Глав: 15 | Статей: 23
Оглавление
В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.

8. Заключение

8. Заключение

Боевые действия русских войск в Полтавской операции представляют большой научный интерес. Они дают много поучительного для истории военного искусства не только русской, но и западноевропейских армий. Многие из уроков Полтавского сражения не потеряли своего значения и по настоящее время.

Прошли века. Техника современного боя в связи с экономическим развитием, с появлением новых технических средств борьбы сделала большие успехи, коренным образом изменились и приемы ведения войны. Но тот, кто хочет основательно изучить историю развития военного искусства, обогатить свои знания историческим опытом прошлого, тот не может обойти Полтавское сражение. В этом смысле Полтавская «баталия» никогда не потеряет свежести интереса у исследователей и военных специалистов.

Исход Полтавского сражения имел громадное влияние на новую расстановку сил в международных отношениях Западной Европы. Поэтому не случайно, что после Полтавского сражения не только шведы, но и многие западноевропейские государственные деятели, политики, журналисты, писатели пытались долгое время скрыть победу русских над шведами или представить ее в ложном освещении.

При изучении Полтавского сражения прежде всего бросается в глаза исключительная стойкость, храбрость русских солдат, желавших до конца выполнить свой воинский долг — уничтожить армию шведских захватчиков. Дружественная поддержка русской армии со стороны населения была залогом успешного выполнения этой задачи.

В Полтавском сражений Петр I явил миру классические образцы стратегии и тактики. Маршал Мориц Саксонский, оценивая Полтавское сражение, писал: «Вот каким образом, благодаря искусным мерам, можно заставить счастие склониться в свою сторону»[163].

Известный военный писатель эпохи Людовика XIV Роканкур дает замечательную характеристику того нового, что дал Петр I для истории военного искусства. «Сделанные им (Петром) распоряжения не были ли предупреждением и уроком для других армий? Следует отметить в этом (Полтавском) сражении новую тактическую фортификационную комбинацию, которая была реальным прогрессом для той и другой. Петр, отстранив рутину, которая с древних времен принуждала армии оставаться неподвижными за ретраншементами в длинных линиях, прикрыл фронт своей пехоты редутами, отдельными значительными интервалами. Этим именно способом, до тех пор не употреблявшимся, хотя одинаково удобным для наступления и обороны, должна была быть уничтожена вся армия авантюриста Карла XII»[164].

И, действительно, Петр I отказался от принятого шаблона в области стратегической и тактической, от принятых форм ведения войны западноевропейскими армиями в начале XVIII века.

Характерными чертами боевых действий западных армий были следующие: исключительное пристрастие к методизму, подражание давно уже отжившим приемам и методам ведения войны, стремление центральной военной администрации руководить военными операциями издалека, отсутствие инициативы у военачальников, однообразие стратегических и тактических форм ведения войны, ничтожность поставленных целей, отсутствие смелых вторжений на территории противника, господство пограничных крепостных войн при магазинной системе снабжения армий, нерешительность в действиях полководцев, преобладание «маневрирования» с целью уклонения от боя с решительными целями.

Быстрые успехи в развитии огнестрельного оружия привели к тому, что на штык в европейских армиях стали смотреть как на оборонительное, а не наступательное оружие. Действиям пехоты отводилась пассивная роль, преобладающее значение занимала конница, которая также придерживалась установившейся неправильной системы — стрельбы с коня на сдержанных аллюрах.

При такой организации боевых действий бой представлял собой шаблонное столкновение по всему фронту, а основной удар, преследующий цель разбить противника по частям, а затем организовать преследование его для окончательного уничтожения, отсутствовал. Вследствие применения таких стратегических и тактических форм борьбы войны на Западе тянулись десятки лет.

Совершенно иных взглядов, принципов держался в своей полководческой деятельности Петр I. Гениально проведенное им Полтавское сражение заложило новые стратегические и тактические формы ведения войны, которые почти на столетие легли в основу военного искусства не только русской армии, но и западноевропейских армий (до Суворова и Наполеона).

Как русские, так и иностранные военные специалисты в один голос подчеркивают глубокое понимание Петром I основных принципов военного искусства и умение применить их в реальной оперативно-тактической обстановке. Эти способности Петра уже ярко определились во время Ингерманландского, Гродненского сражений, а также в действиях против Левенгаупта.

Но необыкновенные творческие дарования Петра I как полководца проявились с особым блеском в Полтавском сражении. Гармоническое сочетание решительности и осторожности, исключительный глазомер, редкая проницательность в оценке обстановки и способность быстро и верно принимать решения, уверенность в принятом решении и настойчивое его проведение, умение не теряться при всякого рода неожиданностях, верная оценка боя как «зело опасного» средства, к которому нужно тщательно и всесторонне готовиться, — все это характеризует Петра как крупного полководца.

Полтавское сражение Петр I тщательно готовил, чтобы достигнуть победы, как он говорил, с «легким трудом и малой кровью». Петр осуществил стратегическое окружение армии интервентов и «малой войной» добился ее деморализации. Одержав победу под Лесной, русские обеспечили себе превосходство артиллерии и в то же время сорвали оперативные планы Карла XII, стремившегося после прорыва оборонительной линии русских к достижению главной своей цели — к захвату Москвы.

Под Полтавой Петр создал необходимое численное превосходство. Понимая слабые стороны линейной тактики, он отлично подготовлял поле боя в инженерном отношении. Боевому порядку своей армии Петр придал необходимую глубину, превратив вторую линию в линию поддержки и выделив достаточно сильный резерв. Таким образом Петр усовершенствовал линейную тактику, взяв от нее все, что возможно. Он действовал не по принятому шаблону, а сообразуясь с обстановкой. Для окончательного разгрома интервентов Петр заблаговременно подготовил преследование.

Из всей суммы мероприятий, проведенных Петром I в период подготовки и хода Полтавского сражения, должны быть особо выделены следующие:

1. Беспрерывная и всесторонняя разведка противника.

2. Введение новой системы полевых укреплений, которые привели в расстройство шведскую армию на первом этапе боя. Созданная Петром система редутов, установленный им взгляд на оборону как на активное средство борьбы и первый шаг для подготовки к наступлению были затем приняты и в западноевропейских армиях.

3. Искусная расстановка сил на поле сражения и обеспечение им свободы маневрирования на случай перехода в наступление.

4. Умелое прикрытие вероятных путей отступления противника за Днепр; оставлен был только один путь отступления — на Переволочну, но здесь были приняты меры к задержанию противника.

5. Умелая подготовка главного удара по шведской армии. Большую роль в этом отношении сыграл трехчасовой бой на передовой позиции, вынудивший шведскую армию к преждевременному развертыванию. Это привело к нарушению стройности боевого порядка шведов, парализовало сильную сторону шведской армии — маневрирование на поле боя, деморализовало шведов, выбило инициативу из их рук. Инициатива в бою перешла в руки русских.

6. Умелое использование изменившейся обстановки: отрыв колонны Росса от главных сил и уничтожение ее (принцип подготовки к решающему бою и уничтожению противника по частям).

7. Своевременное и правильное решение Петра I прекратить не предусмотренный планом бой на передовых позициях конницы Меншикова, успешно выполнившей задачу авангарда, и постановка ему частной задачи, которая была им блестяще выполнена.

8. Своевременный вывод Петром войск из ретраншемента для построения боевого порядка и обеспечение себе свободы маневрирования на случай наступления противника (принцип подготовки к решающему столкновению).

9. Маневр, искусно проведенный под командованием Боура русской конницей при отступлении ее на правый фланг. Поднятая конницей пыль заслонила ретраншемент, из которого русские в упор по шведам открыли артиллерийский огонь и заставили противника под огнем производить новую перегруппировку сил, что повлекло беспорядочное отступление шведов к Будищенскому лесу. Этот эпизод боя, происходивший на глазах всей русской армии, значительно способствовал подъему ее морального духа и наступательного порыва.

10. Целесообразное построение боевого порядка русской армии в две линии, причем во второй линии ставились батальоны тех же полков, игравшие роль поддержки. Выделение специального резерва и оставление его в ретраншементе. В результате всего этого была достигнута известная глубина боевого порядка, что при необходимости давало возможность парировать удары противника (принцип взаимной поддержки).

11. Умелый захват инициативы в свои руки, переход от обороны к наступлению в решающий период боя, умение использовать мощь артиллерийского и ружейного огня для подготовки штыковой атаки, быстрое и своевременное парирование удара шведов, стремление к охвату конницей флангов наступающего противника и завершение штыковой атакой — все это в конечном итоге решило исход боя в пользу русских.

12. Решительное преследование противника Меншиковым и полное уничтожение остатков шведской армии у Переволочны.

В Полтавской битве замечательные образцы показала русская артиллерия. В начале боя, поставленная на редуты, линию которых должны были преодолевать шведы, русская артиллерия впервые вела перекрестный огонь.

Артиллерия, находившаяся на линии лагеря, своевременно открыла губительный огонь картечью по правому флангу шведских колонн, прорвавшихся сквозь линию редутов. В этот период боя артиллеристы расстроили боевые порядки шведов.

В решающей стадии боя русские артиллеристы сильным огнем картечи обстреливали боевые порядки шведских войск, невзирая на то, что огонь пехоты противника причинял им большие потери.

О большой силе артиллерийского огня в Полтавском сражении можно судить по следующим данным: в течение пяти часов боя русская артиллерия произвела 1461 выстрел, выпустив 972 ядра, 427 картечных снарядов и 62 бомбы. В среднем каждое орудие сделало около 20 выстрелов. Самый интенсивный огонь русская артиллерия вела в продолжение 30 минут, когда обе армии, построенные одна против другой, сближались для рукопашной схватки (последний этап боя).

При изучении Полтавского сражения нельзя не остановиться еще на трех вопросах; они привлекали внимание исследователей, но по-разному объяснялись ими.

1) Как оценить действия Меншикова в подготовительный период боя?

2) Почему русские бездействовали во время отступления шведов к Будищенскому лесу?

3) Почему произошел перерыв в преследовании шведов после Завершения генерального сражения 27 июня?

Действия Меншикова после выполнения возложенной на него задачи нельзя признать правильными, и трудно судить, какими соображениями он руководствовался, желая перенести бой на передовые позиции. Однако одно ясно, что Меншиков, увлекшись выполнением относительно ограниченной задачи, не понял до конца диспозиции боя. Неизвестно, чем бы кончилось сражение, если бы он в своих действиях не был своевременно остановлен Петром I, направлявшим бой по строго разработанному плану.

Многие военные историки считают, что для русских был весьма удобный момент перейти к немедленному наступлению на шведов, когда они, расстроив свои ряды, отступили к Будищенскому лесу. Признать это мнение правильным нельзя. Последующие действия Петра показывают, что для него обстановка была еще не совсем ясной и что он не был твердо уверен в расстройстве шведской армии, умевшей неплохо маневрировать на поле боя. Отсюда осторожность, постепенное выстраивание боевого порядка из укрепленного лагеря, ожидание выяснения обстановки.

У исследователей Полтавского сражения всегда возникал недоуменный вопрос, почему Петр I, так блестяще проведший это сражение, допустил 27 июня перерыв в преследовании противника? Конечно, сам факт перерыва преследования шведов говорит не в пользу Петра.

Для того чтобы организовать преследование, Петру нужно было пойти наперекор взглядам многих его помощников, в особенности иностранцев, проникнутых господствующими на Западе идеями предоставления врагу «золотых мостов» отступления, пришлось бы нарушить также и старинные традиции русских людей, которые привыкли пировать после боя; значит это была известная дань духу времени.

Вряд ли сочувствовал Петр I этим традициям, но при разработке плана боя он их учитывал, хотя и понимал необходимость «эксплуатации победы» и необходимость преследования разбитого врага.

Заранее предвидя неизбежность перерыва в преследовании шведов, Петр I заботился о том, чтобы этот перерыв был кратковременным и не повлек за собой вредных последствий, поэтому полковнику Яковлеву было приказано уничтожить все переправы через Днепр у Переволочны, а М. Голицыну подтянуть к Киеву лодки, паромы, находившиеся вблизи от Переволочны. Другие пути отступления для шведов также были закрыты войсками гетмана Скоропадского.

Петр I, узнав о том, что шведы отступают по «продиктованному» им пути, мог быть совершенно спокоен и сделал уступку традициям, так как полная победа над противником уже была обеспечена тщательной всесторонней подготовкой боя в стратегическом отношении. Итак, Петр I прекрасно понимал необходимость преследования шведов, а допущенный им перерыв, не укладывающийся в наши современные понятия, был естественным явлением для начала XVIII века. Умение Петра предусмотреть возможные последствия этого перерыва лишний раз подчеркивает большую проницательность его.

В действиях шведов было много отрицательных фактов. Пренебрегая основными принципами военного искусства, Карл XII выработал из себя, по меткому выражению Роканкура, полководца- авантюриста, отвергшего всякую осторожность и основывавшего свои действия исключительно на внезапности и решительности. Он не беспокоился о том, чтобы подготовить сражение в стратегическом отношении, а также не принимал мер к обеспечению армии на случай неудачи в сражении. При таком отношении к ведению войны Карл XII мог одерживать победы только до тех пор, пока он имел дело со слабым противником, но как только ему пришлось вступить в борьбу с обученной русской армией, руководимой незаурядным полководцем Петром I, слава Карла XII должна была поблекнуть, и за свой авантюризм в политике и в военном деле, за пренебрежение к основным приемам ведения войны он должен был жестоко поплатиться.

В Полтавском сражении Карл XII допустил ряд крупных ошибок, важнейшими из которых были:

1. Отсутствие постоянной разведки противника, недостаточная рекогносцировка местности накануне боя.

2. Отсутствие стройного, продуманного до конца плана сражения.

3. Пренебрежение советами своих генералов, дававших иногда ценные указания.

4. Неудовлетворительное управление войсками во время боя вследствие растерянности шведского командования, встретившегося на пути движения армии с рядом неожиданностей: Бой в общем велся беспорядочно. После отступления шведов в Будищенском лесу благоразумнее было бы для Карла XII уклониться от боя.

5. Беззаботное отношение к тылам, необеспеченность коммуникаций на случай отступления. Если бы Карл XII тщательно готовился к бою и обеспечил себе путь отступления, то часть остатков разбитой армии могла быть спасена от плена.

Положительным в действиях шведов в Полтавском бою нужно отметить стойкость солдат, хорошее взаимодействие конницы с пехотой и удачный выбор времени для наступления во второй период боя. Обращает на себя внимание личное поведение Карла XII, который, несмотря на свою рану, оставался на поле боя и поддерживал моральный дух своей армии.

* * *

Полтавская битва имела исключительно большое международное значение и огромные последствия не только для воюющих стран, но и для всей Западной Европы. Недаром современники называли ее «воскресением» России. По своей значимости ее можно сравнить только с такими крупными сражениями, как Невская битва, Ледовое побоище и Бородино.

Полтавская битва явилась переломным моментом в ходе Северной войны. После нее окончательно обнаружилось могущество Русского государства. Русская армия количественно и качественно выросла., возмужала, морально окрепла и показала свое искусство побеждать противника. Все это было результатом преобразований Петра.

Оценивая значение Полтавской битвы, Петр I писал Апраксину: «Ныне уже совершенно камень в основании С.-Петербурга положен»[165]. Эти слова показывают, что вопрос о выходе к берегам Валлийского моря решался на полях Полтавы.

Если в прошлом решающую роль в Европе занимали крупнейшие европейские державы — Англия, Франция, Австрия, Дания, Голландия и Швеция, то после Полтавской битвы выступает на историческую сцену доказавшая свое могущество Россия, которая начинает играть громадную роль в международных отношениях.

Русское государство и его народ в борьбе со шведскими интервентами выдержали суровые испытания, ликвидировав попытки врага распространить свое влияние не только на Россию, но и на значительную часть Западной Европы. В этом величие и историческое значение Полтавской битвы.

Великий французский писатель Вольтер писал: «Из всех сражений, обагрявших когда-либо кровью землю, есть сие одно, которое вместо разрушения… послужило к счастию человеческого рода, потому что оно даровало Царю свободу приводить в благоустройство великую часть света… Ни одну войну, между нынешними народами бывшую, не можно поставить в пример, которая бы вознаградила хотя бы малым добром причиненное ею зло, но следствием Полтавского сражения было шествие наипространнейшей в свете империи».

Великий сын русского народа революционный демократ Белинский видел огромное значение Полтавской битвы в укреплении международного положения Русского государства: «Полтавская битва была не просто сражение, замечательное по огромности военных сил, по упорству сражающихся и количеству пролитой крови. Нет, это была битва за существование целого народа, за будущность целого государства»[166].

Шведским захватчикам не удалось осуществить свои авантюристические планы — лишить Русское государство его национальной независимости. Вся шведская армия без остатка была разгромлена так, что мало можно найти подобных примеров в военной истории. «Карл XII, — писал Энгельс, — сделал попытку проникнуть внутрь России; этим он погубил Швецию и показал всем неуязвимость России»[167].

Могущество Швеции, которое она и ее армия имели еще со времени известного шведского полководца Густава-Адольфа, пало. Швеция лишилась лучшей части своих солдат, генералов и временно короля. Она потеряла большую часть материальных ресурсов. Это был тяжелый удар для Швеции, после которого она не могла уже восстановить на северо-западе Европы своего былого могущества. «Вся неприятельская столь в свете славная армия (которая бытием в Саксонии не малой страх в Европе чинила) Его Царскому Величеству в руки досталась».

Известный вельможа Людовика XIV герцог Луи Сен-Симон вынужден был признать, что «1709 год принес полную перемену положения на Западе. Пала Швеция, в прошлом наводившая ужас на Европу. После ее падения поднималась держава, которая до сих пор не оказывала влияния на другие государства, — это Россия»[168].

Принц Евгений Савойский, один из активных участников войны за испанское наследство, сражавшийся на стороне Австрии против Франции и рассматривавший Швецию как известный противовес, необходимый для европейского равновесия, после Полтавы в своих мемуарах писал, что европейское равновесие пошатнулось, а блеск и величие Швеции значительно затмились.

Шведское правительство и генералы не только скрывали от своего народа, что Карл XII потерпел жестокое поражение и лишился всей армии, но даже обманывали народ, говоря, что шведы нанесли русским тяжелое поражение. Так, в одном из августовских номеров газеты за 1709 год был помещен отрывок из письма генерала Крассау, написанного им 19 июля, в котором сообщалось, что король жив и здоров и что Полтава шведами взята. Причем в этом же номере был еще ряд корреспонденций, в которых указывалось, что русские под Полтавой потеряли 20 тысяч человек, что Полтава занята шведами и началась война России с Турцией. Такая наглая ложь повторялась в газетах и некоторых европейских государств.

Только после того как русские дипломаты распространили подлинные реляции о Полтавской битве, их начали помещать и 3 европейской печати. Впоследствии шведские историки, как современники, так и последующие исследователи, упорно не хотели признать факта разгрома шведов русской армией под Полтавой. Профессор Стилле писал: «Поражение под Полтавой еще не являлось само по себе окончательной катастрофой для шведской армии».

И дальше этот историк повествует, что «шведы отступают благополучно, отразив попытки преследования русских и уведя с собой обоз и артиллерию; это не бегство. Не вина Карла, если силы ему, наконец, изменяют, он впадает в забытье, никто из генералов не вступает в командование армией и она стихийно идет мимо переправ через Ворсклу к Днепру, где после отъезда короля, передавшего команду Левенгаупту, шведы, вопреки приказанию короля, проводят бессонную ночь в бесплодных попытках устроить переправу и утром, под давлением Левенгаупта, сдаются без боя вдвое слабейшему противнику»[169].

Очевидно, этому почтенному историку, который собрал немало фактов, говорящих не в его пользу, наконец, изменяют силы, он впадает в забытье и в «бесплодных попытках» извращает действительность перед читателями.

Главную причину неудачного исхода сражения для шведов шведские историки видят только в том, что король не мог сам управлять боем. Они оправдывают захватническую, авантюристическую политику своего короля, говоря, что якобы его война с Россией носила оборонительный характер.

Иначе оценивали политику Карла XII наиболее дальновидные современники и последующие поколения, занимавшиеся исследованием Северной войны. «Такового государя, — пишет в своем письме Г. Голберг, — который, оставляя отечество свое, проникает с обнаженным мечом в другие земли и опустошает оные, назвать достойно не Государем, меньше же героем, а бичом рода человеческого, или паче смертоносною язвою, везде плачевные следы по себе оставляющею».

Но эта «смертоносная язва», пробравшаяся в Русское государство, была с корнем вырезана на полях Полтавы. Полтавская победа коренным образом изменила международную обстановку в пользу Русского государства, предрешив успешный исход войны со Швецией.

Все побежденные ранее Карлом XII союзники Петра I снова подымают голову и стремятся возобновить союз с Русским государством против Швеции. Даже те государства, которые в прошлом игнорировали Русское государство, а иногда прямо враждебно относились к нему и оказывали шведам прямую или косвенную помощь, после Полтавской битвы пытаются установить дружественные отношения и даже заключить союз с Россией.

Те изменения, которые должны были произойти в ближайшее время после Полтавской битвы в международных отношениях, сразу были замечены английским послом Витвортом, который уже 6 июля доносил своему правительству: «Эта победа, вероятно, значительно изменит положение дел на всем Севере, и первый, кажется, почувствует перемену король Станислав, так как царское величество, кажется, решился двинуться в Польшу, прежде чем шведы успеют собрать новую армию»[170]. В следующем донесении он писал, что «Станислава там не станут терпеть далее»[171].

Международное положение Швеции стало затруднительным. После Полтавской битвы бывшие союзники России — Дания и Польша — выразили желание возобновить союз с Русским государством против Швеции. К союзу с Россией стремилась примкнуть и Пруссия.

13 июля Петр I двинул свои войска под командованием Меншикова в Польшу. Шереметев был послан для осады Риги. Ставленник шведского короля Станислав Лещинский был низложен, а Август II, снова став польским королем, заключил союз с Россией. Станислав Лещинский вместе с отрядом Крассау ушел в Померанию.

Положение русских послов за границей сразу резко изменилось. Если раньше министры и послы тех стран, в которых они находились, неохотно с ними разговаривали, то после Полтавской победы они начали заискивать у них. Французский король Людовик XIV изъявил желание вступить в союз с русским царем. Но русские дипломаты быстро раскусили истинные намерения короля: союз с Россией ему нужен был для того, чтобы продолжать войну за испанское наследство против коалиции, состоящей из Англии, Голландии, Австрии и Пруссии.

В это время русские дипломаты ревностно защищали интересы своего государства и никому не позволяли дать себя спровоцировать, чтобы другие могли могуществом России воспользоваться для своих целей. Русская дипломатия после Полтавской битвы ставила главную задачу — закрепить за собой возвращенные от шведов исконные русские земли, получить для Русского государства вознаграждение за издержки, понесенные им во время войны, и выйти из состояния войны.

Присланному Карлом XII для мирных переговоров после разгрома шведов под Полтавой представителю было заявлено, что русское правительство не прочь заключить мирный договор со Швецией при условии сохранения завоеванных Россией Нарвы, Ингрии, части Карелии с городом Выборгом, а также присоединения Эстляндии и Лифляндии, при условии возмещения убытков, понесенных Россией в войне. На это предложение Карл ответил категорическим отказом.

При таких обстоятельствах дальнейшее продолжение войны со Швецией было неизбежно.

Оглавление книги


Генерация: 0.321. Запросов К БД/Cache: 0 / 4