2.5. Энергетическая установка и механизмы.

2.5.1. Турбины.

Энергетическая установка (ЭУ) состояла из четырех турбоагрегатов типа Мицубиси-Парсонс (“Фурутака”) или Кавасаки-Кертис (“Како”), каждый из которых вращал гребной винт диаметром 3,505 м и развивал при максимальном ходе вперед мощность на валу 25500 л.с. при 360 об./мин., что в сумме давало 102000 л. с. Каждый агрегат состоял из ТВД (импульсного типа, мощность 12500 л.с.) и ТНД (реактивного типа, 13000 л.с.) переднего хода (ПХ). Обе турбины стояли параллельно, вращая каждая небольшую шестерню с противоположных сторон гребного вала с зубчатым колесом большого диаметра. Этот одноступенчатый редуктор с шевронными зубьями снижал скорость вращения вала до 360 об./мин., тогда как ротор ТВД вращался со скоростью свыше 3000, а ротор ТНД - 2000 об./мин. Кроме того, в корпусе ТНДПХ размещалась и ТНД заднего хода (ЗХ), работавшая на тот же вал, но при переднем ходе вращавшаяся вхолостую. Каждая ТЗХ могла развить на валу до 7000 л.с. (всего 28000 л.с.).

На крейсерском ходу использовались совместно турбина крейсерского хода (ТКХ) и крейсерские ступени главных турбин - эта система была известна как “комбинированного типа”. Для каждого турбоагрегата она состояла из: 1) крейсерской ступени (колесо с лопатками) на входе ТВДПХ и небольшой ТВДКХ, через сцепление соединенной с валом переднего конца ТВДПХ. ТКХ можно было отсоединить от вала, а питательный пар с помощью байпасных клапанов подавать на главную ТВД, минуя ТКХ и крейсерскую ступень.

На крейсерской скорости 14 узлов ТКХ и крейсерская ступень работали последовательно с главной ТВД. То есть пар последовательно проходил через все ТПХ: входил в ТКХ, выходил в крейсерскую ступень, олуда попадал в остальные ступени ТВД и ТНД, а затем поступал в холодильник (конденсор). На полном ходу пар сначала поступал в главные ТВДПХ, затем в ТНДПХ и в холодильник, не проходя через ТКХ (отсоединялась от вала) и крейсерскую ступень ТВДПХ (вращалась вхолостую). Однопроточные холодильники типа “Унифлюкс” крепились снизу к корпусу “своей” ТНД. Большие цистерны для питательной воды размещались в носовой части каждого МО напротив поперечной переборки.

Внешние валы приводились во вращение носовыми МО, внутренние - кормовыми. Вес турбин на “Како” составил 203,4 т, редукторов 135 т, а на “Фурутака” 200т и 129,5 т.

2.5.2. Котлы

Трехколлекторные котлы типа Канпон №1 (Канпон Шики Ро Го) работали на давлении 18,3 атм. при температуре пара 138°С. Перегрев пара на 38°С позволял снизить расход топлива на полном ходу на 10% и почти на столько же в других условиях. Двенадцать котлов располагались в семи КО: в носовом №1 бок о бок стояли 2 нефтяных котла “среднего” типа, в КО №2-№5 (2 с левого и 2 с правого борта) находилось по 2 нефтяных котла “большого” типа - один за другим, а КО №6 (правый борт) и №7 (левый) имели по одному котлу со смешанным отоплением “малого” типа.

2.5.3. Выходная мощность и скорость.

Для получения скорости 34,5 узла при водоизмещении с 67% всех запасов 8586 т проектная мощность составляла 102000 л.с. при 360 об./мин. “Како” вышел на испытания, имея почти такое водоизмещение, т.е. на 1000 т меньше действительного с 67%-й нагрузкой, и достиг скорости 35,14 узла при мощности на валах 105895 л.с.

РАСПОЛОЖЕНИЕ МЕХАНИЗМОВ НА КРЕЙСЕРАХ ТИПА “ФУРУТАКА”

РАСПОЛОЖЕНИЕ МЕХАНИЗМОВ НА КРЕЙСЕРАХ ТИПА “ФУРУТАКА”

2.5.4. Радиус действия.

Максимальный проектный запас топлива (400 т угля и 1400 т нефти) теоретически обеспечивал дальность плавания 7000 миль на 14 узлах. При фактическом запасе в 570 т угля и 1010 т нефти ожидалась дальность 6000 миль. Расход топлива на испытаниях “Фурутака” при водоизмещении 8500 т оказался 652 г нефти на л.с. в час на крейсерской скорости 14,5 узлов и мощности на валах 4879 л.с. (т.е. около 3,18 т нефти в час). При 67%-м запасе топлива на борту (1200 т) и данном водоизмещении с такой скоростью можно было пройти 5400-5500 миль. Однако из-за перегрузки, увеличившей расход топлива и уменьшившей его запас с 1800 до 1580 т, реальная дальность была меньше.

2.5.5. Вспомогательные механизмы.

Большинство вспомогательных механизмов - втяжные и вытяжные вентиляторы МО, устройства для форсировки котлов, насосы, компрессоры, подъемники и т.п. - имели электропривод, но некоторые (например, кабестан и руль) имели паровой. Четыре дизель-генератора (2 по 90 кВт и 2 по 67,5 кВт) стояли в отдельных отсеках на складской палубе впереди и позади МО. На крейсерах “класса А” и линкорах, начиная с “Конго”, напряжение сети равнялось 225 В, тогда как на легких крейсерах (тип “Тацута”, “Юбари” и 5500- тонные) - 110 В.

Рулевой привод имел 2-цилиндровую вертикальную паровую машину и гидротолкатели, действующие на балансирный руль. Носовые шпили (кабестаны) приводились во вращение с помощью 2-цилиндровой вертикальной паровой машины и 35-сильного электромотора, которые вращали гидромуфту типа Дженни.

Температура в погребах поддерживалась ниже +27°С холодильными установками, использующими в качестве хладагента двуокись углерода, компрессоры для которого имели электромоторы мощностью 14 и 10,5 л.с.

Похожие книги из библиотеки

Grumman Avenger. Часть 1

В 1939 году флот Соединенных Штатов (US Navy) начал амбициозную программу, по модернизации старых и постройке целого ряда новых авианосцев. На новых авианосцах должны были базироваться истребительные (VF — «fighter») и разведывательно-бомбардировочные (VSB — «scout-bomber») эскадрильи, которые вооружались уже находящимися в производстве самолетами F4F Уайлдкет и SBD Донтлесс соответственно. Кроме того, предусматривалось, что вскоре эти самолеты будут заменены более совершенными машинами, прототипы которых уже проходили на тот момент испытания (F4U Корсар, F6F Хеллкет и SB2C Хеллдайвер). Однако торпедные эскадрильи (VT- «torpedo-bomber») по своему оснащению существенно отставали от истребительных и разведывательно-бомбардировочных, до сих пор имея на своем вооружении самолеты Douglas TBD-1 Девастайтор, которые были приняты на вооружение еще в 1937 году. Флот США сознавал, что устаревший Девастайтор не может быть модернизирован таким образом, чтобы устранить два его основных недостатка, недостаточную скорость и малый радиус действия. Был необходим совершенно новый самолет. Начало немецкой агрессии в Европе и японской в Китае еще раз подчеркнуло безотлагательность замены Девастайторов новым торпедоносцем-бомбардировщиком с лучшими боевыми характеристиками.

Секретные автомобили Советской Армии

Новая книга от автора бестселлера «Автомобили Советской Армии»! Первая энциклопедия сверхсекретных проектов военного автопрома, неопровержимо доказывающая, что в этой области СССР был «впереди планеты всей» и что высшим достижением нашего автомобилестроения стали даже не всем известные массовые армейские машины, а разработанные в условиях абсолютной секретности уникальные многоосные полноприводные шасси для ракетных комплексов стратегического назначения, которые несли боевое дежурство в постоянном движении по специальным скрытным грунтовым дорогам и были фактически неуязвимы для противника. Непревзойденные скоростные амфибии и специальные плавающие грузовики, активные автопоезда и многосекционные транспортные средства, самые передовые агрегаты и материалы: многотопливные, газотурбинные, электрические и даже реактивные двигатели, сверхпрочные титановые сплавы – советские инженеры и конструкторы поистине не знали себе равных!

Новая энциклопедия ведущего историка автотехники, иллюстрированная сотнями эксклюзивных фотографий, дает полный обзор этих секретных разработок, на многие десятилетия обогнавших свое время и превративших СССР в лидера военного автомобилестроения.

Зиновий Колобанов. Время танковых засад

В начале войны с Советским Союзом немцы применили на Восточном фронте ту же тактику молниеносной войны, что и в Европе. В приграничных сражениях наши танковые дивизии пытались контратаками остановить немецкие бронированные колонны, но это привело к катастрофе. Немцы были лучше подготовлены, у Вермахта было идеально отлажено взаимодействие между родами войск. Постепенно от тактики контрударов советские танкисты стали переходить к очень эффективной тактике танковых засад, и именно она стала своего рода «противоядием» от «Блицкрига».

Август 1941 года стал поистине временем танковых засад. Именно в этот месяц советские танкисты 1-й Краснознаменной танковой дивизии на дальних подступах к Ленинграду стали массово применять эту новую тактику. 4-я немецкая танковая группа неожиданно натолкнулась на глубокоэшелонированную систему танковых засад, и это стало для Панцерваффе очень неприятным сюрпризом.

20 августа 1941 года экипаж тяжелого танка КВ-1 старшего лейтенанта Зиновия Колобанова провел один из самых результативных танковых боев в мировой истории. На дальних подступах к Ленинграду, при обороне предполья Красногвардейского укрепрайона, наши танкисты из засады уничтожили, 22 танка противника, а всего рота Колобанова, состоящая из 5 танков КВ, уничтожила в этот день 43 танка. Танковый погром, который учинили Панцерваффе танкисты Зиновия Колобанова, – это пик развития данной тактики, своего рода идеально проведенная танковая засада.

Вот уже многие годы среди историков не затихают ожесточенные споры.

Подтверждают ли немецкие документы феноменально высокий результат советских танкистов? Технику какой немецкой дивизии уничтожили наши воины? Как повлиял бой Колобанова на обстановку под Ленинградом в целом?

В своей книге автор представляет на суд читателя развернутые ответы на эти важные вопросы.

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.