Глав: 15 | Статей: 23
Оглавление
В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.

4. Подготовка к генеральному сражению

4. Подготовка к генеральному сражению

Теперь уже обстановка диктовала необходимость вступить со шведами в генеральный бой. Полтава была близка к падению. Отдать Карлу XII Полтаву — значило бы отдать шведам сильную оборонительную линию р. Ворскла и открыть им путь на Белгород, Харьков, Москву. Кроме того, падение Полтавы значительно подняло бы моральный дух шведской армии, усилило бы веру в ее непобедимость, оживило бы дипломатическую и военную деятельность возможных союзников Карла XII. Поэтому крепость надо было во что бы то ни стало спасти.

Так как все возможные меры спасения Полтавы были уже исчерпаны, оставалось только одно средство — дать шведам генеральное сражение. И Петр I решился на это. Жребий был брошен. Уже девять лет продолжалась Северная война. Наступила пора померяться силами.

Русская армия к решающей схватке была готова, за девять лет войны она превратилась в грозную силу. Победа под Лесной явилась стратегическим обеспечением предстоящего генерального сражения. И не случайно Петр назвал эту победу «матерью победы полтавской». Она окончательно вселила в русскую армию уверенность в победе, развенчала «непобедимость» шведов.

16 июня военный совет принял решение дать шведам «генеральную баталию»[141].

Петр I, понимая, что бой со шведами является «зело опасным делом», от исхода которого зависит судьба России, умело сочетал решительность и осторожность — это великое мастерство в военном искусстве.

По принятой традиции русские и шведы предварительно договорились, что днем сражения устанавливается 29 июня, и «утвердили за поролем военным, чтобы до оного сроку никаких поисков через партию и объезды и незаметными набегами от обеих армий не быть».

Однако русские, зная крайнюю неуравновешенность характера своего противника, беспокоясь, что он может нарушить принятые им обязательства, опасаясь, что гарнизон Полтавы может не выдержать осады до 29 июня, решили перевести свою армию на правый берег Ворсклы и расположить ее так, чтобы в любую минуту быть готовыми оказать помощь Полтаве.

В целях обеспечения переправы главных сил армии русское командование 17 июня перебросило передовой отряд Ренне (12 драгунских и 3 пехотных полка) на правую сторону Ворсклы у деревни Петровки, где был возведен тет-де-пон[142], прикрывавший переправу, здесь было построено 17 редутов[143]. Для прочного удержания переправы 18 июня отряд Ренне был усилен дивизией Алларта.

В этот же день Шереметев по приказу Петра дал Брюсу указание по тылам:

1) «обозы и прочия тягости от всех трех дивизий, а также от артиллерии тягости, которые в нынешней случай неприятельскому отпору не потребны», отправить к деревне Рублевке и там быть с полковыми обозами;

2) остальные боевые припасы, необходимые для сражения, отпустить по требованию «господ генералов».

Это показывает, какое большое внимание уделял Петр I подготовке боя, а также выбору пункта для обоза на случай неудачи.

Приняв решение дать бой, русское командование в ночь на 19 июня передвинуло свою армию от деревни Крутой Берег вверх по Ворскле к деревне Черняхово, а на второй день под прикрытием отрядов Алларта и Ренне вся армия была переброшена к деревне Петровке на правый берег реки, став лагерем у деревни Семеновка, в 8 километрах от Полтавы.

Сосредоточение русских войск на правом берегу Ворсклы вблизи от лагеря шведов крайне тревожило Карла XII. Он считал, что русские могут немедленно перейти в атаку на шведов для того, чтобы выручить Полтаву. Когда 21 июня к шведскому лагерю начали подходить русские разведывательные отряды, Карл XII приказал построить свою армию к бою. Приняв боевой порядок, шведская армия простояла целые сутки.

Предвидя неизбежность генерального сражения и не желая оставить у себя в тылу хотя бы и слабый осажденный гарнизон, 21 и 22 июня шведы возобновили ожесточенные штурмы Полтавы, но героический гарнизон с помощью жителей и на этот раз дал отпор захватчикам. «Женщины и дети посильно помогали сражавшимся, поднося им снаряды, бревна и камни»[144].

После этих неудачных штурмов в русском лагере еще больше распространились слухи о том, что якобы шведы собираются переправиться через Днепр и уйти в Польшу. Петра это крайне беспокоило, и он 23 июня писал Долгорукову: «Объявляю вам, что шведские дезертиры сказывают, что в сих числах или граф Пипер или иной кто из знатных шведских персон, с несколькими стами шведов поехал к Днепру искать того, чтоб как возможно за Днепр перебраться: чего для надобно господину гетману послать от себя указы не мешкав к полковнику Калагану и к прочим командирам, обретающим за Днепром, дабы они весьма того накрепко смотрели, чтоб оных шведов за Днепр не перепустить и того для везде по берегам всякие перевозные суда и лодки побрать и приставить крепкие караулы»[145].

Гетман Скоропадский еще раньше занял специальными отрядами возможные пути движения шведов за Днепр, уничтожил переправы, а сам 24 июня подошел со своим войском к деревне Семеновке.

25 июня Петр передвинул свою армию к деревне Яковцы, стоящей в 5 км от Полтавы, и дал войскам диспозицию. Войска немедленно приступили к постройке укрепленного лагеря. При новом расположении в тылу русских находился обрывистый берег Ворсклы. Справа и перед фронтом лагеря простиралась открытая равнина, которая упиралась своим отлогим спуском в лес, находившийся у деревни Малое Будище и Тахтаулова. Этот лес замыкал равнину с запада. С левого фланга находился густой, трудно проходимый лес, тянувшийся почти до самой Полтавы. Между лесами оставался промежуток шириной 1,5 км, через который шведы могли выйти к русскому укрепленному лагерю.

Выбор оборонительной позиции был сделан Петром весьма удачно. Зная решительный и крайне нетерпеливый характер шведского короля, Петр считал возможным, что он не станет ждать установленного дня сражения, а внезапно нападет на русский лагерь. Поэтому русские военачальники срочно произвели тщательную рекогносцировку местности и 26 числа приступили к возведению укреплений. Промежуток между лесами по приказу Петра был прегражден шестью редутами (сомкнутыми четырехугольными земляными укреплениями), построенными один от другого на расстоянии дальности ружейного выстрела.

Вторую линию редутов, которую приказал построить Петр, возвели перпендикулярно первой, по направлению вероятного движения противника.

Редуты второй линии (два из четырех передних) не были полностью окончены. Эти редуты вместе с укрепленным лагерем представляли собой довольно сильную позицию. В случае нападения шведы, стесненные с двух сторон лесом, не могли бы развернуть своих сил, а при фронтальном наступлении их встретил бы огонь фронтальных и фланговых редутов. Кроме того, для прохода промежутков между редутами неприятель должен был разорвать линию своего фронта, вследствие чего он попадал под перекрестный огонь со стороны редутов. Благодаря этому инициатива переходила в руки обороняющегося.

Если бы армия противника даже прорвалась через редуты, то она неожиданно наталкивалась на главные силы русской армии, находившиеся в укрепленном лагере. В случае нападения шведов укрепленные позиции русских давали возможность действовать так, как это было выгодно для обороняющихся; они могли выбить инициативу из рук противника и расстроить его ряды.

Итак, редуты, играя роль передовых позиций, должны были затруднить и замедлить доступ шведам к русской армии. Они должны были парализовать маневренность противника, заставить его рассредоточить свои силы и перейти к атакам отдельных редутов, а это приводило к расстройству боевого порядка шведской армии. А обороняющаяся армия, наблюдая за врагом и пропуская его к передовым позициям, открывала артиллерийский огонь, который приводил к окончательному расстройству противника. Это обстоятельство создавало условия для перехода от обороны к наступлению.

Так в петровской системе редутов был заложен принцип активной обороны и идея перехода от обороны к наступлению. В истории военного искусства подобный способ действий был применен впервые. Такой взгляд на оборону в европейских армиях был принят только спустя почти столетие.

Петр I глубоко и всесторонне обдумал план разгрома шведской армии, и в этом плане очень большое, если не главное место он отводил инженерной подготовке поля боя. При этом редуты выражали не только оборонительную тенденцию, но и наступательную, являясь опорными пунктами для разгрома шведской армии.

Шведы вели бой в линейных боевых порядках. Обычно вся армия выстраивалась в две линии, по три шеренги в каждой линии, пехота располагалась в центре, конница на флангах, артиллерия впереди фронта или на флангах.

Линейный боевой порядок позволял развить всю мощь ружейного огня, но исключал при наличии редутов возможность необходимого маневрирования. Редуты были предназначены для того, чтобы разорвать сплошные линии боевого порядка шведов, обессилить их этим и уничтожить разрозненные таким путем части шведской армии. Петр понимал слабые и сильные стороны линейной тактики и нашел средства борьбы с нею.

Ко дню Полтавского сражения русская армия состояла из 58 батальонов пехоты, 17 полков конницы и располагала мощной артиллерией — 72 пушками. Общая численность войск доходила до 42 тысяч человек.

26 июня Петр произвел смотр пехотным полкам и расписал по дивизиям, «из которых первую царское величество своею персоною изволил принять в правление, а протчие разделили по генералитету». Но «фельдмаршал и генералитет просил его царское величество, чтоб в баталию не преобщаться, на что изволил сказать, чтоб о том более ему не говорили»[146].

При объезде русских войск Петр I, говоря им о намерениях шведского короля поработить Русское государство, призывал офицеров и солдат постоять за Родину.

Обращаясь к офицерам гвардейских полков, Петр I сказал: «Вам известно, что кичливый и прозорливый их король войску своему расписал уже в Москве квартиры; генерала своего Шпарра пожаловал уже губернатором Московским, и любезное наше Отечество определил разделить на малые княжества и, введя в оное еретическую веру, совсем истребить. Оставим ли такие ругательства и презрение наше без отмщения?»

На эту речь герой Нотебурга и Лесной М. М. Голицын ответил: «Великодержавный царь-государь! Ты видел труд и верность нашу, когда через целый день в огне стояли, шеренг не помешали и пяди места неприятелю не уступили; четыре раза от стрельбы ружья разгорались, четыре раза сумы и карманы патронами наполняли; ныне же войска те же, и мы рабы твои те же. Уповаем… иметь подвиг ныне, как и тогда»[147].

Шведская армия накануне Полтавского сражения состояла не менее чем из 30 тысяч человек. За неимением пороха из всей артиллерии шведы могли использовать только четыре пушки. Это были результаты побед русских над шведами в битве под Лесной, но, несмотря на ряд неблагоприятных условий для шведской армии, о которых было сказано выше, она представляла серьезную силу.

Во главе армии стояли испытанные генералы с незаурядным полководцем Карлом XII. Армия шведов обладала хорошей маневренностью на поле сражения, в чем русская армия уступала шведской. Поэтому не случайно Петр I при разработке Полтавской операции обращал особенное внимание на то, чтобы парализовать маневр шведской армии. Редуты, построенные Петром, и должны были это сделать.

Шведский король, объезжая свои войска, обратился к офицерам и солдатам с речью. Он вспомнил одержанные победы и приглашал офицеров на пир в шатры московского царя. «Он приготовил нам много кушанья, — говорил король. — Идите же завтра туда, куда ведет вас слава».

Какая поразительная разница в призывах русского царя и шведского короля! Первый призывает войска к защите своего отечества, второй призывает к тому, чтобы грабить и разорять чужой народ.

Получив сведения от изменника унтер-офицера Семеновского полка Немчина о диспозиции русских войск, о больших инженерных работах по укреплению лагеря, Карл XII, чтобы расстроить планы русских и напасть на них врасплох, решил перейти в наступление раньше установленного срока.

На решение Карла XII дать генеральное сражение русской армии оказали большое влияние два сообщения: 21 июня из Турции прибыл полковник Сандул и сообщил о том, что Турция в ближайшее время отказывается реально помогать шведам; в тот же день из Польши прибыл королевский секретарь Клинкострем и доложил, что Лещинский и шведский генерал Крассау, будучи заняты борьбой с русским отрядом Гольца, не в состоянии выступить из Польши для оказания помощи главным силам шведской армии.

Нельзя признать, что решения Карла XII были целесообразны и отвечали реальной оперативной и международной обстановке, сложившейся явно не в пользу шведов. Чтобы спасти армию и выиграть время, наиболее благоразумным для Карла XII было бы отступление за Днепр. Некоторые генералы советовали ему это сделать. Но самолюбивый король, привыкший пожинать лавры победы, пренебрежительно отнесся к реальной обстановке — «главной повелительнице в войне», за что и был жестоко наказан.

Карл XII, решив дать генеральное сражение русским, не принял мер по обеспечению боя и путей отступления на случай неудачи. Это — вторая крупнейшая ошибка Карла XII. Накануне боя шведы не организовали тщательной разведки противника. Карл XII руководствовался принципом «где он?», т. е. противник, но беззаботно относился к тому, в каком состоянии он находится. По меткому замечанию Вольтера, Карл XII не был Александром (Македонским), но смело мог быть первым солдатом в его армии.

Наконец, нужно заметить еще крупный промах в действиях Карла XII под Полтавой — он упустил время для сражения (21 июня), когда он построил свою армию к бою, узнав о переправе и сосредоточении русской армии у деревни Петровки. Русская армия тогда находилась в крайне невыгодном оперативно-стратегическом положении по сравнению со шведской армией, и трудно представить себе, чем бы кончилось дело, если бы тогда шведы вступили в бой.

Стремление Карла XII перейти в наступление и захватить инициативу боевых действий в свои руки — фактор на войне положительный. Однако, проводя это решение, Карл XII упустил момент (25 и 26 июня) и дал возможность русским создать сильные оборонительные укрепления.

Действия Петра I носили во время подготовки к бою совершенно иной характер. Умелое сочетание решительности и осторожности, тщательная подготовка поля сражения во всех отношениях, прозорливая предусмотрительность, быстрый глазомер и настойчивая последовательность в проведении принятых решений — таковы характерные черты его действий.

Петр I прибыл к Полтаве с убеждением, что «частительное» разрушение шведской армии достигнуто и что при удобном случае русская армия может дать шведам генеральный бой. Но между генералами шли горячие споры по вопросу о том, какой принять план борьбы со Шведами.

Всесторонне ознакомившись с мнением отдельных генералов, Петр, отбросив крайние из них (немедленное вступление в бой со шведами или необходимость «перепустить» шведов за Днепр), принимает решение, соответствующее обстановке: всеми средствами удерживать Полтаву и оказывать ей возможную помощь, сосредоточив все войска на подступах к Полтаве; если над Полтавой нависнет угроза захвата ее противником, то расположить армию так, чтобы она в любую минуту смогла дать противнику генеральный бой.

Теперь все мысли Петра были направлены на подготовку сражения. Но так как еще трудно было определить, когда и при какой обстановке разыграется бой, то Петр принял необходимые меры для подготовки боя в стратегическом и тактическом отношениях. Этими мероприятиями являлись:

1. Тщательное изучение обстановки, непрерывная разведка противника.

2. Преграждение шведам переправы через Псел и Днепр в случае добровольного отступления в Польшу или в случае отступления после неудачного для противника сражения.

3. Сосредоточение всей русской армии к Полтаве и внезапная скрытная переброска ее на правый берег Ворсклы. Причем переправа была совершена выше Полтавы, что являлось мерой предосторожности на случай неудачи; кроме того, такое расположение армии давало возможность базироваться на центральную Россию (обеспечение тыла).

4. Постановка армии в выгодное положение по отношению к противнику. Постройка укрепленного лагеря у деревень Петровки и Семеновки с целью предотвращения внезапного нападения противника и с целью обеспечения для русской армии тыловой позиции на случай обратной переправы через Ворсклу (принцип безопасности).

5. Удачный выбор поля сражения и скрытный перевод русской армии 25–26 июня под прикрытием конницы к деревне Яковцы (принцип безопасности).

6. Создание оригинальных, доселе не применявшихся укреплений у деревни Яковцы (принцип активной обороны). Редуты давали возможность маневрировать и переходить в наступление на неприятельскую армию; они обеспечили русским расчленение врага; редуты ослабили силы шведской армии на первом этапе боя (идея взаимноперпендикулярных редутов); они предохраняли русскую армию от внезапного нападения противника и явились ловушкой для шведов; они дали возможность обороняющимся захватить инициативу в свои руки.

7. Непрерывные нападения русских конных отрядов, утомление противника постоянными нападениями в дни, предшествующие бою, с целью подрыва сил противника (принцип безопасности и подготовки к бою).

8. Преграждение вероятных путей отступления шведов за Днепр, уничтожение переправы у Переволочны, заградительный отряд гетмана Скоропадского (принцип эксплоатации победы).

9. Моральная подготовка войск — обращения Петра к солдатам и генералам и личные беседы с ними о значении предстоящего сражения для России (принцип экономии сил и подъема морального духа армии).

10. Блестящая внешнеполитическая и военная изоляция Карла XII от возможных союзников (умение создавать условия для победы).

Все эти мероприятия характеризуют Петра I как великого полководца, умевшего быстро ориентироваться в самой сложной обстановке. Все, что можно было сделать для всесторонней подготовки к бою, русское командование под руководством Петра I сделало. Плоды больших предшествующих трудов не замедлили дать в бою свои блестящие результаты.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.215. Запросов К БД/Cache: 3 / 1