шесть PC и два подвесных фибровых бака. Всего за 1940 год было выпущено 2210 И -16, которые распределились по типам следующим образом:

тип 18 и тип 24 —760

тип 28 — 277

тип 25 (И-180/ —I

тип 29 - 570

тип 15 (УТИ-4) -600

Два самолета тип 29 не вошли в количество переданных заказчику, и были переданы на испытания до полного износа. Еще 125 самолетов (45 тип 15 и 80 тип 29) были закончены, но не сданы и перешли в план 1941 года. Кроме этого на заводе было изготовлено 7590 подвесных бензобаков из фибры, 165 комплектов деталей для оборудования самолетов, находящихся в частях, радиостанциями РСИ-3. 294 комплекта деталей было изготовлено для переоборудования в частях машин тип 10 на тип 18 путем установки двигателей М-62 взамен М-25В.

1940 год стал последним годом официального серийного производства И-16. Уже начиная с IV квартала этого года, последняя модификация истребителя, И-16 тип 29 была снята с плана, а начиная с декабря, завод №21 начал производство истребителя ЛАГГ-3, получившего заводской индекс тип 31. Здесь уместно дать справку по делам авиазавода №21. Николай Поликарпов в 1939-1940 году безуспешно пытался организовать производство в Нижнем Новгороде И-180. Так как машина эта оказалась прямо-таки «заговоренной» (причины называть бессмысленно, ибо они находятся гораздо выше логического понимания), серия не состоялась. В 1940 году планировалось поначалу выпустить десять И-180, затем это количество увеличили на 20 самолетов. В феврале эти 20 из плана изъяли, а в июле вновь последовал приказ из наркомата авиапромышленности на 110 таких истребителей. В результате, на заводе имелось на начало 1941 года семь незаконченных И-180, которые никто собственно заканчивать и не собирался, ибо еще в сентябре 1940-го года И-180 был окончательно снят с плана производства. После последнего решения предполагалось строить здесь истребитель Пашинина— И-21 (тип 21), за ним предполагался И-200(МИГ- 1), который не менее быстро был заменен ЛАГГ-3. На последнем чехарда, наконец, закончилась и уже в декабре на заводе мастерили оснастку ЛАГГа. Был этот истребитель конструктивно выполнен на 36% из дерева (у И-16 деревянных деталей конструкции было 10%) и поразительным образом подтверждал стародавнее утверждение Поликарпова, что в российских условиях самолет для войны должен строиться из российского дерева. В такой вот обстановке на авиазаводе №21 потихоньку заканчивали производство И-16. Машин тип 29, согласно заводского отчета в 1941 году изготовили 80 (это были оставшиеся с 1940 г.), УТИ-4 — 256. Общая цифра выпуска составила 336 самолетов. Далее из цехов авиазавода №21 на аэродром выкатывали только ЛАГГи.

Михаил Якушин у своего И-16. (ЦГАКФД)

Михаил Якушин у своего И-16. (ЦГАКФД)

Michael Yakushin in front of his I-16.

«Красная пятерка» майора Якушина. М.И. Якушин крайний слева, 18 августа 1939 г. (ЦГАКФД)

«Красная пятерка» майора Якушина. М.И. Якушин крайний слева, 18 августа 1939 г. (ЦГАКФД)

The “Red Five" demonstration team leading by M.Yakushin (extreme right).

Подполковник В.И. Клевцов, участник пилотажной группы у И-16 тип 10 N«1021242. Виден ремень для поднятия хвоста самолета накинутый на фюзеляж. (ЦГАКФД)

Подполковник В.И. Клевцов, участник пилотажной группы у И-16 тип 10 N«1021242. Виден ремень для поднятия хвоста самолета накинутый на фюзеляж. (ЦГАКФД)

Lt. Col. V.KIevtsov — the member of the I-16 air demonstration team. The aircraft is the I-16 type 10 (serial 1021242). Note the belt for tail lifting.

Коммисар эскадрильи Л.И. Яковенко, апрель 1940 г. (ЦГАКФД)

Коммисар эскадрильи Л.И. Яковенко, апрель 1940 г. (ЦГАКФД)

Squadron Comissar L.Yakovenko.

13 ОАЭ Балтийского флота, 1940 г. И-16 тип 10. (ЦГАКФД)

13 ОАЭ Балтийского флота, 1940 г. И-16 тип 10. (ЦГАКФД)

Mission discussion in 13th fighter squadron of Baltic Fleet in 1940. Note the I-16 type 10.

Предполетный инструктаж в авиачасти КБФ в августе 1937 г. И-16 тип 5 оборудованы фотокинопулеметами СЛ17. (ЦГАКФД)

Предполетный инструктаж в авиачасти КБФ в августе 1937 г. И-16 тип 5 оборудованы фотокинопулеметами СЛ17. (ЦГАКФД)

The pilots of the Navy aviation unit at the mission briething. Note the I-16 type 5 fitted with SL17 gun camera pod.

Летчики у самолета И-16 тип 5, конец 30-х годов. (ВДмтриев)

Летчики у самолета И-16 тип 5, конец 30-х годов. (ВДмтриев)

Pilots near the I-16 type 5 in the late thirties.

Ст л-т Лысенко, декабрь 1939 г.. Бел. ОБО. (ЦГАКФД)

Ст л-т Лысенко, декабрь 1939 г.. Бел. ОБО. (ЦГАКФД)

Maj. Lt. Lysenko. Belorussian Military District. December 1939.

1939 —1940
Учебная тревога. Лето 1938 г., авиачасть КБФ. И-16 тип 10 и тип 17. (ЦГАКФД)

Учебная тревога. Лето 1938 г., авиачасть КБФ. И-16 тип 10 и тип 17. (ЦГАКФД)

Training alarm in summer 1938. Baltic Fleet aviation unit. Note the type 10 and type 17I-16 fighters.

Перед полетами. Авиачасть КБФ. И-16 тип 17 и заправщик БЗ-35. (ЦГАКФД)

Перед полетами. Авиачасть КБФ. И-16 тип 17 и заправщик БЗ-35. (ЦГАКФД)

Pre-flight instructions in Baltic Fleet fighter unit. Note the I-16 type 17 and B2-35 tanker.

Ct. л-t ГСС Ф.И. Шинкаренко. период войны с Финляндией, зима 1939-40 гг. (ЦГАКФД)

Ct. л-t ГСС Ф.И. Шинкаренко. период войны с Финляндией, зима 1939-40 гг. (ЦГАКФД)

1st leutenant F.l. Shinkerenko in front of his I-16, 1939-40.

1939 —1940
1939 —1940
13-я отдельная отдельная авиаэскадрилья ВВС Балтийского Флота. 1940 г. (Г.Петров).

13-я отдельная отдельная авиаэскадрилья ВВС Балтийского Флота. 1940 г. (Г.Петров).

13-en Special Squadron of Baltic Fleet. 1940.

И-16 тип 29.

И-16 тип 29.

The I-16 type 29.

Похожие книги из библиотеки

Легкие крейсера Японии. 1917-1945 гг.

Легкие крейсера Японии в первой, победный для страны Восходящего Солнца фазе войны, во главе флотилий эсминцев поддерживали высадку десантов на многочисленные острова южной и юго-западной части океана. Они участвовали в снабжении гарнизонов этих островов необходимым снаряжением и боеприпасами, входя в состав знаменитых “токийских экспрессов” действовали на коммуникациях союзников подчас в таких отдаленных от Японии районах, как Индийский океан, вели разведку и т.д.

В последний год войны японские легкие крейсера, как и другие корабли Императорского флота, очень страдали от нехватки топлива и стали выходить в море значительно реже.

Ла-7

Истребитель Ла-7 стал высшим достижением советской конструкторской школы военного времени. Авиаконструкторы смогли добиться наилучших возможных результатов в сложнейших условиях простыми средствами и самыми примитивными конструкционными материалами. Самолеты изготавливались заводами, технологический уровень, равно как и квалификация рабочих, которых не шел ни в какое сравнение с западными заводами. Учитывая конкретные условия, в которых создавался Ла-7, и условия, в которых истребители строились, остается только восхищаться конструкторами, сумевшими сделать этот выдающийся самолет и снять перед ними шляпу.

Бронеавтомобиль «Остин». Предтеча бронетанковых войск России

История бронетанковых войск нашей страны начиналась не с танков — у ее истоков стояли бронированные автомобили. Они появились в составе русской армии в годы Первой мировой войны — уже в октябре 1914 года на фронт убыла первая в мире броневая часть.

Для обеспечения армии этим новым видом боевой техники русское военное ведомство приступило как к изготовлению бронемашин на отечественных предприятиях, так и к их закупке за рубежом. Наиболее удачными для русского фронта оказались бронированные автомобили английской фирмы «Остин» — в 1914–1917 годах в Россию поставили 168 машин такого типа, и еще 50 было забронировано на Путиловском заводе в Петрограде в 1919–1920 годах.

«Остины» стали основным и наиболее массовым типом бронеавтомобиля в России не только в годы Первой мировой, но и в ходе Гражданской войны, причем использовались они всеми воюющими сторонами, а трофейные машины впоследствии служили в армиях Польши, Германии, Румынии, Эстонии, Латвии и Австрии. В Красной армии «остины» использовались до 1931 года. Эти машины воевали в Европе в составе британского королевского танкового корпуса, а также использовались английскими частями в Месопотамии и Индии.

Данная книга представляет собой полную историю производства, службы и боевого применения бронированных автомобилей этого типа. В ней также рассказывается о судьбе «ленинского» броневика — единственного сохранившегося до наших дней образца бронеавтомобиля «Остин».

В оформлении переплета использована иллюстрация художника В. Петелина.