Глав: 15 | Статей: 23
Оглавление
В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.

5. Первый этап боя

5. Первый этап боя

В ночь с 26 на 27 июня противник «из дифилеев, в которых он во всю ночь свое все войско в строй поставленное имел»[148], вел боевую разведку, но передовые разведывательные отряды русских ее отбили.

27 июня в 2 часа утра вся шведская армия, надеясь напасть на русских врасплох, выступила из лагеря и приняла боевой порядок. Шведы выстроили свою армию в две линии. Первой линией командовали генералы Левенгаупт, Стенбок и Реншельд. Центр находился под командованием генералов Спар, Горна и Штакельберга. Впереди в четырех колоннах двигалась пехота, за нею в шести колоннах следовала конница под командованием принца Виртембергского, полковника Фиельда и Гамильтона. Для продолжения блокады Полтавы и для охраны коммуникаций в виде небольших постов вниз по Ворскле Карл XII выделил 2 батальона пехоты, 6 эскадронов конницы и 3 тысячи казаков, сторонников Мазепы (всего около 6 тысяч), а часть из них он оставил в резерве для прикрытия артиллерии и обоза[149].

Раненный накануне, шведский король не мог сидеть на лошади. Общее руководство ходом боя было возложено на фельдмаршала Реншельда. Но, желая ободрить войска своим присутствием, Карл XII приказал вынести его перед рядами на носилках и, обращаясь к Реншельду, сказал: «Начинайте с богом!»

Карл XII не дал своим войскам хорошо продуманной диспозиции боя, так как расположение русских войск было прикрыто передовыми отрядами конницы и не было точно известно шведам.

Окончательный план боя король решил сообщить частным начальникам тогда, когда выяснится обстановка. Но так как обстановка чрезвычайно быстро менялась, то строго продуманного плана боя шведы не имели и им пришлось подчиниться воле противника, который вел бой по тщательно разработанному плану. Еще 25 июня в русском лагере узнали от перебежавшего к ним поляка, что король готовится дать бой 27 июня.

26 июня военный совет принял решение, «чтоб сначала ночи против 27 числа войско было во всякой готовности к баталии».

Но в пятом часу утра 26 июня Петр I узнал о предательстве Немчина. Тогда снова был созван военный совет, на котором приняли решение о внесении изменений в диспозицию войск. На главном направлении Петр I решил поставить наиболее обученные части, имеющие большой опыт. Была применена военная хитрость. Предполагая, что изменник Немчин, очевидно, укажет шведам на то, что новобранцы одеты в серые кафтаны, и шведы безусловно будут принимать меры, чтобы сбить боевой порядок новобранцев, Петр I приказал одеть новобранцев в зеленые мундиры, а Новгородский полк, один из лучших полков, одеть в серые кафтаны. Эта предосторожность сыграла большую роль в ходе боя.

Петр приказал занять передовые редуты двумя батальонами пехоты. За редутом выстроились 17 полков регулярной кавалерии. Вправо для связи с частями гетмана Скоропадского было поставлено 6 кавалерийских полков под начальством Волконского. Главные силы русской армии — 58 батальонов пехоты и вся артиллерия (72 пушки) — находились в укрепленном лагере.

Заметив наступление шведов, Меншиков двинул навстречу свою конницу и сообщил о приближении неприятеля Петру и Шереметеву. В свою очередь шведская конница через интервалы между пехотными колоннами выдвинулась в голову.

В третьем часу утра перед передовой позицией русских уже шел горячий бой. Коннице Меншикова (23 полка и один эскадрон), выполнявшей роль авангарда на передовой позиции, удалось несколько раз отбить выдвинувшуюся вперед шведскую кавалерию, но противник стремительно продвигался вперед. Меншиков упорно сдерживал натиск шведов, чтобы дать возможность русской армии привести свои силы в боевую готовность.

В 4 часа утра главные силы русской армии были уже готовы к бою. Коннице Меншикова, удачно выполнившей возложенную на нее задачу, согласно диспозиции боя надлежало отойти назад, к главной позиции.

Но Меншикову, очевидно, успехи вскружили голову. Забыв об ограниченной задаче, поставленной ему Петром, упуская из виду общий план боя, он продолжал оставаться на передовых позициях. Пытаясь развить свой успех, Меншиков решил разбить врага на линии редутов, о чем послал донесение Петру, прося подкрепить его конницу несколькими полками пехоты.


Сражение под Полтавой 27 июня 1709 г.

В то время как «в великом огне» кавалерия Меншикова дралась, Петр I, обладая исключительным глазомером полководца, успел еще раз объехать свои полки и осмотреть поле боя. Петр твердо убедился, что «инфантерия тогда стояла вся под ружьем во всякой исправности», готовая вступить в бой с противником. Дальнейший же бой русской конницы со шведами на передовых позициях Петру казался не только бессмысленным, но и опасным, так как он не отвечал принятому плану сражения и мог привести к поражению русской армии по частям. Учитывая это обстоятельство, Петр I приказал Меншикову отвести конницу на правый фланг укрепленного лагеря и расположить ее севернее ретраншемента.

Но Меншиков, считая, что Петр I недостаточно осведомлен об обстановке, решил продолжать бой со шведами, а Петру послал донесение, в котором сообщал, что шведы уже понесли большие потери, а его кавалерия не имела до сих пор решающего успеха над шведами только потому, что ему не оказана помощь пехотой, в то время как шведская конница поддерживается своей пехотой. Причем Меншиков Сообщал, что русская кавалерия находится от шведов близко, на расстоянии не более 40 саженей, и что теперь начать отступление невозможно потому, что движение русских назад морально подымет дух шведов и они могут на плечах русских ворваться в главный ретраншемент. В заключение Меншиков снова просил Петра оказать ему помощь пехотой, хотя бы несколькими полками, при помощи которых «по прошествии неприятеля к редутам средней линии удобнее можно (его) удержать и далее не пропустить».

Между тем горячий бой на передовых позициях продолжался. Шведы хотя медленно, но продвигались вперед. В пятом часу утра шведы атаковали два передних редута — они возводились в последнюю ночь и еще не были закончены.

Ценою больших потерь шведам удалось взять редуты, но когда противник продвинулся вперед, перед ним оказалось еще два редута, «в линию к армии его построенные», т. е. перпендикулярно к фронту шведской армии. Встретив здесь еще более сильное сопротивление, шведы вынуждены были замедлить свое движение.

Перед Карлом XII встал вопрос, что делать дальше? Либо атаковать и эти редуты, как и два передних, либо обойти их с севера или с юга. Карл понимал, что атака редутов потребует много сил, поэтому ему казалось более удобным совершить обход. Но и обход был сопряжен с большими трудностями: нужно было совершить сложный маневр, так как редуты находились против середины фронта шведской армии. Площадь между поперечной линией редутов и лесами была так тесна, что не могла вместить полностью боевой порядок шведской армии ни с одной, ни с другой стороны. Создавалась опасность разделения армии при маневре на две части. Учитывая все это, Карл попытался атаковать и эти редуты.

Шведы произвели ряд ожесточенных атак, понесли большие потери, но редутов взять не могли. Карл XII, убедившись в трудности штурма редутов, желая сохранить свои войска от напрасных потерь, отказался от первоначального плана и приказал войскам отойти немного назад, плотнее сомкнуть свои ряды и попытаться обойти редуты с северной стороны. Шведы начали совершать этот сложный маневр. Под огнем фронтальных редутов шведская кавалерия вынеслась вперед и развернула фронт влево от дороги, ведущей из Полтавы в Петровку.

Кавалерия Меншикова быстро заметила этот маневр шведов и, передвинувшись к северу, заняла промежуток между редутами и Будищенским лесом. Лихие кавалеристы вновь вступили в бой и смелыми атаками не допустили противника за линию поперечных редутов.

Все атаки шведской конницы были отбиты.

Солдат Нижегородского полка Авраам Иванович Антонов, прокладывая себе дорогу саблей, первым захватил трофей — полковое знамя шведов. В этой схватке было взято 14 знамен и штандартов.

Меншиков отправил их Петру в доказательство успехов, одерживаемых им на передовой позиции.

Успехи русской кавалерии еще больше убеждали Меншикова в правильности его решения. Но в это время он получил приказание Петра отвести конницу в указанное ему раньше место. Петр считал нецелесообразным при данной обстановке пускать ее в дальнейший ход, поскольку все силы шведов сосредоточились на левом фланге.

Но Меншиков, продолжая упорствовать, в донесении уговаривает Петра согласиться с его мнением и «всепокорнейше» просит Петра оказать ему помощь, мотивируя тем, что если «неприятель и достольными редутами овладеет, ежели с кавалериею отступить и оставить редуты без сикурсу; а при сикурсе кавалерия, того учинить и поперешной линии шти (шести) редутов пройти (шведам будет) невозможно».

Опасение Карла XII относительно раздвоения армии при обходе продольной линии редутов было не напрасно: боевой порядок шведов действительно не поместился на поляне между редутами и Будищенским лесом, и под огнем русских они начали его перестраивать.

В это время Росс подступил со своей колонной к третьему перпендикулярному редуту, но попал под перекрестный огонь двух перпендикулярных и трех фронтальных редутов. Это заставило колонну Росса отделиться от главных сил, отступить от редутов вправо и укрыться в лесу. Участок правее дороги, идущей от Полтавы к Петровке, был очищен от шведских войск, и колонне Росса угрожала опасность остаться отрезанной от главных сил.

Видя такую опасность, шведы двинули в этот промежуток свою кавалерию. Встреченная русской конницей, а также сильным артиллерийским и ружейным огнем из редутов, она вынуждена была приостановить свое наступление.

При перегруппировке сил шведская армия действительно разделилась на две части. Шесть батальонов и несколько эскадронов с генералами Россом и Шлиппенбахом оказались отрезанными продольными редутами и, опасаясь потерпеть поражение, укрылись в южном лесу ближе к Полтаве.

Петр I, внимательно следивший за полем боя, к 6 часам утра имел точные сведения о действиях русской конницы на передовых позициях; узнав к тому же о том, что в лесу укрывается оторвавшаяся от главных сил шведская колонна Росса, он решил принять более радикальные меры для направления боя, согласно принятой диспозиции.

Петр приказал Меншикову с пятью кавалерийскими полками и пятью батальонами пехоты уничтожить вражескую колонну, отрезанную от главных сил армии, пока шведы производят перегруппировку своих сил и ожидают прибытия Росса. Чтобы выполнить этот приказ, Меншиков вынужден был оставить поляну севернее редутов. Боуру было приказано принять начальствование над остальной конницей и начать отход к правому флангу укрепленного лагеря.

Но «крепко смотреть, чтобы гора у него в фланге, а не позади была, дабы неприятель не мог нашу кавалерию под гору утеснить; также уступать велено до тех пор, пока неприятель с пехотою на оного будет наступать, а ежели с одной кавалерией, тогда велено биться»[150]. Отход русской конницы был принят шведами за вынужденное отступление. Шведский король решил немедленно перейти в наступление на оборонительные позиции русских.

Дальнейший ход событий показал, что решение Петра было правильное. Пока Меншиков успешно громил отрезанные отряды шведов, Карл XII своими главными силами совершил несколько атак на поперечные редуты. Оказавшись в крайне невыгодном положении, шведы вынуждены были развернуть фронт для атаки поперечных редутов, «так как машина была пущена в ход, то уже нельзя было ни остановиться, ни отказаться от своего намерения».

Шведы всеми своими силами атаковали шесть поперечных редутов. Но атака была отбита. Тогда Карл XII приказал своим войскам пройти между редутами. Несмотря на сильный ружейный огонь, шведы прорвались через редуты и стали медленно продвигаться за отходившей русской конницей. Пыль, поднятая отступающей русской конницей, облака дыма от непрерывной артиллерийской стрельбы заслонили от шведских колонн укрепленный лагерь. Не заметив его, правый фланг пехоты Левенгаупта почти вплотную подошел к главным русским укреплениям.

Когда правый фланг шведов оказался в 60 метрах от лагеря, русская артиллерия открыла во фланг линейного боевого порядка шведской армии ураганный огонь картечью. В панике шведы бросились в Будищенский лес[151], где стали приводить в порядок свои поредевшие ряды, готовясь снова повторить наступление на русские оборонительные позиции.

Между тем Меншиков в точности выполнил приказ Петра I. Он разбил отрезанную колонну Шлиппенбаха и взял его в плен. Причем Меншиков «на своем пути наткнулся на резервный отряд в количестве 4 тысяч человек, стоявший у леса и прикрывавший правое крыло шведов. Московиты их мужественно атаковали. Шведы столь же стойко сопротивлялись, но были вынуждены податься. Князь Меншиков совершенно уничтожил этот отряд, перебив одних и пощадив немногих остальных»[152].

Дальнейшее преследование остатков колонны Росса, укрывшейся в лесу, Меншиков поручил Ренцелю, а сам возвратился на поле битвы к главным силам. Росс слишком хорошо понял, что он совершил большую ошибку, но он не знал, что нужно сделать, чтобы присоединиться к королю. К «его величеству он послал одного капитана, по фамилии Функ, разведать, не были ли это войска короля, которых он видел приближающимися издали и которые на самом деле были войска Ренцеля, спешившие окружить его. Функ, подъехав слишком близко, принял их за шведов, так как увидел среди них Шлиппенбаха, и был взят в плен, так что Росс не успел еще получить никакого ответа, как уже Ренцель напал на его войска и окончательно окружил их со всех сторон»[153].

Остатки колонны Росса прорвались к Полтаве. Ренцель преследовал их. Шведы надеялись укрыться в своем лагере, но гарнизон Полтавы произвел вылазку и захватил лагерь шведов. Попытка Росса укрыться в одном из редутов под Полтавой успеха не имела. Шведы вынуждены были капитулировать. В руки русских попала вся шведская артиллерия.

Оглавление книги


Генерация: 0.313. Запросов К БД/Cache: 3 / 1