4.4. Доминирующий глаз и способ его определения

Необходимо остановиться еще на одной особенности, обеспечивающей максимальную неподвижность оружия, которая имеет большое значение в прицеливании, — монокулярном и бинокулярном зрении.

Зрение одним глазом называется монокулярным, а двумя — бинокулярным. Однако в ряде случаев один глаз, видящий хуже, из акта зрения выключается, и человек фактически видит лучше одним глазом. Это может происходить и тогда, когда оба глаза обладают одинаковой остротой зрения. В связи с этим существует понятие доминирующего, или направляющего глаза. Стрелку необходимо сразу определиться, какой у него глаз доминирующий, и прицеливаться этим глазом.

Для определения доминирующего глаза стрелку нужно большой и указательный пальцы вытянутой вперед руки сложить в виде кольца и смотреть через него на какой-нибудь мелкий предмет (Рис. 126А) гак, чтобы видеть его обоими глазами (либо соединить указательные и большие пальцы обеих рук в кольцо диаметром примерно 5 см, вытянуть руки перед собой и посмотреть через это кольцо двумя глазами (Рис. 126Б). Затем, поочередно закрывая глаза, нужно следить, «уходит» предмет из кольца или «остается» в нем. Доминирующим является тот глаз, которым стрелок видит предмет несмещенным, оставшимся в кольце[22]. У большинства людей направляющим глазом является правый.

4.4. Доминирующий глаз и способ его определения

А

4.4. Доминирующий глаз и способ его определения

Б

Рис. 126. Определение доминирующего глаза

Длительная работа стрелка одним глазом способствует тому, что пользуемый глаз становится доминирующим. Если при начальном обучении стрелку обычно предлагают при прицеливании зажмуривать левый глаз и наводить оружие в цель правым, то в дальнейшем нет необходимости сохранять этот учебный прием закрывания глаза, так как он имеет определенные недостатки.

Во-первых, это напряжение мышц лица, связанное с зажмуриванием левого глаза. Во-вторых, зажмуривание одного глаза почти всегда сопровождается большим или меньшим напряжением мышц век целящегося глаза, что сказывается на светопреломляющем аппарате глаза. И в-третьих, происходит непроизвольное расширение зрачка открытого глаза в момент зажмуривания другого.

Таким образом, зажмуривание одного глаза вызывает рефлекторное снижение остроты зрения другого глаза до 20 %[23]. Исходя из этого, выключать из работы другой глаз лучше всего не физическим путем — зажмуриванием, а психологическим подавлением зрительных впечатлений открытого, не целящегося левого глаза. Этого можно достигнуть определенной тренировкой: сначала закрывать левый глаз, а затем, расслабляя мышцы глаза, постепенно открывать его, сосредотачиваясь на зрительных впечатлениях правого прицеливающегося глаза.

Часто можно видеть, как стрелок, прицеливаясь, сильно наклоняет голову вперед, или излишне поднимает ее, или поворачивает несколько в сторону от линии прицеливания. При этом соответственно поворачивается и глазное яблоко, что требует комбинированной и усиленной работы глазодвигательных мышц. Вследствие этого данные мышцы утомляются, значительно увеличивается дрожание глазного яблока, что ухудшает точность прицеливания.

В связи с этим важна такая изготовка, при которой положение головы будет наиболее естественным, чтобы стрелок не смотрел исподлобья и не косил глазом и т. д.

Кроме того, необходимо отметить, что при такой усиленной работе глаз снижается их двигательная и световоспринимающая активность. При непрерывной фиксации взгляда на каком-нибудь предмете глаз обладает наибольшей остротой зрения в течение нескольких секунд, после чего четкость изображения предмета на сетчатке, ясное видение его постепенно снижается, поэтому ни в коем случае не следует «зацеливаться». Длительная, но равномерная стрельба не так утомляет зрение, как один «нацеленный» выстрел.

Долгое напряженное прицеливание вызывает утомление глаз, проявляющееся как временное выпадение отдельных участков поля зрения. Следовательно, стрелок не должен увлекаться чрезмерно длительным прицеливанием, так как по истечении 10?15 сек глаз перестает замечать неточности в прицеливании. Полагаясь на мнимое благополучие с прицеливанием, стрелок незаметно для себя делает грубые ошибки. Считая с момента сосредоточения зрения на прицельных приспособлениях, процесс прицеливания не должен превышать 5?7 сек. С целью сохранения работоспособности глаз не следует смотреть на яркие предметы, нельзя часто переводить взгляд с прицельных приспособлений на мишень и обратно. Прицеливаясь, стрелок должен стремиться к уменьшению колебания оружия, но если это происходит, то стрелку необходимо удерживать ровную мушку. Такие колебания называются параллельными, стрелок видит направление и величину отклонения линии прицеливания от точки прицеливания, и если линия прицеливания не выходит за район прицеливания, то цель будет поражена. Если во время прицеливания мушка колеблется в прорези целика, то здесь возникают угловые колебания, и стрелять ни в коем случае нельзя, попадания не будет.

Удержание четкой ровной мушки в районе прицеливания должно носить активный характер. Стрелок не должен ждать наступления наибольшей устойчивости оружия, он должен активно искать способы удержания прицельных приспособлений в районе прицеливания.

Похожие книги из библиотеки

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Линейные корабли ’’Дюнкерк” и ’’Страсбург”

«Дюнкерк» и «Страсбург» запомнились не только тем, что стали первыми французскими капитальными кораблями, построенными после первой мировой войны. Они полноправно считаются первенцами нового поколения боевых судов- поколения быстроходных линкоров, ставших символом морской мощи в 30-40-х годах. Таким образом, в истории военного кораблестроения они могут претендовать на такое же почетное место, что и построенный после русско- японской войны английский «Дредноут». Ведь именно закладка «Дюнкерка» стимулировала новый виток гонки морских вооружений, конечно, не такой масштабный, как перед первой мировой войной, но вызвавший появление суперлинкоров доселе невообразимых размеров и мощи: кораблей типов «Бисмарк», «Литгорио», «Айова», «Ямато», «Ришелье» и других.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.

Средний танк «Чи-ха»

25 ноября 1936 года императорская Япония и нацистская Германия заключили «антикоминтерновский пакт».

Год спустя к соглашению присоединилась фашистская Италия.

Коалиция оси «Рим — Берлин — Токио» приступила к разделу сфер влияния.

Япония, давно мечтавшая о власти над «Великой Восточной Азией» и уже успевшая захватить Маньчжурию, оказалась наиболее готовой к широкомасштабным действиям и в 1937 году начала свою «большую войну» в Китае. И не случайно, что в том же году в Стране восходящего солнца был создан танк, которому прочили роль основного ударного средства японских сухопутных войск.