Главная / Библиотека / Трофейные танки Красной Армии. На «тиграх» на Берлин! /
/ Приложения / Приложение 3 И. Моисеенко. На трофейных танках (о действиях 121-й танковой бригады весной 1942 года)

Глав: 8 | Статей: 18
Оглавление
Вопреки распространённому убеждению в превосходстве советской бронетехники, Красная Армия всю войну охотно применяла трофейные танки. Если в 1941 году их количество было невелико — наши войска отступали, и поле боя, как правило, оставалось за противником, — то после первых поражений Вермахта под Москвой и на Юго-Западном фронте, где немцам пришлось бросить много исправной техники, в Красной Армии были созданы целые батальоны, полки и бригады, имевшие на вооружении трофейные танки. И даже в конце войны, когда промышленность вышла на пик производства, в изобилии снабжая войска всем необходимым, использование трофеев продолжалось, хотя и в меньших масштабах, причем наши танкисты воевали не только на «пантерах» и «тиграх», но и на венгерских «туранах».

Новая книга ведущего специалиста восстанавливает подлинную историю боевого применения трофейной бронетехники, а также отечественных самоходок, созданных на шасси немецких танков.

Книга содержит много таблиц. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *
Максим Коломиецi

Приложение 3 И. Моисеенко. На трофейных танках (о действиях 121-й танковой бригады весной 1942 года)

Приложение 3

И. Моисеенко. На трофейных танках (о действиях 121-й танковой бригады весной 1942 года)

Случилось это так. У деревни Федоровки-1 (12 километров южнее Барвенково) 121-я танковая бригада разгромила и отбросила рвавшегося вперед противника. Среди прочих трофеев был захвачен немецкий танк Т-III. Стоял он около ремонтных мастерских, и никто не обращал на него внимания. Но однажды его заметил лейтенант Быков. Остановился. Долго смотрел на танк, подошёл ближе.

— Да, невесело было фрицам, если они бросили такое оружие.

Он влез в машину, тщательно ее осмотрел. Мотор оказался в полной исправности. Повреждена была только ходовая часть. А что если восстановить танк? Долго ли снять недостающие части с разбитых вражеских машин!

Задумано — сделано. Получив разрешение, лейтенант принялся за работу. Ремонтники помогали ему. Через несколько дней танк ожил, был опробован на ходу и вполне удовлетворил испытателей.

Предстояло использовать машину для решения боевых задач. Но как? Заместитель командира 2-го батальона Герой Советского Союза старший лейтенант Матвиенко предложил командиру бригады смелый, хорошо продуманный план разведки системы обороны противника при помощи трофейного танка. План был одобрен, и Матвиенко взялся сам его осуществить.

Рано утром советский экипаж на трофейном танке вышел на выполнение боевого задания. Благополучно проскочив через передний край обороны противника, оказался у него в тылу. Немцы не обратили на танк никакого внимания, и он петлял, как хотел.

Недалеко от переднего края у совхоза «Правда» танкисты-разведчики обнаружили на земле самолет противника. «Связной», — подумал Матвиенко и приказал механику-водителю повернуть к самолету. Летчик, заметив «свой» T-II1, спрыгнул с крыла и побежал навстречу, размахивая шлемом. Механик-водитель старший сержант Александр Пеня на большой скорости подмял гитлеровца. Из кабины самолета танкисты изъяли пакеты с ценными документами, раскрывающими группировку и намерения противника. Старший лейтенант Матвиенко решил немедленно возвращаться. Протаранив самолет, экипаж устремился к переднему краю противника, миновал его и благополучно прибыл в бригаду. Дерзкий и опасный рейд был успешно завершен.

Вскоре после этого, 20 февраля 1942 г., бригада получила боевую задачу: во взаимодействии с 106-й стрелковой дивизией нанести удар в направлении деревни Александровки. Здесь враг сильно укрепился, имел развитую систему противотанковой обороны. Особенно трудная и ответственная задача выпала на долю усиленного танкового взвода в составе четырех машин под командованием лейтенанта Быкова. Этот взвод, атакуя противника в лоб, должен был принять весь его огонь на себя. Экипаж лейтенанта Быкова готовился к боевым действиям на трофейном танке.

К утру все было готово. Танки вышли с исходных позиций в лесу, развернулись в боевой порядок и двинулись в атаку. На заметном удалении впереди других машин полз трофейный танк командира взвода. Такое построение Быков избрал в расчете на то, что немцы еще не знают об использовании нами танка. Вскоре атакующие тридцатьчетверки утонули в фонтанах разрывов вражеских снарядов. Вот одна из боевых машин остановилась с перебитой гусеницей. Другие скрыты стеной клубящегося дыма. И лишь трофейный танк командира взвода, как ни в чем не бывало, продолжал идти по боевому курсу. Разрывы бушевали позади него.

— Товарищ лейтенант, — кричит радист-пулемётчик старший сержант Бабушкин, — так и есть, они принимают нас за своих!

Немцы давно заметили на поле боя «свой» танк T-III. Полагая, что его преследуют советские машины, они усилили заградительный огонь. Тридцатьчетверки еще больше замедлили движение, а головной танк беспрепятственно подошел к окраине деревни. Вот уже отчетливо видны противотанковые пушки, ящики со снарядами, лица немецких артиллеристов, хлопочущих у орудий.

Танк прошел между орудийными позициями. Гитлеровцы размахивали руками, приветствовали благополучное возвращение экипажа. Но вдруг T-I11 развернулся и двинулся на противотанковые пушки. Гитлеровцев ошеломило столь странное поведение «своих» танкистов. Они не сразу сообразили, в чем дело, а когда поняли, то было уже поздно. Танк всеми огневыми средствами и гусеницами давил противотанковую артиллерию, пулеметные точки, уничтожал живую силу противника. Гитлеровцы разбегались, отчаянно ругаясь. Огонь с окраины деревни заметно ослаб. Этим воспользовались отставшие было два наших танка. Они поспешили на помощь своему командиру. Вместе с подошедшей пехотой танки быстро довершили разгром противотанкового узла обороны противника.

После этого боя два члена экипажа трофейного танка подали заявление о приеме их в ряды Коммунистической партии. А спустя еще несколько дней в протоколе заседания партбюро 2-готанкового батальона 121-й танковой бригады, которое состоялось 25 февраля 1942 года, появилась такая запись:

«Механик-водитель старший сержант Пеня Александр Степанович 1917 года рождения и радист-пулеметчик старший сержант Бабушкин Борис Иванович 1919 года рождения единогласно приняты кандидатами в члены ВКП (б)».

Удачные действия на трофейном танке окрылили наших танкистов и ремонтников. Через некоторое время были восстановлены ещё четыре вражеские машины. Для подготовки экипажей лейтенант Быков организовал во взводе изучение танков врага.



Экипаж трофейного танка Pz. IV выдвигается к линии фронта. 1-й Белорусский фронт, зима 1944 года (РГАКФД).

В марте начались тяжёлые бои в районе деревень Яковлевка и Ново-Яковлевка (30 километров юго-восточнее Барвенково). Наше командование готовило сильный удар по врагу. Для содействия успеху было решено послать в тыл противника танковую группу, составленную из трофейных машин. Командир бригады лично поставил перед лейтенантом Быковым боевую задачу и подчеркнул:

— Запомните, противник теперь стал предусмотрительнее, выдавать себя за немцев сейчас нужно умнее. — В заключение спросил: — Как вас будут отличать наши танкисты? Ведь противник имеет такие же танки, как у вас.

— В расположении противника, — ответил Быков, — мы решили держаться как можно ближе друг к другу. Кроме того, свои трофейные танки мы вчера выкрасили в тёмно-серый цвет, так что они будут выглядеть новенькими. Наконец установлен сигнал флажками: «Мы свои».

— Когда будете возвращаться, — добавил командир бригады, — периодически сигнальте ракетами: сериями по три зелёных. Это нужно, чтобы наша артиллерия не открыла по вашим танкам огонь, а наоборот, обеспечила им выход в расположение наших войск.

Пожелав успеха, комбриг крепко пожал руку командиру взвода.

Ночью пошел мокрый снег. Видимость стала незначительной. Лейтенант Быков был рад этому. Его танки с потушенными фарами осторожно двинулись в рейд.

С рассветом танковая бригада во взаимодействии с частями 106-й стрелковой дивизии атаковала оборону противника. Прорвать ее удалось лишь после нескольких часов напряженного боя. Грозные тридцатьчетверки устремились вперед. Бросая технику, вооружение и раненых, противник начал поспешный отход. Немногочисленные зимние дороги оказались запруженными потоком транспортных машин. И вдруг отступавшие увидели «свои» танки. Они шли откуда-то с тыла, с наглухо задраенными люками, потом развернулись в линию и, как видно, готовились к бою. Немцы указывали им, где находятся русские танки, пускали в том направлении осветительные и дымовые ракеты, но, странное дело, танкисты, кажется, не принимали во внимание обращенные к ним сигналы и знаки целеуказания.



Трофейный танк «Пантера» из состава 366-го самоходно-артиллерийского полка. 3-й Украинский фронт, 4-я гвардейская армия, март 1945 года. Номера и кресты на танке закрашены и поверх них нарисованы красные звёзды с белой окантовкой (АСКМ).

Тёмно-серые танки по снежной целине приблизились к дороге и остановились на небольшом удалении от неё. Угрожающе зашевелились орудийные стволы и башни.

Один из танков сделал выстрел. Снаряд попал в огромный, заставленный металлическими бочками и деревянными ящиками грузовик, который медленно полз впереди, сдерживая движение всей колонны. Грузовик взорвался со страшным грохотом. Вверх взметнулся черно-красный огненный гриб. Пламя охватило и несколько других машин, вплотную следовавших за первой.

Колонна стала. Путь к отступлению был прегражден. Беглый пушечный и пулеметный огонь по ней и по гитлеровцам, выпрыгивавшим на снег из кабин и кузовов, открыли остальные танки. Началось методическое, без лишней суеты и спешки, истребление живой силы и техники врага.

Смелый маневр в сочетании с военной хитростью дал отличный результат: колонна противника, насчитывающая свыше сотни машин, была разгромлена.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.102. Запросов К БД/Cache: 0 / 0