1.3.5. Педагогическая наука и практика

Одна из важных проблем, требующих разрешения при освоении педагогических знаний, – осмысление соотношения педагогической науки и практики. Это особенно важно в связи со значительным расширением в современных условиях областей проявлений педагогической практики, явным усилением педагогизации (проявления, учета и реализации педагогических аспектов) различных сфер человеческой деятельности и общения.

Различение педагогики как теоретической науки и практической деятельности, педагогической практики как своего рода технологии, искусства рассматривалось уже в исследованиях выдающихся ученых – педагогов прошлого. В частности, четко разграничивал педагогику (теоретическую науку) и практическую деятельность (как искусство) преподаватель Главного педагогического института в Петербурге А. Г. Ободовский (1796–1852). В пособии «Руководство к педагогике, или Науке воспитания» (1835 г.) он писал:

Полное и систематическое изложение теории воспитания, т. е. правил и методов, относящихся к воспитанию, называется наукою воспитания или педагогикою; употребление же теории воспитания на самом деле составляет педагогическое искусство…

Более конкретно затронутая проблема находит выражение в соотношении педагогического искусства и теоретических знаний в воспитании. Анализируя данный аспект, К. Д. Ушинский (1824–1870) отмечал:

Искусство воспитания имеет ту особенность, что почти всем оно кажется делом легким… Почти все признают, что воспитание требует терпения, некоторые думают, что для него нужны врожденные способности и умение, то есть навык, но весьма немногие пришли к убеждению, что кроме терпения, врожденной способности и навыка необходимы еще и специальные знания.

В предисловии к книге «Человек как предмет воспитания» (1867 г.) Ушинский подчеркивал:

Педагогика – не наука, а искусство: самое обширное, сложное, самое высокое и самое необходимое из всех искусств. Искусство воспитания опирается на науку. Как искусство сложное и обширное оно опирается на множество обширных и сложных наук; как искусство оно, кроме знаний, требует способности и наклонности, и как искусство же оно стремится к идеалу, вечно достигаемому и никогда вполне не достижимому: к идеалу совершенного человека.

В ХХ в. педагогика уже не соглашалась с почетным местом в ряду искусств. Миллионы педагогов успешно решали проблемы воспитания, обучения, все больше опираясь не на полет фантазии, а на научные разработки и рационально обоснованные технологии.

На необходимость умений, таланта и теоретических знаний для практической воспитательной деятельности указывал выдающийся отечественный педагог П. П. Блонский (1884–1941). Он утверждал:

Лишь идея, а не техника и не талант, может быть сообщена одним лицом другому, и потому лишь в виде известных идей, то есть в виде теоретической науки, может существовать педагогика.

Такой же точки зрения придерживался и А. С. Макаренко (1888– 1939). Он считал, что в основе педагогического мастерства лежит глубокое овладение теоретическими знаниями, вдумчивое и старательное отношение к делу воспитания и творческое усвоение лучших образцов воспитательной деятельности.

Сегодня уже не подвергается сомнению научный статус педагогики. Спор перешел в плоскость соотношения с практикой. Слишком неоднозначными оказываются реальные достижения педагогов: в одном случае они обусловлены глубокими знаниями и умелым применением теории, в другом – успех приносят высокое личное мастерство педагога, искусство педагогического воздействия и взаимодействия, чутье и интуиция. Не всегда есть согласованность между педагогической теорией и практикой. Следует учитывать и то, что развитие педагогики автоматически не обеспечивает качество воспитания и обучения. Необходимо, чтобы теория преобразовывалась в соответствующие технологии.

Необходимо отметить, что в настоящее время педагогика быстро прогрессирует. В последние десятилетия достигнуты ощутимые успехи в ряде ее областей, прежде всего именно в разработке новых технологий обучения, в частности информационных.

Существует еще одна проблема, связанная с научным статусом педагогики. Многие теоретики, следуя принципам классификации наук, предложенной немецкими философами Виндельбандом (1848–1915) и Риккертом (1863–1936), относят педагогику к так называемым нормативным наукам. Это объясняется содержанием знания в педагогике. До сих пор многие педагогические закономерности выражают самые общие тенденции развития педагогических явлений. Например, закономерность, отражающая зависимость развития личности от социальной среды, является многофакторной, а в силу этого и неоднозначно трактуемой различными педагогическими школами. Так, социогенное направление абсолютизирует роль социальной среды в развитии личности. Один из ярких представителей данного понимания, основатель бихевиоризма Джон Уотсон (1878–1958) писал:

Доверьте мне десяток здоровых нормальных детей и дайте возможность воспитывать их так, как я считаю нужным; гарантирую, что, выбрав каждого из них наугад, я сделаю его тем, кем задумаю: врачом, юристом, художником, коммерсантом и даже нищим или вором, независимо от его данных, способностей, призвания или расы его предков.

Представители же биогенного направления в педагогике, напротив, приоритет в развитии личности отдают не социальной среде, а наследственности.

В отличие от приведенных крайних позиций отечественная педагогика обосновывает диалектическое единство социальной среды и генетических, природных данных личности в процессе ее развития, причем такое диалектическое единство в процессе воспитания конкретного человека будет иметь свои пропорции.

Поливариантность и неоднозначность выводов педагогики часто вынуждают ее устанавливать конкретные нормы взаимодействия субъектов и объектов воспитания, которые не всегда обеспечиваются научной поддержкой.

В целом следует признать, что педагогика как сложное социальное явление выступает в единстве двух статусов – как наука и практика обучения и воспитания. Второй ее статус может находить конкретное проявление в нормативной науке или в форме искусства.

Педагогическая практика в современных условиях значительно расширяется и проявляется в таких формах, как ученичество, воспитание, перевоспитание, общее образование, дополнительное образование, профессионально-техническое образование, профессиональное образование, производственное и внутрифирменное обучение, военная подготовка, послевузовское образование, повышение квалификации и переподготовка кадров, непрерывное образование, образование взрослых, просветительская и социально-культурная деятельность.

Педагогические аспекты (компоненты) присутствуют в социальной работе, в пропаганде, агитации, рекламе, психологической работе, управлении на всех его уровнях и, по большому счету, в деятельности широкого круга современных специалистов, прежде всего связанных с общением, взаимодействием, подготовкой и организацией деятельности других людей.

Рассматривая педагогику как науку и практику, следует учитывать ее связь с так называемой народной педагогикой, или этнопедагогикой.

Этнопедагогика представляет собой своеобразный свод правил и нормативов, стихийно сложившихся в течение длительного периода истории в тех или иных геополитических и социально-экономических условиях, той или иной социальной общности.

Она тесно связана с историей народов, их культурой, ценностями и идеалами и отражает богатейший опыт сосуществования поколений, их традиции и преемственность. Народная педагогика первична для каждого человека. Она находит применение в любой семье. Наши предки выхаживали, растили, учили и воспитывали детей, не обладая знаниями педагогической науки в собственном смысле слова.

Многие добродетели, в том числе трудолюбие, гостеприимство, любовь к природе, взаимопомощь, уважение старших, забота о детях, давно вошли в содержание общечеловеческих ценностей. При этом следует иметь в виду, что в этнопедагогике представлены и отрицательные традиции. К ним можно отнести кровную месть, унижение человеческого достоинства определенных категорий людей.

В целом этнопедагогика остается не только хранительницей мудрости, частью культуры народа, выражением его самосознания, но и важнейшим источником педагогической науки и практики. Многие этнопедагогические проблемы требуют специального исследования, чтобы понять логику и социальные механизмы передаваемой мудрости, применение которых в современной педагогической практике весьма актуально.

Таким образом, освоение педагогических знаний связано с усвоением общих основ педагогики, ее отраслей и понятий, которые указывают на определенный класс близких по сущности явлений и составляют предмет данной науки.

Как ни глубоко постигают отдельные аспекты развития и формирования личности различные науки о человеке, ни одна из них всесторонне не раскрывает сущности и закономерностей воспитания, обучения, образования в целом, в единстве теоретических и методических основ. Эту сложнейшую проблему решает педагогика и переводит ее в область практического осуществления. Творческое применение в педагогике идей других наук имеет особенно большое значение в настоящее время.

Похожие книги из библиотеки

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Все авиа-шедевры Мессершмитта. Взлет и падение Люфтваффе

Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.

Переносные зенитные ракетные комплексы

Переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) представляют собой легкое и компактное управляемое оружие, предназначенное для борьбы с различными воздушными целями в ближней зоне. Габариты, вес, массовость производства, реализация принципа «выстрелил и забыл» в системах наведения наиболее распространенных комплексов в числе прочего обусловили широкое распространение этого оружия мире, включая развивающиеся страны, в которых такими системами в немалых количествах обладают многочисленные негосударственные вооруженные формирования. От поколения к поколению значительно возросла эффективность комплексов и дальность поражения ракетами при сохранении прежних массо-габаритных характеристик. В совокупности вышесказанное делает ПЗРК грозным оружием как на поле боя, так и при применении в отдельных операциях и террористических целях, а их распространение — трудно отслеживаемым и контролируемым.

В работе представлен общий обзор истории создания комплексов, характеристики наиболее массовых образцов, практики применения, средств противодействия, а также масштабов распространения.

Тяжелый танк КВ в бою

Краткое описание боевого пути, а также характеристик, конструктивных особенностей и возможностей танка КВ.

Приведено значительное количество иллюстративного материала.