Рангоут и такелаж

Оснастка состояла из двух одинарных практически одинаковых вертикальных стальных трубчатых мачт довольно большого диаметра. Фок- и грот- мачту оборудовали деревянными стеньгами для установки радиоантенн; сигнальными реями для подъёма и размещения боевых и сигнальных флагов, различных дневных и ночных средств сигнализации, включая семафор; флагшток для подъёма флага и наблюдательными постами (вороньим гнездом) на салингах марса. Реи можно было спускать. Ось грот- мачты установили на броневой палубе на 34 1/2-м и фок-мачты на 72 1/2-м шп. на расстоянии 45,6 м одна от другой, причём фок-мачту впереди носовой дымовой трубы и вплотную к ней. Высота верхней кромки клотика обоих мачт от КВЛ составляла 42,4 м, верхней кромки стеньги радиоантенн 39.4 м, верхней кромки трубчатой мачты 32 м, их салингов 28 м (для сравнения высота верхних кромок дымовых труб составила 19 м).

Трубчатые мачты изготовили из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена толщиной стенок 4-6 мм. Их наружный диаметр в основании равнялся 550 мм, при проходе через верхнюю палубу увеличивался за счёт элементов крепления до 680 мм и у топа уменьшался до 300 мм. В точках закрепления мачт в основании и при проходе через палубы предусмотрели установку деревянных прокладок. Мачты поддерживали стальные ванты диметром 40 мм. Полая труба фок-мачты одновременно служила вентиляционным каналом центрального коридора.

В местах установки мачты на броневой палубе мачты закрепили в рамах из железных угольников на деревянных прокладках из тикового дерева. Обе мачты на протяжении от броневой палубы до двух метров выше палуб, мостиков и т.д., где люди могли бы с ними соприкасаться, изолировали деревянным покрытием.

Наблюдательный пост установили на 4 м ниже топа каждой мачты (28 м выше КВЛ) и оборудовали входным люком и леером (поручнями), а для спуска- подъёма проходил скоб-трап.

Линейные корабли типа "Нассау”

Линейные корабли типа "Нассау”

(Продольный разрез корпуса в районе ахтерштевня)

На передней части грот-мачты и задней части фок-мачты установили 4-метровыс укосины (вылеты, поперечные стрелы), служащие для подъёма стеньги и поддержки рея. Кроме того, в качестве гафеля для флага на грот-мачте предусмотрели вылет длиной 2,5 м. Длинные наклонные деревянные стеньги радиоантенн длиной 10 м, по одной на каждой мачте впервые были введены на линкорах типа "Нассау" и затем вновь нашли свое применение только при постройке линкоров типа "Бисмарк". На каждой мачте установили по два гафеля для флага, один флагшток длиной 4,5 м и оборудовали одним сигнальным реем длиной 13,2 м.

Ради такелажа на "Нассау", как и на "Блюхере", окончательно отказались от постов управления артиллерийским огнем на марсах. Вместо этого в немецком флоте предполагали введение решетчатых мачт по американскому образцу. Но на это не решились. Решетчатые мачты имели недостатки: представляли собой крупную мишень, имели большие колебания, и их трудно было содержать в исправности. Для управления огнем они не использовались, поскольку в германском флоте управление огнем производилось из боевой рубки, расположенной на высоте мостика.

Напротив, на "Дредноуте" предпочли высокорасположенный пункт централизованного управления артиллерийским огнем и выбрали для этого верхнюю часть треногой мачты, имея взамен не только ухудшение условий наблюдения от задымления газами дымовой трубы и собственных выстрелов, но и увеличение предела дальности в бою на дальних дистанциях. Это не было нововведением, поскольку уже имелось на первом британском броненосце с бронированными башнями "Кэптен" (1867 г.), чтобы при стрельбе избежать помех от многочисленных вант.

На "Дредноуте" и нескольких следующих английских линкорах фок-мачта стояла неудачно – позади передней трубы, дымовые газы от которой сильно нагревали её и окутывали марс. На линкорах типа "Нассау" первоначально предполагали такое же положение фок-мачты, но от этого отказались, поскольку она не несла поста управления артиллерией. Окончательно было решено расположить мачту вплотную к носовой дымовой трубе и впереди неё.

Похожие книги из библиотеки

Отечественные колесные бронетранспортеры БТР-60, БТР-70, БТР-80

В середине 1950-х годов стало ясно, что классическое трехосное шасси с неразрезными мостами и рессорно-балансирной подвеской задней тележки как основа для бронетранспортера исчерпало свои возможности. После освоения шин больших сечений с регулируемым давлением все остальные мероприятия, кроме разве что работы над самоблокирующимися межколесными дифференциалами, мало что давали. Новые, очень высокие требования к бронетранспортерам второго послевоенного поколения можно было реализовать только в принципиально иных, гораздо более сложных, но и более эффективных схемах, решениях и конкретных агрегатах. К ним относились: расширенная «танковая» колея; равномерное или близкое к нему расположение шести или восьми колес по базе при управляемых четырех колесах; резко возросшие суммарные мощности силовых агрегатов с целью получения удельной мощности машины не менее 18 — 20 л.с./т; многоступенчатые трансмиссии с большими силовыми диапазонами; самоблокирующиеся межколесные дифференциалы; колесные редукторы, увеличивающие клиренс до 450 — 500 мм; независимые подвески всех колес с большими ходами; гидроусиление рулевого управления; герметичные тормоза; закрытые корпуса с гладкими днищами, способные держать машину на плаву; водоходные движители; башенная установка легких и тяжелых пулеметов с возможностью вести зенитный огонь; бронекорпуса с большим наклоном утолщенных (до 15 — 20 мм) лобовых и бортовых листов; противоатомная защита экипажа и десанта; возможность авиатранспортировки.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Германские легкие крейсера Второй мировой войны

Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

Grumman Avenger. Часть 1

В 1939 году флот Соединенных Штатов (US Navy) начал амбициозную программу, по модернизации старых и постройке целого ряда новых авианосцев. На новых авианосцах должны были базироваться истребительные (VF — «fighter») и разведывательно-бомбардировочные (VSB — «scout-bomber») эскадрильи, которые вооружались уже находящимися в производстве самолетами F4F Уайлдкет и SBD Донтлесс соответственно. Кроме того, предусматривалось, что вскоре эти самолеты будут заменены более совершенными машинами, прототипы которых уже проходили на тот момент испытания (F4U Корсар, F6F Хеллкет и SB2C Хеллдайвер). Однако торпедные эскадрильи (VT- «torpedo-bomber») по своему оснащению существенно отставали от истребительных и разведывательно-бомбардировочных, до сих пор имея на своем вооружении самолеты Douglas TBD-1 Девастайтор, которые были приняты на вооружение еще в 1937 году. Флот США сознавал, что устаревший Девастайтор не может быть модернизирован таким образом, чтобы устранить два его основных недостатка, недостаточную скорость и малый радиус действия. Был необходим совершенно новый самолет. Начало немецкой агрессии в Европе и японской в Китае еще раз подчеркнуло безотлагательность замены Девастайторов новым торпедоносцем-бомбардировщиком с лучшими боевыми характеристиками.