Главная / Библиотека / Северная война 1700-1721 [Полководческая деятельность Петра I] /
/ Глава восьмая Окончание Северной войны. Ништадтский мир 1721 г.

Глав: 15 | Статей: 23
Оглавление
В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.

Глава восьмая Окончание Северной войны. Ништадтский мир 1721 г.


Глава восьмая

Окончание Северной войны. Ништадтский мир 1721 г.

После Гангутского сражения шведы на протяжении семи лет продолжали еще вести борьбу за господство на Балтийском море. Этот промежуток времени представляет собой чрезвычайно сложный клубок дипломатических и военных столкновений. Окончание войны за испанское наследство давало возможность западноевропейским государствам вмешаться в борьбу между Россией и Швецией. Две знаменательных победы русского оружия — под Полтавой и у Гангута значительно подняли престиж Русского государства, его армии и флота. Но Петр по-прежнему думал над тем, как нанести сокрушительный удар по самой Швеции и вынудить ее на выгодный для России мир. Для этой цели Петр снова обратился к коалиции, чтобы вместе с ней посредством десанта нанести удар по Швеции.

В 1715 г. против Швеции сложилась новая коалиция, в которую вошли Пруссия, Ганновер (ганноверский курфюрст одновременно был и английским королем), а затем к коалиции примкнули прежние союзники Петра — Польша, Саксония и Дания, возобновившая союз с Петром после Полтавской битвы.

Петр I прекрасно понимал, что нельзя возлагать большие надежды на союзников, но нужно было с ними поддерживать дружественные отношения, иначе они могли бы пойти на сделку со Швецией, а Русское государство могло бы оказаться политически изолированным, не доведя борьбу со Швецией до конца. Петр был прав: на исходе войны некоторые из них так и поступили. Союзники составили комбинированный план нападения на Швецию. В 1715–1716 гг. русские войска снова были двинуты в Северную Германию. Весной 1716 г. предполагалось овладеть Висмаром, а после его оккупации армия Шереметева вместе с датчанами должна была произвести «десант в Сконию».

Для выполнения этой операции датчане обещали перевезти из Мекленбурга в Зеландию 24-тысячный русский отряд под прикрытием своего флота. Апраксин с русским галерным флотом должен был произвести диверсию со стороны Аланда.

Весною 1716 г. в проливе Зунд собралось 22 вымпела — лучшие русские корабли. В Балтийское море ранней весной прибыли английский и голландский флоты для охранения от шведских каперов своих торговых судов.

Адмиралы соединенных флотов просили Петра как опытного адмирала взять на себя общее командование. Командование четырьмя флотами навсегда осталось радостным воспоминанием для Петра. В память этого события была выбита медаль, на одной из сторон которой была надпись: «Владычествует четырьмя. При Борнгольме».

По плану кампании союзные эскадры должны были запереть шведский флот в гавани Карлскрона и этим обеспечить высадку десанта в Сконию.

Однако дело ограничилось только демонстрацией, так как датчане вместе с другими союзниками, опасаясь мощи шведского флота, не решились запереть его в Карлскроне.

Ввиду разногласий между союзниками осуществить высадку десанта не удалось. Союзные государства хотя и обещали помощь России, но реальной поддержки так и не оказали.

После неудачной кампании 1716 г. Петр I делает ставку на свои собственные силы, и чтобы «от Аланда неприятеля теснить», он повелел Сенату «всякое приготовление чинить».

В 1717 г. русские войска покинули Мекленбург, гвардейские полки были перевезены из Ростока в Ревель. Началась тщательная подготовка к высадке десанта на берега Швеции. Апраксин совершил высадку десанта на Готланд и угрожал Стокгольму. На севере, через Торнео, русские войска вступили на шведскую землю и дошли до местечка Луна (Лулео).

Швеция, с большими усилиями выносившая тяжелую войну с Россией, оказавшись под угрозой полного поражения, наконец, обнаружила склонность к миру.

В марте 1718 г. на Аландских островах уполномоченные обеих сторон собрались для мирных переговоров. Швецию представлял Герц (прежде голштинский, затем шведский министр); от Петра I уполномоченными были Брюс и Остерман. Переговоры затягивались и не обещали успеха, так как Швеция не соглашалась удовлетворить требования Петра.

Чтобы сделать шведов более сговорчивыми, Брюс и Остерман посоветовали Петру употребить против неприятеля «сильное средство» — «разорение всех мест до Стокгольма», так как без нанесения шведам «большого урона достичь своих намерений нельзя». Эти советы Петром были приняты. Он высылает в море уже имевшийся к этому времени в его распоряжении могущественный корабельный и галерный флот, готовясь померяться силами со шведским флотом, который в течение 1718 г. совершенно не показывался в море и стоял в гаванях у Стокгольма и Карлскроны.

Крейсирование русского флота по Балтийскому морю дало положительные результаты.

Переговоры пошли более удачно и приближались к концу. Карл XII уже соглашался на присоединение к России Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии и части Финляндии с Выборгом и Кексгольмом. Но в связи с внезапной смертью Карла XII, убитого в 1718 г. при осаде норвежской крепости Фридрихсгам, переговоры были прекращены.

Вступившая на престол сестра Карла XII Ульрика-Элеонора категорически отказалась от заключения мира на условиях, принятых Карлом XII. Война вновь оказалась неизбежной.

К 1719 г. Русское государство уже имело мощный военно-морской флот, не уступающий по качеству и количеству шведскому флоту. Русский флот состоял из 39 кораблей, а шведский из 38[183], причем русские флотоводцы показали большее искусство в ведении войны на море, чем шведы.

Единственным средством, при помощи которого можно было заставить Швецию пойти на мирные переговоры, Петр I считал разорение побережья Швеции и создание угрозы Стокгольму путем разрушения промышленных предприятий — базы для войны.

С наступлением навигации в 1719 г. русский флот вышел в море. Апраксин с флотилией в составе 132 галер и 100 островных лодок, на которых находился 26-тысячный отряд пехоты, под прикрытием корабельного флота прошел Аландский пролив и высадился на шведском берегу у города Гефле. От Гефле на севере и до Нордчепинга на юге русский десантный отряд уничтожил гарнизоны шведов, разрушил промышленные предприятия и начал угрожать Стокгольму. Население бежало в глубь страны.

Апраксин распространил среди шведского населения манифест Петра I, в котором указывалось, что русские «к замирению склонность пред целым светом» предложили и в заключении мира «не отрекались». Дальше в манифесте указывалось, что вторжение в Швецию делалось «единственно для того, чтобы желаемого замирения достигнуть можно было»[184].

Русский корабельный флот беспрепятственно крейсировал по Балтийскому морю. Эскадра капитана-командора Фангофта совершила высадку на Эланд для отыскания на неприятельском берегу «добрых языков», хорошо знающих дислокацию сил противника. У берегов Швеции Фангофт захватил 13 призов. От шкипера одного из этих судов были получены сведения о том, что скоро из Пиллау в Стокгольм выходят три военных шведских корабля для конвоирования купеческих судов.

Получив данные о противнике, Апраксин приказал капитану Синявину немедленно организовать преследование шведов. Во главе отряда из шести кораблей и одной шнявы Синявин из Ревеля вышел в море. 24 мая 1719 г. между Эзелем и Готско-Сандо он заметил шведский отряд из трех кораблей, оказавшихся под командой капитана-командора Врангеля. Синявин применил военную хитрость: видя на горизонте корабли, идущие без флагов, он решил на своих кораблях поднять шведские флаги и пустился за противником вдогонку. Шведы, видя корабли, идущие за ними под шведскими флагами, вынуждены были поднять свои флаги. Как только Синявин это увидел, он приказал поднять русские флаги и идти на штурм.

После ожесточенной перестрелки ядрами и картечью весь шведский отряд вынужден был сдаться.

Это было первое морское сражение корабельного русского флота, по словам Петра, «добрый почин российского флота». Петр собственноручным письмом благодарил Синявина и произвел его, через чин, из капитана 2-го ранга в капитан-командоры. Все офицеры, участники кампании, получили следующие чины.

Эта победа, а также действия десантных войск на побережье Швеции произвели сильное впечатление на шведов. Ульрика-Элеонора вынуждена была возобновить перемирие, но на заключение мира не согласилась. Тогда русские войска снова начали опустошать шведские берега.

Семитысячный отряд бригадира Менгдена углубился на 5 миль от берега, разорил город Умео, 41 деревню и более 1000 жилых дворов, а потом вернулся в Вазу. Русский флот крейсировал по Балтийскому морю. В Стокгольме поднялась паника.

В это время часть шведского флота находилась на стоянке подле Аландских островов под командованием вице-адмирала Шеблата. Он имел задачей препятствовать переброске русских десантов на шведский берег. Об этом дошли сведения до Голицына. Он решил отправиться в море, чтобы отыскать и уничтожить шведский отряд. Эскадра Голицына состояла из 61 галеры и 29 лодок. 26 июля русские увидели у острова Фрисберга (один из Аландских островов), в проливе вблизи Лемланда, стоявшие на якоре шведские суда: корабль, 4 фрегата, 3 галеры, шняву, гольот, 3 шхербога и бригантины. Свежий ветер не позволил русским немедленно атаковать шведов. На военном совете было решено выйти к острову Гренгаму, «где было место для наших галер способнее», и, когда ветер стихнет, атаковать шведов.

Только что успели русские подойти к Гренгаму, как на них двинулся в пролив шведский отряд с присоединившимся к нему отрядом Шеблата. Русские галеры начали отступать в теснины, где они получили большое преимущество в действиях, «а неприятель за ними же газардовал», т. е. пошел на риск. В порыве преследования он зашел в такую теснину, в которой лишался маневренности. Тогда Голицын прекратил отступление и перешел к атаке.

На рассвете 27 июля 1720 г. началась ожесточенная схватка. Русские галеры смело подошли к шведским фрегатам. Два из них, поворачиваясь бортами к галерам, чтобы стрелять в упор, сели на мель и были взяты на абордаж. Два фрегата, пытавшиеся уйти, были настигнуты русскими галерами и после жестокого боя также взяты на абордаж.

Только Шеблату путем сложного маневра удалось вывести свой корабль. Начавшийся ветер и появление еще двух шведских судов помешали русской эскадре организовать преследование противника. Трофеями были: 4 шведских фрегата, 104 пушки, взято в плен 407 человек. Шведы потеряли убитыми 103 человека. О жестоком характере боя и об исключительном упорстве, храбрости и отваге русских солдат, которые, не щадя своей жизни, геройски дрались со шведами за честь русского флота, говорит такой факт, как ожог 43 человек выстрелами из орудий. Русский флот в Гренгамском и Гангутском сражениях покрыл себя неувядаемой славой.

«Известно, что на заре своего развития, во времена Петра Великого русский флот сумел нанести не одно поражение шведам, которые в ту пору владели первоклассным боевым флотом. Блистательные победы при Гангуте и Гренгаме вписаны золотыми буквами в историю флота нашего отечества»[185].

Петр I прекрасно понимал, что только силой можно заставить Швецию прекратить войну, поэтому он особенно тщательно готовился к кампании 1721 г. У Котлина и Ревеля спешно приводился в боевую готовность флот, состоящий из 27 кораблей, 12 фрегатов, 3 бомбардирских кораблей и ряда мелких судов, а галерный, доведенный более чем до 170 единиц, готовился к походу в стокгольмские шхеры.

Не рискуя послать все галеры, Петр выделил 60 галер, посадив на них отборный отряд пехоты и 450 казаков. Командиром десантного отряда был назначен мастер десантных операций Ласси. 17 мая этот отряд двинулся к шведскому берегу и от Гефле до Питео на расстоянии 300 км опустошил его. Ласси уничтожил 13 заводов, из них один оружейный, захватил 40 каботажных судов, разогнал гарнизоны шведских городов и захватил много военных материалов.

Между тем Петр стал готовить к выходу в море весь свой флот.

Эти решительные действия Петра оказали сильное влияние на тянувшиеся пока бесплодно переговоры о мире. «Шведские министры, — сообщал Брюс, — начали прилежнее о мире договариваться». Истощенная войной Швеция, наконец, согласилась по-серьезному начать мирные переговоры.

30 августа 1721 г. в Ништадте был заключен мир, по которому Лифляндия, Эстляндия, Ингрия и часть Финляндии (с городами Выборг и Кексгольм) отошли к России. Остальная часть Финляндии возвращалась шведам.

Итак, к России была присоединена восточная часть Финского залива, весь южный берег Рижского залива с прилегающими к нему островами.

Окно в Европу было прорублено. Россия добилась свободного выхода в Балтийское море. «Петр I овладел всем, что было абсолютно необходимо для развития его страны», писал Маркс. Из Северной войны Россия вышла первоклассной морской державой.

«Только в результате превращения Московии из чисто континентальной страны в приморское государство, — писал Маркс, — московская политика могла выйти из своих традиционных границ»[186].

В Петербурге при большом стечении народа, был торжественно отпразднован Ништадтский мир. Сенат преподнес Петру титул отца отечества и императора всероссийского. Русское государство стало называться Российской империей.

Петр I призывал собравшихся на празднество, «надеясь на мир, не ослабевать в военном деле»[187].

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.283. Запросов К БД/Cache: 3 / 1