Главная / Библиотека / Северная война 1700-1721 [Полководческая деятельность Петра I] /
/ Глава первая Русское государство и его вооруженные силы накануне Северной войны

Глав: 15 | Статей: 23
Оглавление
В книге о Северной войне изложен ход этой войны, на конкретных операциях показаны полководческая деятельность Петра I и новые оперативно-тактические принципы ведения войны, разработанные им. Рассказано о героической партизанской борьбе русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. В книге изложен ряд других вопросов, связанных с организацией, обучением и воспитанием русской регулярной армии, ставшей при Петре I одной из самых сильных армий в Европе.

Настоящий труд является результатом длительного исследования автором этой темы. Материалом для исследования служили документы о Северной войне, опубликованные в XVIII, XIX веках и в начале XX века. Кроме этого, были привлечены новые архивные материалы Центрального военно-исторического архива. По Государственному архиву феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) использованы два фонда — кабинетные дела Петра I и дела Министерства иностранных дел.

Книга рассчитана на офицерский состав Красной Армии, преподавателей истории военного искусства, преподавателей вузов и партийный актив.

Глава первая Русское государство и его вооруженные силы накануне Северной войны


Глава первая

Русское государство и его вооруженные силы накануне Северной войны

Северная война — одна из ярких страниц военного прошлого русского народа. Она должна была решить вековой спор между Россией и Швецией за берега Балтийского моря, решить вопрос о том, останется ли Россия отсталой страной, оторванной от естественных выходов к морю, вследствие чего она могла превратиться в колонию более мощных государств, или она выйдет на широкую международную арену и займет достойное место среди европейских стран. Так был поставлен вопрос всем ходом истории. Северная война продолжалась 21 год и закончилась блестящей победой русского оружия. Результаты Северной войны имели огромное влияние на дальнейшее развитие не только России, но и мировой истории.

Северная война происходила в очень сложной международной и внутренней обстановке. Она совпала с войной за испанское наследство, и обе эти войны оказывали одна на другую значительное влияние. После войны сложилась новая международная обстановка, и Россия выдвинулась в ряды великих европейских держав.

Северная война дала очень много для развития военного искусства. В ходе войны создалась русская регулярная армия, которая по своим боевым качествам не уступала передовым западноевропейским армиям. Петр I и его сподвижники разработали новые стратегические и тактические принципы ведения войны, которые на полстолетие до Румянцева и Суворова стали уже основой для обучения и воспитания русской армии. Война дала богатый боевой опыт, который и сейчас представляет большой интерес, несмотря на столь отдаленную эпоху.

* * *

К концу XVII века Русское государство превратилось в огромную континентальную державу: его территория на севере простиралась до берегов Ледовитого океана, а на востоке границы подошли к Китайской Срединной империи (к реке Амур).

Однако еще не были ликвидированы последствия шведской интервенции, и выход к берегам Балтийского моря, искони веков принадлежавший русским, оставался в руках шведов. Континентальное положение государства, отсутствие естественных выходов к берегам морей задерживали экономическое развитие страны.

Карл Маркс, давая оценку положения Русского государства этого периода, писал: «…ни одна великая нация никогда не существовала и не могла существовать в таком отдаленном от моря положении, в каком первоначально находилось государство Петра Великого; никогда ни одна нация не мирилась с тем, чтобы ее морские побережья в устьях рек были от нее оторваны; Россия не могла оставлять устья Невы, этого естественного выхода для продукции Северной России, в руках шведов, так же как устьев Дона, Днепра и Буга и Керченского пролива в руках кочевников — татар»[27].

Вплоть до конца XVII в. русскому народу пришлось вести длительную и упорную борьбу за свою национальную независимость. Ей угрожали татарские полчища, немецкие «псы-рыцари», шведские и польские интервенты, они разоряли нашу страну и задерживали ее развитие.

К концу XVII в. в западноевропейских странах шел быстрый хозяйственный и культурный рост, а в это время в России были в полном расцвете средневековые феодальные отношения: страна, отрезанная от естественных выходов, связывающих ее с Европой, находилась в стороне от этого бурного западноевропейского экономического и политического развития. Русское государство было отсталой страной, с неграмотным населением и со средневековым аппаратом власти в форме приказной системы, сложившейся еще при Иване III. Отставала от Западной Европы и армия как по организации, так и по вооружению.

Общая военная отсталость Русского государства усложняла его борьбу с врагами, придавая ей затяжной характер.

В начале XVII в. Швеция, воспользовавшись польской интервенцией и политическими осложнениями внутри России, захватила исконные русские земли. Шведский король Густав-Адольф (1616 г.) писал: «Кексгольм, Нотебург, Орешек, Ям, Копорье, Ивангород составляют ключи Финляндии и Лифляндии и заграждают Балтийское море от России. Если ей возвратить Нотебург или Ивангород, или оба города вместе и если бы Россия подозревала свое собственное могущество, то близость моря, рек и озер, которых она до сих пор не умела еще оценить, дала бы ей возможность не только вторгнуться в Финляндию со всех сторон и во всякое время года, но даже, благодаря огромным ее средствам и неизмеримости ее пределов, покрыть Балтийское море своими кораблями, так что Швеция была бы в беспрестанной опасности»[28].

По Столбовскому миру 1617 г. русское правительство вынуждено было признать захват Швецией русского побережья, потому что в это время оно занималось ликвидацией последствий польской интервенции.

Шведам удалось окончательно отрезать Русское государство от побережья Балтийского моря, которое они и удерживали в своих руках вплоть до царствования Петра I.

Но не только Швеция старалась изолировать Россию от Западной Европы. Эту же линию на изоляцию Русского государства проводили и другие западноевропейские державы. В области торговли и экономических связей они принимали различные меры к тому, чтобы подчинить своему влиянию Россию и превратить ее в свою колонию.

Западноевропейские страны пытались связать Россию кабальными коммерческими договорами, выговаривая в них для своих купцов такие торговые льготы, которые наносили русской торговле и промышленности большой урон, поэтому русские торговые люди начинают выступать с требованием изгнать иностранных купцов с внутреннего рынка. Они предлагают не пускать иностранцев дальше Холмогор, как раньше, в XVI в., их не пускали за Нарву.

Стремление к возвращению побережья Балтийского моря вытекало непосредственно из всего хода экономического развития Русского государства в XVII в. Выход к морским просторам, через которые открывались широкие возможности для экономических, торговых и культурных связей с Западной Европой, был для Русского государства жизненно важен и необходим. Страна, лишенная естественных путей, связывающих ее с Европой, не могла быстро развивать свои производительные силы. Между тем в развитии производительных сил России в XVII в. происходят крупные сдвиги. Они особенно ускорились после присоединения Сибири и Украины. Теснее устанавливается связь между отдельными областями внутри страны, растет внутренняя торговля Русского государства, в то же время расширяются экономические связи с Западной Европой, и уже не единицы, а десятки иностранных «купецких» судов приходят к берегам Северной Двины. Через единственный порт, которым тогда располагало Русское государство, — Архангельск — вывозились в страны Западной Европы товары «Московии»: лес, меха, кожа, пенька, смола, зерно, воск, икра, корабельный лес и др.

Развитие обмена между отдельными областями и растущее товарное обращение ускоряли концентрацию небольших местных рынков в единый всероссийский рынок. Ленин писал: «Только новый период русской истории (примерно с 17 века) характеризуется действительно фактическим слиянием всех таких областей, земель и княжеств в одно целое. Слияние это вызвано было не родовыми связями… и даже не их продолжением и обобщением: оно вызывалось усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок. Так как руководителями и хозяевами этого процесса были капиталисты-купцы, то создание этих национальных связей было ничем иным как созданием связей буржуазных»[29].

Образование всероссийского рынка было значительным шагом вперед в экономическом развитии страны: увеличивались запашки в вотчинах и поместьях, укреплялось крепостническое хозяйство.

С развитием феодального хозяйства вырастала барская запашка, увеличивался вывоз хлеба за границу.

В барщинном хозяйстве в XVII в. наряду с развитием сельскохозяйственного производства усиленно развивается ремесло. Изделия кустарного производства попадают не только на рынки ближайших городов, но и во все уголки страны. В Москве в большом количестве появляются русские и иностранные ремесленники: золотых и серебряных дел мастера, часовщики, оружейники, седельники, портные, аптекари и пр.

Начинают создаваться мануфактуры. Одна из первых мануфактур была построена голландцем Виниусом в 1632 г. в Тульском уезде, где уже к этому времени существовало много крестьянских домниц, производивших железные изделия ручным способом.

Но мануфактуры строились не только иностранцами. В Тульском и Каширском уездах действовали русские предприниматели. Б. И. Морозов построил железоделательный завод подле села Павловского, а московский купец Гаврилов — в Олонецком районе. Там же возникают медеплавильные заводы. К этому же времени относится и начало освоения Урала.

Крепостные мануфактуры обслуживали военные нужды государства и частично потребности двора. На тульских, каширских, звенигородских и олонецких заводах изготовлялись пушки, оружейные стволы, а затем уже связочное железо для строительства каменных зданий. На рынок отпускались только лишь излишки, остававшиеся от казенных заказов.

Быстро росли и стекольные заводы; наиболее крупный из них, Измайловский, лично принадлежавший царю, работал на нужды двора. Растут кожевенные предприятия в Ярославле и Казани. Кожевенная продукция большими партиями вывозилась за границу. В большом количестве вырабатывались канаты, холст из льна. Эти предметы были крайне нужны для быстро растущего парусного флота западноевропейских государств, в особенности Англии и Голландии.

В XVII в. Русское государство вело уже обширную торговлю с Европой: Русская паюсная икра вывозилась из России в количестве до 20 тысяч пудов ежегодно. Богатые иностранцы одевались в русские меха; соболя, куницы вывозилось на 1,5 миллиона рублей по курсу начала XX в. Кожевенных изделий, производившихся в России, Европа покупала на 5 миллионов рублей ежегодно.

В свою очередь для потребностей верхушки русского феодального общества Россия ввозила вина, различные пряности, табак, дорогие ткани, картины и пр. Однако главными предметами ввоза были материалы, необходимые для нужд обороны страны: английские сукна, различные металлические изделия, в особенности оружие и прочие военные материалы.

Однако из-за отсутствия удобных путей сообщения с Европой торговые обороты России росли крайне медленно. И все же в Архангельск прибыло иностранных судов: в 1600 г. — 21, в 1618 г. — 43, в 1656 г. — 80, в 1708 г. — 154. Кроме того, значительная часть торговли, несмотря на все препятствия, чинимые соседними государствами, шла через Прибалтику и Украину.

Перед Русским государством всем ходом исторического развития ставилась альтернатива: либо по-прежнему продолжать быть отсталым государством, оторванным от естественных выходов к морю, и превратиться в колонию или полуколонию наиболее мощных соседних государств, либо попытаться преодолеть свою отсталость и подтянуться к уровню развития западноевропейских государств. Условия для решения этой задачи уже созрели, и она была выполнена Россией при Петре I.

В сложной для Русского государства международной обстановке пришел к власти Петр I. В наследство ему осталась незаконченная война с Турцией, которую правительство Софьи и В. Голицына начало в союзе с Польшей, Австрией и Венецией.

Европа к этому времени стояла на пороге крупных военных столкновений. Борьба западноевропейских государств с Турцией, которая на протяжении XVII века наводила ужас на всю Европу, достигла наивысшего предела. Турецкие войска неоднократно подходили к стенам Вены, и римский император Леопольд принимал ряд мер к тому, чтобы втянуть в священный союз для борьбы против турок другие государства. Но решить эту задачу Леопольду не удалось.

Продолжалась борьба Голландии с Францией. Конец этой борьбе положил Рисвикский мирный договор 1698 г. К началу XVIII в. назревала война за испанское наследство между Францией и Австрией. К Австрии присоединились Англия, Голландия и Пруссия. Эта война, по выражению Энгельса, «была стержнем» всей европейской политики и создавала крайне неустойчивые политические группировки в Европе.

Петр I умело использовал сложившуюся международную обстановку для достижения своей цели. Энгельс писал о Петре: «Этот действительно великий человек, — великий совсем не так, как Фридрих „Великий“, послушный слуга преемницы Петра, Екатерины II, — первый вполне оценил изумительно благоприятную для России ситуацию в Европе. Он ясно увидел, наметил и начал осуществлять основные линии русской политики как по отношению к Швеции, Турции, Персии, Польше… так и по отношению к Германии»[30].

Учитывая внешнеполитическую обстановку, Петр I и его дипломаты начали проводить свою внешнюю политику.

В начале своего царствования Петр I остро ощущает общую неподготовленность страны, в особенности армии, к ведению активной внешней политики, поэтому он избегает военных столкновений, хотя Австрия и Польша добивались продолжения участия России в войне с Турцией.

Петр I удачно использует международную обстановку для укрепления своего внутриполитического и внешнеполитического положения. Первые годы своего царствования Петр максимально использует для строительства вооруженных сил страны, так как в наследство ему досталась такая армия, с которой нельзя было успешно вести борьбу за выход к берегам Черного и Балтийского морей, несмотря на то, что количественный состав войск представлял внушительную силу.

В 1682 г. армия состояла из 9 разрядов или корпусов. В них было 38 солдатских полков, численностью в 61 тысячу человек, 21 стрелецкий полк — 20 тысяч человек, рейтар и копейщиков 29 тысяч, дворян и детей боярских 31 тысяча. Общее число пехоты доходило до 81 тысячи, кавалерии — 60 тысяч, всего 141 тысяча. Причем эта цифра значительно увеличивалась сбором даточных людей, отрядами донских, украинских и других казаков.

Вооруженные силы Русского государства до Петра I состояли из «временных войск», которые содержали себя за свой счет и призывались в военное время. Это было дворянское ополчение, не имевшее никакой законченной военной организации. По мере надобности оно сводилось в отдельные полки. На вооружении ополчения находилось главным образом холодное оружие: сабли, палаши, ножи, луки, самострелы (арбалеты), бердыши, копья и даже топоры. И только ратники крупных землевладельцев имели огнестрельное оружие.

Помимо дворянского ополчения, были «непременные» войска, состоявшие из стрельцов и полков иноземного строя. Они делились на пехоту и конницу. Стрелецкие войска, возникшие еще при Иване IV, не представляли крепкой вооруженной силы, так как организационная структура и принцип их комплектования к этому времени уже не отвечали новым задачам.

Наиболее прочную основу вооруженных сил Русского государства представляли полки иноземного строя (другая часть «непременных войск»). Их начали создавать еще в первой четверти XVII в., но до Петра I они не получили законченной, стройной военной организации и по своему количественному составу занимали небольшой удельный вес. Эти полки делились на солдатские, рейтарские и драгунские. Нельзя согласиться с мнением некоторых историков, считающих, что полки иноземного строя состояли главным образом из наемных иностранцев. Они комплектовались в основном из русских «даточных» людей, но часть офицерского состава, особенно старшего, состояла из иностранцев.

В русских войсках имелась уже и артиллерия, носившая название «наряда». Отдельные образцы ее не уступали западноевропейской артиллерии. Однако артиллерия Русского государства была мало подвижна и употреблялась главным образом для осады крепостей.

Основным недостатком вооруженных сил Русского государства до Петра I было: отсутствие единства военной организации, отсутствие единой системы комплектования, обучения, воспитания и снабжения, значительная техническая и культурная отсталость, малочисленность национальных офицерских кадров. Это крайне неблагоприятно отражалось на вооруженных силах страны и требовало их преобразования.

Военные преобразования Петра, как и другие его реформы, возникли не случайно. Они были подготовлены всем предшествующим развитием Русского государства. Развившаяся в стране промышленность позволила увеличить производство вооружения. В свою очередь возрастающее насыщение войск огнестрельным оружием, повышение роли пехоты, а также необходимость укрепления вооруженных сил страны требовали создания массовой регулярной, систематически обучаемой армии.

Основные черты регулярной армии, созданной Петром, состояли в том, что она имела прежде всего твердый принцип комплектования и содержалась за государственный счет. Это отличало ее от русской армии второй половины XVII в. Вместо поместной системы и временного набора «даточных» из крестьян были установлены ежегодные рекрутские наборы для всех сословий, исключая лиц духовного звания. Служба в армии стала пожизненной. Войска получили постоянную административную и тактическую организацию, строевые, тактические и дисциплинарные нормы. Была установлена единая система воспитания, регламентированная уставом. Одним из главных отличий регулярной армии от предшествующих форм военной организации было систематическое строевое и тактическое обучение. Все внимание Петра I направлялось на создание таких вооруженных сил, которые смогли бы укрепить внутриполитическое и внешнеполитическое положение Русского государства.

Еще юношей Петр I с исключительной энергией и настойчивостью взялся за изучение военно-морского дела. Он окружил себя сверстниками, так называемыми «потешными», которые набирались из конюхов, иноземцев и из дворян.

Корб, секретарь австрийского посольства, писал, что молодой царь предпочитал дворцовым забавам «тяжелые забавы любителей славы: военное искусство, потешные огни, пушечную пальбу, кораблестроение». От образованных иностранцев, в особенности от голландца Тимермана, шотландца Гордона, Петр получил первые знания о военно-морской науке. Из частых бесед с ними он уяснил всю важность перестройки русской армии. Правда, необходимость такой перестройки сознавалась передовыми русскими людьми и до Петра, но до него дело коренной перестройки армии с места не двигалось.

Петр понимал, что выдвинуть свое государство в ряды первостепенных европейских государств возможно только при помощи мощной вооруженной силы. Проникнутый этим сознанием, Петр I с присущей ему кипучей энергией берется за создание таких сил. В 1691 г. из «потешных» отрядов были сформированы Преображенский и Семеновский полки. Они составили основу новой регулярной армии. Дополнительно были укомплектованы два выборных московских полка, командиром одного из них (Бутырского) был Гордон, командиром второго (1-го выборного) Лефорт; вскоре этот полк был назван полком Лефорта.

Командование всеми вооруженными силами сосредоточивается в Преображенском приказе — «Избе»; хотя формально оставались и другие военные приказы, но они уже не играли никакой роли.

Военные занятия Петра и обучение войск принимают некоторую систему. Гордон и Лефорт ведут специальные беседы с Петром. В этих беседах они касаются вопросов истории военного искусства, устройства, комплектования, содержания, обучения и вооружения войск в Западной Европе. Затрагиваются вопросы стратегии и тактики. Гордон знакомит Петра с различными способами ведения войны, с деятельностью полководцев Монтекукули и Тюрення, с их взглядами на организацию армии.

Теоретические занятия дополнялись практическим обучением войск строю: их обучали приемам с мушкетами и копьями, стрельбе залпами мелкими группами, поротно и полками. Большое внимание обращалось на одиночную подготовку, в особенности на стрельбу в цель и на действия гренадеров, которые впервые были введены в количестве одной роты в полку Гордона. После сколачивания отдельных полков переходили к обучению совместным действиям всех полков; затем проводились совместные занятия пехоты, конницы, артиллерии; применялось и устройство инженерных сооружений.

Обычно завершались такие занятия маневрами. Они проводились ежегодно. Большие маневры были проведены в 1691, 1692 и 1694 годах. Маневры в 1691 г. ставили главной задачей: научить совместным действиям пехоту и конницу. Маневры проводились двухсторонние: на одной стороне действовали четыре выборных полка, чтобы показать преимущество полков нового строя перед войсками старого устройства, а на другой стороне ставили стрелецкие полки и дворянское ополчение. В ходе маневров победа доставалась войскам нового строя.

Наряду с устройством сухопутной армии Петр особое внимание обращает на создание флота. Еще в 1688 г. на реку Яузу был спущен английский старый бот, названный Петром «дедушкой русского флота». Но так как здесь было тесно для «водяной потехи», то вскоре он был перевезен в село Измайловское. «Но и там, — говорил Петр, — немного авантажу сыскал, а охота стала от часу быть более». В 1689 г. пришлось «потехи» перенести на Переяславское озеро.

Вскоре было спущено на воду несколько судов, в строительстве которых Петр принимал непосредственное участие. На них проводились морские учения первых русских моряков. На маневрах 1692 г. обучали пехоту действиям на судах. Однако и Переяславское озеро оказалось тесным, и Петр решил создать флот на Белом море. С этой целью он посетил в 1693 и 1694 гг. Архангельск. Это был единственный порт, которым располагало тогда Русское государство. Однако продолжительное время года он сковывался льдом. В Архангельске Петр увидел морские купеческие иностранные корабли, здесь он познакомился с торговой жизнью приморского города и увидел, какую огромную пользу извлекают иностранцы из торговли с Русским государством, не имеющим ни удобных морских выходов, ни своего флота. Петр немедленно приказал архангельскому воеводе стольнику Ф. М. Апраксину построить подле города, на Соломбальском острове, судостроительную верфь. На ней заложили первый 44-пушечный корабль, а другое 44-пушечное судно заказали в Голландии.

Возвратившись из Архангельска осенью 1694 г., Петр I проводит грандиозные для того времени маневры. Местом маневров служили обширные равнины под Москвой, по обоим берегам реки Москвы, в окрестностях деревни Кожухово и села Коломенское. В излучине реки против деревни Кожухово выстроили пятиугольный ретраншемент, который был укреплен валом в 5 аршин высоты и рвом в 4 аршина глубины. Кожуховские маневры были для Петра I завершением первых шагов по созданию армии и репетицией к Азовским походам.

Между тем внешнеполитическое положение Русского государства все больше и больше ухудшалось. Проводить и дальше прежнюю политику стало невозможно. Чтобы не быть изолированным в области внешней политики от других государств, нужно было активно включиться в водоворот западноевропейских отношений. Кроме того, некоторые из европейских государств непрочь были пойти на сделку с вероятными противниками Русского государства. Так неоднократно пыталась сделать Польша.

До первого Азовского похода, в период мирной обстановки Петр I, используя опыт западноевропейских армий, усиленно создает русскую регулярную армию. Перестраивая армию, он устанавливает более тесные связи с Западом. Но они пока проходили по старой дороге — через Архангельск. Однако международные отношения складываются так, что они отвлекают внимание Петра к южным границам Русского государства.

На южные границы Русского государства производили непрерывные набеги турки и крымские татары. Они разоряли города Украины, уводили в плен население. Турция стремилась заключить союз с Польшей, чтобы после победы над Россией поделить между собой Украину. Создавшаяся обстановка диктовала необходимость укрепить позиции России на Украине, приобрести выход к берегам Азовского и Черного морей. А это неизбежно вело к столкновению России с Турцией.

Маркс и Энгельс подчеркивали, что это была традиционная политика России, продиктованная «ее историческим прошлым, ее географическими условиями и необходимостью иметь открытые гавани в Архипелаге и Балтийском море»[31].

Итак, борьба против татар и турок преследовала цель укрепления южных границ Русского государства, а также способствовала уничтожению сепаратистских тенденций отдельных групп казачества на Украине. А укрепление позиций Москвы на Украине и выход к берегам Азовского и Черного морей были показателями дальнейшего роста многонационального государства.

Нельзя точно определить, когда у Петра I сложилось решение об организации похода против турок. Однако одно ясно, что после кожуховских маневров, с одной стороны, и осложнения внешнеполитического положения Русского государства, с другой, поход против турок стал неизбежным.

Всю осень 1694 и зиму 1695 г. велась тщательная подготовка к походу. К весне уже все было готово. Характерно отметить, что Петр I в войне с Турцией отказался от старого стратегического направления — через Крымский перешеек. Он избрал новое направление — через Азовское море. Это застигло турок врасплох.

В конце июня 1695 г. русские войска осадили Азов. После ряда неудачных штурмов, происходивших на протяжении весны и лета, русские с наступлением осени вынуждены были снять осаду Азова. Кампания 1695 г. показала ряд крупных недостатков русской армии: не было общего начальника над всеми отрядами, в плане операций не предусматривалась необходимость флота для полной блокады Азова, была еще слаба тактическая и инженерная подготовка войск для штурма крепостей, инженерные работы велись беспорядочно вследствие отсутствия знающих людей.

После неудачи первого похода Петр I не пал духом. Он с необыкновенной энергией взялся за подготовку ко второму походу. Главное, на что теперь обращает внимание Петр I, это на постройку флотилии. Она должна была запереть Азов с моря и этим лишить врага возможности получить подкрепления. К весне флотилия была построена. На протяжении всей зимы велась и тактическая подготовка войск; они тренировались главным образом в штурме крепостей. Командование всеми войсками было поручено боярину Шеину — первому русскому генералиссимусу. 19 мая[32] 1696 г. армия Шеина прибыла к Азову. Русская флотилия блокировала Азов. Начался ожесточенный штурм Азова. 19 июля мощная турецкая крепость капитулировала.

Во втором Азовском походе отчасти были устранены недостатки первого: хорошо разработан план операции; установлено единое руководство армией; применено комбинированное действие пехоты и флота, что обеспечило полную блокаду крепости; однако артиллерийское и инженерное дело по-прежнему находилось еще на низком уровне.

Но взятие Азова было только началом обширных планов Петра I: овладением Азовским побережьем создавался только трамплин для дальнейшего продвижения к Черному морю.

Победа под Азовом подняла авторитет Русского государства в Западной Европе.

Взятие Азова еще не решало задачи выхода в Черное море. Для этой цели нужно было овладеть другой турецкой крепостью — Керчью, которая закрывала русскому флоту проход в Черное море. Но этого можно было достичь только дальнейшей борьбой с Турцией, для чего требовался сильный флот. После Азовских походов Петр I сразу же берется за создание такого флота.

По приказу Петра I для строительства флота были организованы «кумпанства» из светских и духовных феодалов; светские феодалы — бояре и дворяне должны были построить по одному оснащенному и вооруженному кораблю с каждых 10 тысяч крестьян, духовные феодалы — с 8 тысяч. Всего было организовано 18 светских и 17 духовных «кумпанств». Кроме светских и духовных феодалов, привлекались к строительству флота и посадские люди. Они должны были построить 12 судов.

Петр I выписал из Голландии, Англии, Венеции и Дании ряд опытных мастеров, которые были наняты на службу «кумпанствами» и должны были строить корабли и обучать корабельному искусству русских.

Однако, внимательно изучив создавшееся положение, Петр убедился, что ни Азовское море, ни Черное не открывали прямого пути в Европу. Война с Турцией была лишь прелюдией к войне против Швеции.

Чтобы подготовиться к войне со Швецией, Петр проводит ряд крупных мероприятий по развитию промышленности и торговли, по переустройству армии и государственных учреждений.

Для него стало ясно, что без коренной перестройки вооруженных сил нельзя укрепить внешнее и внутреннее положение Русского государства. Еще до путешествия за границу у Петра сложился в основном план реформы армии, к выполнению которого он и приступил. Поездка за границу и изучение там вопросов организации армии, а также наем иноземных офицеров и военных специалистов представляли собой часть задуманного плана реформы. Будучи за границей, Петр, кроме того, смог проверить свои взгляды в отношении перестройки армии и флота, учесть иностранный опыт. В Россию он возвратился с твердым решением немедленно покончить со многими отжившими принципами комплектования армии, ее устройства и обучения.

1699 год надо считать переломным годом в истории образования русской регулярной армии. В этом году Петр I распустил стрелецкое войско и издал указ об учреждении постоянной регулярной армии численностью в 60 тысяч человек. Затем ее состав был значительно увеличен.

Армию начали формировать из даточных людей, которые поставлялись с определенного количества дворов. Для проведения наборов, комплектования и обучения набранных людей в с. Преображенском была учреждена комиссия. Во главе ее стояли Ф. Головин и Вейде. Рекруты принимались под непосредственным наблюдением Петра. Из принятых было укомплектовано 27 пехотных полков и 2 драгунских. Пехотный полк состоял из 2 батальонов, по 5 рот в каждом, причем в некоторых полках одна рота была гренадерской, остальные фузилерные. Состав полка —1200 нижних чинов, 35 обер-офицеров и 3 штаб-офицера. Драгунские полки формировались в Москве. В состав драгунского полка входило около 1 000 человек. Каждый полк делился на 10 рот. Полки нового строя были сведены в высшие тактические соединения — дивизии, генеральства. Во главе дивизий стояли Автоном Головин, Аникита Репнин и Адам Вейде.

Вейде, сын иностранца, поступивший в «потешные» отряды Петра и вместе с ним самостоятельно по литературе изучивший военное дело, стал одним из ближайших помощников Петра в создании регулярной армии.

На Головина Петр возложил подготовку строевых офицеров из русских дворян для пехоты. Обучение офицеров и солдат проводилось уже не по ратному обычаю, как в XVII столетии, а по «артикулу», т. е. но единому строевому уставу. Таким уставом было составленное А. М. Головиным «Строевое положение 1699 года», затем в ближайшие годы оно было дополнено «Учением для гренодеров», которое под названием «Краткое обыкновенное учение и т. д.» служило без особых изменений официальным строевым уставом армии до 1716 г.

В 1699–1700 гг. А. Головиным и А. Вейде, по поручению Петра, были составлены еще два уставных документа: «Ротные пехотные чины» и «Статьи воинские, как надлежит солдату в житии ‘себя держать, в строю и в учении как обходиться». Эти документы были отредактированы Петром и являлись официальными уставными положениями для обучения войск до введения Воинского Устава 1716 года. Они вместе с дополнительными инструкциями, разновременно отданными Петром и проверенными опытом войны, явились основой при составлении Воинского Устава 1716 года. В уставных положениях были учтены и опыт военного искусства Западной Европы, и особенности русской действительности. Уставы четко определили должности всех чинов и званий в армии, дали правила — «артикулы» для строевого и тактического обучения войск. Уставы Головина и Вейде были крупным шагом вперед в истории развития русского военного искусства. По ним обучалась русская армия тактике и строю.

На вооружении русская пехота имела «фузеи» (ружья с багинетом) и шпагу. Дальность стрельбы из «фузеи» не превышала 300 шагов, и меткость ее была тоже крайне незначительна. Часть пехоты вооружалась пиками. Драгуны вооружались «фузеей» 12-фунтового веса без штыка, а для боя в конном строю — палашом и двумя пистолетами.

Петр I ввел новую, более удобную форму обмундирования и снаряжения; пехота имела зеленые кафтаны, а драгуны— синие мундиры.

Вновь сформированные полки обучались ежедневно, кроме праздничных дней. Основным строем пехоты был развернутый строй в 6 шеренг, а с 1704 г. — в 4 шеренги. Производились перестроения, вздваивание рядов и шеренг. Ружейные приемы были очень просты: заряжание для стрельбы, приемы для отдания чести, для ношения «фузеи» на походе и «положи мушкет».

Конница первоначально не имела особого устава, она обучалась по пехотному уставу. Основным строем драгун был развернутый строй в 3 шеренги. Отдельные всадники в шеренге размещались на интервалах, равных 3 шагам. Повороты всадников производились каждым отдельно. Заезд производился всей шеренгой — фронтом. Построения в петровской армии были очень просты. Это давало возможности в кратчайший срок подготовить войска к боевым действиям.

К июлю 1700 г. вновь созданные полки были обучены ружейным приемам и перестроениям и с внешней стороны производили хорошее впечатление. Главным препятствием, тормозившим обучение войск, являлось отсутствие командных кадров. Многие из принятых на русскую службу иностранцев имели весьма слабую подготовку, а некоторые из них недобросовестно относились к делу. Вследствие этого Головин предпочитал готовить офицеров из русских дворян, чем пользоваться услугами иностранцев.

Вскоре развернувшиеся события показали, что нужно еще много сделать, чтобы создать такую армию, которая по своим боевым качествам не будет уступать передовым европейским армиям. В исключительно трудных условиях, во время войны, на полях битвы, при штурмах крепостей пришлось накапливать боевой опыт молодой русской армии. Но эта тяжелая обстановка плодотворно влияла на нее в дальнейшем. Все изменения, которые она переживала и в организации, и в боевом устройстве, являлись не продуктом хитрых измышлений в мирной обстановке, а результатом боевого опыта и влияния той социально-экономической и международной обстановки, в которой проходила Северная война.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.221. Запросов К БД/Cache: 0 / 0