Глав: 5 | Статей: 17
Оглавление
НОВАЯ КНИГА ведущего историка бронетехники, подводящая итог многолетней работы по изучению танков III Рейха и боевого применения Панцерваффе. Уникальная энциклопедия, не имеющая равных в отечественной литературе и опровергающая многие ложные представления и расхожие мифы. Например, до сих пор приходится слышать, что одной из главных причин поражения гитлеровской Германии стало недостаточное количество бронетехники. Действительно, немецкая промышленность произвела в десять раз меньше танков, чем СССР с Союзниками, однако, в отличие от Красной армии, Вермахт всегда воевал «по-суворовски» — не числом, а умением: непревзойденное качество немецких «панцеров», высочайший уровень подготовки танковых экипажей, великолепная организация взаимодействия родов войск позволяли обходиться гораздо меньшим количеством танков и наносить противнику колоссальные потери — не только на Восточном, но и на Западном фронте. Союзникам приходилось разменивать пять своих танков на один немецкий.

Дав полный обзор и подробный анализ как достоинств, так и недостатков всех типов «панцеров» — от легких Pz.I, Pz.II, Pz.35(t), Pz.38(t) и средних Pz.III Pz.IV до тяжелых Pz.V Panther, Pz.VI Tiger, Pz.VIB («Королевский Тигр») и сверхтяжелого Maus, — это исследование раскрывает секрет побед Панцерваффе, которые по праву считались лучшими танковыми войсками Второй Мировой и уступили первенство советским танкистам лишь в самом конце войны. Подарочное издание богато иллюстрировано эксклюзивными чертежами и фотографиями.
Михаил Барятинскийi

История создания

История создания

Бытует мнение, что и в Первую, и во Вторую мировую войну немецкие сверхтяжелые танки выступали в роли своего рода соломинки, за которую хватается утопающий. Относительно Первой мировой войны это, в общем, верно, а вот относительно сверхтанков Второй мировой — не совсем. Дело в том, что проектирование таких машин началось в начале 1942 года, то есть тогда, когда до краха Третьего рейха было еще очень далеко.

Принято считать, что старт работам по созданию сверхтяжелых танков дала конференция, состоявшаяся 8 июня 1942 года в Берлине. Именно здесь Гитлер высказал пожелание спроектировать огромный танк, вооруженный 128-мм или даже 150-мм пушкой. Фюрера поддержали А. Шпеер и Ф. Порше. Против отвлечения сил и средств на реализацию подобных весьма сомнительных замыслов выступили руководители Панцерваффе и танковой промышленности Г. Гудериан, С. фон Гайдекампф (председатель комиссии по усовершенствованию танков) и Г. Книпкамп. Тем не менее проектированию сверхтяжелых танков был придан вполне официальный характер.

Впрочем, процесс этот к тому времени уже шел полным ходом.

Дело в том, что еще в конце 1941 года фирме Krupp было выдано задание на разработку проекта тяжелого танка массой до 72 т. К марту 1942 года фирма представила проект танка Tiger-Maus (VK 7001), а кроме того, в инициативном порядке разработала несколько эскизных проектов тяжелых танков большей массы.

Среди них в первую очередь следует отметить танк VK 7201 (К), получивший обозначение Pz.Kpfw.VII и название «Лев» (Lowe).



Проект сверхтяжелого танка «Лев».

Эта машина проектировалась в двух вариантах — легком, массой 76 т с броневой защитой толщиной 100 мм, и тяжелом — массой 90 т и 120-мм броней. Экипаж в обоих случаях состоял из пяти человек, вооружение — 105-мм пушка с длиной ствола 70 калибров. Максимальная скорость движения должна была достигать 23–27 км/ч. Гитлер распорядился продолжить работы над тяжелым вариантом, оснастив его 150-мм пушкой с длиной ствола 40 или 37 калибров и доведя толщину брони до 140 мм.

После начала работ над танком «Маус» Фердинанда Порше, к которым была привлечена и фирма Krupp, проектирование «Льва» прекратилось.

В начале мая 1942 года завершилось проектирование сверхтяжелого танка «Медведь» (Bar) массой 120 т. Эта машина должна была приводиться в движение с помощью двигателя Maybach HL 230 мощностью 700 л.с. Максимальная скорость при этом не превышала 20 км/ч. В ходовой части использовались узлы и агрегаты, заимствованные у тяжелого танка «Тигр». Вооружение «Медведя» состояло из 305-мм орудия с длиной ствола 16 калибров! Дальность стрельбы 350-кг фугасными снарядами достигала 10 500 м. Боевая масса танка составляла 120 т. Габаритные размеры — 8,2x4,1x3,5 м. Толщина броневых листов колебалась в пределах от 80 до 130 мм. Экипаж состоял из шести человек.

Интерес Гитлера к сверхтяжелым танкам не ускользнул и от внимания инженера Гроте, занимавшегося в министерстве вооружений вопросами строительства подводных лодок. В июне 1942 года он в соавторстве с коллегой доктором Гаккером предложил уже абсолютно бредовый проект танка Р1000 «Крыса» (Ratte) боевой массой 1000 т! Бронированный гигантозавр длиной 35 м должен был передвигаться с помощью гусениц шириной 3,5 м. В качестве силовой установки предполагалось использовать два судовых дизеля MAN мощностью 8500 л.с. каждый или восемь дизелей Daimler-Benz мощностью по 2000 л.с. С их помощью этот сухопутный крейсер должен был развивать скорость 40 км/ч! Вооружение Р1000 должно было состоять из двух морских пушки калибра 280 мм, 128-мм орудия и целой зенитной батареи из восьми 20-мм автоматических пушек Flak 38. Экипаж — 21 человек.



Проект сверхтяжелого танка «Медведь».

Надо сказать, что в своем конструкторском помешательстве инженер Гроте был не одинок. В феврале 1942 года на фирме Krupp родился проект еще более фантастического монстра массой 1500 т! При толщине брони 250 мм он должен был вооружаться ни много ни мало, а 800-мм орудием Dora. Силовая установка состояла из нескольких дизелей, использовавшихся на подводных лодках.

Анализируя эти проекты, волей-неволей приходишь к выводу, что эпидемия танкового гигантизма охватила Германию, когда все остальные страны ею уже давно переболели. В самом деле, тот же инженер Гроте, работая в начале 1930-х годов в СССР, заваливал советское военное руководство проектами своих «сухопутных крейсеров». Кстати сказать, его проект ТГ-5 1931 года до боли напоминает «Крысу» 1942-го. Главным барьером для реализации идей немецкого инженера в СССР была отсталость советской промышленности. В Германии, напротив, с промышленностью все было в порядке. Непреодолимым препятствием для «Крысы» и других стал здравый смысл А. Шпеера, который попросту прикрыл оба одиозных проекта.



Модель одного из вариантов сверхтяжелого танка «Крыса».

Иное дело — «Лев» и «Медведь». Если второй представлял собой скорее тяжелую САУ, то первый — полноценный танк. Но танк-«переросток», своего рода «Супер-Тигр», точнее — «Супер- Королевский тигр» образца 1942 года. Если настоящий «Королевский тигр» был избыточно мощным для 1944 года, то что уж говорить про «Льва».

Резонно возникает вопрос: почему все эти проекты от более или менее реальных до абсолютно бредовых посыпались в начале 1942 года как из рога изобилия? Все просто. В первые же месяцы похода на Восток выявилось качественное превосходство новых советских танков Т-34 и КВ над немецкими танками. Причем в первую очередь превосходство в бронезащите и вооружении. Это заставило немецкое командование принимать срочные меры по резкому повышению боевых характеристик своих танков. Весной 1942 года полным ходом шло проектирование и изготовление прототипов «Тигра» и «Пантеры» — боевых машин нового поколения. Принятие их на вооружение ознаменовало собой кардинальный поворот в немецком танкостроении. Новая тенденция в развитии танков выдвигала на первый план усиление броневой защиты и вооружения, даже за счет снижения подвижности. И немцы шли по этому пути все дальше и дальше, не замечая, что он заводит их в тупик. Способствовал этому и личностный фактор. Впрочем, о нем мы поговорим позже, а пока вернемся к «Маусу»!



Демонстрация Гитлеру полноразмерного макета танка Porsche Тур 205. 14 мая 1943 года. На корме машины, слева от дополнительного топливного бака, видна установка огнемета.

Сверхтяжелый танк Maus

В стороне от развернувшейся гонки за сверхтяжелым танком не остался и профессор Фердинанд Порше. При этом он, пользуясь благоволением к нему Гитлера, имел ряд преимуществ перед конкурентами. Уже в марте 1942 года с ним был заключен контракт на разработку 100-тонного танка VK 10001 (Porsche Тур 205). Первое официальное название «Мамонт» (Mammut) машина получила в апреле того же года.

Проектом предусматривалось создание танка с бронированием: лоб корпуса — 200 мм, башни — 220 мм, борт корпуса — 180 мм, борт и корма башни — 200 мм. Боевая масса должна была составлять 160 т, максимальная скорость — 15 км/ч. В первоначальном варианте предусматривалось вооружение в составе 150- мм орудия с длиной ствола в 37 калибров и 105-мм пушки с длиной ствола в 70 калибров.

Работы над проектом танка вело КБ фирмы Porsche в Штутгарте. В июле 1942 года с эскизным проектом танка ознакомился Гитлер, который санкционировал дальнейшие работы и потребовал увеличения толщины брони днища корпуса до 100 мм.



«Маус» Тур 205/1 прибыл в Бёблинген. 14 января 1944 года.

Первоначально планировалось установить на танке дизель в рамках комбинированной силовой установки, аналогичной примененной на танке VK 4501 Tiger (Р). В конце ноября 1942 года выяснилось, что фирма Daimler-Benz запаздывает с изготовлением дизеля. Поэтому для использования на танке (во всяком случае, на первом опытном образце) был принят карбюраторный двигатель Daimler-Benz МВ509 с непосредственным впрыском топлива.

В декабре 1942 года в качестве возможного вооружения танка VK 10001 стали рассматриваться 150-мм пушка, 127-мм морское орудие, 128-мм зенитная пушка и ее удлиненный вариант. Тогда же в своем докладе Гитлеру Ф. Порше сообщил о завершении всех подготовительных работ и о готовности изготовить первый образец к лету 1943 года. Именно в декабре 1942 года название «Мамонт», по-видимому в целях соблюдения секретности, было изменено на «Мышонок» (Mauschen). Впрочем, это слово можно перевести с немецкого и как «мышка». Следует отметить, что именно название «Мышонок» стало едва ли не единственным употреблявшимся в советской послевоенной литературе. Других названий этого танка как бы не существовало. Порой доходило до абсурда, когда рядом с названием «Мышонок» в скобках приводилось немецкое слово Maus.



Первый выезд на полигон. 15 января 1944 года.

Maus.

3 января 1943 года Гитлер потребовал от Порше отчета о состоянии работ над проектом. Во время их встречи Порше показал деревянную модель будущего танка, которая вызвала у фюрера живейший интерес.

Эта встреча послужила поводом для созыва 21 января совещания в Берлине. На нем обсуждались проекты сверхтяжелых танков Porsche и Krupp. Было принято решение завершить к концу 1943 года изготовление двух опытных образцов танка фирмы Porsche и, в случае успешных испытаний танка, приступить к его серийному производству. Тогда же в качестве вооружения танка была определена спаренная установка 128-мм и 75-мм пушек. В качестве резервных на перспективу остановились на 150-мм или 170-мм пушках.

Управление вооружений определило производителей и поставщиков узлов и агрегатов танка. Изготовление корпуса и башни с вооружением поручалось фирме Krupp, силовой установки — Daimler-Benz, электродвигателей и генераторов — Siemens-Schuckert, ходовой части и механической части трансмиссии — Skoda. Окончательная сборка должна была производиться на заводе фирмы Alkett в Берлине. На совещании представитель Управления вооружений инженер-полковник Книпкамп поставил вопрос о маневренности танка, на что Ф. Порше ответил, что управлять танком Тур 205 будет не труднее, чем «Тигром» или «Пантерой».

Но Управление вооружений продолжало доставлять хлопоты проектировщикам. Так, 2 февраля оно внесло изменения в первоначальный проект. Надзиравший за ходом проектирования полковник Генель сообщил Ф.Порше, что в качестве дополнительного вооружения на танке необходимо разместить огнеметную установку с запасом огнесмеси 1000 л. Во время очередной встречи проектировщиков с представителями Управления вооружений, состоявшейся 10 февраля 1943 года, все фирмы, участвовавшие в проекте, высказались против установки на танк огнемета, поскольку это влекло за собой увеличение его массы на 4900 кг. В свою очередь, увеличение массы потребовало бы изменений в конструкции ходовой части. Однако Управление вооружений настояло на выполнении своего требования, несмотря на то что для этого требовалось установить два дополнительных элемента подвеска, что было невозможно без увеличения длины корпуса. От торсионной подвески по типу примененной на танке VK 4501(Р) и САУ «Фердинанд» пришлось отказаться. Совместно с фирмой Skoda было принято решение установить подвеску на буферных пружинах.

В феврале произошло еще одно знаменательное событие: «Мышонок» стал взрослой «Мышью» — Mauschen переименовали в Maus.

6 апреля 1943 года министр вооружений Альберт Шпеер ознакомился с ходом работ над танком «Маус». К этому времени уже был готов его полноразмерный деревянный макет. Порше получил указание разобрать макет и перевезти его к 10 апреля 1943 года в Берхтесгаден для демонстрации фюреру, однако, когда макет был уже разобран, перевозку отменили.

6 мая 1943 года макет был вновь разобран и вывезен в «Волчье логово» — штаб-квартиру фюрера в Растенбурге, где 14 мая он был продемонстрирован Гитлеру. Фюрер не упустил возможность «улучшить» танк и приказал вооружить его не 128-мм, а 150-мм пушкой. 8 июня 1943 года фирма Krupp получила заказ на изменение конструкции башни под более мощную пушку.

1 августа на заводе Alkett приступили к сборке первого опытного образца. Спустя три месяца состоялось совещание, посвященное определению сроков начала серийного производства танка, однако принять какое-либо решение по этому вопросу так и не удалось. Был утвержден лишь размер первой серийной партии — 152 единицы.



ЧП во время испытаний «Мауса» в Бёблингене. 16 марта 1944 года, при попытке преодолеть вязкий участок грунта, многотонная махина безнадежно застряла. Спасательная операция с привлечением личного состава 7-го запасного танкового батальона завершилась успешно, после чего танк еще долго очищали от грязи. На фото хорошо видны серп и молот, изображенные на борту танка.

24 декабря 1943 года состоялся первый пробный выезд прототипа VI (Maus I или Тур 205/1). Башня к этому моменту еще не была готова, поэтому вместо нее установили равный ей по массе балласт. Надо отметить, что пробный выезд состоялся без ведома Управления вооружений. Другим серьезным нарушением было фотографирование танка, что было строжайше запрещено. Танк показал весьма неплохую маневренность, когда выезжал из тесного сборочного цеха. По свидетельству водителя, управлять «Маусом» было легче, чем средним танком Pz.IV.

В начале 1944 года танк Тур 205/1 был направлен в Бёблинген, где начались ходовые испытания машины. Между 11 и 14 января опытный образец был погружен на специальную четырнадцатиосную платформу грузоподъемностью 180 т и перевезен из Берлина на полигон. Прибыв к станции назначения, «Маус» сполз с платформы по приставному пандусу и ночью проехал около 5 км до ангара в Гинденбург-Кезерне, принадлежавшего 7-му запасному танковому батальону. На следующий день были проведены испытания органов управления и пробные «пробежки» по полигону (всего около 2000 м). Испытания показали, что танк, даже проваливаясь в грунт на 500 мм, сохраняет подвижность. Движение танка производилось на пониженных передачах, поскольку КП была еще недостаточно доработана. На заднем ходу выявился чрезмерный провис гусеницы. Для его устранения были внесены изменения в механизм натяжения гусеницы. Параллельно с испытаниями шел заключительный монтаж механизмов и приборов танка. 21 января 1944 года за испытаниями наблюдали представители экспериментального центра в Куммерсдорфе полковник Эссер и майор Хоффман, а 31 января 1944 года полигон посетил сам Фердинанд Порше. Ход испытаний подробно документировался и снимался на кинопленку. 1 и 2 февраля были проведены осмотр и регулировка механизмов танка, а 3 февраля 1944 года были проведены очередные ходовые испытания (около 2000 м). Всего к 3 февраля 1944 года танк Тур 205/1 прошел около 16 км. В период с 4 по 25 февраля был проведен очередной цикл испытаний. Перед этим со 2 по 6 февраля была полностью проверена система смазки узлов и агрегатов танка. 7 февраля прототип прошел около 20 км (причем 8 км на танке проехал сам профессор Порше), а на следующий день еще 22,4 км.



Второй прототип «Мауса» получил башню с вооружением в июне 1944 года.

В Бёблингене первый прототип «Мауса», покинувший сборочный цех будучи выкрашенным в темно-серый цвет, был перекрашен. Корпус и балластную башню сначала покрыли темно-желтой краской, а затем трехцветным камуфляжем. В попытке выдать сверхсекретный танк за трофейный советский на бортах корпуса нарисовали серп и молот, а на бортах башни — красную звезду. При этом серп и звезда были изображены вверх ногами.

Следующий цикл испытаний проходил между 25 февраля и 17 марта 1944 года там же, в Бёблингене. 25 февраля были проведены ходовые испытания по кругу диаметром 4000 м. 1 марта танк двигался по кругу диаметром около 4100 м. Во время этой поездки была проверена проходимость машины. «Маус» оказался способным преодолевать уклон до 25°. 9 марта 1944 года танк проехал еще 5200 м. В это же время проводились испытания специальной горной передачи для движения по склонам. На этот раз «Маус» смог двигаться по склону крутизной до 43°. 10 марта 1944 года танк 205/1 прошел 8200 м. Кроме этого, он был использован для буксировки второго опытного образца, который в тот день прибыл в Бёблинген без двигателя и башни.

Что касается вооружения, то 128-мм пушка KwK 44 была готова уже в ноябре 1943 года. Испытания орудия и всего двухорудийного лафета в сборе проходили на полигоне в Меппене. Монтаж же вооружения в танке задерживался из-за отсутствия башни. Сборка башни завершилась только 9 апреля 1944 года, затем ее доставили в Бёблинген и в июне установили на второй прототип «Мауса». Монтаж же вооружения был завершен только 3 октября 1944 года. Тогда же на танк 205/2 был наконец-то установлен дизельный двигатель Daimler-Benz МВ 517. Таким образом, только в октябре 1944 года один из прототипов был доведен до более или менее боеготового состояния. Более или менее, потому что еще не хватало многих второстепенных узлов и деталей внутреннего оборудования танка. Некоторые из них поступили в дальнейшем, некоторые так и не поступили.

В октябре 1944 года оба прототипа отправили на Куммерсдорфский полигон, однако достоверных сведений об этом периоде испытаний нет. Вполне возможно, что никакие испытания вообще не проводились, так как в конце 1944 года Гитлер распорядился прекратить все работы по сверхтяжелым танкам, так как для серийного производства этих машин, даже с минимальным темпом сборки 10 машин в месяц, не хватало ни сырья, ни средств. Впрочем, есть все основания предполагать, что работы по «Маусу» были заморожены даже несколько ранее. Во всяком случае, уже в августе 1944 года фирма Krupp информировала Ф. Порше об остановке сборки башен и корпусов для новых машин. В 1945 году союзные войска обнаружили на заводе Krupp в Эссене как минимум три комплекта башен и корпусов для «Мауса», находившихся в разной степени готовности.

Что касается образцов, находившихся на полигоне в Куммерсдорфе, то в связи с приближением советских войск в апреле 1945 года их было решено взорвать. Однако в результате взрыва значительно был разрушен только корпус второго прототипа.

После капитуляции Германии оба «Мауса» были обнаружены специалистами Технической комиссии Наркомата транспортного машиностроения. Танк 205/1 находился в районе западных батарей Куммерсдорфского полигона, а танк 205/2 — в 14 км от последнего, в Штаммлагере вблизи Цоссена.

Осенью 1945 года по указанию командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии из двух поврежденных образцов собрали один и доставили его на НИБТПолигон ГБТУ Красной Армии в пос. Кубинка под Москвой. На полигон танк прибыл 4 мая 1946 года. Не будет лишним добавить, что этот танк находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке и по сей день.

Сверхтяжелый танк Е-100

В 1942 году в Управлении вооружений был сформирован специальный отдел, разрабатывавший новую концепцию оснащения Вермахта бронетанковой техникой. Начальником отдела был назначен инженер-полковник Г. Книпкамп. Согласно новой концепции танки должны были выпускать фирмы, которые прежде никогда танками не занимались. Это были прежде всего фирмы Adler из Франкфурта, Argus из Карлсруэ и Westerhutte из Бад-Ойнхаузена. Позже к программе была подключена фирма Kloker-Humboldt-Deutz из Ульма. Несмотря на то что положение на фронтах, а главное, острый дефицит сырья делали выпуск танков нового поколения нереальным, велись интенсивные конструкторские работы и изготавливались опытные образцы.



Е-100.


Модель сверхтяжелого танка Е-100.

Новые танки получили обозначение — класс «Е». Особый акцент был сделан на снижение силуэта танка и увеличение возимого боезапаса. На танки предполагалось установить стабилизаторы орудий и новый тип прицелов. Планировалось, что первые танки нового типа поступят в части в 1945 году. Выпуск танков класса «Е» должен был быть основан на использовании стандартизованных узлов, одинаковых для разных танков. Всего программа «Е» охватывала пять танков:

Е-10 — малый разведывательный танк массой около 15 т.

Е-25 — танк массой 25–30 т.

Е-50 — средний танк массой около 50 т, который должен был заменить танк «Пантера».

Е-75 — танк массой около 75–80 т, предназначенный для замены танков «Тигр I» и «Тигр II».

Е-100 — танк массой около 130–140 т, относившийся к классу сверхтяжелых танков.

К окончанию Второй мировой войны дальше всего продвинулись работы над танком Е-100. Его проектирование велось фирмой Adler начиная с 30 июля 1943 года. Несмотря на приказ Гитлера прекратить все работы над сверхтяжелыми танками, проектирование продолжалось, хотя и медленными темпами. Более того — было начато изготовление опытного образца. Сборкой занималось предприятии фирмы Henschel в Хаустенбеке на полигоне Зеннелагер. В начале 1945 года были готовы корпус и ходовая часть. Последняя была унифицирована с ходовой частью тяжелого танка «Тигр II».




Шасси танка Е-100, захваченное союзниками в Зеннелагере. 1945 год.

Некоторые конструктивные решения этого танка были использованы и в конструкции корпуса Е-100. В качестве силовой установки использовался двигатель Maybach HL 230Р30 мощностью 700 л.с. В дальнейшем его планировалось заменить на новый двигатель Maybach HL 234 мощностью 900 л.с. или на дизель мощностью 1100–1200 л.с. Вместе с новым двигателем должна была использоваться и гидромеханическая трансмиссия Maybach «Mekydro». В таком варианте танк мог развивать скорость до 40 км/ч.

Гусеницы шириной 1000 мм разработала и изготовила фирма Adler. Однако танк, оснащенный этими гусеницами, не вписывался в габариты железнодорожной платформы. Поэтому, как и для «Тигра», были разработаны более узкие транспортные гусеницы шириной 550 мм. Помимо этого, на время перевозки по железной дороге с танка должны были сниматься бронелисты, защищавшие шасси и гусеницы.

Компоновка танка была стандартной для германского танкостроения — с передним расположением трансмиссии. Лобовой лист корпуса имел толщину 200 мм, борта — 120 мм и корма — 150 мм.

Башня по конструкции была аналогична башне танка «Маус», но в ее бортах имелись амбразуры для стрельбы из штурмовых винтовок МР44. В башне планировалось установить 150-мм или 174-мм пушку, спаренную с 75-мм орудием. В 50-тонной башне планировалось разместить 32 выстрела главного калибра, что было, скорее всего, не реально, так как в 51-тонной башне «Мауса» поместились только 24 128-мм выстрела.

В апреле 1945 года Зеннелагер был занят английскими войсками. Союзникам достались незаконченное сборкой шасси и многие другие детали танка, которые в июне были вывезены в Великобританию.

Оглавление книги


Генерация: 0.151. Запросов К БД/Cache: 0 / 0