4.1. Взлетные платформы и катапульты

Эксперименты со взлетными платформами, известными как ‘скользящие платформы” и появившимися в годы первой мировой войны в британском флоте, проводились в начале 1922 года на линкоре “Ямаширо” (19-метровая платформа располагалась на крыше и стволах орудий башни ГК №2) и легком крейсере “Кисо”, который достроили в мае 1921 года с короткой платформой на 4-х стойках вокруг орудия №2 (угол поворота по горизонту 90°). После запусков сухопутных самолетов “Спарроухаук” фирмы Глостер (одноместный, 230 л.с.) и “Пантер” фирмы Парнэлл (2-местный разведчик, 230 л.с.) и палубного истребителя фирмы Мицубиси типа 10 года (300 л.с.) эти платформы весной 1922 года сняли. Несмотря на проблемы с возвращением самолета на борт, 6 крейсеров типа “Нагара” и 3 типа “Сендай” достроили в 1922-25 годах с 10-метровыми неподвижными платформами, проходящими от мостика, где располагался ангар, над 14-см орудием №2. Сконструированные для запуска колесных самолетов, платформы так ни разу и не использовали, и эти крейсера не несли ни одного самолета, пока на них позже не установили катапульты. Только “Юра” и “Абакума” временно в 1926-27 годах несли на своих платформах гидросамолеты “Кайгун типа 14”, но спускались они на воду и поднимались на борт грузовой стрелой, установленной справа от мостика.

Чтобы решить проблему приема самолетов на борт, японцы провели испытания с рельсовыми платформами немецкой фирмы Хейнкель, которые могли выпускать в воздух гидросамолеты. Во время постройки “Фурутака” и “Како” такую платформу длиной 18 м временно (вторая половина 1925 - начало 1926 г) установили на башне №2 линкора “Нагато”. С ее помощью произвели пробные запуски сначала 1700-кг гидросамолета “Йокошо” (верфь Йокосука) №1 (Ро-Го) модели А, а затем только что полученных из Германии HD-25 и HD-26.

Изучение катапульт началось в Японии в 1924 г, при этом японцы тщательно следили за исследованиями за рубежом. По требованию МГШ верфь в Куре разработала в октябре 1926 г. 19-метровую катапульту, работавшую на сжатом воздухе. После испытаний в мае 1928 г. на старом броненосце “Асахи” ее приняли на вооружение как “тип Куре Ner и установили затем на крейсерах типов “Аоба” и “Миоко”. Была разработана и пороховая версия-“тип Куре №2” (порох DC). С 30.01.1930 г. пневматическая катапульта стала называться “тип Куре №1 модель Г, а пороховая “тип Куре №2 модель 1”. Обе могли запускать самолеты весом до 2000 кг со скоростью 26 м/с. Поскольку гидросамолет типа 2 (HD-25) был слишком тяжел для них, пришлось принять более легкие ГСМ типа 15 и типа 90 №2. (см. ниже - 4.2.). Вскоре от использования сжатого воздуха отказались и пневмокатапульты стали применять только на подводных лодках и только в годы войны 45-метровая пневмокатапульта появилась на легком крейсере “Ойодо”. Пороховые же (№2) стали стандартными, заменив катапульты №1 на “Аоба“ и “Кинугаса” в 1930 г., а типе “Миоко” в 1935 г.

Неподвижные катапульты типа Куре №2 модели 2, принятые на вооружение 16.10.1930 г., в октябре же установили перед мостиком на крейсерах “Юра” и “Кину”, а в ноябре 1931 г. на “Дзинцу”. На “Юра” она заменила экспериментальную “пружинного” типа, разработанную в 1926 г. и установленную в апреле 1930 г. Столь быстрая замена катапульты обуславливалась многочисленными авариями, которые происходили с “пружинным” образцом.

В 1931 г. была разработана и 12.08.1932 г. принята улучшенная версия катапульты - типа Куре №2 модель 3. Ее модифицированные версии (модиф.1 с менее высокой скользящей платформой и модиф.2 с более низким поддерживающим кольцом) приняли 18.01.1933 г. Катапульты №2 модель 3 стояли на линкорах (кроме “Хией” и “Фусо”), тяжелых крейсерах типов “Такао”, “Могами”, “Миоко” (после модернизации) и “Фурутака’(после модернизации), 5500- тонных крейсерах (кроме “Ои”, “Китаками” и “Кисо”) и минзаге “Окиносима”). 29.06.1933 г. приняли укороченную версию - типа Куре №2 модель 4, предназначенную для установки на башне линкора. Но такую катапульту установили только на башне №3 линкора “Фусо”, поскольку более удобным оказалось размещать катапульты на шканцах.

В 1937 г. разработали, а 21.10.1938 г. приняли на вооружение катапульту типа Куре №2 модель 5, способную запускать более тяжелые самолеты. Такие катапульты устанавливали на модернизированных линкорах и крейсерах “класса А” (кроме типа “Фурутака”), крейсерах типов “Могами”, “Тоне” и “Касима”, на “Яхаги”, “Сакава” и “Ойодо” (в марте 1944 г.), на базах гидросамолетов “Мидухо”, “Читосе”, “Чиода”, “Тайгей”, “Цугару”.

В 1939-40 гг. разработали более тяжелую и длинную катапульту, принятую в 1941 г. как “тип 1 №2 модель 11”. Ею оснащались супер-линкоры “Ямато” и “Мусаси”, база “Ниссин”, а также “Исё” и “Хьюга” после реконструкции в линкоры- авианосцы в 1943-44 гг.

Пневматические катапульты (№1) разрабатывались, в основном, для подводных лодок. Прототип испытывался в мае 1933 г. на “И-51” и 15 июля эту катапульту приняли на вооружение как типа Куре №1 модель 2. Она могла запускать самолеты весом до 1200 кг. Первый серийный образец установили на “И-5”, а слегка модифицированные “№1 модель 3” и “№1 модель 3 модиф.” - соответственно на “И-6” и “И-7”. Они могли запускать небольшие ГСМ типов 91 и 96. Для запуска более тяжелого типа 0 (малого) в 1939 г. приняли более мощную катапульту типа Куре №1 модель 4, которую установили на подлодках типа “И-15”, а также на “И-8” и “И-9”. В начале 40-х годов разработали еще более мощные пневматические катапульты: “тип 2 №1 модель 10” (принята в 1942 г.), которую установили на крейсере “Ойодо”, и “тип 4 Nfi1 модель 10” (принята в 1944 г.) - на подлодки типа “И-14" и “И-400”.

Тип Длина наибольшая / рабочая, м Запускаемый вес, кг Ширина, м Скорость, м/с Ускорение
Куре №1 модель 1 19,4 /15,4 2000 1,2 26 2.5 я
Куре №2 модель 1 19,4/15,4 2000 1,2 26 2,5 g
Куре №2 модель 2 17,0/15,4 1700 1,2 26 2,5 g
Куре №2 модель 3 19,4/15,4 3000 1,2 28 2,7 g
Куре №2 модель 4 17,4/15,4 3000 1,2 28 2.7 я
Куре №2 модель 5 19,4/15,4 4000 1,2 28 2,7 g
Зеро №2 модель 11 25,6/21,0 5000 1,2 32 2,7 g
Куре №1 модель 4 19,0/15,0 1600 0,9 26 2,5 g
Ни №1 модель 10 44,0 /35,0 5000 1,5 36 2,5 я
Ши №1 модель 10 26,0/21,0 5000 1,3 34 2,5 g

Похожие книги из библиотеки

Ракетный центр Третьего рейха. Записки ближайшего соратника Вернера фон Брауна. 1943–1945

Карьера профессионального ракетчика Дитера Хуцеля началась на немецком острове Узедом в Балтийском море в местечке Пенемюнде, где создавались совершенно новые типы оружия. Как молодой специалист по ракетостроению он был отозван с Восточного фронта и к концу Второй мировой войны стал главным помощником блестящего ученого, технического вдохновителя ракетного центра Вернера фон Брауна. Хуцель был очевидцем производившихся на острове разработок и испытаний, в частности усовершенствования грозной ракеты Фау-2 (оружия возмездия), которую называли «чудо-оружие Третьего рейха». Автор подробно рассказывает о деятельности исследовательского центра, о его сотрудниках, о работе испытательных стендов, об эвакуации центра и о своей миссии по сокрытию важнейших документов Пенемюнде от наступающих советских войск.

Т-62. Убийца «Центурионов» и «Олифантов»

Про этот танк шутили, что он был принят на вооружение лишь «благодаря молоту и такой-то матери». Несмотря на феноменальную огневую мощь и бронепробиваемость первого в мире гладкоствольного танкового орудия У-5ТС «Молот», установленного на Т-62, военные изо всех сил вставляли новому уральскому танку «палки в колеса», отдавая предпочтение харьковскому Т-64, на который уже были потрачены огромные средства, — и лишь прямое вмешательство маршала Чуйкова, обложившего подчиненных многоэтажным сталинградским матом, позволило запустить Т-62 в серийное производство.

Новые танки приняли боевое крещение на острове Даманский (где одна машина, подбитая из РПГ-7, провалилась под лед и впоследствии была поднята китайцами), воевали в Афганистане и Чечне (именно «шестьдесят вторыми» был вооружен полк А. Буданова), в Дагестане и Южной Осетии, Сирии и Египте, Ливане и Ираке, Анголе и Чаде, жгли израильские «Центурионы» в долине Бекаа, иранские «Чифтены» и M60 под Сусенгердом, юаровские «Олифанты» под Куито-Канавале…

Новая книга ведущего историка бронетехники прослеживает весь боевой путь знаменитого Т-62, увенчавшего первое послевоенное поколение советских танков. Цветное коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей, «боковиков» и фотографий.

Т-34 История танка

По-видимому, именно в предельной простоте конструкции и кроется секрет популярности этой боевой машины и у танкистов, и у производственников. Это был русский танк, для русской армии и русской промышленности, максимально приспособленный к нашим условиям производства и эксплуатации. И воевать на нем могли только русские! Недаром же говорится: «Что русскому хорошо, то немцу — смерть». «Тридцатьчетверка» прощала то, чего не прощали, например, при всех их достоинствах, ленд-лизовские боевые машины. К ним нельзя было подойти с кувалдой и ломом, или вправить какую-нибудь деталь ударом сапога.

Следует учитывать и еще одно обстоятельство. В сознании большинства людей танки Т-34 и Т-34-85 не разделяются. На последнем мы ворвались в Берлин и Прагу, он выпускался и после окончания войны, состоял на вооружении до середины 1970-х годов, поставлялся в десятки стран мира. В абсолютном большинстве случаев именно Т-34-85 стоит на постаментах. Ореол его славы распространился и на куда менее удачливого предшественника.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Семена распада: войны и конфликты на территории бывшего СССР

В 1991 году распался Советский Союз, громадная страна, занимавшая 1/6 суши. Произошла переоценка ценностей бывших «подчиненных», ставших независимыми субъектами международных отношений. Вспомнились старые обиды, появились претензии к соседям. Это вылилось в 6 крупных войн, 20 военных столкновений и сотню конфликтов на межэтнической и межконфессиональной почве. В книге представлен ясно изложенный и очищенный от идеологических наслоений обзор сведений, необходимых для понимания сути постсоветских конфликтов.