6.1. Причины модернизации.

Лондонский морской договор, подписанный 22 апреля 1930 года, заставил Японию прекратить постройку дополнительных крейсеров “класса А” с 203-мм орудиями, ограничив их общее стандартное водоизмещение 108400 т (110134 метрическими т). Как раз с постройкой четырех кораблей типа “Такао” весь разрешенный тоннаж исчерпывался. Крейсеров так называемой категории “b” с орудиями не выше 155-мм калибра разрешалось иметь в составе флота на 100450 т (102057 т). И здесь находившийся в строю 21 легкий крейсер практически полностью исчерпывал разрешенный тоннаж. Даже с исключением из списков построенных еще перед первой мировой войной и совершенно устаревших “Тоне” и трех типа “Яхаги” на новое строительство освобождалось всего около 19000 т. Но хитрые японцы добились включения в договор статей, разрешавших замену новыми кораблями не только “Тенрю” и “Тацуты”, но и первых пяти 5500-тонных крейсеров, установленный еще в Вашингтоне срок службы которых истекал к 1937 году. Они вовсе не собирались выводить эти крейсера из состава флота, но зато набирали в сумме 50995 т на новое строительство и замену (см. также часть 7). В соответствие с решениями Лондонского договора пришлось пересмотреть и политику кораблестроения. После нескольких встреч начальника МГШ и начальника департамента флота морской министр Такеси Такарабе и новый начальник МГШ вице-адмирал Наозане Танигучи уже 27 июня 1930 года приняли новую кораблестроительную программу. Она предусматривала постройку двумя фазами 117 кораблей: до декабря 1936 года следовало ввести в строй 76 кораблей, в том числе четыре 8500-тонных крейсера “класса В”, и до декабря 1938 года - еще 41, включая два крейсера “класса В” по 8450 т. Новую программу после обсуждения на Верховном военном совете приняли 23 июля и представили императору, который ратифицировал Лондонский договор 2 октября.

При проектировании новых крейсеров японцы решили вооружить их максимально разрешенным калибром в 155-мм, установив такое количество Орудий, чтобы компенсировать уменьшение мощи бортового залпа, по сравнению с крейсерами “класса А”, из-за более легкого снаряда. Более того, в проекте сразу закладывалась возможность быстрой замены трехорудийных 15,5-см башен двухорудийными 20-см новой модели и работы над обоими типами башен начались практически одновременно. Учитывая некоторую ущербность первых четырех крейсеров типа “Фурутака”/“Аоба” (недостаточные, по сравнению с типовыми “вашингтонскими” крейсерами, водоизмещение, число и калибр орудий ГК) и количественное превосходство флотов Великобритании и США по этому классу кораблей, японский МГШ в июле 1930 года запланировал быструю модернизацию всех крейсеров с 20-см орудиями, сделав упор на увеличение их огневой мощи. Начиная с 1935 года, предусматривался специальный бюджет на модернизацию, принятый на 67-й сессии парламента.

Похожие книги из библиотеки

Автомобили Советской Армии 1946-1991

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.

Panzer III. Стальной символ блицкрига

Panzer III — самый известный немецкий танк начального периода Второй мировой войны! Именно его чаще всего можно увидеть в немецкой кинохронике тех лет. Крупный план — бешено вращающиеся гусеницы, перемалывающие пыль европейских дорог! Вот оно — зримое, конкретное воплощение блицкрига!

Между тем, ни в Польском, ни во Французском походах эта машина не составляла большинства в танковых дивизиях Вермахта. Лишь к началу операции «Барбаросса» Panzer III стал наиболее массовой немецкой боевой машиной. Хорошая маневренность, неплохая бронезащита и относительно мощное вооружение позволили этому танку вплоть до 1943 года уверенно противостоять советским танкам на Восточном фронте и английским — в Северной Африке. Но век Panzer III уже был отмерен: возможности модернизации были исчерпаны полностью и в строю немецких боевых машин на завершающем этапе Второй мировой войны места «тройке» не нашлось…

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.