70. Усмирение польского мятежа. 1863 год

Зимой 1862 года в Польше опять было неспокойно. Поляки стали собираться в шайки, повсюду появились отряды крестьян, вооруженных косами, везде раздавалась польская песня, призывавшая поляков убивать русских. В ночь с 11 на 12 января 1863 года восстание вспыхнуло по всему краю. Безоружных русских людей убивали, нападали на офицеров и солдат. На этот раз у поляков войска не было, поэтому они не могли собрать большого отряда, а действовали малыми париями, скрывавшимися в лесах, болотах, укрывавшимися за спиной мирных жителей. Усмирение польского мятежа не было войной, но было рядом стычек, засад и перестрелок, где действовали отдельные сотни, взводы, даже одиночные казаки. С Дона в Польшу пошли полки: Л.-гв. Казачий Его Величества, Лейб-Атаманский Наследника Цесаревича, №№ 3, 4, 5, 9, 10, 12, 17, 18, 23, 24, 25, 27, 28, 30, 31, 32, 33, 34, 36, 39, 41, 42, 44 и 45-й и батареи №№ 1, 7 и 8-я – всего собралось 26 полков при 18 орудиях. Походным атаманом был назначен генерал-лейтенант Орлов I. К лету, когда мятеж начал стихать и отряды были расположены по губерниям и поступили в ведение военных губернаторов, в Польшу прибыл знаменитый донской герой генерал-лейтенант Яков Петрович Бакланов. Приняв в командование полки, расположенные в Вильне, он 7-го июля 1863 года отдал следующий приказ:

70. Усмирение польского мятежа. 1863 год

Его Императорское Величество Государь Наследник Николай Александрович. Второй Августейший атаман казачьих войск

«Станичники и односумы!

Я выехал из родного края 19-го июня и привез вам от него поклон. Дон завещает вам бороться одному против десятерых и охулки на руки не класть! Дон дышит пламенной любовью и преданностью к Царю нашему; он ждет с нетерпением воли Монарха двинуться на нынешнего врага, замышляющего нарушить спокойствие святой Руси. На вашу долю пал жребий быть впереди – против врага внутреннего, Вы – потомки славных и могучих предков наших Азовского сиденья. Молодечество ваше против мятежников радует Царя, а донская семья ликует за вас!

Братья, соберемся с силами, окрепнем духом и превозмогем все трудности и лишения, и покажем, что достойны называть себя потомками славного тихого Дона. Настанет время – я буду посреди вас в беседе боевой, введу вас в бой с заветным кличем Ермака: “с нами Бог!” – силой коего булат наш остр – и не устрашимся! Уверен в вас, что вы такие же чудо-богатыри, как были водимые мной в бой деды, отцы и старшие братья ваши!»…

И казаки оправдали довериe к ним Бакланова. Самому Якову Петровичу не пришлось с тяжелой шашкой в руках водить казаков на поляков. Их шайки были мелки, и убивали они больше из-за угла, а не в честном бою. Жители боялись и уважали Бакланова, а вскоре и полюбили прямодушного и честного донского казака. Шайки бунтовщиков, видя безуспешность мятежа, грабили несчастных крестьян и сжигали их дворы… И тут Бакланов умелыми действиями смирил поляков. К ноябрю месяцу мятеж затих. Бакланов с казаками не только усмирил бунтовщиков, но заставил жителей уважать русских начальников и преклониться перед могущественным и справедливым русским Царем…

Усмирение мятежа к началу 1864 года было закончено, и полки возвратились домой.

Похожие книги из библиотеки

Советские танковые асы (с фотографиями)

Лавриненко. Колобанов. Любушкин…

Увы, ныне эти великие имена почти неизвестны отечественному читателю. В нынешней России о советских героях-танкистах знают куда меньше, чем о немецких танковых асах — Витмане, Бёлтере, Кариусе.

И немудрено. На Западе за послевоенные годы опубликовано множество книг о подвигах героев Панцерваффе. В нашей стране о наших — всего несколько. Это и стыдно, и несправедливо. Ведь именно советские танкисты внесли решающий вклад в нашу Победу!

Это они встали непреодолимым щитом на пути врага к Москве и Сталинграду. Это они приняли на себя ливень свинца и бронебойных снарядов под Курском. Это они были самым страшным противником «тигров» и «пантер». Это они перехватили немецкий стальной кулак у озера Балатон, разбив последнюю надежду Третьего Рейха — «королевские тигры»…

И наконец, загнав зверя туда, откуда он вышел, наводчик тяжелого ИСа с надписью «Боевая подруга» на башне, оторвавшись от прицела, смотревшего на колонны рейхстага, удовлетворенно произнес: «Порядок в танковых войсках!» Последняя стреляная гильза вылетела из казенника орудия, и можно было открыть люки…

Если вы хотите узнать, как сражались, умирали и побеждали советские танкисты, — прочтите эту книгу!

Вооруженные силы Японии

Книга дает обширный справочный материал о состоянии вооруженных сил Японии. По сравнению с первым изданием справочник значительно обновлен и дополнен, особенно в части описания технических родов войск. Тактический раздел справочника пополнен описанием действий дивизии. Книга рассчитана на командный начальствующий состав кадра и запаса РККА.

Речные броненосцы северян. 1861-1865

Не было в период Гражданской войны между Севером и Югом кораблей более странных, а потому интригующих, чем броненосцы. А самыми необычными в этой группе стали броненосцы, построенные северянами для действий на Миссисипи и ее притоках. Используя приемы и опыт строительства коммерческих речных пароходов, северяне сумели отработать тип броненосца, идеально подходившего для действий на великой реке Северо- Американского континента. Такой корабль представлял собой комбинацию корпуса и машинерии речного парохода с защищенностью и могучим вооружением броненосца. Все знают о знаменитом сражении между «Монитором» и «Вирджинией» в марте 1862 г., однако тот не стал боевым крещением броненосцев как таковых. К этому времени Западная флотилия канонерских лодок северян уже вовсю хозяйничала в водах Миссисипи, атаковала форты Генри и Донельсен на реках Теннеси и Кумберленд в феврале 1862 г.

Р-47 «Thunderbolt» Тяжелый истребитель США

Самолет должен быть достойным своего имени. Без сомнения, Р-47 по праву носил звучное имя громовержца. Аэроплан гигантских пропорций обладал неплохой маневренностью. «Тандерболт» стал линкором среди истребителей. Он впитал в себя дух двух великих наций, чьи представители стоят у колыбели этого «младенца». Русские и американцы объединили свои усилия, в результате получился выдающийся боевой самолет. Даже на Западе Россию называют родиной инженеров, в США же инженеру найти свое призвание наверное проще, чем в любой другой стране мира. Поэтому нет ничего удивительного в том, что так много русских вписали золотые страницы в историю американской техники: Григоришвили, Картвелишвили (наверняка — оба из-под Рязани!), Колчаков, Марчев, Северский, Сикорский, Струков — список далеко не полный.