Основы применения

Главной задачей штурмовых орудий являлось: в наступлении — сопровождение пехоты при атаке и бое в глубине обороны, в обороне — поддержка контратак. По мнению немцев, штурмовые орудия повышали темп и стремительность атаки, придавали пехоте ударную силу и являлись средством ее моральной поддержки. Во время атаки штурмовые орудия применялись на главном направлении прорыва. Следуя непосредственно с наступающими частями, они вели огонь по целям, сдерживающим продвижение пехоты, и особенно по фланкирующим огневым точкам, и этим поддерживали темп наступления.

Штурмовые орудия чаще всего применялись при проведении контратак и нанесении фланговых ударов. Ввод их в бой должен был быть внезапным, чтобы не дать противнику возможности оборудовать опорные пункты и организовать противотанковую оборону.

В обороне штурмовые орудия применялись для поддержки внезапных, заранее подготовленных контратак, с целью сорвать атаку противника.

При отступлении штурмовые орудия следовали в арьергарде с задачей прикрывать огнем отход пехоты.

Для быстрого и внезапного захвата тактически важных пунктов штурмовые орудия использовались в составе передовых отрядов, благодаря своей подвижности, проходимости и постоянной готовности к открытию огня.

При действиях в лесистой местности штурмовые орудия поддерживали атаку пехоты при захвате опушки леса. К прочесыванию леса в первой линии вследствие своих конструктивных особенностей они не привлекались.

Для поддержки атак ночью штурмовые орудия, по мнению немцев, были не приспособлены, так как наблюдение и ведение огня из них было затруднено. Штурмовые гаубицы могли поддерживать атаку пехоты ночью стрельбой с закрытых позиций.

Предпосылками для успешного применения штурмовых орудий являлись внезапность, максимальное использование естественных укрытий, точное знание местности, тесное взаимодействие с пехотой и предварительное подробное обсуждение с пехотным командиром вопросов использования штурмовых орудий в предстоящем бою.

StuG 40 AusfG с венгерской пехотой на броне направляется к передовой. Восточный фронт<sub>у</sub> 1942 год

StuG 40 AusfG с венгерской пехотой на броне направляется к передовой. Восточный фронт<sub>у</sub> 1942 год

Крепление экранов и кронштейнов на корпусе StuG III

Крепление экранов и кронштейнов на корпусе StuG III

Применение штурмовых орудий обусловливалось условиями местности. Поэтому перед введением их в бой, как правило, командиры штурмовой артиллерии обязаны были заблаговременно изучить местность в районе действий, систему своих противотанковых заграждений и минных полей и противотанковую оборону противника.

Штурмовые орудия вследствие уязвимости в ближнем бою нуждались в постоянной защите со стороны пехоты. Поэтому для выполнения самостоятельных задач как танки штурмовые орудия не использовались и применялись в бою в тесном взаимодействии с пехотой, мотопехотой и танками. Использование же штурмовых орудий для выполнения отдельных ограниченных задач допускалось лишь в том случае, если эти задачи не могли быть выполнены остальной артиллерией или тяжелым оружием пехоты.

Когда ожидалась атака танков противника, штурмовые орудия становились главным средством борьбы с ними, особенно при отсутствии достаточного количества другого противотанкового оружия. Во всех случаях танки противника являлись главнейшими целями для штурмовых орудий, вне зависимости от поставленной перед ними задачи.

Штурмовые орудия вели огонь прямой наводкой с места (с замаскированных позиций) и с коротких остановок. Штурмовые гаубицы привлекались иногда к ведению огня с закрытых позиций. Огонь прямой наводкой велся на дальности до 1500 — 2000 м, наиболее действительная дистанция огня — от 200 до 1000 м.

Огневые задачи, которые могли быть выполнены тяжелым оружием пехоты или артиллерией, перед штурмовыми орудиями не ставились.

Для пополнения боеприпасов и горючего во время боя штурмовые орудия отводились с передовой линии. Эти передвижения для восстановления своей боеспособности не означали, что они покидали поле боя. Пехотинцам же заранее объяснялась необходимость временного отвода штурмовых орудий с передовой линии, и они реагировали на это спокойно.

По выполнении поставленной задачи штурмовая артиллерия отводилась с передовой линии, и ей давалось время на восстановление полной боеспособности (пополнение боеприпасами, горючим, производство текущих ремонтов) для выполнения последующих задач. После 4 — 5 дней боевой работы предоставлялся один день перерыва для приведения в порядок артиллерийских систем и ходовой части машин; запрещалось использовать штурмовые орудия для целей охранения.

По мнению вермахта, главная задача штурмовой артиллерии заключалась в непосредственной поддержке пехоты. Однако годы войны внесли коррективы — штурмовые орудия с успехом применяли для борьбы с танками.

«Опыт боев показал, что одно орудие ПТО редко может подбить 1—2 танка, а одно штурмовое орудие в среднем подбивает большее число танков, так как оно подвижно и может очень быстро менять свои огневые позиции» (из показаний командира 13-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Трегера). Несомненно, что созданием бригад штурмовых орудий немцы преследовали цель — иметь мощные средства противотанковой обороны.

«Штурмовые орудия используются во время нанесения основного удара в решающий момент и находятся под контролем командира дивизии. Их возможности используются полностью, если только они применяются одновременно. Бригада штурмовых орудий является такой частью, которая способна преодолеть даже сильное сопротивление. Наименьшим действующим подразделением является батарея» (из показаний командира 52-го армейского корпуса генерала пехоты Бушенхагена). Дробление батареи штурмовых орудий на взводы и отдельные орудия снижало их огневую мощь и вело к излишним потерям. Поэтому поддержка пехоты отдельными взводами ограничивалась лишь теми случаями, когда командир батареи не имел возможности руководить действиями всего подразделения (например, в бою в населенном пункте, в лесу и т.д.). В этих случаях отдельно действующие взводы снабжались материально-техническим имуществом и боеприпасами за счет соседних батарей.

Подбитые штурмовые орудия. Справа — с маской пушки «свиное рыло», слева — с обычной. Прибалтика, 1945 год

Подбитые штурмовые орудия. Справа — с маской пушки «свиное рыло», слева — с обычной. Прибалтика, 1945 год

Похожие книги из библиотеки

Броненосцы типов “Виттельсбах”, “Брауншвейг” и “Дойчланд”. 1899-1945 гг.

Быстрое развитие военного судостроения в этой стране представляет собой разительный пример того, что может сделать государство, когда оно постоянно возбуждается к деятельности волею и мудростью своего государя. В 1870 году Германия имела только одну судостроительную верфь – в Данциге, где можно было строить сколько-нибудь более значительных размеров суда. Но, вслед за тем, в скором времени, стали и с неимоверной быстротой сооружаться верфи и в других местах империи, причем также прорыт был и Кильский канал, и та самая Германия, которая 25 или 30 лет тому назад не имела достаточных средств, чтобы завести у себя хотя бы небольшой флот и которая не далее еще как за 10 лет пред сим покупала половину своих военных судов в Англии, в настоящее время уже не только строит у себя дома все свои собственные военные суда, но с успехом наделяет таковыми еще и большинство иностранных государств.

Полуброненосные фрегаты типа “Дмитрий Донской”. 1881-1905 гг.

Книга посвящена двум крейсерам русского флота: “Дмитрию Донскому” и “Владимиру Мономаху” — кораблям, в конце 19-начале 20-го веков прошедшим через все океаны и погибшим в мае 1905 г. в Японском море.

Строительство и ввод в состав российского флота полуброненосных фрегатов “Владимир Мономах” и “Дмитрий Донской” ознаменовало важный этап в российском судостроении — переход к созданию серии кораблей крейсерского назначения. Корабли эти были добротно построены на российских верфях, представляли самостоятельный отечественный конструктивный тип и получили славные имена известных в отечественной истории великих князей.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.