Схема работ, проводимых по самолету Т-4

Схема работ, проводимых по самолету Т-4

В то же время появилась первая информация по разработке двигателя РД36-41 ОКБ-36 конструктора П.А. Колесова, который был в наибольшей степени проработанности и подходил по ТТХ для самолета Т-4. Большой объем работ был проведен совместно ЦИАМом , ЦАГИ, НИАТом и ВИАМом. В основу проектирования и испытаний двигателя легли научные и методические разработки ЦИАМа, экспериментально отработанные с участием специалистов института узлы и детали, рекомендации по выбору схемы двигателя и оптимизации его параметров, по вопросам прочности и надежности, а также по разработке систем обеспечения работы двигателя.

ЦИАМ осуществлял экспертизу разработок ОКБ-36, испытания опытных двигателей на специальных стендах в условиях, приближенных к полетным, выдавая заключения о готовности двигателей к испытаниям на летающей лаборатории и на самолете. В работах по созданию РД36-41 участвовало более 50 ведущих специалистов ЦИАМа, среди них: С.В. Серенсен, В.М. Акимов, В.О. Боровик, И.А. Биргер, Ф.Ш. Файгим, Б.М. Титин, и др.

Во исполнение Постановления ЦК КПСС и СМ СССР от декабря 1963 г. и соответствующих приказов ГКАТ и ГКРЭ были назначены смежные предприятия, на которые возлагалсь функции разработки отдельных систем и агрегатов самолета Т-4. Разработчиком двигателя РД36-41 для ударно-разведывательного комплекса назначалось ОКБ-36 (Рыбинское моторостроительное конструкторское бюро (РМКБ), ныне ОАО "НПО "Сатурн", г. Рыбинск); разработчик крылатой ракеты Х-33 - филиал ОКБ-155 (Дубнинское машиностроительное конструкторское бюро, ныне ОАО "МКБ "Радуга", г. Дубна), а материалы по ракете Х-33 передавались для дальнейшей разработки из ОКБ-51 в ОКБ-155; разработку навигационного комплекса и бортовой вычислительной машины доверили ОКБ-857 (Ленинградское ОКБ "Электроавтоматика", ныне ОКБ "Электроавтоматика", г. Санкт-Петербург); радиоэлектронный комплекс был поручен НИИ-131 (Ленинградский НИИ радиоэлектроники, ныне ОАО "Холдинговая компания "Ленинец", г. Санкт-Петербург); разведывательный комплекс был поручен НИИ-17 (Московский НИИ приборостроения, ныне ОАО "Концерн радиостроения "Вега", г. Москва); разработчиком системы дистанционного управления стало ОКБ-118 (ныне ОАО "МНПК "Авионика", г. Москва).

Проекции компоновки самолета Т-4 рассматриваемого в первом эскизном проекте (№ 18 по схеме на стр. 19). (Николай Гордюков)

Проекции компоновки самолета Т-4 рассматриваемого в первом эскизном проекте (№ 18 по схеме на стр. 19). (Николай Гордюков)

Двигатель РД36-41 разрабатывался силами ОКБ-36 на базе двигателя ВД-19 и являлся одноконтурным одновальным турбореактивным двигателем с форсажной камерой. Он предназначался для полетов на крейсерской скорости 3000 км/ч. Для увеличения расхода воздуха первая сверхзвуковая ступень компрессора ВД-19 была заменена двумя ступенями, а турбина получила, охлаждаемы рабочие лопатки, что позволило увеличить температуру газа перед турбиной до 950 К. Двигатель обеспечивал тягу у земли на режиме полного форсажа 17000 кгс.

Разработка ракеты Х-33 началась в конструкторском бюро П.О. Сухого (ОКБ-51) конструкторами И.О. Мельцем, В.П. Сопиным, Ю.В. Троельниковым, В.В. Писковым и Э.В. Литаревым во главе с Н.С. Черняковым, и к середине 1964 г. была передана в Дубнинский филиал ОКБ-155 во исполнение Постановления ЦК КПСС и СМ СССР. Ракета разрабатывалась для полета по аэробаллистической траектории на высоте более 30 км и должна была развивать скорость, соответствующую М=6,5-7. Ракета Х-33 разрабатывалась в трех вариантах компоновки: "бесхвостка", "утка" и "нормальная аэродинамическая компоновка". Проводились многочисленные испытания модели ракеты в аэродинамической трубе ЦАГИ Т-108.

Ракета Х-33 была способна после пуска с носителя выполнять полет автономно, при этом она точно определяла цель и атаковала именно авианесущий корабль противника. На борту ракеты устанавливались РЛС, инерциальная навигационная система (ИНС) и цифровая вычислительная машина (ЦВМ).

Разработка навигационного комплекса (НК) системы Т-4 была проведена Ленинградским ОКБ-857 под руководством П.А. Ефимова, А.Л. Этингофа, Е.С. Липина и РА. Шек-Иовсепянца.

Навигационный комплекс самолета должен был состоять из автономной астроинерциальной доплеровской системы навигации с коррекцией от радиотехнических систем АДНС, РСБН, бортовой РЛС и резервированной системы автоматического управления. Применение практически впервые в составе НК бортовой цифровой вычислительной системы (БЦВС), состоящей из двух ЦВМ (разработчик ОКБ-857), позволило осуществить рациональное комплексирование. Было разработано новейшее программно-математическое обеспечение для вычислительных машин. Основными разработчиками программного обеспечения являлись: Ю.Л. Гранат, Л.П. Горохов, М.М. Кофман, И.В. Ходос, Н.С. Пермиловский, А.Л. Вольфсон, М. Злачевский, Б.И. Суров, И.Г. Топровер и др.

Высокая степень автоматизации борта на базе ЦВМ при наличии обобщенной системы индикации и централизованной сигнализации позволяла экипажу из двух человек в сложных условиях длительных сверхзвуковых и высотных полетов обеспечить выполнение всех задач, возлагаемых на систему Т-4.

Следует отметить, что ОКБ-857 впервые в стране разработало для этих целей индикатор навигационно-тактической обстановки (ИНТО), выполненный на базе электронно-лучевой трубки с оптически прозрачным окном для проектирования совмещенного с электронным изображением микрофильмированного картографического материала, охватывающего практически всю земную поверхность. Ведущие разработчики этого изделия - Е.С. Зайцев, М.З. Львовский, М.Р. Ладыженский, A. С. Сорокин, А.С. Фуксман.

Для отработки комплекса в стендовых условиях был разработан и изготовлен стенд для наземной комплексной настройки аппаратуры комплекса и проведен большой объем полунатурного моделирования. Отработка комплекса в стендовых условиях шла с участием работников предприятия С.Н. Блажкова, С.Ф. Перетца, Б. Герасимова, В.Д. Суслова, Н.Д. Полякова, Ю.И. Сабо, B. П. Тимофеева, Д.Б. Баркана и Е.Е. Хныкина.

Головным разработчиком радиоэлектронного комплекса ударного варианта самолета Т-4 был определен НИИ-131 в силу имеющегося у него задела по созданию радиоэлектронных комплексов и систем управления ракетами для самолетов дальней стратегической авиацией.

Впервые в стране самолет Т-4 предполагалось оснастить несколькими комплексами оборудования: навигационным - на базе астроинерциальной системы с индикацией на планшете и многофункциональными пультами управления; радиоэлектронным - на базе систем управления ракетами; средств радиоразведки, связи и радиоэлектронного противодействия.

Задачи создания такого радиоэлектронного комплекса ударного варианта самолета Т-4, состоящего из большого числа систем, увязанных между собой идеологически, схемно и конструктивно, поставленные перед коллективом НИИ-131, решались впервые в мировой практике. Комплексирование и автоматизация управления радиоэлектронным оборудованием должны были быть столь высокими, чтобы ограничить экипаж самолета лишь летчиком и штурманом-оператором.

Радиоэлектронные средства ударного варианта самолета Т-4 и ракет были объединены в радиоэлектронный комплекс (РЭК) "Океан". Первоначально главным конструктором РЭК являлся заместитель главного инженера института - А.П. Лопырев, а его заместителем - Л.К. Быков. В состав комплекса вошли: радиолокационная система "Вихрь" разработки НИИ-131 (главный конструктор А.Н. Шестун), состоящая из РЛС переднего обзора "Прогресс" на самолете носителе (главный конструктор В.П. Пересада) и радиолокационной головкой самонаведения (РЛГС) на ракете (главный конструктор Г.С. Степанов); система навигационно-автоматического управления (СНАУ) "Централь" на ракете разработки МИЭЛ (главный конструктор С.П. Попов); системы радиоэлектронного противодействия "Отпор"; радиоразведки "Рапира"; радиосвязи "Стремянка", разрабатываемые научно-исследовательским институтом МРП (НИИ-17).

В системе "Вихрь" комплексирование системы навигации и автономного управления "Централь" с РЛГС "Гарпун" осуществлялось бортовой ЦВМ СНАУ и обеспечивало два режима наведения ракеты: площадное наведение с автономной навигацией на точку прицеливания до конца полета; автономная навигация на точку прицеливания на первом этапе полета, затем автоматический поиск радиолокационно-контрастной цели в окрестностях точки прицеливания, захват цели на автосопровождение РЛГС и самонаведение ракеты на сопровождаемую цель.

В процессе предпусковой подготовки должна производиться выставка гироинерциальной платформы СНАУ и ввод необходимых начальных данных для пуска, осуществляемые в диалоге БЦВМ самолета-носителя и СНАУ "Централь" ракеты.

На стадии эскизно-технического проектирования были определены основные структурно-функциональные и конструктивно-технологические решения, которые легли в основу построения РЭК "Океан" и входящих в него систем.

Впервые при проектировании сложного комплекса оборудования для самолета, составные части которого разрабатывались разными институтами, был применен системный подход с целью обеспечения их оптимального взаимодействия в процессе выполнения боевых задач.

С целью предварительной оценки эффективности выполнения боевых задач системой "Вихрь" широко использовалось математическое и полунатурное моделирование как на базе НИИАС, так и на базе математического и полунатурного моделирования летно-испытательного комплекса НИИ-131 (ЛИК НИИ-131 г. Пушкин). Работы проводились под руководством и при непосредственном участии заместителя главного конструктора системы "Вихрь" Ю.М. Смирнова. Для этих работ были специально изготовлены комплексы экспериментальных образцов аппаратуры системы "Вихрь".

Среди работников предприятия, принимавших заметное участие в выполнении этих работ в различные периоды разработки: директоры НИИ-131 Н.В. Аверин и С.С. Никольский; главные инженеры института В.И. Смирнов и В.М. Зуев; начальник СКБ-1 В.М. Глушков, он же научный руководитель НИР "Прогресс"; зам. главного инженера НИИ-131, начальник СКБ-1 Н.А. Чарин; главные конструктора РЭК "Океан", системы "Вихрь": А.П. Лопырев, A. Н. Шестун, А.Н. Лобанов, Л.К. Быков. В.П. Пересада, В.Ф. Чистяков, Г.С. Степанов, А.Н. Никандров, Б.М. Смуров, а также научные сотрудники и специалисты: Д.Н. Медведев - разработчик аппаратуры помехозащиты "Гарпун" системы "Вихрь", А.М. Игнатьев, В.Ф. Мытарев, Р.С. Тютерев, Е.Н. Беляев, B. М. Головачев, В.Н. Шур, Г.С. Зеленков, Ю.П. Степанов и многие, многие др.

Возложение на самолет Т-4 разведывательных функций явилось ответом на созданный американский самолет-разведчик LOCKHEED SR-71 с крейсерской скоростью полета 3000 км/ч, появление которого для "суховцев" было большой неожиданностью.

Головным предприятием по разработке разведывательного комплекса самолета Т-4, получившим название "Рапира", определено НИИ-17. Руководителем работ был назначен главный конструктор НИИ-17 Петр Осипович Салганик. В коллектив, участвовавший в разработке комплекса, входили заместители главного конструктора Ростислав Александрович Разумов и Николай Сергеевич Горшков, ведущий по отработке и испытаниям Лев Порфирьевич Мякотин, главные конструктора по направлениям М.П. Богачев, В.И. Соколинский, Е.В. Рожанская. Работы проводились вплоть до 1974 г.

Формируя свою точку зрения по способу построения системы управления, ОКБ П.О. Сухого рассматривало различные ее варианты. Прошло несколько совещаний с участием различных организаций. На одном из них, участниками которого были от ОКБ П.О.Сухого главный конструктор самолета Т-4 Н.С. Черняков, И.Е. Баславский, А.А. Колчин, от ЦАГИ Г.С. Бюшгенс, Г.В. Александров, Ю.А. Борис, от ОКБ-118 - И.Г. Зайцев, обсуждался вариант построения системы управления самолетом с применением электродистанционной системы.

Рассматривался вариант, проработанный ранее ЦАГИ с ОКБ В.М.Мясищева для самолета М-50, обладавшего аналогичными особенностями (неустойчивостью по перегрузке в продольном и путевом каналах управления). Для определения исполнителей этих работ в ОКБ П.О. Сухого было проведено совещание под председательством главного конструктора самолета Т-4 Н.С. Чернякова. На нем принимали участие возможные исполнители по созданию САУ и СДУ для самолета Т-4. От МИЭА В.А. Казаков и Р.З. Векслер, от ОКБ-118 И.А. Михалев и И.Г. Зайцев. Каждая из этих организаций доложила свои предложения по построению системы автоматического и ручному управлению с помощью электродистанционной системы. После рассмотрения предложений этих организаций ОКБ П.О. Сухого приняло решение о поручении создания систем автоматического электродистанционного управления самолета Т-4 ОКБ-118 главного конструктора И.А. Михалева.

График зависимости угла атаки самолета от нагрева ПГО. ( Олег Самойлович)

График зависимости угла атаки самолета от нагрева ПГО. ( Олег Самойлович)

Схема работы "флюгарка". (Олег Самойлович)

Схема работы "флюгарка". (Олег Самойлович)

В ноябре 1963 г. главным конструктором ОКБ- 118 был назначен О.В. Успенский Развернувшиеся в дальнейшем работы по созданию САУ и СДУ для самолета Т-4 проводились под его общим руководством. Осуществление их требовало глубоких теоретических, схемных и конструкторских проработок.

Теоретические работы проводились в двух подразделениях: по системе автоматического управления в отделе, которым руководил Б.К. Дементьев с исполнителями З.Н. Палеевой, АЛ. Елисеевой; по системе дистанционного управления в отделе под руководством М.С. Чикулаева с исполнителями Н.М. Эйдиновым, И.Г. Павлиной и др.

Устранение неустойчивости по скорости полета обеспечивалось введением автомата тяги (АТ). Закон управления и его структура были определены теоретическим отделом. Разработка схем, конструкций блоков и структур построения САУ и СДУ проводились в отделе, которым руководил Б.К. Дементьев, вместе с инженерами П.И. Дроздовым, И.В. Трофимовым, В.И. Коротченко, Н.М. Подзоровой, И.И. Езеевой, А.В. Егоровым, В.С. Яшиным. Ведущим инженером по САУ и СДУ для самолета Т-4 в отделе был назначен А. Асланов. Конструкции блоков, модулей и узлов разрабатывались в конструкторской бригаде Н.А. Хазанова вместе с И.А. Шишкиной, РП. Сельдяковой, Л.Л. Исайчевой, Л.П. Морозовой, В.С. Мусатовым. Создание силовых агрегатов и их лабораторная отработка (рулевых машин, механизма управления тягой двигателей) осуществлялось в отделе Л.Г. Ярмаркова, инженерами Н.Г. Торбан, Ю.Л. Траскиным, лабораторная отработка Е.Я. Ротфельдом, З.М. Сергеевой, В.П. Ширяевым и др.

Кроме того, для работы над СДУ и САУ самолета Т-4 были созданы технические бригады под руководством А.Я. Беляева и М.И. Левковича, в которые входили инженеры В.А. Гольберг, В.С. Мишин, В.М. Королев, Н.Я. Куликов, Э.Н. Асиновский, Я.С. Химич, Н.В. Косаговская. В них были созданы малогабаритные СКТ и индукционные датчики углов, на базе которых конструктором Ю.Н. Сергеевым разработаны многоканальные датчики углов. Эти работы проводились под общим руководством заместителя главного конструктора В.Ф. Гришаева.

На основе всех вышеперечисленных работ была создана четырежды резервированная с самоконтролем исправности многофункциональная система автоматического управления САУ-4, обеспечивавшая управление и стабилизацию самолета по трем осям, управление по траектории в вертикальной и горизонтальной плоскости, включая заход на посадку, и электродистанционная система управления СДУ-4, обеспечивавшая устойчивость и необходимые характеристики управляемости на всех режимах полета, включая и неустойчивые. В состав СДУ входили: автоматы продольного управления, путевого и демпфер крена. Резервированный автомат тяги входил в комплектацию САУ-4.

Техническое руководство всеми работами по созданию САУ-4, СДУ-4 и АТ осуществлял заместитель главного конструктора И.Г. Зайцев

В четвертом квартале того же года, были составлены и согласованы с ЦАГИ, ЦИАМом, ВИАМом, НИАТом и другими научно-исследовательскими организациями планы совместных работ, обеспечивающих выполнение первого этапа разработки комплекса.

В 1963 г. было построено 6 моделей и проведены испытания в аэродинамических трубах 4-х моделей. В процессе исследования прочности конструкции изготовлено 50 опытных отсеков и проведены их испытания.

А.С. Зажигин. (Ильдар Бедретдинов)

А.С. Зажигин. (Ильдар Бедретдинов)

Похожие книги из библиотеки

Жизнь по «легенде»

Читателям предлагается сборник биографических очерков о замечательных людях — сотрудниках нелегального подразделения советской внешней разведки, самоотверженно выполнявших ответственные задания Родины далеко за ее пределами.

Книга основана на рассекреченных архивных материалах Службы внешней разведки России и Зала ее истории.

Автор книги — ветеран внешней разведки (полковник в отставке), журналист и писатель, лауреат Премии СВР России в области литературы и искусства, ряда других литературных премии и конкурсов. После окончания Краснознаменного института КГБ (ныне — Академия внешней разведки) он более сорока лет проработал в центральном и зарубежных аппаратах внешней разведки, а также в ее Пресс-бюро.

Трофейные танки Красной Армии. На «тиграх» на Берлин!

Вопреки распространённому убеждению в превосходстве советской бронетехники, Красная Армия всю войну охотно применяла трофейные танки. Если в 1941 году их количество было невелико — наши войска отступали, и поле боя, как правило, оставалось за противником, — то после первых поражений Вермахта под Москвой и на Юго-Западном фронте, где немцам пришлось бросить много исправной техники, в Красной Армии были созданы целые батальоны, полки и бригады, имевшие на вооружении трофейные танки. И даже в конце войны, когда промышленность вышла на пик производства, в изобилии снабжая войска всем необходимым, использование трофеев продолжалось, хотя и в меньших масштабах, причем наши танкисты воевали не только на «пантерах» и «тиграх», но и на венгерских «туранах».

Новая книга ведущего специалиста восстанавливает подлинную историю боевого применения трофейной бронетехники, а также отечественных самоходок, созданных на шасси немецких танков.

Книга содержит много таблиц. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Тяжелые САУ Красной Армии

Практически одновременно с началом проектирования тяжелого танка Т-35 в СССР началась разработка на его базе тяжелых самоходно-артиллерийских установок. Шасси тяжелого танка было привлекательным для размещения на нем артиллерийских систем большой и особой мощности.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Маленькие «Тигры»

Эта книга посвящена достаточно малоизвестным германским боевым машинам, создаваемым уже в период Второй мировой войны. Большинство из них предназначалось для разведки и связи, меньшая часть — для поддержки пехоты, а также для выполнения иных специальных задач. Конструктивно их подвеска, да и многие другие агрегаты были подобны знаменитым немецким танкам «Тигр» и «Пантера», поэтому все семейство вполне можно было назвать маленькими «Тиграми». Однако этой технике не суждено было сыграть в великом противостоянии какую-либо значительную роль. Германская танковая промышленность с трудом справлялась с основными заказами и крупносерийно выпускать технику узкоспециального назначения уже не могла.