Главная / Библиотека / Советский тяжёлый танк КВ-1, т. 1 /
/ БРОНЕВОЕ ПРОИЗВОДСТВО НА УРАЛЕ

Глав: 12 | Статей: 12
Оглавление
В начале Великой Отечественной войны тяжелый танк КВ-1 являлся самой мощной и самой передовой по конструкции машиной в мире. Сильное вооружение и толстая броня помогали ему выходить победителем в столкновениях с немецкими танками, для которых встреча с КВ-1 стала неприятным сюрпризом.

Трудно переоценить вклад, который внесли в победу наши тяжелые танки, принявшие на себя удар противника в самый трудный для нашей страны, первый год войны. Конструкция «кавэшки» послужила основой для проектирования и создания танков ИС, которые, переняв эстафету у КВ-1, с триумфом вошли в Берлин.
Максим Коломиецi

БРОНЕВОЕ ПРОИЗВОДСТВО НА УРАЛЕ

БРОНЕВОЕ ПРОИЗВОДСТВО НА УРАЛЕ

Выше рассказывалось об организации бронекорпусного и башенного производства для танков КВ-1 в Ленинграде. А так как при развертывании массового выпуска этих машин в эвакуации пришлось фактически заново создавать базу по выпуску бронедеталей для них, имеет смысл, остановится на этом немного подробнее.

Еще летом 1940 года, когда решением правительства СССР предполагалось начать производство танков КВ-1 на Челябинском тракторном заводе, планировалось создать для этого и специальную бронекорпусную базу. Для чего решили использовать мощности станкостроительного завода № 78 имени Серго Орджоникидзе, который располагался здесь же в Челябинске и имел довольно мощную производственную базу. Но, несмотря на это, на подготовку бронекорпусного производства требовалось и время, и постройка дополнительных цехов, и оснащение дополнительным оборудованием.



Готовые танки КВ-1 выходят из цеха Челябинского Кировского завода. Апрель 1942 года (кадр кинохроники).

По первоначальному плану, завод № 78 должен был начать выпуск корпусов и башен КВ с 1 июля 1941 года, при этом на первых порах планировалось использовать заготовки бронедеталей с Ижорского завода. К концу года предприятие должно было выйти на мощность 35 корпусов и башен КВ-1 в месяц. Однако начавшаяся война потребовала внести свои коррективы.

Так, уже в июле 1941 года на заводе № 78 был пущен мартеновский цех, позволивший освоить отливку ряда деталей для танка КВ. В том же месяце были доставлены три комплекта броневых деталей с Ижорского завода. Из них в августе сумели собрать три корпуса и башни КВ-1, которые отправили на Челябинский тракторный завод. Однако дальше в производстве возник ряд проблем, и лишь в октябре с большим трудом удалось изготовить шесть корпусов и башен КВ-1. Причин этому было несколько. Так, директор завода № 78 Н.А. Саркисов всеми силами пытался «скинуть» заказ на бронекорпуса и башни, так как предприятие имело значительный план по выпуску боеприпасов (еще с довоенного времени). Кроме того, «танковые» цеха завода были разбросаны по территории на расстоянии до километра друг от друга, а перевозка деталей массой 5-10 т вызывала значительные трудности из-за недостатка заводского транспорта.

Для разрешения такой непростой ситуации, постановлением Государственного Комитета Обороны № 892сс от 11 ноября 1941 года на базе части цехов завода № 78 имени Орджоникидзе создавался новый броневой завод с присвоением ему № 200 и включением в комбинат тяжелых танков. Директором нового предприятия назначили бывшего директора Ижорского завода М. Попова, а главным инженером — Л. Эйранова, бывшего главного инженера Ижоры.

Тем не менее, все проблемы решить сразу не удалось — разделение предприятий провели недостаточно четко, и как докладывал представитель военной приемки в декабре 1941 года «и сейчас между директорами заводов идут жаркие споры и грызня с ущемлением заказов одного завода другому». Например, большая часть паровозного парка отошла к заводу № 78, руководство которого всячески тормозило внутризаводские перевозки на территории завода № 200. Кроме того, завод № 78 имея большое количество полностью не загруженных работой токарных и небольших карусельных станков, отказывался выполнять на них заказы завода № 200, даже если последний предлагал для этого своих токарей. Такое положение вынудило вмешаться во взаимоотношения предприятий областной комитет ВКП(б) Челябинской области. Наладить нормальное взаимодействие предприятий удалось лишь в начале 1942 года.

Но существовали и другие трудности, затруднявшие производство бронекорпусов и башен КВ-1. Например, для вырезки одного комплекта брони из проката требовалось до 100 баллонов кислорода, а кислородный завод (кстати, на тот момент единственный в Челябинской области) мог поставить заводу № 200 до 130 баллонов в сутки. Лишь к концу года эта цифра возросла до 200–250 штук. Имевшиеся на предприятии три больших карусельных станка для расточки башен и колец башенных погонов могли «выдать» до 40 комплектов в месяц, что не позволяло увеличить производство выше этой цифры.

Возникали проблемы и со сборкой деталей. Так, из-за отмены механической обработки кромок броневых листов перед сборкой (детали поступали на сборку сразу после их раскроя огнерезкой) ухудшилось качество сварных швов. Это было связано с тем, что поверхности не могли нормально зачистить, а зазор между деталями был разным, зачастую достигая 10–12 мм. Кроме того, отмечалось ухудшение состава обмазки электродов из-за низкого качества ее компонентов. Да и квалификация сварщиков оставляла желать лучшего: например, из 78 человек, работавших на сварке корпусов, лишь 7 человек имели 6-й разряд.

Тем не менее, с большими трудностями, завод № 200 до конца 1941 года сумел сдать 55 корпусов и башен КВ-1 (6 в октябре, 18 в ноябре и 31 в декабре, не считая трех собранных в августе). Особенно больших успехов завод № 200 сумел добиться в литье — его мартеновский цех, имевший 4 мартена, позволял получать до 400 тонн жидкого металла в сутки. Это позволило освоить в четвертом квартале 1941 года литье башен для КВ-1 (отлито 99, из них 95 годных), люка-пробки механика-водителя (изготавливалась на 20 мм толще, чем использовавшаяся до этого кованая) и ряд мелких деталей.

Вообще, работы по литым башням и другим бронедеталям для танков начались у нас в стране еще в 1940 году. Видимо, инициатива в этом вопросе принадлежала заместителю начальника бронетанкового управления ГАБТУ РККА военному инженеру 1-го ранга Н. Алымову. Выгоды при изготовлении бронедеталей литьем были очевидны — экономия металла, разгрузка дефицитного прессового и гибочного оборудования, отсутствие сварных швов. Вместе с тем, литые детали имели (по сравнению с изготовленными из катаной брони) и ряд недостатков — возможность наличия скрытых внутренних дефектов в отливке, неравномерность ее по толщине. Для того, чтобы выявить положительные и отрицательные качества литых бронедеталей, в августе 1940 года принимается решение об изготовлении литых башен для тяжелых танков КВ-1. Работы поручались Ижорскому и Мариупольскому заводам, а также специальному техническому бюро (СТБ) под руководством Рудакова. В октябре-ноябре 1940 года эти организации отлили шесть башен и один корпус КВ-1. С 25 января по 5 февраля 1941 года башни испытали обстрелом.




Фрагмент заводского чертежа упрощенной сварной башни, датированный ноябрем 1941 года. На листе есть надпись: «Согласовано с представителями ГАБТУКА на 1942 год. 30.12.41 г.» (АСКМ).

13 марта нарком тяжелого машиностроения А. Ефремов, ознакомившись с полученными результатами, докладывал наркому обороны К. Ворошилову:

«На основании результатов работы комиссии по литым башням, считаю необходимым приступить к серийному производству башен КВ:

а) на заводе № 78 — для КВ-1;

б) на Ижорском заводе и заводе „Серп и молот“ — для КВ-3».

Но эта инициатива не нашла поддержки, и работы по литым башням свернули. Что же касается цельнолитого корпуса для танка КВ, то он простоял на Кировском заводе без движения вплоть до начала войны. Тем не менее, полученный Ижорским заводом опыт пригодился при развертывании выпуска литых башен уже в эвакуации.

Следует сказать, что снарядостойкость литой брони была ниже, чем катаной. Поэтому толщина литой башни танка КВ составляла 100–110 мм, что было эквивалентно 75 мм катаному бронелисту. Однако из-за нарушений технологии литья, отсутствия опыта подобных работ, квалифицированных кадров и необходимых материалов, по снарядостойкости литые башни даже такой толщины уступали сварным.

Оценивая возможности завода № 200, старший представитель военной приемки предприятия военинженер 2-го ранга Н. Пестов писал в своем отчете за 1941 год следующее:

«Недостатки оборудования в механическом цехе намечено покрыть:

1. За счет дополнительного количества станков с разных заводов (Магнитогорский, Кировский, завод № 78 и т. д.);

2. За счет кооперации и изготовления деталей на заводе № 78;

3. За счет уменьшения количества станочной обработки деталей корпуса и перевода их на литье, огнерезку и т. д. На сегодня отменой четвертей в бортовых листах, изготовлением литой пробки водителя, литой башни и другим изменениям, расход станкочасов на один комплект снижен на 180–200 часов…

Участок сборки и сварки корпусов имеет 5 закладочных стендов, и 90 сварочных постов. Сейчас число стендов увеличивается до 10 штук, что дает пропускную способность 6–8 корпусов в сутки. На этом участке для получения 300 корпусов в месяц нужно в основном увеличить количество сварщиков с 80 до 250–300 человек, и количество сварочных постов до 150 штук. Сборка и сварка корпусов вполне освоена…

Броня, поставляемая Магнитогорском и Кузнецком несколько хуже, чем поставлявшаяся ранее Запорожсталью. Причины этого в том, что металл выплавляется в основных мартеновских печах, а не дуплекс-процессом, как это было ранее, что приводит к загрязнению металла. Кроме того, содержание молибдена в металле идет по нижнему пределу, а содержание фосфора (что особенно важно) на верхнем пределе, т. е. 0,03 %, в то время как ранее его было 0,012-0,02 %. Повышенное содержание фосфора объясняется плохим качеством феррохрома, получаемого Магниткой — ниже всяких стандартов по содержанию хрома и выше по содержанию фосфора…

Литье, получаемое в мартеновском цехе завода № 200, удовлетворительного качества. Башни КВ-1 с толщиной стенок в 110 мм дают хороший волокнистый излом и при обстреле дают ПТП выше 720 м/с для 76-мм снаряда».



Цех сборки танков КВ-1 на Челябинском Кировском заводе. Апрель 1942 года. Кран переносит бронекорпус, хорошо видны броневые планки для защиты погона башни, крышка люка моторного отделения выпуклая (кадр кинохроники).

В 1942 году выпуск продукции заводом № 200 выглядел следующим образом: январь — принято 53 корпуса и башни, февраль — 60, март — изготовлено 45 корпусов и 50 башен, но по ряду причин военпредом не приняты, апрель — 90 (из них 45 мартовских), май — 77, июнь — 60, после чего завод перешел на выпуск корпусов и башен для КВ-1C. Таким образом, за шесть месяцев 1942 года завод № 200 изготовил 340 броневых комплектов для танков КВ-1. За это же время Челябинскому Кировскому заводу было отгружено 358 корпусов с башнями. Если учесть, что за 1942 год ЧКЗ изготовил 1800 КВ-1, то доля завода № 200 в его обеспечении бронедеталями составит порядка 20 %. А основная масса корпусов и башен для КВ-1 была изготовлена на предприятии, привлеченном к этому уже в ходе войны.

Постановлением Государственного Комитета Обороны от 1 июля 1941 года № 2сс Уральский завод тяжелого машиностроения имени Серго Орджоникидзе (УЗТМ) подключался к производству корпусов и башен для танков КВ. Предприятие имело необходимое оборудование для налаживания броневого производства, но опыт подобных работ отсутствовал. А согласно утвержденному плану, до конца года требовалось изготовить, ни много ни мало, 605 комплектов для КВ-1. Первые пять завод должен был сдать в июле, затем, по возрастающему графику: август — 25, сентябрь — 75, октябрь 125, ноябрь — 175 и декабрь — 200. Однако выполнение сильно отличалось от плана — первые пять комплектов были сданы лишь в августе, 40 — в сентябре, 140 — в октябре, 185 в ноябре и 235 в декабре. Помимо этих 605, пять комплектов (в виде раскроя) в сентябре 1941 года отгрузили заводу № 78 в Челябинске.

Определенная сложность в производстве возникала из-за нерегулярной подачи Челябинским Кировским заводом кронштейнов, необходимых для сборки корпусов КВ-1. В отчете представителя военной приемки УЗТМ говорилось, что несвоевременная поставка этих деталей «лихорадила цеха буквально до 23–24 числа каждого месяца, приходилось корпуса в готовом виде, но без кронштейнов, складывать на склад». Особенно серьезной ситуация была в декабре, когда на складе скопилось до 70 корпусов. Чтобы выйти из подобной ситуации, в начале 1942 года УЗТМ освоил выпуск кронштейнов самостоятельно, таким образом, избавившись от зависимости от поставок с Челябинского Кировского завода.

С сентября 1941 года УЗТМ приступил к производству литых башен для танков КВ-1. Это позволяло значительно облегчить и удешевить производство, хотя и требовало решения ряда технологических задач. Всего до конца года предприятие отлило 624 башни, из которых было принято 297 (2 в сентябре, 37 в октябре, 104 в ноябре и 154 в декабре). Остальные сдавались уже в 1942 году. Таким образом, видно, что почти половина комплектов КВ-1 имела литые башни. Причем в дальнейшем доля последних в общем количестве изготовленных башен постоянно росла.

Кроме литых башен собственного производства, УЗТМ получал их с Магнитогорского комбината («Магнитка»). Последний еще в конце 1941 года получил задание на отливку башен для танка КВ-1. Однако руководство предприятия не особенно радовалось этому, стараясь всеми возможными способами освободиться от данного заказа. Мотивация была простой — дирекция «Магнитки» считала, имевшийся на комбинате фасонно-литейный цех должен обслуживать только нужды комбината — изготовление изложниц, прибыльных надставок и т. и. (собственно говоря, до этого цех этим и занимался). Тем не менее, первые литые башни КВ были изготовлены в декабре 1941 года, и 12 штук отгрузили УЗТМ. Всего по март 1942 года включительно Магнитогорский комбинат отлил и поставил УЗТМ 208 башен для КВ-1 при плане в 390.

В начале нового, 1942 года — 4 января — И. Сталин подписал постановление Государственного Комитета Обороны № 1107сс, в котором было всего три строки:

«Во изменение постановления ГКО впредь именовать Уральский завод тяжелого машиностроения в г. Свердловске в Уралмашзавод».

С чем это было связано, непонятно, но факт есть факт. Хотя в переписке и документах ГБТУ КА и наркомата танковой промышленности в течение 1942 года старая аббревиатура предприятия — УЗТМ — встречается довольно часто.

Планом первого квартала 1942 года предусматривалось изготовление на Уралмаше 1245 комплектов для КВ-1: в январе 380, в феврале 415 и в марте 450. Однако выполнение программы января месяца составило 85,5 % плана — всего военпреды приняли 325 комплектов. При этом в течение месяца термический цех отлил 273 башни, и еще 30 поступило с Магнитки. Соотношение количества литых и сварных башен можно представить из следующих цифр: по состоянию на 20 января 1942 года Уралмаш изготовил 161 литую башню и 64 сварную, из катаной брони. Таким образом, на пять литых приходилось две сварных. В дальнейшем, это соотношение изменилось в сторону увеличения литых башен. Вместе с тем, как отмечалось в документах военной приемки, в январе по сравнению с предыдущим годом качество броневых деталей стало ниже:

«1. Ухудшение качества литых деталей вызвано главным образом упрощением технологии, например введение нормализации вместо гомонизации.

2. Ухудшение качества катаного металла идет как по линии качественного понижения получаемого металла с Магнитогорского металлургического завода, так и по линии уменьшения переработки термических операций на УЗТМ».

План по корпусам и башням для КВ-1 на февраль 1942 года был пересмотрен в сторону уменьшения до 304 штук — Уралмаш получил большой объем заказов для наркоматов авиапромышленности и тяжелого машиностроения. Однако, несмотря на значительную загрузку, за месяц предприятие сдало 325 комплектов, причем как отмечалось в документах «фактическое задание выполнено без особых усилий». Что касается башен, то за месяц на Уралмаше отлили 202 башни, и еще 78 получили с Магнитки. Причем в отчете о работах за февраль сообщалось:

«Литые башни заводом освоены, и при небольшой помощи со стороны Магнитки в марте и апреле месяцах есть все основания программу выполнить без сварных башен».

В марте 1942 года Уралмаш сдал 316 комплектов. При этом согласно постановлению ГКО о снижении массы танка КВ-1 предприятие отлило пять башен с уменьшенной до 95-100 мм толщиной брони. В документах они сначала именовались «утонченными», а чуть позже — облегченными. Согласно взвешиванию, самая тяжелая из них «потянула» на 4825 кг, самая легкая на 4690 кг, а средняя масса составила 4752 кг. Для сравнения — литая башня толщиной 100–110 мм весила 5400–5600 кг, так что снижение массы налицо.




Фрагмент заводского чертежа литой башни, датированный декабрем 1941 года. На листе есть надпись: «Согласовано с представителями ГАБТУ КА на 1942 год. 30.12.41 г.» (АСКМ).

А вот с корпусом дело обстояло не так хорошо. Так, при упрощении технологии изготовления в его конструкцию внести следующие изменения. Были аннулированы дверцы в перегородке между моторным и боевым отделением, установили литую люк-пробку механика водителя большей толщины, угольники, к которым крепились надгусеничные полки, стали изготавливать сплошными (а не с вырезом) и приваривать их к корпусу (до этого устанавливались на болтах). Кроме того, с болтов на сварку перевели и крепление сетки заднего кармана для выброса воздуха из моторно-трансмиссионного отделения. И это не считая упрощений, о которых уже говорилось (отмена строжки кромок, замена гнутого кормового листа сварным и т. п.). Все эти мероприятия привели к увеличению массы корпуса танка. Выше уже говорилось, что постановлением ГКО снижение массы требовалось провести за счет уменьшения толщин ряда броневых листов на корме, крыше и экране. Однако сделать это быстро не получалось. Так, в донесении в БТУ КА от 11 апреля 1942 года старший военпред Уралмаша Дмитрусенко писал:

«До сих пор заводы поставщики брони не поставили лист требуемой толщины (60 мм для кормы, 30 мм для крыши и 20 мм для экрана). По этой причине Уралмашзавод до сих пор не перешел на изготовление корпусов с уменьшенным весом.

Мною произведено взвешивание корпусов, башен литых 110 мм толщины, башен литых 95 мм толщины, башен сварных 75 мм толщины со старыми допусками на толщину. Литые башни, изготовляемые на Уралмаш — заводе, уже переведены на отливку толщиной 95-100 мм вместо ранее изготовляемых 110 мм, но крыша ставится 40 мм толщины, так как нет 30 мм листа».

Однако если производство литых башен с уменьшенной толщиной брони Уралмаш освоил, и со второй половины апреля 1942 года такие башни пошли в производство (причем сначала параллельно с ними выпускались башни толщиной 110 мм), то с корпусами решить проблему так и не удалось. И до момента окончания производства броневых комплектов на Уралмаше в июне 1942 года, корпуса КВ-1 выпускались с такими же толщинами брони, как и в начале года. Всего за январь — июнь 1942 года предприятие сдало 1697 броневых комплектов для танков КВ.

При организации производства броневых деталей для танка КВ-1 на Урале, конструкторами заводов № 200 и Уралмаш А.П. Горячевым, Б.И. Бабичевым, Н.М. Кондрашевым и И.Ф. Срибным была проделана большая работа по упрощению технологии производства. При этом большое внимание было уделено отмене соединений броневых листов на болтах, заклепках и гужонах и переводе их на сварку. Кроме того, была широко внедрена обработка кромок броневых изделий газовой резкой вместо механической обработки, что оказалось вполне допустимым при широком применении сварки:

«Внедрение указанных мероприятий привело к дальнейшему уменьшению объема необходимой механической обработки деталей, и еще более упростило и ускорило процесс сборки корпусов, и тем самым увеличило производственные возможности заводов по выпуску танковых корпусов».

К марту 1942 года соединения бортовых, лобовых и кормовых листов корпуса КВ-1 производилось в четверть с последующей сваркой, а крыши корпуса с бортами — в шип. Лобовые и кормовые детали также стыковались в четверть, а листы днища и бортов — в стык через угольник. Верхняя кромка бортов механической обработке не подвергалась — обрабатывалась газорезкой, а нижняя проходила мехобработку. Корпус собирался из 75 мм брони, крыша и днище имели толщину 40 мм. Масса готового корпуса составляла 19800 кг.

Сварная башня изготавливалась из 75-мм брони, крыша и нижний лист ниши имели толщину 40 мм. При этом крыша башни соединялась с бортами в шип, а с передним и кормовым листами в четверть. Борта стыковались с передним и задним листами в четверть, и дополнительно усиливались гужонами и приваренными изнутри угольниками из специальной стали. Нижний лист ниши стыковался с бортами также в шип. Масса сварной башни составляла 5200 кг.

Литая башня завода № 200 имела толщину бортов 100–110 мм и массу 5400 кг. При этом крыша и нижняя часть ниши соединялись с бортами так же, как и на сварной башне.

Литая башня Уралмашзавода толщиной 100–110 мм имела большую массу — 5460 кг. Это произошло за счет того, что нижняя часть ниши башни отливалась заодно с бортами. Крыша из катаного 40-мм листа крепилась так же, как и на сварной башне. Весной 1942 года завод № 200 также перешел на выпуск таких башен.

Еще один интересный момент — стоимость готовой продукции. По состоянию на май 1942 года она составляла:

Бронекорпус с литой башней производства Уралмаш — 100000 рублей;

Бронекорпус с литой башней производства завода № 200-125000 рублей;

Бронекорпус со сварной башней производства Уралмаш — 102000 рублей;

Бронекорпус со сварной башней производства завода № 200 — 127000 рублей.

Как видно из приведенных данных, комплекты КВ-1 завода № 200 были на четверть дороже, чем продукция Уралмаша.



Сборка танков КВ на ЧКЗ. Апрель 1942 года. Хорошо видно, что корпуса имеют плоский верхний кормовой лист (кадр кинохроники).

При изготовлении корпусов и башен танков КВ-1 изменения и упрощения, вносимые в их конструкцию, часто не отменяли ранее существовавшие решения. Поэтому выпуск, каких-то узлов и деталей мог вестись параллельно по старой и новой технологиям, в зависимости от наличия материалов, возможностей оборудования и его загрузки. Это хорошо видно из документа, озаглавленного «Отчет комиссии по технической и количественной инвентаризации корпусов и башен по заказам № 3000 и 30001, созданной согласно распоряжению по заводу за № 197 от 2 апреля 1942 года». Этот документ подводил итог подсчета имеющихся по состоянию на 3 июня 1942 года бронекорпусов и башен КВ-1 на Челябинском Кировском заводе. Следует добавить, что инвентаризация проводилась в рамках подготовки предприятия к выпуску нового танка КВ-1C. Согласно отчету, на ЧКЗ к тому времени имелось:

«1. Корпусов завода УЗТМ.

а) корпусов с плоским верхним кормовым листом и плоским люком моторной крыши — 200 шт.

б) корпусов с плоским верхним кормовым листом и выпуклым люком моторной крыши — 80 шт.

в) корпусов с выпуклым верхним кормовым листом и плоским люком моторной крыши — 109 шт.

2. корпусов завода № 200;

а) корпусов с плоским верхним кормовым листом и выпуклым люком моторной крыши — 64 шт.

б) корпусов с плоским верхним кормовым листом и плоским люком моторной крыши — 13 шт.

в) корпусов с выпуклым верхним кормовым листом и выпуклым люком моторной крыши — 2 шт.

г) корпусов с выпуклым верхним кормовым листом и плоским люком моторной крыши — 66 шт.

3. Башен завода УЗТМ:

а) клепано-сварных дет. 57 (для объекта КВ-8) в наличии — 20 шт.

б) сварных для серийных машин дет. 157 — 25 шт.

в) литых утяжеленных дет. 257–166 шт.

г) литых облегченных дет. 957 — 89 шт.

4. Башен завода № 200:

а) сварных для серийных машин дет. 157 — 4 шт.

б) литых утяжеленных дет. 257 — 27 шт.

в) литых облегченных дет.957–157 шт.». Номера деталей, упомянутые в документе (детали 57, 157, 257, 957) — это номера групп чертежей башен КВ-1 различных вариантов. Клепано-сварная дет 57 для КВ-8 — это первоначальный вариант башни, имеющий полукруглый нижний кормовой лист защиты погона. Башня дет. 157 — упрощенная, с прямым нижним кормовым листом и соединением крыши и нижнего листа ниши с бортами в четверть. Литые дет. 257 и дет. 957 — башни толщиной 100–110 и 95-100 мм соответственно. Из документа видно, что на долю Уралмаша приходится почти 73 % всех бронекорпусов и более 60 % всех башен, находившихся на тот момент на ЧКЗ. Также обращает внимание, что половина литых башен — это облегченные, выпуск которых начался в апреле 1942 года.



Поперечный разрез танка КВ-1, датированный маем 1942 года (АСКМ).


Готовые танки КВ во дворе Челябинского Кировского завода. Апрель 1942 года (кадр кинохроники).


Подготовка к монтажу двигателя в танк КВ-1. Апрель 1942 года (кадр кинохроники).

Оглавление книги


Генерация: 0.332. Запросов К БД/Cache: 3 / 1