Почему снабби?

Для начала давайте немного вернемся в прошлое. Мы начнем с 1930 года, с книги «Стрельба» Джея Генри Фитцжеральда[19], многолетнего сотрудника компании Кольт и разработчика «Fitz Special», специальной короткоствольной версии «Colt .45 New Service»:

«Двухдюймовый ствол обладает множеством достоинств. Короткий ствол даёт меньший рычаг для нападающего, пытающегося отобрать пистолет в рукопашной схватке. В машине короткий ствол не задевает рулевое колесо при перемещении оружия вправо или влево… Даже с учетом качества современных патронов, всё еще остается риск нарваться на некачественный патрон, и тут двухдюймовый ствол даёт значительное преимущество. Я еще ни разу не видел пули, застрявшей в двухдюймовом стволе… Бесспорно, что извлечение короткоствольного револьвера из кобуры происходит быстрее, чем извлечение длинноствольного».

Дальше мы перейдем к классике — «Стрелять чтобы выжить» Фэйрбэйрна[20], впервые опубликованной в 1942 году. Он очень высоко оценивал «Fitz Special»:

«Сначала рассмотрим детектива или просто человека в штатской одежде. Его оружие должно быть скрыто от посторонних, но человек должен быть готов к самому быстрому извлечению оружия, какое только возможно, и к моментальному первому выстрелу на очень короткой дистанции. Для этой цели, наш собственный выбор — это короткоствольный револьвер серьезного калибра» (и здесь он описывает такой револьвер со ссылкой на Фитцжеральда).

После Второй мировой войны лучшими книгами о снабби были «Руководство по короткоствольному оружию», «Искусство быстрого извлечения» и «Боевая стрельба» Чика Гейлорда, знаменитого производителя кобур[21].

«Оружие для скрытого ношения можно разделить на две категории. Оружие, используемое офицерами полиции вне службы, детективами и гражданами; и скрытое оружие, используемое агентами, работающими под прикрытием, или офицерами, желающими подстраховать себя в случае отказа основного оружия, как запасное оружие. Никакое оружие для ношения не должно быть калибра меньше чем .38 Special. Один из лучших револьверов для ношения из всех что я видел — это Webley & Scott модели .455[22] Irish Constabulary. Этот британский револьвер немногим больше по размеру, чем Colt's Detective Special, но молотит, как Йенс Юханссон[23]».

Почему снабби?

Ранние примеры снабби: Colt Agent и S&W Model 12. Оба представители легковесных моделей револьверов[24].

Полковник Рекс Эпплгейт в своей классической книге «Убей или будешь убит»[25] выражает восхищение такими револьверами компании Смит-энд-Вессон, как Chiefs Special и Centennial. Много лет мы не знали о роли, которую Эпплгейт сыграл в разработке патрона .38 Special и безкурковой версии S&W Safety Hammerless, предшественника Centennial. Насколько я помню, после Второй мировой войны, Эпплгейт служил в Мексике. Он и его напарник были атакованы кампресино[26], вооруженными мачете[27]. Эпплгейт истратил 5 выстрелов из своего револьвера калибра .38 S&W[28] безо всякого видимого эффекта. Его напарник смог остановить нападающих, используя свой Кольт калибра .45 ACP[29]. Эпплгейт предложил компании Смит-энд-Вессон разработать модель Centennial, предназначенную для стрельбы патронами калибра .38 Special. Вот что он говорил о короткоствольных револьверах:

«Конечно, любой револьвер, который может быть спрятан в ладони обычного человека, весит 21 унцию[30] и предназначен для стрельбы патронами калибра .38 Special, вряд ли может рассматриваться как оружие для высокоточной стрельбы. Впрочем, их нерегулируемый открытый прицел может дать приемлемый результат при стрельбе по практическим мишеням, но все-таки это оружие было спроектировано, производится и предназначено в первую очередь для стрельбы по мишеням, которые стреляют в ответ».

Билл Джордан[31], знаменитый офицер пограничной охраны. Многие считают его иконой американской школы стрельбы из револьвера. Его опыт работы в правоохранительных органах, вкупе с опытом, полученным в Корпусе морской пехоты во время войны, дали ему глубокое понимание ближнего огневого боя, которым мало кто из нас может похвастаться. Он был не только прекрасный стрелок олимпийского класса, но и настоящий южный джентльмен. Его книга, «Второго места не бывает»[32], - это настоящая сокровищница полезной информации, часто выходящая за рамки опыта простых смертных. Вот что он пишет о роли снабби:

«Эти маленькие, легкие револьверы однозначно полезны для ношения со штатской одеждой. На службе, в мундире, я предпочитаю мой обычный .357 Magnum. Вне службы, или когда на улице действительно жарко, возникает соблазн отказаться от оружия вообще или, наоборот, прогуляться с большой пушкой на поясе и попугать обывателей. Это тот самый момент, когда ценность маленького легкого револьвера в кармане брюк больше чем ценность слитка золота такого же размера. В этот момент маленькое и легкое оружие, которое, тем не менее, обладает достаточной мощностью — это идеальный выбор».

Многие вещи продолжают служить просто потому, что они выполняют свою работу лучше, чем любые новинки. Это абсолютно справедливо для короткоствольных револьверов. Их назначение часто отражено в названиях: «карманный револьвер», «запасной револьвер», «оружие вне службы». Эти же названия замечательно определяют тактическую нишу, для которой это оружие предназначено. И снабби остались в этой нише, даже когда самозарядные пистолеты стали основным оружием в армии и в полиции. И сейчас выбор таких револьверов широк как никогда.

Сейчас самыми популярными являются пятизарядные снабби, так что я уделю им особое внимание в своей книге, но, справедливости ради, под это определение попадает любой револьвер, калибра .38 Special или больше, с длинной ствола не больше 2,5 дюймов[33] и весом не более 30 унций[34]. Это позволяет отнести к снабби такие револьверы, как S&W 19-й модели с 2,5 дюймовым стволом в калибре .357 Magnum. С учетом регулируемого прицела, его стоит считать настоящим кадиллаком[35] среди снабби. Кстати, этот револьвер долгие годы был стандартным оружием Секретной службы[36], это то самое оружие, с которым охраняли президента США.

Похожие книги из библиотеки

Полуброненосные фрегаты типа “Дмитрий Донской”. 1881-1905 гг.

Книга посвящена двум крейсерам русского флота: “Дмитрию Донскому” и “Владимиру Мономаху” — кораблям, в конце 19-начале 20-го веков прошедшим через все океаны и погибшим в мае 1905 г. в Японском море.

Строительство и ввод в состав российского флота полуброненосных фрегатов “Владимир Мономах” и “Дмитрий Донской” ознаменовало важный этап в российском судостроении — переход к созданию серии кораблей крейсерского назначения. Корабли эти были добротно построены на российских верфях, представляли самостоятельный отечественный конструктивный тип и получили славные имена известных в отечественной истории великих князей.

Голландские крейсера Второй Мировой войны

Сделать вывод о том, каков же он, голландский вариант легкого крейсера, предоставляю читателю. Возможно, название «колониальный крейсер» у многих ассоциируется с чем-то экзотическим вроде вооруженной гарпунами прогулочной яхты или, максимум, со сторожевиком с мелкокалиберной артиллерией. На деле же, колониальные крейсера Нидерландов мало в чем уступали аналогам своего класса из состава флотов ведущих морских держав. Однако в процессе работы не раз приходилось слышать, что у голландцев, мол, «небоевые корабли», которые ничем себя не проявили. Хочется возразить этим непререкаемым «авторитетам», с томным придыханием вспоминающим о потопленном в первом же боевом походе линкоре Bismarck и пугалом проторчавшем всю войну в норвежских шхерах Tirpitz, что так можно договориться до признания «небоевым» всего советского надводного флота, не имевшего ни одного боевого соприкосновения на уровне выше эсминцев противника и исполнявшего почти исключительно задачи огневой поддержки войск и транспортно-снабженческие функции. Кстати сказать, утомило изобилие выпускаемой литературы по немецкой технике (не только морской), вновь и вновь подающей многократно жеванную, переваренную и «отброшенную» информацию. Помилуйте, господа-германофилы, немцы уже «обсосаны» до пуговиц на мундирах, но не у них же одних были танки, корабли и самолеты!

История пикировщика

Аннотация издательства: История пикирующего бомбардировщика занимает всего 20 лет — с 1925 по 1945 год. Но именно этот класс самолетов оказал решающее влияние на ход Второй мировой войны. Исследования английского историка Питера Ч. Смита посвящены боевому применению пикирующих бомбардировщиков на европейском и тихоокеанском театрах военных действий.