Главная / Библиотека / Ju 87 «Stuka» Часть 2 /
/ Боевое применение (продолжение)

Глав: 4 | Статей: 11
Оглавление
Продолжение выпуска № 19.
С. Ивановi

Боевое применение (продолжение)

Боевое применение (продолжение)

Одновременно с боями в Норвегии проходила начатая 10 мая 1940 битва за Францию. Люфтваффе располагали здесь 380 самолетами Ju 87 «штука», из которых было 348 исправных (по состоянию на 10 мая). Большинство из них находились в составе VIII авиакорпуса под командованием генерала фон Рихтхофена. Этот корпус входил во 2-й воздушный флот, располагавшим, между прочими, Stab, I. и II./StG 77, IV./LG 1, Stab, I. и III./StG 2 и III./StG 51. С первого дня наступления пикирующие бомбардировщики активно участвовали в немецком «блицкриге». Одной из задач первого дня операции была поддержка парашютных частей, которые захватили важнейшие мосты через реку Маас и ключевой бельгийский форт Эбен-Эмаэль. Этот форт, законченный в 1935, считался сильнейшим фортификационным сооружением в Европе. Немецкие десантники высадились на транспортных планерах DFS 230 прямо на верх укрепления и с помощью подрывных зарядов и огнеметов поочередно уничтожили бронированные башни и бункеры. Оценив трудность ситуации, в которую попали защитники форта, бельгийское командование направило туда части 7-й пехотной дивизии с заданием ликвидировать группы десантников. Однако самолеты Ju 87 из StG 2 сделали невозможным сосредоточение бельгийских войск, что в конце концов привело к капитуляции гарнизона Эбен-Эмаэля. Пикировщики в первый день атаковали также корабли голландского флота. Эсминец «Ван Гален», получивший задание обстрелять занятый немцами аэродром на острове Вальхерен, уничтожил огнем своих орудий три заходящих на посадку транспортных самолета Ju 52, а затем почти полчаса обстреливал немецкие позиции на берегу. Ответ Люфтваффе был немедленным. 32 «штуки» из VIII авиакорпуса атаковали голландский корабль, который за несколько минут получил несколько попаданий и затонул. Та же судьба постигла четырьмя днями позже канонерскую лодку «Иохан Мориц ван Нассау». Когда 12 мая 1940 началась эвакуация морем королевского семейства и правительства Нидерландов, а также некоторых войсковых частей, «штуки» вновь взяли под прицел корабли союзников, участвовавшие в этой операции. Налеты пикировщиков концентрировались, главным образом, на эсминцах, на которых лежал основной груз ответственности за перевозки. 15 мая 1940 в результате действий VIII авиакорпуса получил попадание британский эсминец «Валентайн», пытавшийся прикрыть огнем своей зенитной артиллерии голландский паром в устье реки Шельда. Тяжело поврежденный корабль выбросился на мель. В течение следующих двух дней Ju 87 серьезно повредили эсминцы «Винчестер» и «Вестминстер», а 19 мая между Ньюпором и Остенде потопили эсминец «Уитли», попав в него минимум четыре раза. Одновременно для союзных войск резко ухудшилась ситуация на суше. Уже вечером 12 мая танковые соединения генералов Гудериана и Рейнгардта достигли Мааса в окрестностях Седана. Переправа через реку планировалась на следующий день. В соответствии с этим планом, 13 мая 1940 в 16.00 перед фронтом подготовившихся к наступлению 1-й, 2-й и 10-й танковых дивизий появились «штуки» из II авиакорпуса, подкрепленные частями из VIII авиакорпуса. Под градом 500-кг бомб заградительный огонь французов, который они вели с западного берега Мааса, почти прекратился. После первого налета пикировщиков над полем боя появились горизонтальные бомбардировщики Do 17 Z из KG 2. Поочередные атаки небольшими группами пикирующих и горизонтальных бомбардировщиков, направленные против точечных целей (позиции артиллерии, полевые укрепления, командные пункты и т. п.) продолжались до наступления сумерек. Вечером выяснилось, что солдаты из Schutzenregiment 1 (стрелковый полк N 1) и саперы из 2-й танковой дивизии захватили плацдармы на левом берегу Мааса у Седана и находящегося в пяти километрах от него Душера. Непрерывные налеты «штук» парализовали обороняющихся и не позволили подтянуть резервы.



Ju 87 D-5 характеризовался удлиненными крыльями и усиленным стрелковым вооружением -2 х MG 151/20. Хорошо заметен козырек из бронестекла на лобовом окне пилотской кабины.

Кроме 310 горизонтальных бомбардировщиков и почти 200 пикировщиков II авиакорпуса в налетах также участвовала StG 77 из VIII авиакорпуса. После форсирования Мааса танковая группа генерала фон Клейста неудержимо ринулась в направлении берегов пролива Ла-Манш. Все старания остановить ее, в ходе контратак британских и французских войск, ни к чему не привели.



Сборка самолетов Ju- 87D-5 велась на заводе в Бремене-Лемвердере. Обратите внимание на темные панели по бортам фюзеляжа в районе кабины летчика — это накладные бронеплиты.


После того как звезда Ju-87 в качестве пикирующего бомбардировщика закатилась, «Штуки» стали использоваться для нанесения ударов по наземным целям с малых высот, поэтому во фронтовых подразделения за ненадобностью снимались тормозные решетки, снижавшие скорость пикирования.

Немецкие Люфтваффе господствовали в воздухе, а все попытки союзников сконцентрировать свои части для нанесения встречного удара пресекались пикирующими бомбардировщиками. 20 мая немцы заняли Абвиль, после чего большая часть их танковых соединений была повернута на север. Захватив Этапль, 23 мая они нанесли удар в направлении Булони и Кале. Этот молниеносный бросок загнал все левое крыло фронта союзников в своеобразный треугольник, с основанием между Гравелином и Тернезеном и вершиной к северу от Камбре. Северный участок восточной стороны этого треугольника был занят бельгийской армией, которая, однако, из-за налетов «штук», продолжавшихся весь день 24 мая, начала показывать признаки деморализации. Исходя из такого развития ситуации, когда стало очевидным, что исчезла надежда на деблокирующий удар французской армии из-за Соммы на север, командующий Британским экспедиционным корпусом лорд Горт получил приказ отвести свои оказавшиеся в окружении войска на побережье в окрестностях Дюнкерка, откуда должна была начаться их эвакуация в Англию. В то же время вследствие такого быстрого продвижения немецких частей аэродромы, с которых оперировали самолеты Люфтваффе, остались далеко в тылу. Исключая перебазировавшиеся на полевые аэродромы в районе Сен-Квентина пикировщики VIII авиакорпуса, цели на побережье у Булони, Кале и Дюнкерка находились на пределе досягаемости Ju 87. Виду связанного с этим значительного риска барон фон Рихтхофен приказал передислоцировать I./JG 27 и несколько эскадрилий StG 2 в район Сент-Поля, находящийся в непосредственной близости к фронту. Однако это было только половинчатое решение, поскольку отсутствовала возможность доставки к ним необходимого снабжения. Колонны тыловых служб застряли в дорожных пробках в узком коридоре, пробитом XIX армейским корпусом. Транспортные Ju 52 сами не были в состоянии доставить требуемые объемы горючего, бомб и прочего, необходимых «штукам» для реализации всех оперативных возможностей. Несмотря на эти трудности, Люфтваффе всеми силами старались затруднить эвакуацию британских войск. 25 мая 1940 майор Оскар Динорт. командир базирующейся в Гуине StG 2, получил приказ атаковать английские надводные корабли, обстреливающие позиции XIX армейского корпуса генерала Гудериана. Эту операцию проводили штабное звено эскадры вместе с самолетами I./StG 2 под командованием капитана Губерта Хитшольда (Hitschold) и III./StG 2 под командованием капитана Гейнца Брюкнера (Bruckner). Хотя тактика атак небольших, но скоростных морских целей, какими были эсминцы, не была еще в достаточной степени усвоена пилотами StG 2, налет завершился большим успехом. Первыми атаковали машины штабного звена — самолеты майора Динорта и его ведомых, обер-лейтенантов Улица и Лау; за ними пикировали остальные 40 «штук». Несмотря на появление английских истребителей, Ju 87 потопили эсминцы «Вессекс» и «Вимьера» и повредили польский эсминец «Буржа». Благодаря звену «мессершмиттов» Bf 109, которые вовремя появились над полем битвы и связали действия «спитфайров» Королевских ВВС, все самолеты StG 2 в безопасности вернулись на базу (накануне группа потеряла восемь машин в результате действий истребителей RAF).

В тот же день — 25 мая — пикировщики из StG 1 и бомбардировщики из KG 77 воспрепятствовали развитию сильного французского контрудара, направленного на южный фланг немецкого фронта под Амьеном. StG 77 под командованием графа фон Шенборна (Schonborn) был направлен на бомбардировку французских батарей, обстреливающих аэродром Люфтваффе под Сен-Квентином. Тогда же под градом бомб со «штук» прямо в порту Булони затонул у пирса французский эсминец «Шакал», высаживавший эвакуированных солдат.



Ju 87D-3


Ju 87D-5


Варианты фонарей кабины поздних модификаций

На следующий день генералы Гудериан и фон Рихтхофен провели совместную атаку XIX армейского корпуса и VIII авиакорпуса на цитадель и порт Кале. Первый налет провела StG 77 уже в 08.40. «Штуки» сопровождались Bf 109 из JG 27. Несмотря на попытки противодействия со стороны истребителей RAF, «юнкерсы» выполнили свою задачу. Вскоре после этого над целью появились Ju 87 из StG 2, атаки которых продолжались до 10.00. Следующий час длилась артиллерийская подготовка, а в полдень вперед двинулись подразделения 10-й танковой дивизии. В результате согласованных действий сухопутных войск и частей пикирующих бомбардировщиков крепость Кале капитулировала в 16.45. 2000 солдат союзников попали в плен. Такого взаимодействия не хватило, однако, в Дюнкерке, последнем большом порту, который еще оставался в распоряжении сражавшихся во Франции британских войск. По приказу Гитлера танковые дивизии вермахта остановились примерно в 20 км от города — остальную «работу» должны были выполнить исключительно Люфтваффе.

26 мая 1940 в 18.57 британское Адмиралтейство отдало приказ начать операцию «Динамо», имеющей целью спасение английской армии, находящейся во Франции. С 27 мая целая армада кораблей и судов начала эвакуацию. Вскоре над Дюнкерком появились первые немецкие бомбардировщики. Сначала атаки проводили отдельные группы из KG 1, 4 и 54.

Эта «увертюра» продолжалась до 07.11, когда над портом появились пикировщики из VIII авиакорпуса. Град 250- и 500-кг бомб засыпал порт и рейд Дюнкерка. Было потоплено несколько малых судов и большой французский транспорт «Кот д'Азур». В результате налетов «дорнье» Do 17 Z из KG 2 и 3 уже после первых суток авиационного наступления Дюнкеркской порт перестал выполнять свои функции, и посадка солдат на корабли и суда должна была проходить с открытых пляжей между Дюнкерком и Ла Паном. В первый день операции «Динамо» удалось перевезти в Англию 7669 солдат из общей численности войск примерно 300000 человек. В течение следующих дней из-за ухудшившейся погоды (высота нижней кромки облачности не превышала 100 м) части пикирующих бомбардировщиков не принимали участие в налетах. Только 29 мая с утра погода улучшилась, и три эскадры пикировщиков VIII авиакорпуса возобновили свои атаки.



«Доры» в полете, снимок 1943 г. На переднем плане — Ju-87D-3 позднего выпуска, верхний самолет — Ju-87D-5. Средняя машина оснащена буксировочным устройством. На вооружении Schlachtgeschwadern находились в первую очередь Ju-87D-5, но до выработки ресурса или гибели в бою продолжали эксплуатироваться и «Штуки» более ранних модификаций.


Ju-87D-5 в «змеином» камуфляже выруливает на старт, зима 1943-44 г.г. Под плоскостью крыла подвешена бомба SC-250, под фюзеляжем — контейнер АВ- 500 с осколочными боеприпасами.


Звено Ju-87D-5 направляется на боевое задание под эскортом двух истребителей B/.109G. Юнкерсы имеют временную зимнюю окраску. К моменту принятия на вооружение люфтваффе Ju-87D-5, яркие эмблемы подразделений на бортах немецких самолетов уже остались в прошлом. Маркировка ограничивалась полосами театра военных действий и буквенно-цифровым бортовым идентификационным кодом.

Этот день оказался катастрофическим для союзного флота. В результате налетов «штук» и двухмоторных пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс» Ju 88 из KG 30 и LG 1 были потоплены три эсминца, а семь других получили повреждения от немецких авиабомб. Тяжелой утратой стало и затопление пикировщиками пяти больших пассажирских паромов: «Куин оф Чэннел», «Лорина», «Фенелла», «Кинг Орри» и «Норманния». Налеты, проведенные 29 мая, потвердели эффективность пикирующих бомбардировщиков Ju 87 при уничтожении надводных целей — их атаки серьезно осложнили дальнейшее проведение операции «Динамо». Британское Адмиралтейство — чтобы избежать дальнейших потерь — отдало приказ, запрещавший участие эсминцев новых типов в эвакуации. К счастью для англичан, еще раз туман и низкая облачность сделали невозможными полеты бомбардировщиков. Только 1 июня «штуки» смогли снова появиться над портом и пляжами Дюнкерка. Первой жертвой их атак стал тральщик «Скипджек» с 275 людьми на борту. Следующим был эсминец «Кейт», который затонул вскоре после попадания 250-кг бомбы в машинное отделение. Дальнейшие налеты «штук» привели к гибели эсминцев «Базилиск» и «Хэвант», канонерской лодки «Москито», а также к тяжелым повреждениям эсминцев «Айвенго», «Ворчестер» и «Уайтхолл». После небольшого перерыва около 13.00 над портом вновь появились «юнкерсы» VIII авиакорпуса. Подходивший к молу французский эсминец «Фудройян» получил попадания трех бомб и затонул. Вскоре после этого метко сброшенная 250-кг бомба разорвала корму тральщика «Брайтон Куин», который пошел на дно несколько минут спустя. Та же судьба постигла пассажирское судно «Скотия» с 2000 французских солдат на борту. В сумме пикировщики потопили в тот день 31 единицу эвакуационного флота (в том числе четыре эсминца). Хотя союзникам удалось вывезти 1 июня 64429 солдат, адмирал Рамсей, под впечатлением потерь, вызванных атаками пикирующих бомбардировщиков, приказал в дальнейшем проводить операцию «Динамо» только под покровом ночи. Из-за плохих погодных условий «штуки» действовали над Дюнкерком лишь четыре дня, потеряв при этом всего 11 машин. Еще до окончания операции «Динамо» большинство частей пикирующих бомбардировщиков были перебазированы на другие аэродромы в связи с запланированной второй фазой «Битвы за Францию». Она началась 5 июня и закончилась с подписанием перемирия 22 июня 1940. Действия «штук», не встречавших серьезный отпор от французских истребителей, имели характер, аналогичный операциям в Польше. Роль Ju 87 во всей кампании в Западной Европе в мае-июне 1940 правильно оценили и союзники.



Одним из самых заслуженных летчиков люфтваффе являлся Ганс-Ульрих Рудель, совершивший почти 2530 боевых вылетов. Рудель поразил бомбой стоявший в гавани Кронштадта линкор «Марат». Уничтожил 519 советских танков и вывел из строя массу другой техники. Разгром Германии Рудель встретил в звании полковника, ему было всего 28 лет; на войне Рудель лишился ноги. На снимке — линейка самолетов JU-87D-5 из III/St.G-2, на переднем плане — самолет Руделя. К концу 1943 г. упростилось изображение опознавательных знаков и свастики, а размеры литер идентификационного кода очень сильно уменьшились. Код самолета Руделя — «Т6+AD», литера «А» и носовая часть кока воздушного винта — светло-зеленого цвета. Самый кончик кока винта окрашен в желтый цвет — цвет III группы. Обратите внимание на размеры литер «Тб» бортового кода.


Воздушный тормоз


Германия, 1945 г. Солдаты американской армии позируют на фоне поврежденного Ju-87D-7 (переделанный D-3). Обратите внимание на обломанную деревянную лопасть воздушного винта. Окраска кока винта спиралью стала в конце войны общепринятой для ударных самолетов.


Ju 87D-7


Ju 87D-8

Английский военный теоретик и историк Дж. Фуллер писал:

«Немцы видели в самолете летающее полевое орудие, которое благодаря своей скорости, маневренности и способности к немедленным действиям могло теснее и быстрее взаимодействовать с танковыми силами, нежели обычная полевая артиллерия (…) используя отработанную связь пикировщиков с танками, удвоили скорость последних. Войну для немцев выиграли «штуки» вместе с танковыми дивизиями».

Слово «Stukas», после «Битвы за Францию» бывшее у всех на устах, стало синонимом «чудо-оружия». Военная пропаганда немцев подкрепляла этот миф всеми способами; сочинили даже гимн летчиков-пикировщиков, ставший шлягером на радио. Кинохитом стал художественный фильм под названием «Stuka!». В руководстве Люфтваффе этот миф поддерживали статистическими данными, которые показывали, что за всю кампанию между 10 мая и 30 июня 1940 общие потери частей пикирующих бомбардировщиков составили 123 машины (в т. ч. в авариях и другие небоевые потери) — далеко не чрезмерная цена за разгром одной из сильнейших армий в мире.

Миф о непобедимых «штуках» пошатнули боевые действия, проводившиеся против Великобритании между 4 июля и 14 ноября 1940. В их первой фазе, продолжавшейся с 4 июля до 12 августа, Ju 87 атаковали каботажное судоходство и бомбардировали порты на берегу Ла-Манша. Эти операции начались 4 июля налетом 30 «юнкерсов» из III./ StG 51 на Портленд. В это же время почти 90 «штук» из StG 2 атаковало большой конвой ОА-168, вышедший из Дувра. Были потоплены четыре больших судна общим тоннажем около 16000 брт. 6 июля 1940 изменились обозначения некоторых частей пикирующих бомбардировщиков; так, III./StG 51 переименована в II./StG 1, I.(St.)/Tr.Gr. 186 — в III./StG I, I./StG 76 — в III./StG 77. В течение следующих дней небольшие группки Ju 87 под сильным истребительным прикрытием выполняли беспокоящие налеты на Портсмут и Спитхед, а также на батареи береговой артиллерии на острове Уайт. 9 июля был потоп-Лен небольшой каботажник «Кеннет Хоксфилд»; однако, Люфтваффе в этот день понесли тяжелую утрату, когда над Портлендом был сбит командир I./StG 77 капитан Фридрих Карл барон фон Дальвиг цу Лихтенфельс (Dalwigk zu Lichtenfels). 20 июля около 17.40 II./StG 1 под командованием капитана Антона Кейля в 10 милях от Дувра атаковала конвой «Боссум». Пароход «Палборо I» затонул, а несколько судов получили повреждения. Через пять дней 57 «штук» атаковали конвой CW 8. Первый удар нанесла III./StG 51, чьи пилоты потопили каботажники «Аякс» и «Кокетдейл», повредили «Эмпайр Крусейдер» и подожгли танкер, который, пылая как факел, затонул на следующий день. Затем в дело вступила II./StG 1. Был потоплен угольщик «Генри Мун» и цементовоз «Самнити». Немцы потеряли два Ju 87, сбитые истребителями 54-го дивизиона RAF, подошедшие на выручку конвою. Тяжелые повреждения получили также два британских эсминца, высланные в качестве дополнительного охранения. Две бомбы, сброшенные во время атаки 24 «штук» из StG 1 и StG 51, попали в мостик «Бореаса», где погибло или ранено 50 моряков, а «Бриллиант» получил две бомбы в корму, которые, к счастью для англичан, не взорвались. Учитывая такую значительную действенность пикировщиков, Адмиралтейство было вынуждено прекратить движение конвоев в районе Дувра в дневное время. 27 июля «штуки» из I./StG 77 вновь попытались нанести удар по прибрежному судоходству, атаковав в районе Сванаге конвой «Бэкон», но без особого успеха. 29 июля 48 Ju 87 из IV.(St.)/LG 1 и П./ StG 1 под прикрытием 80 «мессершмиттов» Bf 109 Е бомбардировали дуврский порт. Во время налета потоплен небольшой сторожевой корабль, а портовое оборудование получило значительные повреждения. Люфтваффе потеряли четыре «юнкерса».



Nachtschlacht Ju-87 отличались ночной окраской, верх самолетов поверх базовой окраски покрывался пятнами зеленого цвета. Самолет на снимке несет на борту фюзеляжа литеру «G» красного цвета с белой обводкой, скорее всего машина принадлежит воевавшей в Италии 2./NSG-9. Сверху самолет обильно закрашен серой краской, мелкие пятна — это все, что осталось от первоначального камуфляжа. Низ ночных «Штук» обычно красился в черный цвет. Установленных схем окраски ночных Ju-87 не существовало, поэтому стили окраски самолетов были сугубо индивидуальными.


Техники осматривают крыльевую 20-мм пушку MG-151. На снимке — Ju-87D-8 (конверсия Ju-87D-5), Южная Италия. На ствол пушки установлен плямягаситель, обратите внимание на трубу общего коллектора патрубков выхлопных газов. Тормозные решетки с этого самолета не сняты, что весьма необычно.

С утра 8 августа 1940 вблизи острова Уайт пикирующие бомбардировщики из StG 1 атаковали большой конвой CW 9, следовавший под сильным охранением. Во время первого налета StG 1 потеряла две машины. Вторая волна, состоявшая из 57 «штук» из StG 2, StG 3 и StG 77, встретила сильный отпор со стороны британских истребителей. I./StG 3 потеряла три машины и одна была повреждена, I./StG 2 и III./StG 77 потеряли по одному самолету. Атаковавшая в третьей волне П./StG 77 понесла самые тяжелые потери — три машины были сбиты, а еще пять повреждены. Это, однако, не спасло англичан — шесть малых вспомогательных кораблей и четыре торговых судна были потоплены, а шесть других повреждены. Пикировщики Люфтваффе все же понесли самые тяжелые потери за все прошедшее время. Восемь «штук» было сбито и шесть тяжело повреждено. Британские пилоты-истребители наконец обнаружили, что Ju 87 в момент выхода из пикирования на несколько секунд остается совершенно беззащитным. Оборонительное вооружение, состоящее из единственного пулемета стрелка-радиста, и недостаточная защита экипажа от огня противника оказались настоящей «ахиллесовой пятой» этих самолетов. Последние атаки конвоев в этой фазе «Битвы за Англию» имели место 12 августа, когда 22 «юнкерса» из IV.(St.)/LG 1 под командованием капитана фон Браухича нанесли удары по скоплению судов в устье Темзы, добившись двух попаданий.

В первый период действий против Великобритании, продолжавшийся сорок дней, соединения пикирующих бомбардировщиков Люфтваффе потеряли 18 машин, потопив при этом два военных корабля, десять торговых судов, несколько малых вспомогательных единиц и повредив много других кораблей и судов. Общий потопленный тоннаж превысил 24000 брт. К этому нужно добавить уничтоженное и поврежденное портовое оборудование в Портленде, Дувре и других городах.



Первым специализированным истребителем танков стал самолет Ju-87G-1, представлявший собой конверсию Ju-87D- 3. Под каждой плоскостью крыла смонтировано по одной 37-мм пушке Flak-18. Самолеты Ju-87G-1 получили в войсках прозвища «Kanonenvogel», «Panzerknaker» или же совсем просто — «Stuka mit den Langen Stangen» («Штука с длинными палками»).


Ju 87G-1 с 37-мм пушкой

13 августа 1940 в 07.40 начался «Adlertag» (День орла), непосредственное наступление Люфтваффе на территорию Британских островов. «Штуки» вступили в бой только в полдень, когда 52 «юнкерса» из StG 77 под командованием майора графа фон Шенборна получили приказ бомбардировать базу Королевских ВВС в Миддл-Уоллопе. К сожалению, над целью оказалась низкая облачность, и атака не состоялась. Что хуже, пикировщики были перехвачены «спитфайрами» из 609-го дивизиона RAF, которые сбили пять Ju 87. Потеря 10 % машин во время первой же атаки была плохой приметой для пикирующих бомбардировщиков. Группе IV.(St.)/LG 1 сопутствовало больше счастья. Целью сорока «штук» был аэродром Берегового командования в Детлинге, на котором базировались самолеты Авро «Ансон» из 500-го дивизиона. «Юнкерсы» появились там в 17.15 и уничтожили на земле 22 английских бомбардировщика, а также ангары, мастерские и взлетную полосу. Налет прошел без потерь для немцев. Операция StG 2 против аэродрома Королевских ВВС в Рочфорде не удалась из-за ухудшения погоды над целью. Все 46 «штук» возвратились на свою базу без потерь, но и без успехов. Аналогично и II./StG 1 не достигла своей цели, аэродрома в Рочестере, и вернулась во Францию.

Через два дня, 15 августа, самолеты из II./StG 1 под командованием капитана Антона Кейля и IV.(St.)/LG 1 под командованием капитана Бернда фон Браухича атаковали аэродромы в Лимпне и Хокинге. Дальнейшие атаки, проводившиеся сорока Ju 87 из I./StG 1 (командир — капитан Хоццель) и II./StG 2 (командир — капитан Эннеккерус, Enneccerus), были направлены на цели в окрестностях Портленда. Немецкие части потерь не понесли.

16 августа 1940 самолеты из StG 2 провели налет на аэродром Тангмер. Пока не прибыли вылетевшие на перехват истребители RAF, бомбы «штук» уничтожили на земле 14 английских машин, а также разрушили строения и оборудование аэродрома. Спустя несколько минут, когда над Тангмером появились британские самолеты, роли изменились. «Харрикейны» из 43-го дивизиона сбили семь Ju 87, а «спитфайры» из 602-го — один; еще один пикировщик стал жертвой зенитной артиллерии. В этот же день пять «штук» атаковало радарную станцию в Вентере. 22 сброшенных бомбы вывели ее из строя на неделю.



Одной из первых самолеты Ju-87G-1 получило «Panzerjagdkommando Weiss». Передняя часть кока воздушного винта запечатленного на снимке самолета окрашена в красный цвет. Вполне вероятно, что на этой машине летал Ганс- Ульрих Рудель, на его самолете также имелась эмблема в виде силуэта танка Т-34. Обратите внимание: тормозные решетки демонтированы. Порты крыльевых пулеметов закрыты заглушками.

Другие части пикирующих бомбардировщиков атаковали базу военно-морской авиации в Госпорте, уничтожив несколько самолетов «альбакор», «рок» и «скуа».

18 августа 1940 28 Ju 87 из I./ StG 77 под командованием капитана Мейзеля (Meisel) атаковали и серьезно повредили радарную станцию в Пойлинге. Когда «штуки» после выхода из пикирования набирали высоту и пробовали выровнять строй, на них обрушились истребители из 43-го и 152-го дивизионов RAF. Двенадцать немецких машин, в т. ч. самолет капитана Мейзеля, было сбито, а еще шесть повреждено. 27 пикировщиков из II группы и 30 из III группы эскадры StG 77 после бомбардировки аэродромов в Форде и Торни Айленд были перехвачены истребителями RAF, уничтожившими четыре немецких машины. Всего в этот день было сбито или повреждено почти 30 «штук». Цена их дальнейшего использования в «Битве за Англию» становилась чересчур высокой. По приказу Геринга части пикирующих бомбардировщиков были выведены в резерв, официально до момента «решающего удара после преодоления сопротивления Королевских ВВС». Большинство потерь было вызвано недостаточным взаимодействием с истребителями прикрытия.

Четыре группы пикировщиков остались в оперативном резерве на аэродромах, расположенных на побережье Франции. Это были следующие части (состояние на 7 сентября 1940): см. табл. на стр. 10.

Часть Аэродром базирования Численность самолетов
Общая в т. ч. исправных
II./StG 1 Па-де-Кале 43 29
II./StG 2 Сент-Омер и Сент-Тронд 27 22
IV.(St.)/LG 1 Трамекур 42 28
I./StG 3 Британьи 37 34


Оружейник снаряжает крыльевую 37-мм пушку Flak-18 самолета Ju- 87G-1. В руках оружейник держит обойму с шестью 37-мм снарядами. Обоймы снаряжались вперемешку бронебойными и зажигательными снарядами. Правая и левая пушки были взаимозаменяемы, обоймы вставлялись только справа.


Ju 87G-1


Ju 87G-2

Хотя части пикировщиков не выполняли боевых вылетов, они, однако, несли потери в результате летных происшествий. Например, StG 77 потерял в сентябре 1940 четыре Ju 87 в двух столкновениях в воздухе над Курфейлем. Еще два самолета, на этот раз из IV.(St.)/LG 1, столкнулись 8 сентября 1940 над Марлем, а два дня спустя та же судьба постигла два Ju 87 В из StG 2. В последней катастрофе погибли три члена экипажей. 19 октября случилось очередное происшествие — в воздухе столкнулись две машины из StG 77.

1 октября I./StG 1 снова атаковал британские торговые суда в районах Маргейта и устья Темзы. Пилотируемый капитаном Вернером Каррахом Ju 87 В-2 (серийный номер 5227, код 6G+KS) из 5./StG 1 был сбит, экипаж погиб. 8 ноября в том же районе действовала З./StG 3, а 11 ноября — 9./StG 1. Всего за время этих трех операций потоплено семь судов. Последняя такая боевая акция состоялась 14 ноября 1940. Участвовала в ней III./StG 1 под командованием капитана Гельмута Мальке, которая была перехвачена английскими «спитфайрами» и потеряла почти 25 % своих машин. В результате Ju 87 были окончательно отстранены от операций против Британских островов. «Битва за Англию» закончила один из этапов карьеры самолета Юнкерс Ju 87. Разрушился миф о непобедимости пикировщиков, однако боевой путь «штуки» продолжался, более того, был отмечен многими успехами, что подтверждается ходом военных действий на других фронтах II мировой войны.



Самолет Ju-87G-1 установлен для пристрелки пушек Flak-18 Bordkanone. Снаряды этих пушек могли поразить любой советский танк, наибольший эффект приносила стрельба по крышам моторно-трансмиссионных отделений бронетехники.


Зимой «Густавы», так же как и их предшественников, получали временный камуфляж. Техники в меру своего понимания требований к камуфляжу и художественного вкуса мажут самолет смываемой белой краской, краска наносится кистями. В некоторых источниках отмечается, что в случае необходимости вместо крыльевых 37-м пушек можно было подвешивать бомбы. Накладная броня на бортах фюзеляжа в районе кабины летчика считалась обязательной для Ju-87G-1, но на Ju-87G-2 она встречалась редко.


Самолет Ju-87G-2 представлял собой модификацию Ju-87D-5; «двойка» строилась более массово, чем Ju-87G- 1. На Ju-87G-2 уже ничего не напоминало о тормозных решетках или крыльевых пулеметах. Орудийные подкрыльевые установки Ju-87G-2 не отличались от 37-мм пушек Ju-87G-1.

Следующим театром военных действий, на котором проявили себя Ju 87, был бассейн Средиземного моря. С августа 1940 итальянская авиация использовала Ju 87 В-2, которыми была вооружена 96° Gruppo. Первая боевая акция этой части состоялась 2 сентября 1940 и была направлена против Мальты. С ноября 1940 была задействована и другая итальянская часть, оснащенная «штуками» — 97° Gruppo, базировавшаяся в Комизо.

В связи с немецкими планами направить сухопутные войска в Северную Африку, OKL (Oberkommando der Luftwaffe — Верховное командование ВВС Германии) отдало приказ о начале операции «Mittelmeer» (Средиземное море). Ее основой было перебазирование X авиакорпуса под командованием генерала Гейслера (Geisler) из Норвегии на Сицилию. Корпус представлял собой соединение, укомплектованное опытными летчиками, специализировавшимися еще со времен норвежской кампании на борьбе с морскими целями. Начальником штаба был подполковник Мартин Харлингхаузен (Harlinghausen). X авиакорпус подчинялся непосредственно командованию Люфтваффе в Берлине, что приравнивало его по статусу к воздушному флоту. 8 января 1941 было завершено перебазирование на аэродромы Катания, Комизо, Палермо, Реджио, Калабрия и Трапани. В состав X авиакорпуса входили, между прочими, Stab./StG 3, I./StG 1 и II./StG 2, насчитывавшие в общем 79 самолетов. Уже спустя два дня, 10 января 1941, во время операции проведения конвоя из пяти торговых судов, сильный отряд британского флота, в который входил и авианосец «Илластриес», был атакован 43 пикирующими бомбардировщиками из I./StG 1 (командир — капитан Хоццель) и II./StG 2 (командир — капитан Эннеккерус). «Штуки» наносили удар, пикируя с высоты 4000 м; десять пикировщиков взяли на прицел оба линкора Королевского флота из охранения конвоя, а остальные занялись авианосцем. Вся атака продолжалась шесть с половиной минут. Пикирование проходило с высоты 4000 м до 1800 м, а бомбы сбрасывались в диапазоне от 400 до 180 м. Эффективность этой атаки была очень хорошей. «Илластриес» получил шесть прямых попаданий, а три бомбы взорвались у борта. Первая бомба в 12.38 попала в переднюю левобортовую зенитную батарею, выведя из строя орудия и убив двух матросов-артиллеристов. Пробив несколько палуб и разрушив по дороге все помещения, она долетела до уровня ватерлинии и взорвалась, разбросав вокруг себя град осколков. Спустя секунды корабль получил второе попадание — в носовую часть. Пробив бронированную полетную палубу, бомба взорвалась в складе красок, вызвав обширный пожар. Благодаря оперативности аварийных команд были перекрыты все подходы к очагу пожара, который тем самым был локализован и вскоре погашен. Следующая бомба попала в корпус, вырвав из лафета одну из зениток по правому борту. Весь расчет погиб. Четвертой в 12.40 взорвалась бронебойная 500-кг бомба, которая попала в кормовой самолетоподъемник, на котором находился истребитель «фульмар». В момент попадания элеватор был на полпути к полетной палубе. Сила взрыва была так велика, что элеватор отбросило вниз на ангарную палубу. Всего при этом было уничтожено или тяжело повреждено 13 самолетов, а вся зенитная артиллерия на корме выведена из строя. В 12.42 в кормовом ангаре взорвалась следующая бомба, доканчивая дело и убивая множество моряков из прибывших туда аварийных команд. Почти в тот же миг еще одна бомба взорвалась у борта, что привело к обширному пожару в корме. Сюда же попала и шестая бомба, пробив бронированную палубу и разрушив офицерскую кают-компанию. Находившиеся там свободные от службы офицеры погибли. На корабле погасло все освещение, вся кормовая часть находилась в огне, подпитываемом маслами и авиабензином, сосредоточенными в ангаре.



Трофейный Ju-87G-2 сфотографирован в ангаре рядом с «каннибализированным» Ju-87D-5. «Густав» также имеет повреждения, обратите внимание на вырванный кусок обшивки в борту фюзеляжа перед кабиной летчика. В последние дни войны вооруженные «Штуками» подразделения истребителей танков понесли ужасающие потери.


Конец войны, 8 мая 1945 г. Пилотов люфтваффе заставили позировать для пропагандистских снимков на фоне Ju-87G- 2. Этот самолет экипаж перегнал на Запад в надежде найти спасение от русских «дикарей» у цивилизованных англо- американцев.


Ju 87 VI


Ju 87 VI модифицированный


Ju 87 V2


Ju 87 V3


Ju 87 V4


Ju 87 A-l


Ju 87 A-l — вид сверху


Ju 87 A-l — вид спереди


Ju 87 С — вид спереди со сложенными крыльями


Ju 87 С — вид с левой стороны фюзеляжа, крылья сложены


Ju 87 В-1 — первая производственная серия


Ju 87 В-1 — первая производственная серия


Модифицированный радиатор гликоля


Ju 87 В-2 — вид снизу и Ju 87 В-2 — вид сзади, бомбодержатель отсутствует


Ju 87 В-1 позднего выпуска, вид на левую сторону


Ju 87 В-1 — поздняя производственная серия, вид на правую сторону


Ju 87 В-Г — ранняя производственная серия, вид на правую сторону


Ju 87 R/trop. — трапеция для подвески бомбы выдвинута


Ju 87 В-2 Сечения фюзеляжа


Ju 87 В-2 — вид на левую сторону фюзеляжа, крыло демонтировано


Ju 87 В-2 — вид сверху и Ju 87 В-2 — вид спереди, экземпляр с сиренами


Ju 87 В-2 — вид на правую сторону фюзеляжа, аэродинамические тормоза выпущены


Ju 87 D-5



Ju 87 D-1 — ранняя производственная серия, на стойках шасси сирены


Ju 87 D-1- позднейшая производственная серия с бронированием


Ju 87 D-3


Ju 87 D-7


Ju 87 D-8


Ju 87 D-3 — с кабинками для диверсантов, вид на левую сторону


Ju 87 D-3 — с кабинками для диверсантов, вид спереди


Ju 87 G-1 — с дополнительным бронированием


Ju 87 G-2 — с дополнительным бронированием


Пушка ВК 37 — вид спереди


Ju 87 Н


Звено из трех Ju 87 В-1, сфотографированное в ходе облета. На фюзеляжах видны повторения заводских номеров корпусов, нанесенные белой смывающейся краской (на хвостах — те же номера, но меньшие и нанесенные несмывающейся краской).


Ju 87 R-1 из 6JStG 2, 1940. Под кабиной еле видна эмблема эскадрильи — бегущий пингвин.

Несмотря на такие тяжелые повреждения корабль, управляясь двигателями, сумел сохранить скорость 17 узлов.

«Штуки», атаковавшие в том же налете линкоры «Уорспайт» и «Вэлиант», достигли только одного попадания 250-кг бомбой, угодившей в палубу «Уорспайта», но не взорвавшейся и причинившей только мелкие повреждения. Второй (в 16.00) и третий (в 17.10) налеты не принесли успеха. Люфтваффе потеряли четыре самолета, но ни одна из сброшенных бомб не попала в британские корабли. Тяжело поврежденный «Илластриес» под эскортом эсминцев «Хэсти» и «Ягуар» дотащился до Мальты, где немедленно начался временный ремонт, чтобы дать возможность авианосцу добраться до базы Королевского флота в Александрии. Началась гонка со временем между рабочими верфи и летчиками X авиакорпуса. 16 января 1941 налет 44 «штук» принес, несмотря на противодействие «харрикейнов» и «фулмаров», еще два попадания в «Илластриес». 18 января 51 Ju 87 и 30 горизонтальных бомбардировщиков Ju 88 атаковали аэродромы RAF на острове, чтобы ослабить воздушное прикрытие порта и авианосца. На следующий день Люфтваффе запланировали нанести решающий удар. Однако решить ничего не удалось, работы на верфи не прерывались ни на минуту, а X авиакорпус потерял 11 «штук». На авианосце сумел исправить руль и заделать пробоины в корпусе. Налет 20 января принес два очередных попадания тяжелых 500-кг бомб рядом с кораблем, вызвавших повреждение турбины правого борта и новые пробоины ниже ватерлинии. Немцы потеряли в этой атаке пять пикировщиков.

Плохая погода в течение нескольких следующих дней сделала невозможными дальнейшие налеты, и вечером 23 января «Илластриес» покинул Мальту. Два дня спустя авианосец пришел в Александрию, откуда отправился в США для капитального ремонта на американских верфях. В ходе налетов на Ла-Валетту «штуки» нанесли серьезные повреждения оборудованию порта и верфи, а также потопили прямым попаданием 500-кг бомбы в машинное отделение английское судно «Эссекс» и повредили легкий крейсер «Перт». Возвращавшиеся в это время в Александрию легкие крейсера «Глостер» и «Саутгемптон» и эсминцы «Дифендер» и «Дайамонд» подверглись атаке Ju 87 из II./StG 2. 12 пикировщиков под командованием капитана Эннеккеруса, сопровождаемые одним «хейнкелем» Не 111, провели бомбардировку, пикируя со стороны солнца, и добились попаданий в оба крейсера. «Глостер» получил попадание в мостик. Бомба пробила несколько палуб, убив девять и ранив 14 моряков, однако, к счастью для англичан, не взорвалась. Последствия попаданий двух бомб в «Саутгемптон» были гораздо трагичнее. Одна из них разрушила офицерскую кают-компанию, а другая — унтер-офицерскую; при этом погибло множество людей, а возникший пожар не удавалось локализовать. Крейсер пришлось оставить и вскоре он затонул. На тот период это был самый большой корабль Ройал Нэви, потопленный «штуками». «Саутгемптон» был новейшим легким крейсером полным водоизмещением 11350 т, вооруженным двенадцатью 152-мм орудиями.



Ju 87 В на аэродроме в Германии. Самолет в варианте, допускающем установку сирен (в данном случае демонтированы). Обратите внимание на закрытую заслонку радиатора гликоля.


Ju 87 R-2 одной из групп, действовавших над Африкой весной 1941.


Ju 87 D-1 был совершенно новым самолетом с увеличившимися бомбовой нагрузкой, максимальной скоростью и дальностью. На снимке можно отчетливо видеть измененные очертания фонаря кабины и носа машины.


Ju 87 D-1 на полевом аэродроме Восточного фронта. Экипаж отмечает юбилейный боевой вылет. У самолета сняты нижние части обтекателей шасси — практика, очень часто применявшаяся на этом фронте. Стоит обратить внимание на отсутствие позиций для установки сирен, которые были хорошо видны на предыдущем снимке.

Следующим этапом карьеры Юнкерс Ju 87 были Балканы. Чтобы не дать возможность англичанам создать там базы, угрожающие Италии и нефтяным полям Румынии, 12-я немецкая армия под командованием фельдмаршала Вильгельма Листа, подкрепленная VIII авиакорпусом генерала барона Вольфрама фон Рихтхофена, была передислоцирована на Балканы. VIII авиакорпус насчитывал вначале 274 самолета, в т. ч. 114 Ju 87 В. Накануне начала операции «Марита» (нападение на Грецию и Югославию) в состав Люфтваффе на Балканах входили следующие части пикирующих бомбардировщиков:

в рамках авиакомандования (Fliegerfuhrer) «Грац»: Stab./StG 3 и II./StG 77;

в рамках авиакомандования «Арад»: Stab., I. и III./StG 77;

в рамках VIII авиакорпуса: Stab., I. и III./StG 2, I./StG 3. В ходе операции усилен StG 1.

Операция «Марита» началась 6 апреля 1941 в 05.15. «Штуки» с самого утра приступили к налетам на аэродромы югославских ВВС. Бомбардировали и города Скопье, Стип и Белее. В первый день VIII авиакорпус потерял две «штуки» (одна из них, из 3./StG 2, пилот обер-фельдфебель Герберт Флор, была сбита над Попливистой). Оперировавшие на севере части пикировщиков, входящие в состав 4-го воздушного флота, атаковали в 06.45 столицу Югославии Белград. Первый налет провели 74 Ju 87 из StG 77.

Следующие атаки пикирующих бомбардировщиков, летевших под прикрытием больших групп «мессершмиттов» Bf 109 Е из JG 54 и 77, состоялись около 10.00 (54 Ju 87 в охранении 30 Bf 109) и около 16.00 (90 Ju 87 в охранении 60 Bf 109). Над Белградом II./StG 77 потеряла в этот день четыре Ju 87 В, в т. ч. машины S2+BM (пилот обер-фельдфебель Гейнц Риттер) и S2+GN (пилот фельдфебель Готтфрид Ланневерс). Одновременно активно действовали и итальянские Ju 87. Девять «штук» из 239а Squadriglia 97° Gruppo бомбардировали базы югославской авиации в Котаре и Доброте, где уничтожили один «дорньеваль», потеряв при этом самолет от огня зенитной артиллерии. На второй день боев, 7 апреля 1941, пикировщики StG 77 уничтожили на аэродроме Лазаревац 12 самолетов и повредили еще 17. Другие операции были направлены против частей югославской армии. «Штуки» действовали по проверенным в Польше и Западной Европе схемам, сея панику среди югославских солдат. 10 апреля Ju 87 В из II./StG 77 бомбардировали еще остающиеся в руках противника аэродромы в Баня Лука, Бихаче и Прижедоре. 11 апреля 1941 одна из итальянских «штук» из 238а Squadriglia 101° Gruppo была сбита зенитной артиллерией во время атаки на 2-й дивизион торпедных катеров ВМФ Югославии, а ее экипаж (пилот капитан Карло Бонджиованни и бортстрелок) погиб. 12 апреля пикировщики VIII авиакорпуса провели 28 налетов. 14 апреля, во время атаки на мост в Подгорице, зенитная артиллерия подбила итальянский Ju 87 из 101° Gruppo, который совершил вынужденную посадку; две другие машины получили повреждения. На следующий день во время атаки на тот же самый мост 238а Squadriglia потеряла очередной Ju 87. 17 апреля 1941 сопротивление югославской армии практически прекратилось.



Ju 87 D-5, сфотографированный на одном из тыловых аэродромов Восточного фронта зимой 1943/44. Хорошо видны подкрыльевые пилоны и двухцветный камуфляж: матовый темно-зеленый цвет RLM 71 и полуматовый черно-зеленый RLM 70.


Ju 87 D-5 одной из штурмовых эскадр на Восточном фронте зимой 1943/44. На фонаре пилотской кабины виден фрагмент дополнительного бронирования. На капоте двигателя видна надпись «Janny». Стоит обратить внимание на свистки, смонтированные между оперением бомб, которые вытеснили сирены, установленные на стойках шасси. Издававшиеся ими низкие звуки производили на советских солдат угнетающее воздействие.


Подготовка Ju 87 D-5 к боевому вылету зимой 1944. Один из рукавов, подающих горячий воздух, закреплен на двигателе, зато другой направлен прямо… в лицо механика — скорее всего, у того замерз нос. Стоит обратить внимание на внутренние ребра жесткости капота двигателя, лежащего на переднем плане.


Румынский Ju 87 D-5 из 8-й штурмовой группы, сфотографированный на Одном из словацких аэродромов. Хорошо заметно отсутствие аэродинамических тормозов под крыльями.

Одновременно с нападением на Югославию начались бои в Греции. Уже 6 апреля «штуки» из VIII авиакорпуса атаковали районы сосредоточения греческой армии. 7 апреля Ju 87 В из З./StG 1, пилотируемый лейтенантом Бруно Диллеем, был сбит над Веррией в Македонии, но экипаж спасся и вернулся в свою часть. Активность и эффективность действий пикирующих бомбардировщиков в Греции были куплены ценой потерь. 14 апреля над Сервией I./StG 3 потеряла самолет, пилотируемый обер-фельдфебелем Рудольфом Шнурау, a 9,/StG 2 потеряла машину Т6+КТ (экипаж — лейтенант Кристиан Банке и фельдфебель Георг Хозер), сбитую к юго-западу от Олимпа. Другой самолет из этой части, тяжело поврежденный над Олимпом, разбился при посадке на свой аэродром Прилеп. Обер-фельдфебель Лахман и его бортстрелок получили ранения. Греческий PZL Р.24 (пилот — сержант Аргиропулос) сбил над Триккалой машину А5+ЕК из 2,/StG 1. Экипаж, фенрих Вальтер Зеелигер и ефрейтор Курт Фридрих, был взят в плен (Зеелигер оставался военнопленным недолго, его освободили немецкие войска, вошедшие в Афины; а вот Фридриху не посчастливилось — его перевезли в Египет и он оставался в руках союзников до конца войны).

18 апреля Люфтваффе потеряли две «штуки»: первая, из Stab./StG 2, разбилась северо-восточнее Элассана (экипаж — обер-лейтенант Себастьян Улиц и обер-фельдфебель Эмиль Куклан — погиб); вторая, из I./ StG 3, совершила вынужденную посадку в окрестностях Кожани (пилот лейтенант Герберт Вингельмайер погиб, а стрелок ранен). 21 апреля пикировщики провели большой налет на базу Королевских ВВС в Элеузисе. Два «харрикейна» были уничтожены в ангаре, а несколько других повреждено. На следующий день «штуки» потопили стоявший на якоре в порту Межана греческий эсминец «Псара». Единственная 500-кг бомба разорвала корабль напополам; погибло 40 моряков. В тот же день группа из 35 Ju 87 потопила эсминец «Идра», эскортировавший небольшой конвой из Пирея. «Идра» затонул, забрав с собой на дно 50 моряков. 2./StG 2 обнаружила в Коринфском заливе танкер «Теодора» (1300 брт), который быстро пошел на дно, пораженный бомбами, сброшенными фельдфебелем Хорстом Херрманном. Капитан и 12 членов экипажа погибли. Минутой позже та же судьба постигла небольшой вспомогательный танкер «Теодоль 2» (657 брт). Третьим судном, потопленным в этот день, стал грузовоз «Траки». Люфтваффе потеряли один бомбардировщик Ju 87 из III./StG 77 (F1+AN, пилот обер-лейтенант Вильде).

23 апреля пикировщики уничтожили летающую лодку «Сандерленд» из 230-го дивизиона RAF. На следующий день были потоплены очередные три торговых судна: греческое «Николаос Георгиос» (4108 брт) и британские «Кавалло» (2269 брт) и «Сайта Клара Вэлли» (4665 брт). Последующие атаки «штук» привели к потоплению греческих судов: «Андрос» (2068 брт), «Поликос» (875 брт), «Тети Номикос» (1882 брт), «Димитриос Номикос» (1771 брт) и пассажирского лайнера «Хеллас», который принимал до 1000 человек. Эти успехи стоили Люфтваффе трех машин Ju 87 — двух из I./StG 2 (T6+JH, экипаж унтер-офицер Вартманн и ефрейтор Заплетал, и T6+LK, экипаж ефрейтор Херманн и ефрейтор Ланге) и одной из I./StG 3 (S7+LL, экипаж лейтенант Эдмунд Рейхард и унтер-офицер Ригель). 26 апреля одна «штука» из I./StG 3, бомбившей позиции союзников вдоль Коринфского канала, была сбита над Лауссой. 27 апреля сбили Ju 87 из III./StG 77 (Fl +MN, пилот обер-лейтенант Харри Лахманн). В этот же день пали Афины, что практически закончило кампанию на континенте. Люфтваффе потеряли за время операции «Марита» 29 «юнкерсов» Ju 87. Действия «штук» над Балканским полуостровом напоминали образцы боев над Польшей или Францией. Немецкие ВВС фактически господствовали в воздухе, и пикирующие бомбардировщики могли оперировать свободно, добиваясь все новых успехов.



25-й изготовленный Ju 87 G-1 на заводском аэродроме. Стоит обратить внимание на дополнительное бронирование под кабиной и двухцветную окраску пушечного контейнера (цвета, вероятно, серый RLM 02 и светло-голубой RLM 65).


Последним шагом развития «штуки» был Ju 187, деревянная модель которого в аэродинамической трубе видна на снимке. От предшественника остались только крылья. Для модельных испытаний вертикальный киль перенесен под фюзеляж.

Следующим этапом действий Люфтваффе стал десант на Крит — операция «Меркурий». Высадка на остров началась 20 мая 1941 в 07.15, но еще 16 мая Ju 87 В из I./StG 2, эскортируемые Bf 110 из II./ZG 26, совершили налет на аэродром RAF в Малеме и скопление судов в заливе Суда. Датский танкер «Эленора Мерск» (10694 брт) получил несколько попаданий, находясь под разгрузкой, и загорелся. В результате продолжавшегося пять дней пожара судно было выброшено на мель и полностью выгорело. В этом же налете «штуки» потопили английские грузовозы «Логишиан» (5993 брт) и «Арайбэнк» (7258 брт) и греческие суда «Николаос Ураниа» (6397 брт), «Термони» (5719 брт) и «Китера» (1070 брт). На следующий день несколько Ju 87 из I./StG 2 атаковало в водах, окружающих Крит, британские легкие крейсера «Феб», «Дидо» и «Ковентри» — но безрезультатно. 18 мая «штуки» вновь бомбили Малем и залив Суда, где потопили танкер «Олна». Немцы потеряли один «юнкере» (T6+JH, пилот унтер-офицер Эрнст Таушер), который был подбит и совершил вынужденную посадку (летчик погиб, а бортстрелок унтер-офицер Дюринг попал в плен).

20 мая 1941, в день начала вторжения, в распоряжении генерала барона Вольфрама фон Рихтхофена, командующего VIII авиакорпусом, находились следующие части, вооруженные Ju 87 Stuka:

- Stab., II./StG 1 (полковник Вальтер Хаген, аэродром Аргос)

— Stab., I./StG 2 (полковник Оскар Динорт, аэродромы Молаои и Микены)

- III./StG 2 (капитан Генрих Брюкнер, аэродром Скарпанто)

— I./StG 3 (капитан Вальтер Зигель, аэродром Аргос)

— I., II., III./StG 77 (майор Клеменс граф фон Шенборн-Вейсентейд, аэродром Аргос).

В начале седьмого утра самолеты StG 2 атаковали Малем. Во главе летела 1. эскадрилья под командованием обер-лейтенанта Франца Нойберта — пилота, одержавшего первую победу для Люфтваффе во II мировой войне. «Штуки» весь день действовали над Критом, успешно нейтрализуя пункты сопротивления союзников; например, III./StG 2 (капитан Генрих Брюкнер) бомбила Гераклион. Налеты на позиции британских войск продолжались и весь следующий день. Особенно яростно атаковались позиции новозеландцев вокруг Малема. Одновременно с поддержкой войск на острове Люфтваффе оперировали над морем, сражаясь с кораблями Ройал Нэви. 21 мая Ju 87 из Stab., L, II. и III./StG 2 бомбили «Соединение D» английского флота (легкие крейсера «Дидо», «Орион» и «Аякс» и четыре эсминца). «Штуки» не добились ни одного попадания, а два пикировщика были сбиты зенитным огнем британцев (это были машины T6+LR — пилот унтер-офицер Гейнц Раузер и T6+HS — пилот лейтенант Дитер Шиллинг). Два других самолета, тяжело поврежденные и с ранеными членами экипажей, добрались до аэродрома Скарпанто. Ju 87 из III./StG 2 атаковали также «Соединение С» (легкие крейсера «Найад» и «Перт» и эсминцы «Кандагар», «Кингстон», «Джюно» и «Нубиэн»). В 12.49 «Джюно» получил попадания трех бомб. Два из них — в машинное отделение, а третье — в корму. В результате взрывов корабль разломился и затонул менее чем за две минуты вместе со 128 моряками; остальных (шесть офицеров и 91 матрос) спасли другие эсминцы. Перед наступлением сумерек «Соединение D» вновь было атаковано несколькими «штуками» из III./StG 2. Но и на этот раз пилоты Люфтваффе не достигли попаданий, а метким зенитным огнем англичане сбили два пикировщика.

Первый из них (T6+GS — пилот фельдфебель Франц Коль) развалился на две части в воздухе и упал в море, а другой совершил вынужденную посадку в районе острова Китос (пилот обер-лейтенант Гейнц Рутковски погиб, бортстрелок фельдфебель Отто Шнупп спасен вспомогательными судами Кригсмарине).




Два снимка, представляющие Ju 87 R-I из I./StG 1, Норвегия, 1940. Обращает внимание вмешательство немецкой военной цензуры, благодаря чему закрашены часть кодовых обозначений на фюзеляже, эмблема части и надпись на капоте двигателя.


Ju 87 В-1 из StG 2 во время французской кампании, 1940.

На следующий день «штуки» из I. и II./StG 2 непрерывно атаковали английские корабли. Крейсера «Фиджи» и «Глостер» получили попадания — по одной 250-кг бомбе. Сопровождавший их эсминец «Грейхаунд» был атакован восемью Ju 87, ив 13.51 250-кг бомба попала в середину корабля, в 76-мм зенитную установку. Спустя несколько секунд две 50-кг осколочные бомбы разорвались на палубе. Эсминец быстро заполнился водой и затонул за две минуты. «Фиджи» и «Глостер» были тяжело повреждены и тем же вечером затонули.

23 мая уже в 07.55 24 «юнкерса» из I./StG 2 атаковали британскую 5-ю флотилию эсминцев. Первые бомбы миновали цели, но вскоре прямо в середину «Кандагара» попала 250-кг фугаска, и корабль сразу затонул. «Келли» уклонился от нескольких бомб, однако попадание в машинное отделение привело к переворачиванию эсминца, и через 20 минут он пошел на дно вместе с половиной команды. Только одна «штука» была сбита непосредственно во время налета (раненый пилот обер-лейтенант Вильгельм Кайзер спасся, но бортстрелок обер-фельдфебель Пауль Голла погиб). Еще один Ju 87, поврежденный зенитным огнем, разбился при возвращении на базу.

В полдень того же дня Stab./StG 77 потеряла одну машину над заливом Суда. В это же время на аэродроме Аргос произошел трагический инцидент, когда два Ju 87 из I./StG 3 столкнулись при взлете для атаки Малема. Одна из «штук» загорелась, а ее 500-кг бомба детонировала. В результате был уничтожен еще один пикировщик и погибли или ранены десять солдат из наземной команды. Пилоты обоих самолетов (обер-лейтенант Вильгельм Абнер и унтер-офицер Герберт Марквардт) получили ранения, а бортстрелки погибли.

24 мая, во время бомбардировки британских позиций на холмах Галатас к западу от Кании, II./StG 1 потеряла три машины, а еще одна разбилась при посадке. Погиб фельдфебель Клотцер, фельдфебель Вильгельм Йозвиг и его бортстрелок были спасены летающей лодкой Дорнье Do 24, но лишь через 26 часов.

26 мая двадцатка Ju 87 из П./ StG 2 под командованием майора Вальтера Эннеккеруса атаковала к югу от Крита отряд британского флота. Первым под удар попал авианосец «Формидебл». Майор Эннеккерус попал своей 250-кг бомбой в переднюю часть полетной палубы, а минутой позже вторая бомба с другого пикировщика взорвалась справа в кормовой части, повредив, в частности, катапульту и зенитную установку. Погибло 12 моряков, еще 10 было ранено. Эсминец эскорта «Нубиэн» получил попадание в кормовое хранилище глубинных бомб; их детонация разрушила корму вместе с орудийными башнями X и Y. В атаке потерян один Ju 87, его бортстрелок, обер-фельдфебель Эвальд Крюгер, ранен.

29 мая — после попадания 250-кг бомбы, сброшенной с Ju 87 — затонул эсминец «Хируорд». Следующий эсминец, «Дикой», был поврежден «штуками» из StG 2. Пикировщики из StG 2 повредили также легкие крейсера «Дидо» и «Орион».

1 июня 1941 битва за Крит закончилась. В ходе кампании Люфтваффе потеряли в боях девять Ju 87, а еще несколько списано как небоевые потери.

«Штуки» оперировали и под африканским небом. Уже 31 января 1941 «юнкерсы» Ju 87 из StG 3 перебазировались в Северную Африку на аэродромы Кастель Бенито, Сирте и Арко Филенорум. В течение нескольких следующих дней сюда были переведены и самолеты I./StG 1.



Ju 87 В-1 из StG 2 на полевом аэродроме во Франции, 1940.


Ju 87 В-1 из StG 2 «Иммельман» перед началом балканской кампании, весна 1941.

Первый воздушный бой между «штуками» и британскими истребителями произошел 18 февраля 1941, а уже 19-го австралиец старший лейтенант Джек Перрин сбил Ju 87 из II./StG 2 (пилот унтер-офицер Штейбер). В следующие недели «юнкерсы» действовали очень активно, атакуя позиции союзников. Не обошлось без потерь — 3 апреля австралийские «харрикейны» сбили три «штуки» из П./ StG 2. Двумя днями позднее II./StG 2 потеряла очередные три машины; погибли обер-лейтенант Редингер — командир эскадрильи (Staffelkapitan) 6./StG 2 и обер-лейтенант Зонтаг — командир эскадрильи 4./StG 2, а обер-фельдфебель Граверт попал в плен. В середине апреля нанесли мощные удары по Тобруку. 14 апреля истребители 73-го дивизиона RAF сбили три «штуки», экипажи которых попали в плен (пилоты фельдфебель Раз, лейтенант Хуммель и лейтенант Мартинц). 11 мая 1941 в плохую погоду под Бенгази разбился Ju 87 из III./StG 1 (пилот лейтенант Энгельбрехт погиб).

15 мая в Африке началось британское наступление. «Штуки» непрерывно висели в воздухе, успешно уничтожая колонны со снабжением и сосредоточенные войска. 13 июня на североафриканском ТВД насчитывалось примерно 60 «юнкерсов» Ju 87 из I./StG 1 и II./StG 2. В период осады Тобрука, только между 10 февраля и 10 октября 1941, «штуки» выполнили 1185 налетов на крепость. Поздней осенью 1941 союзные войска провели операцию «Крусейдер», большое наступление против войск «оси», начавшееся 18 ноября. Британская авиация атаковала аэродромы противника и, например, 19 ноября 272-й дивизион RAF уничтожил на базе в Тмими пять Ju 87. На следующий день в воздушном бою погиб лейтенант Хиддиссен из I./StG 1. 21 ноября очередные три «штуки» сгорели на земле на аэродроме Мартуба, а машина, пилотируемая унтер-офицером Фигге из II./StG 2, была сбита под Бир-эль-Гоби.

Утром 23 ноября под Эль-Аден, во время бомбардировки союзных подразделений тридцаткой Ju 87 из I./StG I, II./StG 2 и II./StG 3, прикрываемых «мессершмиттами» Bf 109 и итальянскими «фиатами» G-50, произошло воздушное сражение с 23 «харрикейнами» из 229-го и 238-го дивизионов RAF. Истребители «оси» сбили семь британских самолетов, потеряв один «фиат» и шесть «юнкерсов» (экипажи, в которых пилотами были обер-лейтенант Кейдель и фельдфебель Веттер, погибли; командир эскадрильи б./StG 2 обер-лейтенант Эйер и двое других пилотов были ранены, а экипаж из Stab./StG 3 — пилот обер-лейтенант Краус — вернулся в часть только через три дня, преодолев линию фронта).

25 ноября над Тобруком был сбит зенитной артиллерией Ju 87 из I./StG 3. Пилот унтер-офицер Шафер попал в плен, однако вскоре сумел бежать и уже 3 декабря возвратился в свою часть. В конце операции «Крусейдер», 3 декабря 1941, в воздушном бою был ранен капитан Леонард Буссельт. В течение последних недель 1941 деятельность «штук» ограничивалась недостатком топлива. Ввиду нехватки ресурсов командование Африканского корпуса не смогло организовать контрнаступление, но войска закрепились на оборонительных позициях между Аджедабией и Мерса-эль-Брега. В это время пикировщики беспрерывно атаковали растянувшиеся по пустынному бездорожью колонны британской армии, стараясь замедлить их продвижение. 5 декабря произошел трагический случай, когда Ju 87 из I./StG 3 получил попадание… бомбой с летевшей выше «штуки» и взорвался в воздухе. 13 декабря зенитная артиллерия сбила Ju 87 из I./StG 3 (пилот фельдфебель Вое); другой пикировщик — из I./StG 1 — разбился в Дерне (пилот обер-фельдфебель Флейшман).



Ju 87 R-2/trop. из 4./StG 2 во время полета над пустыней, осень 1941.


Ju 87 В-1 из II./StG 1 в полете над Восточным фронтом осенью 1941.

Новый 1942 год начался потерей трех Ju 87, сбитых «киттихоками» из 3-го дивизиона RAF. Один из атаковавших «кертиссов» (пилот майор Чапман) был, в свою очередь, сбит бортстрелком одного из «юнкерсов». Бои приобрели еще более напряженный характер вместе с началом контрнаступления Роммеля (21 января). Ju 87, как всегда, висели над передним краем, поддерживая продвигающиеся сухопутные части немецкого Африканского корпуса. 24 января погиб экипаж фельдфебеля Хюбнера из I./StG 3, а другой (пилот обер-фельдфебель Клук) попал в плен. Тем временем Африку покинули самолеты I./StG 1 и II./StG 2. Единственными частями пикирующих бомбардировщиков на этом театре остались I. и IL/StG 3.

28 января Роммель вернул Бенгази, но в бою зенитной артиллерией был сбит Ju 87 из I./StG 3 (пилот унтер-офицер Рех и бортстрелок погибли).

3 февраля Африканский корпус застрял у оборонительных позиций британцев под Газалой, и фронт застыл здесь вплоть до конца мая 1942. Воздушные сражения, однако, продолжались и дальше, хотя и с меньшим напряжением. 27 марта 15 Ju 87 из I./StG 3, сопровождаемые десятью Bf 109, бомбардировали Тобрук. Командир I./StG 3 капитан Гельмут Науман был ранен в воздушном бою с южноафриканскими истребителями из 2-го дивизиона SAAF. 2 апреля 12 Ju 87 из I./StG 3, сопровождаемые 31 Bf 109 из JG 27, атаковали британский конвой на высоте Тобрука. Один пикировщик был сбит, а его экипаж (пилот лейтенант Ретдорф) спасли англичане. 11 апреля 18 15 Ju 87 из I./StG 3 атаковали транспортную колонну союзников в районе Сиди Мосур — Бир Хабекс. «Штуки» летели под эскортом 12 Bf 109 из I./JG 27 и еще восьми из II./JG 27. Немецкое соединение контратаковали семь «томахоков» из 4-го дивизиона SAAF. «Мессершмитты» сбили пять из них, потеряв один «Юнкерс» из I./StG 3 (пилот фельдфебель Нойман). 25 апреля 12 Ju 87 из I./StG 3 бомбили суда, стоящие в порту Тобрука. Одна «штука» совершила вынужденную посадку под Тмими (пилот лейтенант Рудольф Браун был ранен). «Мессершмитты» из JG 27, сопровождавшие пикирующие бомбардировщики, сбили восемь и тяжело повредили два союзных истребителя. 26 мая 1942 началось следующее наступление Роммеля. Оснащенная новыми «юнкерсами» Ju 87 D, III./StG 3 с большим успехом атаковала британские укрепления у Гот-эль-Улеб, которые были захвачены немцами 2 июня. «Штуки» сыграли значительную роль во взятии Бир-Хакейма 10 июня 1942. За эти успехи пришлось, однако, заплатить. Лейтенант Хубель и его бортстрелок погибли 4 июня, сбитые силами ПВО, и в тот же день южноафриканские истребители сбили самолет S7+AB (на нем погиб командир I./StG 3 капитан Генрих Эппен). 11 июня пикировщики из StG 3 провели три налета на союзные позиции под Эль-Адемом. 14 июня конвой, плывущий на Мальту, стал целью «юнкерсов» из StG 3, потерявшей во время атаки три машины (экипаж из III./StG 3 — пилот обер-фельдфебель Пантель — погиб, а две других «штуки» были сбиты над морем — их пилотами были обер-лейтенант Остер, командир эскадрильи 6./ StG 3, и унтер-офицер Купперс из П./ StG 3). Непрерывные атаки пикирующих бомбардировщиков на Тобрук внесли выдающийся вклад в захват Тобрука, сдавшегося 21 июня 1942.

Следующей целью был Мерса-Матрух. Во время большого танкового сражения, закончившегося успехом немцев, самолеты из StG 3 действовали отчаянно, доходя до самопожертвования. Капитан Пашковски (Patschkowski), командир эскадрильи в III./StG 3, был сбит, но сумел возвратиться в свою часть после трех дней скитаний по пустыне.



Ju 87 D-1 на Восточном фронте осенью 1942. Под крыльями на земле лежат дополнительные топливные баки вместимостью 300 л.


Ju 87 В-2 в действии на Восточном фронте летом 1941.

1 июля 1942 началась первая битва под Эль-Аламейном. Ju 87 вновь, как и всегда, висели над передним краем, поддерживая немецкое наступление. 3 июля I./StG 3 потеряла три экипажа: лейтенант Йозеф Венигман и обер-лейтенант Шувара (Schuwara) погибли, а фельдфебель Шпис попал в плен. 8 июля в воздушном бою погиб фельдфебель Ульрих из III./StG 3. 15 июля «штуки» провели четыре больших налета на союзные позиции под Эль-Аламейном. Один Ju 87 из I./StG 3 (пилот унтер-офицер Пекар) был сбит зенитным огнем — экипаж погиб. На следующий день «штуки» провели очередные четыре налета. 17 июля самолет из III./ StG 3, поврежденный союзными истребителями, совершил вынужденную посадку на своей территории, а его пилот (обер-лейтенант Гобель) был ранен. Три других пикировщика получили повреждения на земле во время атаки «киттихоков» из 250-го дивизиона RAF на аэродром в Бир-эль-Абд 19 июля 1942.

В конце августа произошла следующая попытка взломать оборону союзников, однако в сражении под Алам-эль-Хальфой немецкие войска были остановлены. 31 августа II./StG 3 потеряла еще два экипажа: унтер-офицер Штольп и его бортстрелок погибли, а фельдфебель Уль со своим стрелком попали в плен. 6 сентября потери понесла I./StG 3 — один из экипажей, выпрыгнув на парашютах из горящей машины, попал в плен (пилот унтер-офицер Лотц). 14 сентября два Ju 87 из I./StG 3 столкнулись в воздухе над Куасабой — оба экипажа погибли (пилоты лейтенант Кениг и унтер-офицер Шнурр). 1 октября в воздушном бою погибли следующие два экипажа из III./StG 3 (пилоты унтер-офицер Ледхезер и унтер-офицер Лишке).

24 октября 1942 началась вторая и решающая битва под Эль-Аламейном. «Штуки» пытались, как обычно, действовать над передовыми позициями, однако из-за превосходства союзной авиации они не были так эффективны, как в предыдущих кампаниях. 26 октября «харрикейны» из 213-го дивизиона RAF сбили два Ju 87 из III./StG 3. Погиб командир эскадрильи капитан Курт Вальтер, у которого не раскрылся парашют. Другой пилот этой части — обер-лейтенант Линдорфер — был ранен. 27 октября во время вынужденной посадки в Эль-Даба разбился Ju 87 из II./StG 3 (погиб пилот унтер-офицер Эбнер). 31 октября в воздушном бою погиб обер-фельдфебель Борм из III./StG 3. Несмотря на самоотверженность экипажей пикирующих бомбардировщиков, они неоднократно были вынуждены сбрасывать бомбы далеко в стороне от целей — таким огромным было превосходство союзных истребителей. 3 ноября погиб обер-фельдфебель Опиц, сбитый истребителем 127-го дивизиона RAF. Другой экипаж из III./StG 3 получил многочисленные ранения.

4 ноября союзники прорвали фронт в районе Телль-эль-Агагир. Началось отступление войск «оси», которое продолжалось почти без перерывов вплоть до капитуляции немецко-итальянской армии в Африке. В первые дни союзного наступления, во время редких боевых вылетов, экипажи пикировщиков пытались задержать стремительный натиск танковых частей британцев. 7 ноября «спитфайры» из 601-го дивизиона RAF сбили три Ju 87 из StG 3 (пилоты унтер-офицер Вернер и унтер-офицер Ортнер были ранены). Драматическую ситуацию, в которой оказались части Люфтваффе в период отхода от Эль-Аламейна, лучше всего отразил в своем дневнике один из летчиков, Армии Колер: «Kein Einsatz, da kein Sprit, kein ol, kein Wasser» (Нет действий, потому что нет горючего, нет масла, нет воды).

8 ноября союзники начали десантную операцию во Французской Северной Африке, и с этого момента войска «оси» должны были обороняться на двух фронтах. 11 ноября британская 8-я армия достигла прохода Хальфайя. Люфтваффе предприняли последнюю попытку задержать бронетанковые подразделения врага.



Ju 87 В-2 зимой 1941/42 на одном из аэродромов в России.


Ju 87 R-2 в полете над Африкой осенью 1941. Обращают на себя внимание белые полосы вокруг фюзеляжа, контрастирующие с «европейским» камуфляжем RLM 70/71/65.

Пятнадцать Ju 87 из I./StG 3, сопровождаемые шестью Bf 109, попытались бомбардировать моторизованную колонну союзных войск. Немецкие самолеты были атакованы одиннадцатью «киттихоками» из 3-го дивизиона SAAF. В возникшем воздушном бою StG 3 потеряла четыре экипажа и восемь машин. Командир I./StG 3 обер-лейтенант Мартин Моссдорф (самолет S7+MB), а также обер-лейтенант Мигеод и унтер-офицер Мальке вместе со своими стрелками попали в плен, фельдфебель Пот получил ранение. «Мессершмитты» эскорта сбили, не потеряв ни одной машины, три истребителя союзников (два Р-40 из 2-го дивизиона SAAF и один Р-40 из 57-й американской истребительной группы, самолеты которой тоже появились над полем боя). В тот же день, между Гамбутом и Тобруком, вынужден был приземлиться «дорнье» Do 17 Z (S7+FA — пилот обер-фельдфебель Бродовски) — штабная машина StG 3.

Одновременно II./StG 3 начала боевые действия на другом, северном фронте африканского ТВД. В субботу 14 ноября там был сбит (пилотом 154-го дивизиона RAF) командир эскадрильи 6./StG 3 обер-лейтенант Эйхлейтер. Его самолет упал в воду к северо-западу от мыса Бон, а экипаж попал в плен. Две другие машины из И./StG 3 столкнулись в воздухе и упали в море. Однако экипажам удалось спастись с помощью итальянского «канта» Z 506 В.

20 ноября Ju 87 из StG 3 добились большого успеха при атаке совместно с Ju 88 переполненного самолетами союзников аэродрома Мезон Бланш, уничтожив пять «Бофайтеров», три В-17, два Р-38, несколько «спитфайров» и повредив много других машин. Однако уже 26 ноября II./StG 3 была практически выведена из строя… американскими танками из 1-й бронетанковой дивизии, которые ворвались на аэродром Джедейда и, что называется, раздавили пятнадцать Ju 87 и несколько Bf 109. В начале декабря остатки II./ StG 3 базировались в Ла Себала. 2 декабря в воздушном бою были сбиты два Ju 87, один из которых пилотировал командир эскадрильи 6./StG 3 майор Ганс Эйнвахтер. Задачи «штук» все чаще брали на себя более скоростные «мессершмитты» Bf 109 и «фокке-вульфы» Fw 190, используемые как истребители-бомбардировщики. В условиях господства союзников в воздухе это было единственно возможное решение. Несмотря на подавляющее превосходство противника, «штукам» удавалось одерживать спорадические успехи, как например, во время неожиданного налета на порт в Боне 1 января 1943. 16 января зенитная артиллерия сбила над Седадой Ju 87 D из III./StG 3, пилот которого выпрыгнул с парашютом и попал в плен, а бортстрелок погиб. 19 января П./StG 3 потеряла одну машину во время атаки британских позиций в районе Бон Арада. На следующий день, при бомбардировке тех же позиций, П./StG 3 потеряла еще один самолет. В течение февральских боев за проход Кассерин пикировщики Люфтваффе пытались расширить поддержку немецких танковых частей. Но, ввиду перевеса неприятеля, это было невыполнимым заданием. 22 февраля II. и III./StG 3 потеряли в воздушных боях по одной машине — экипажи попали в плен.



Ju 87 D-5 во время заходи на посадку на одном из полевых аэродромов в России, 1943.

По окончанию боев за проход Кассерин британская 8-я армия, действовавшая на юге, начала наступление на линию Марет. На 1 марта в Тунисе еще оставались две эскадрильи Ju 87 D — II./StG 3 в Сент-Мари и III./StG 3 в Габесе. 6 марта, несмотря на вражеское превосходство, «штуки» бомбардировали аэродром Неффатия, потеряв только одну машину из 28 Ju 87 D, принявших участие в операции. 10 марта группа из 15 Ju 87 D из III./StG 3, эскортируемая Bf 109 из JG 77, была атакована «кертиссами» Р-40 из 112-го дивизиона RAF. В воздушном бою немцы потеряли одну «штуку», но сбили шесть английских машин. 21 марта III./StG 3 потерял три самолета, сбитых летчиками 309-го дивизиона RAF. 3 апреля эскадрилья понесла еще более тяжелые потери, когда соединение Ju 87 над Эль Геттаром перехватили истребители 52.Fighter Group USAF — было сбито шесть самолетов. 7 апреля, к северо-западу от Кед-Зарга, II./StG 3 потеряла четыре машины, а 11 апреля — еще одну. В последние недели боев в Африке Ju 87 использовались как буксировщики транспортных планеров DFS 230 и уже не применялись для непосредственной поддержки сухопутных войск. 13 мая 1943 война на африканском континенте закончилась.

Операция «Барбаросса», начавшаяся 22 июня 1941, открыла самый трудный период в истории Люфтваффе — войну на два фронта. Для действий на Восточном фронте предназначались следующие части пикирующих бомбардировщиков: в составе Luftflotte 1 (1-го воздушного флота) под командованием генерал-полковника Келлера части VIII.Fliegerkorps (VIII авиакорпуса) под командованием генерала авиации фон Рихтхофена — II. и III./StG 1 (87 самолетов) и I. и III./StG 2 (83 самолета); в составе 2-го воздушного флота (генерал-фельдмаршал Кессельринг) части II авиакорпуса (генерал авиации Лерцер) -1., П. и III./StG 77 (122 самолета); на севере оперировал 5-й воздушный флот (генерал-полковник Штумпф), включавший IV.(Stuka)/LG 1 (42 самолета). В сумме командование Люфтваффе располагало — на почти 1600-километровом фронте — 334 самолетами Юнкерс Ju 87 Stuka. Противостояла им гигантская сила, насчитывавшая в сумме около 17700 самолетов, из которых 9383 находилось в пяти военных округах, расположенных вдоль западной границы СССР.



Ju 87 D-3 из 7./StG 1 во время действий на востоке в 1943. Благодаря демонтированным обтекателям видны стойки основного шасси.


Бомбардировщики Ju 87 D-1 во время налета на Восточном фронте в 1942. Видны сброшенные 250-кг бомбы.


Ju 87 В зимой 1941/42 на одном из полевых аэродромов в России. Обращают внимание чехлы на кабине, крыльях и горизонтальном оперении, а также шатер над двигателем, позволяющий проводить техобслуживание даже в экстремальных условиях русской зимы.

С рассвета 22 июня 1941 соединения «штук» и горизонтальных бомбардировщиков, прикрываемые истребителями, начали продолжавшиеся целый день налеты на 66 намеченных советских аэродромов. Успех первых атак превзошел самые смелые ожидания немцев. Потеряв 35 машин, Люфтваффе уничтожили на земле и в воздухе 1811 самолетов. На следующий день жертвами немецких пилотов стали еще 800 советских самолетов; 24 июня — 557; 25 июня — 351; 26 июня — 300. К 28 июня число уничтоженных машин противника дошло до 4017, при потере 179 собственных самолетов!

Кроме атак, направленных против неприятельской авиации, «штуки» также поддерживали действия своих сухопутных войск. Впервые такая поддержка проводилась утром 22 июня пикировщиками из StG 77 против советских укреплений вдоль Буга. В следующие дни их целью стала Брестская крепость. До 2 июля «штуки» бомбили окруженные под Минском части Красной Армии. Советские потери были огромными: 32 дивизии разбиты, 2400 танков, 1400 орудий и 240 самолетов уничтожены или захвачены немцами. Из-за небольшой дальности пикирующие бомбардировщики должны были каждые несколько дней передислоцироваться на аэродромы, расположенные все дальше на территории СССР, так что, например, II. и III./StG 1 за первый месяц боев передвинулись на восток на 560 км. О размере успехов Люфтваффе, достигнутых летом и осенью 1941, может свидетельствовать отчет StG 77, которая с 22 июня до 30 ноября 1941 уничтожила 2401 транспортную единицу, 234 танка, 92 артиллерийские батареи и 21 поезд.

В конце первой недели июля группа армий «Центр» начала наступление на Смоленск, и наступившие дни стали весьма напряженными для экипажей «штук». Пикировщики уничтожали подходившие со стороны Москвы подкрепления. То время вспоминал полковник Ганс-Ульрих Рудель:

«Цели были все те же: танки, машины, мосты, полевые укрепления, позиции зенитной артиллерии. Время от времени случались задания прервать железнодорожное сообщение или атаковать бронепоезд, который русские пробовали использовать для огневой поддержки своих частей. Любое сопротивление перед нашими головными подразделениями должно быть сломлено, чтобы наступление не снижало темпа и эффективности. Автострада между Смоленском и Москвой была свидетелем многих наших акций. Огромные массы русских и их обозов непрерывно двигались по ней в неимоверной тесноте. Машина за машиной, танк за танком — без малейших интервалов, часто в три ряда. Если все это обрушится на нас… — всегда думалось во время налета. Однако за несколько дней автострада превратилась в место огромного побоища, все было расстреляно и разбомблено. Наступление вермахта беспрепятственно продолжалось».




Подвеска бомб под Ju 87


Результат налета Ju 87 на мост на шоссе Минск-Москва в районе Ярцево к северо-западу от Смоленска. Бомбы попали точно в центр проезжей части (воронки подчеркнуты дугами), но мост не разрушили.


Пикировщики разрушили автомобильный мост через реку Вонь 22 июля 1941 года. Железнодорожный мост пока цел. В этом налете принимал участие Ганс- Ульрих Рудель.


«Штуки» повредили еще один участок железной дороги Ленинград-Москва. Обратите внимание на точность работы пикировщиков — обычным бомбардирощикам такой кучности попаданий добиться почти невозможно.


Те же мосты — другой ракурс.


На железной дороге Ленинград-Луга немцы обнаружили советский бронепоезд. Несмотря на сильный зенитный огонь, Рудель — тогда еще оберлейтенант и гауптман Штиин положили бомбы точно в цель. На фото — дымящий и парующий бронепоезд.


На фото показан результат работы «Штук» — разбомблено железнодорожное полотно Ленинград-Москва в районе Слуцка. На фото видна дата снимка — 3 сентября 1941 г.

В конце июля VIII авиакорпус был передислоцирован на северный участок фронта для поддержки атак на Ленинград. Целью, кроме полевых укреплений, стала советская военно-морская база Кронштадт. Когда 11 сентября началось наступление на город, на участке 1-й танковой дивизии действовали пикировщики VIII авиакорпуса. Передадим слово свидетелю событий:

«Неожиданно мы стали очевидцами захватывающего зрелища: над рвущимися вперед батальонами непрерывно выли «штуки». Они пикировали и прицельно сбрасывали, на расстоянии 200–300 метров от передовых танков, бомбы на русские пулеметные гнезда, бункеры, окопы, противотанковые ловушки и артиллерийские позиции. Офицеры, руководившие действиями авиации, находились на выдвинутых в голову наступления танках и транспортерах вместе с командирами моторизованных батальонов. Один из офицеров связи Люфтваффе, поддерживающий радиосвязь с «штуками», сидел за башней танка номер 611 под командованием лейтенанта Стовеса. Большой военный флаг Рейха, разложенный на решетке танкового двигателя, служил опознавательным знаком для летчиков. Находясь все время под огнем, лейтенант Люфтваффе мастерски дирижировал через свой микрофон пилотами пикировщиков».

Немецкое наступление преодолело оборону, однако было вскоре остановлено с помощью огня советских линкоров, стоявших на якоре в Кронштадте. С целью нейтрализации такого противника к атакам были привлечены Ju 87 из III./StG 2. 16 сентября первые 30 «штук» атаковали базу советского ВМФ. К сожалению, 1000-кг бомбы (PC 1000) не успели поступить в части вовремя, и пикировщики были вооружены 500-кг бомбами. Толстый слой облаков, не поднимавшийся выше 800 м, не облегчал задания. Командир III./StG 2 капитан Штеен (Steen), капитан Клаус (Klaus) и обер-лейтенант Рудель (Rudel) атаковали первыми. Бомба, сброшенная с самолета Руде-ля, попала в цель, но, как и ожидалось, не смогла нанести решающего урона линкору. 21 сентября наконец доставили бомбы PC 1000, и 23-го самолеты III./StG 2 отправились в один из наиболее опасных и трудных налетов, которые когда-либо проводили экипажи пикирующих бомбардировщиков — ведь Кронштадтская гавань прикрывалась более чем тысячью зенитных установок различных калибров. В налете участвовал Ганс-Ульрих Рудель:




Техники подвешивают 1000-кг бомбу под Ju 87.

«Войдя в пике, поглядел по сторонам — наш угол пикирования составлял от 70 до 80 градусов. В прицеле появился «Марат». Пикирую на него, и он становится все больше и больше. Все его зенитные орудия направлены на нас. Но важным является только наше задание, если мы его выполним, то спасем множество наших товарищей из сухопутной армии. Но что это? Машина капитана Штеена начала внезапно отдаляться от моей, она летит быстрее. Неужели пилот снова сработал воздушными тормозами, чтобы падать еще круче? Делаю то же самое. Быстро сближаюсь с хвостом летящего впереди самолета, и непосредственно перед собой вижу ошеломленное лицо обер-фельдфебеля Лерманна, бортстрелка в экипаже Штеена. Ему кажется, что мы вот-вот столкнемся. Изо всех сил жму на ручку управления вперед — теперь пикируем под углом 90 градусов и сидим как на бочке с порохом. Столкнемся с машиной Штеена, которая совсем рядом, или пролетим на безопасном расстоянии? Ну вот, проскочили на волосок! Это знак судьбы, теперь все будет хорошо. Середина корабля полностью закрыла прицел. Мой Ju 87 ведет себя совершенно спокойно при пикировании, совершенно не отклоняясь от курса. Предчувствую, что моя бомба должна попасть. «Марат» виден во всем блеске, матросы носятся по палубе. Нажимаю на кнопка сброса бомбы и принимаюсь изо всех сил тянуть ручку управления на себя. Хватит ли мне высоты для выведения машины из пике? Сомнительно, ведь пикировал почти вертикально, а до земли не больше 300 метров. Капитан Штеен говорил на предполетном инструктаже, что 1000-кг бомба должна быть сброшена с высоты не меньше тысячи метров, иначе осколки после взрыва могут повредить собственный самолет даже на таком расстоянии. Не хочу даже думать об этом — хочу попасть в «Марат». Тяну и тяну изо всех сил ручку управления. Перегрузка очень велика, ничего не вижу, на какой-то момент теряю сознание — чувство, никогда не испытываемое раньше. Через миг, как бы издалека, слышу голос Шарновского [бортстрелок Руделя]: «Господин обер-лейтенант, корабль взорвался!» Прихожу в себя, осматриваюсь по сторонам — летим в трех-четырех метрах над водой с легким креном. За нами остался «Марат», над которым метров на четыреста возносится столб дыма и огня; видимо, попали в артиллерийский погреб».



Снимок с немецкого разведывательного самолета. Стрелкой показан линкор «Марат». После первых небольших повреждений от налетов пикировщиков корабль перешел в Кронштад, где его и обнаружили разведчики.


Бомба оторвала носовую часть линкора. На снимке видно ее отсутствие и большое количество небольших судов вокруг линкора, проводящих спасательную операцию. Рядом с «Маратом» причальной стенки стоит крейсер «Киров» — ему тоже досталось во время налета.


Панорама Кронштадта. На переднем плане виден столб дыма на месте стоянки линкора «Марат» после попадания 1000-кг бомбы с самолета Руделя.

Советский линкор получил попадание в носовую артиллерийскую башню 305-мм орудий. Носовая часть корабля, вплоть до второй башни, оторвалась от остального корпуса и затонула. Тяжело поврежденный корабль сел на дно.

В это время другие части пикировщиков поддерживали сухопутные войска. С 9 по 26 сентября продолжалась киевская битва. «Штуки» постоянно создавали замешательство в районах концентрации Красной Армии.

В начальной фазе русской кампании больших успехов добилась действующая на Крайнем Севере IV.(Stuka)/LG 1. Пикирующие бомбардировщики этой группы бомбили советские оборонительные позиции, построенные вдоль границы с Финляндией. На аэродромах вокруг Мурманска «штуки» уничтожили около ста самолетов.

С наступлением «русской зимы» закончились наступательные операции вермахта; армия, не подготовленная к действиям в таких экстремальных климатических условиях, перешла к обороне. Русское контрнаступление вынудило, однако, немцев к отступлению. От катастрофы спасли вермахт, помимо прочего, и «штуки» VIII авиакорпуса, серьезно замедлив концентрацию значительных советских сил к северу от Калинина. Выигранное таким образом время позволило соединениям группы армий «Центр» отойти и занять новые оборонительные позиции. В дальнейшем фронт стабилизировался. Части пикирующих бомбардировщиков использовали этот период для перевооружения новыми самолетами. На Восточный фронт в феврале 1942 прибыли «юнкерсы» Ju 87 D-1. В это же время IV.(Stuka)/LG 1 (командир майор Ганс-Карл Штепп — Stepp) уничтожала поезда на железнодорожной линии на Мурманск, а также союзные корабли в конвоях, плывущих в советские порты с военным имуществом. На Крайнем Севере группа оперировала до 17 июня 1943, когда она была переименована в I./StG 1 и как таковая передислоцирована на центральный участок Восточного фронта.



Два снимка поврежденного «Штуками» лидера типа «Линенград». Корабль буксируют в гавань Кронштадта, за ним тянется большой масляный след.



На этом снимке виден тот же буксируемый лидер (1), крейсер «Киров» (2) и пока еще неповреждённый линкор «Октябрьская революция» (3).


Линкор «Октябрьская революция» ведет зенитный огонь по атакующим «Штукам».


«Октябрьская Револющия» после налета. Линкор получил несколько попаданий и надолго потерял боеспособность.

Весной 1942 «штуки» VIII авиакорпуса участвовали в осаде Севастополя, который считался в те времена наиболее укрепленной военно-морской базой в мире. Во время одного из штурмов, между 2 и 6 июня 1942, пикировщики выполняли в среднем 600 боевых вылетов в день. В сумме на советскую крепость было сброшено 2500 тонн бомб. Несмотря на такую мощную авиационную поддержку и артиллерийский огонь свыше 1300 орудий, бои за Севастополь продолжались до июля 1942. Однако самой большой битвой на Восточном фронте было Сталинградское сражение. Когда немцы подошли к городу, «штуки» непрерывно висели над полем боя. Самую массированную атаку провели 3 сентября самолеты из StG 1, 2 и 77. Хотя бои были очень напряженными, потери пикировщиков были относительно невелики — с советскими истребителями успешно справлялись самолеты из JG 3. Ситуация оставалась неизменной до 19 ноября, когда началось советское контрнаступление. Аэродромы пикирующих бомбардировщиков, располагавшиеся между реками Чир и Дон, оказались на направлении главного удара сил Красной Армии. Невзирая на непрерывные бомбежки, Ju 87 не могли задержать продвижение такой массы войск. Пытавшиеся оборонять аэродромы, части пикировщиков понесли тяжелый урон; в наземных боях погибли или попали в плен многие из летного и наземного персонала, множество самолетов было уничтожено или — как на аэродроме в Калаче — попало в руки русских. Вскоре Люфтваффе потеряли аэродромы Облинская и Морозовская. 15 января 1943 немецких ВВС предприняли последнюю попытку задержать врага на линии реки Донец; но эта операция — несмотря на массированные атаки, в т. ч. «штук» из II./StG I, StG 2 и П./ StG 77 — не имела шансов на успех из-за преимущества советской авиации и многократного перевеса в численности сухопутных войск. 2 февраля 1942 капитулировала окруженная в Сталинграде 6-я армия. Только контрнаступление на Харьков закончилось успехом немцев -15 марта город вновь был захвачен эсэсовскими частями. Вплоть до 5 июля, момента начала операции «Цитадель», фронт стабилизировался. В это время некоторые машины Ju 87 D были приспособлены для уничтожения танков. В боях зимой 1942/43 обнаружилось, что метод борьбы с советскими танками с помощью бомб не очень эффективен; необходимостью стало перевооружение «штук» действенными противотанковыми пушками большого калибра. Специально переоборудованные самолеты Ju 87 D-3 лишились встроенного оружия, аэродинамических тормозов, бомбодержателей и сирен. Такая максимально облегченная машина могла нести под каждым крылом по одной пушке ВК 3,7 cm (калибра 37 мм). До начала наступления на Курской дуге из этих самолетов сформировали две части -10.(Pz.Jag.St.)/StG 1 и 19.(Pz.Jag.St.)/ StG 2. Перед летней кампанией 1943 гораздо больше внимания стали обращать на изменение тактики действий «юнкерсов» Ju 87, которые постепенно начали превращаться из классических пикирующих бомбардировщиков в штурмовые самолеты. Молниеносные удары эскадрилий Ju 87, атакующие в бреющем полете огнем бортового оружия и бомбами малого калибра, оказались значительно эффективней против пехоты и легких небронированных целей, нежели прежние приемы. Большое значение имела также почти полная безопасность от действий истребителей противника, которым перехват летящих на малой высоте самолетов представлял очень нелегкую задачу.

5 июля началось немецкое наступление. Операцию поддерживали «юнкерсы» Ju 87 из следующих частей: I., П. и III./StG 2 (Ju 87 и одна эскадрилья истребителей танков [Panzer-jagerstaffel], оснащенная Ju 87 G) и I., II. и III./StG 77 (Ju 87) действовали на южном участке фронта в составе 4-го воздушного флота; на севере оперировали в составе 6-го воздушного флота I., И. и III./StG I (Ju 87 D) и Pz.Jag.St./ StG 1 (Ju 87 G из Versuchskommando fur Panzerbekampfung — Испытательная часть противотанкового оружия). В южной группировке имелись также венгерские Ju 87 D из 102/2 эскадрильи пикирующих бомбардировщиков. На рассвете 5 июля первыми в бой вступили самолеты III./StG 1 (командир майор Ланг), атаковавшие советские полевые укрепления, в то время как другие эскадрильи наносили удары главным образом по линиям коммуникаций и снабжения Красной Армии. С первого дня боев доказали свою пригодность истребители танков Ju 87 G. Командир Pz.Jag.St./StG 2 капитан Рудель уничтожил за несколько боевых вылетов, выполненных в тот день, 12 советских танков. 6 июля «штуки» произвели почти 850 боевых вылетов. На следующий день Ju 87 сконцентрировались на борьбе с контратакующими частями Красной Армии, уничтожив, между прочим, 64 танка. 8 июля действия StG 1 ограничились бомбежкой советских позиций в окрестностях Теплого. До 11 июля немецкие войска достигли определенного успеха на южном участке фронта, захватив плацдарм на реке Псел в районе колхоза «Красный Октябрь». 12 июля русские начали контрнаступление. Пилоты «штук» выполняли до шести боевых вылетов в день, но все равно не могли противостоять многократному перевесу противника. В это самое время союзники провели высадку на Сицилии, и Гитлер, утратив самообладание, приказал прервать операцию «Цитадель» и перебросить часть сил с Восточного фронта в Италию. Наступление под Курском стоило жизни многим опытным пилотам пикирующих бомбардировщиков, таких, как например, капитан Курт-Альберт Папе (Раре, командир эскадрильи З./StG 1, ранее пилот IV.(Stuka)/LG 1, прославившийся действиями против британского судоходства в 1940, кавалер Рыцарского креста, сбитый зенитной артиллерией в районе Белгорода 7 июля 1943), капитан Бернд Вутка (Wutka, награжден Рыцарским крестом 16 ноября 1942 за уничтожение более 40 танков, 83 грузовых машин, 12 артиллерийских орудий, двух бронепоездов и трех товарных поездов — погиб в летном происшествии 8 июля 1943, будучи командиром эскадрильи 9./ StG 2, выполнив свыше 500 боевых вылетов), обер-лейтенант Вилли Хорнер (Horner, командир эскадрильи 7,/StG 2, награжден Рыцарским крестом 10 мая 1943 после выполнения 500 боевых вылетов, погиб под зенитным огнем на одном их немногочисленных тогда самолетов Ju 87 D-5, W. Nr. 13507) и капитан Вальтер Краус (Kraus, командир III./StG 2, 3 января 1944 посмертно награжден Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту — погиб при налете ночных бомбардировщиков По-2 в ночь с 16 на 17 июля 1943 на своем аэродроме, став единственной жертвой этой бомбежки).



Ju 87 D-3 после выполнения его пилотом трехсотого боевого вылета. Восточный фронт, зима 1943.


Ju 87 D-5 в полете на Восточном фронте зимой 1943/44. Обращает внимание отсутствие эластичных кожухов амортизаторов посередине стоек основного шасси. Под крыльями и фюзеляжем подвешены контейнеры АВ 250, содержащие по 30 осколочных бомб SD 4.


Ju 87 D-5 отправляется на боевое задание, Восточный фронт, зима 1943/44. На заднем плане виден Bf 109 G.


Соединение Ju 87 D-5 в полете над СССР, зима 1943/44.

Вместе с контрнаступлением русских летом 1943 начался отход немецкой армии на всем Восточном фронте. Самолеты Ju 87 теперь выполняли почти исключительно штурмовые задачи — бомбардировка в пикирующем полете в условиях численного превосходства авиации противника стала практически невозможной. Кроме того, изменились и объекты бомбардировок — бомбежка при пикировании, обеспечивающим точность попадания в определенную точку, была очень эффективной и нужной при уничтожении укрепленных позиций врага, находящегося в обороне, но против наступающих масс пехоты и танков действеннее было сбрасывание осколочных бомб небольшого калибра в сочетании с обстрелом из бортового оружия при полете на малых высотах. Во время таких атак наступательное вооружение самолета действовало в гораздо большем радиусе, что увеличивало эффективность налетов.

В связи с этими обстоятельствами 5 октября 1943 была проведена реорганизация Люфтваффе. Штурмовыми частями стали все существовавшие до сих пор части пикирующих бомбардировщиков. StG 1 превратилась в SG 1, то есть Sturzkampfgeschwader 1 (1-я эскадра пикирующих бомбардировщиков) была переименована в Schlacht-geschwader I (1-я штурмовая эскадра). Аналогично изменились наименования в других случаях: StG 2 стала SG 2, StG 3 — SG 3, StG 77 — SG 77. Командующим вновь организованной штурмовой авиацией стал полковник доктор Эрнст Купфер (Kupfer), до того командир StG 2. Купфер был доктором права, боевую карьеру начал во французскую кампанию и отличился во время битвы за Крит, потопив британский легкий крейсер «Глостер». Во время налетов на Кронштадт добился попаданий в линкор «Октябрьская революция» и крейсер «Киров». 30 октября 1942, в период боев за Сталинград, выполнил свой 500 боевой вылет, а 8 января 1943 стал сто семьдесят третьим кавалером Дубовых листьев к Рыцарскому кресту в вермахте. 5 июля 1943 выполнил свой 600 боевой вылет. К сожалению, вскоре после занятия новой должности — 22 ноября 1943 — Купфер погиб в летном происшествии в Греции, в 60 км от Салоник, будучи пассажиром транспортного «хейнкеля» Не 111.

Его заменил полковник Губертус Хитшольд. Хитшольд принимал участие в боевых действиях с 1 сентября 1939 как командир эскадрильи в I./StG 2. Уже 15 сентября одним из первых в Люфтваффе получил Железный крест II класса, а с 1 октября 1939 стал командиром I./StG 2.

В западной кампании 1940 его часть отличилась многими успехами, а сам Хитшольд награжден Рыцарским крестом (21 июля 1940). И в греческой группа действовала удачно, потопив, между прочим, три британских эсминца. В русской кампании он командовал первой штурмовой частью Люфтваффе — SG 1. Эта часть первой получила штурмовую версию самолета «фокке-вульф» Fw 190.

Вместе с переформированием соединений пикировщиков в штурмовые части закончилось использование пикирующих бомбардировщиков Юнкерс Ju 87 в их первоначальной функции. Однако боевая карьера этого самолета не закончилась. До конца войны они находились на вооружении Люфтваффе в двух ролях — истребителей танков и ночных штурмовиков.



Один из ранних экземпляров Ju 87 G-1. На капоте двигателя видна эмблема части истребителей танков.

С ролью истребителей танков Ju 87 G неразрывно связано одно имя — полковник Ганс-Ульрих Рудель. Рудель родился 2 июля 1916 в Конрадсвальдау в Силезии в семье пастора. В конце 1936 поступил в Люфтваффе и сначала служил наблюдателем в разведывательной авиации дальнего действия (и таковым принимал участие в сентябрьской кампании). В 1940 прошел переобучение как пилот пикирующих бомбардировщиков и в апреле 1941 получил назначение в I./StG 2 «Иммельман». С этого момента его карьера развивалась молниеносно: 23 сентября 1941 топит линкор «Марат»; 6 января 1942 становится кавалером Рыцарского креста; 24 сентября 1942 выполняет свой 500-й боевой вылет; 10 февраля 1943 — 1000-й боевой вылет; 14 апреля 1943 двести двадцать девятым в вермахте получает Дубовые листья к Рыцарскому кресту; 19 июля 1943 принимает командование III./StG 2; 9 октября 1943 выполняет свой 1500-й боевой вылет, имея к этому времени на своем счету 60 уничтоженных танков; 25 ноября 1943 сорок вторым в вермахте награждается Мечами к Рыцарскому кресту с Дубовыми листьями. 21 марта 1944, после налета на мост на Днестре под Ямполем, приземляется на территории, занятой противником, чтобы спасти экипаж сбитого самолета из своей эскадрильи. Из-за размокшего грунта перетяжеленная машина не смогла взлететь. Руделю пришлось совершить 50-километровый марш, чтобы добраться до своей части через линию фронта. При этом довелось вплавь форсировать Днестр (где утонул обер-фельдфебель Хентшель, бортстрелок Руделя, кавалер Рыцарского креста, 1490 боевых вылетов) и убежать из советского плена, получив ранение в плечо. 26 марта 1944 Рудель уничтожает за один день 17 танков, а три дня спустя, десятым в вермахте, получает самую высокую в то время боевую награду — Бриллианты к Рыцарскому кресту с Дубовыми листьями и Мечами. 1 июня 1944 выполняет свой 2000-й боевой вылет; 23 декабря 1944 — 2400-й боевой вылет, имея на своем счету 463 уничтоженных советских танка; 1 января 1945 как первый и единственный солдат вермахта награждается наивысшим боевым отличием — Золотыми Дубовыми листьями с Мечами и Бриллиантами к Рыцарскому кресту Железного креста (das Golden Eichenlaub mit Schwerter und Brillanten zum Ritterkreuz des Eisernen Kreuzes). 8 февраля 1945 за четыре боевых вылета уничтожает 13 вражеских танков, но сбивается огнем зенитной артиллерии в районе Лебуса на Одере. Тяжело раненый, Рудель смог произвести вынужденную посадку на своей территории. От смерти из-за потери крови его спасает бортстрелок, а затем и врач эскадры доктор Гадерманн (в 1972 главный врач Мюнхенской олимпиады). В полевом госпитале Ваффен СС в Зеелове Руделю делают операцию, в результате которой ему ампутируют правую ногу ниже колена. Но уже на Пасху он, с незажившей культей, возвращается в родную часть и, несмотря на запрет на боевые вылеты, непрерывно летает до 8 мая 1945. За время войны на счету Руделя 2530 боевых вылетов, 519 уничтоженных советских танков, около 800 машин, более 150 артиллерийских орудий, четыре бронепоезда, потопленные линкор «Марат» и около 70 десантных судов (в Крыму), поврежденные крейсер и эсминец; кроме того, он сбил девять самолетов (семь истребителей и два штурмовика Ил-2). Был сбит тридцать раз (исключительно наземными средствами ПВО и ни разу советскими истребителями), пять раз ранен, шесть раз садился за линией фронта, спасая экипажи сбитых машин из своей части от смерти и плена. Его ценность лучше всего передают слова фельдмаршала Шернера: «Один Рудель заменяет целую дивизию». Как истребители танков также прославились такие пилоты как: лейтенант Кантон Корол (Korol, 99 уничтоженных танков, 715 боевых вылетов, четыре раза сбит), обер-лейтенант Вильгельм Иозвиг (Joswig, 88 танков, 231 машина, 9 орудий, три склада боеприпасов, сбил два самолета) и лейтенант Якоб Енстер (Jenster, 58 танков, свыше 1000 боевых вылетов).



Справа — полковник Ганс-Ульрих Рудель, самый знаменитый пилот пикирующих бомбардировщиков и штурмовиков Люфтваффе, выполнивший 2530 боевых вылетов, единственный немецкий воин, награжденный Золотыми Дубовыми листьями с Мечами и Бриллиантами к Рыцарскому кресту Железного креста.


Ju 87 G-1 с подкрыльевыми пушками ВК 3,7 cm калибра 37-мм в полете над Восточным фронтом, 1943.

Последней ролью, в которой пришлось выступить Юнкерсу Ju 87 во II мировой войне, были действия в качестве ночного штурмовика. Идея таких действий была заимствована у советской авиации, где для этих целей использовались самолеты По-2 и Р-5. Сначала немецкие части, соответствующие советским полкам ночных бомбардировщиков, укомплектовывались устаревшими типами машин, вроде «хейнкеля» Не 46, «гота» Go 145 или «арадо» Аг 66, и обозначались как Behelfskampfstaffeln (вспомогательные боевые эскадрильи); затем — вследствие реорганизации штурмовой авиации — с 18 октября 1943 стали называться Nachtschlachtgruppen (NSGr — ночные штурмовые группы). В августе 1943 первые триста «юнкерсов» Ju 87 D переоборудовали для ночных действий. Из них сформировали следующие части:

NSGr 1-е августа 1943 до августа 1944 действовала в составе трех эскадрилий на Восточном фронте, а затем до конца войны на Западе; командир капитан Вилльберг (Willberg);

NSGr 2 — с февраля 1944 до сентября 1944 действовала в составе четырех эскадрилий на Восточном фронте, затем три эскадрильи были переведены на Запад, где находились до конца войны; командир майор Мюллер (Muller);

NSGr 4 — с августа 1944 действовала на Балканах в составе трех эскадрилий, две вновь сформированные эскадрильи действовали с конца 1944 на Западном фронте;

NSGr 8 — с мая до сентября 1944 действовала в составе двух эскадрилий в Финляндии, затем в Норвегии, а с января 1945 на Одере;

NSGr 9 — с мая 1944 до конца войны действовала в составе трех эскадрилий в Северной Италии;

NSGr 10 — с октября 1944 до конца войны действовала в составе двух эскадрилий на Балканах.

Действия Ju 87 в качестве ночных штурмовиков были весьма эффективны и причинили союзникам много досадных потерь. Обычно целями атак были сосредоточения войск, позиции артиллерии, склады боеприпасов и снабжения, а также поезда и железнодорожные станции. Налеты чаще всего проводились небольшими группами самолетов, летящих парами и вооруженные осколочными или зажигательными бомбами. Подлет к цели проходил на высоте около 300 м. Над фронтом самолеты поднимались на высоту от 1000 до 2000 метров и уже с нее начинали сбрасывать бомбы. Такая высота сброса считалась оптимальной с точки зрения покрытия осколками максимально возможного района. Затем машины снижались до 200–300 метров и обстреливали цели из бортового оружия, после чего возвращались на свои аэродромы. Для обозначения целей служили светящие бомбы, сбрасываемые на парашютах с высоты 800-1000 м. Потери во время таких операций были несопоставимо малыми по сравнению с успехами ночных штурмовиков. Зенитная артиллерия противника при пересечении линии фронта была неопасна — она не располагала ни достаточным числом орудий, ни радиолокационным оборудованием, ни зенитными прожекторами. Для ночных истребителей Ju 87 летали слишком низко и медленно, и к тому же немецкие экипажи применяли «Duppel» — металлические полоски, сбрасываемые для нарушения работы бортовых радиолокационных станций истребителей союзников. Единственным большим успехом британцев, одержанным в борьбе с ночными налетами Ju 87, было уничтожение истребителем «москито» из 219-го дивизиона RAF трех «штук» в районе Ниймегена в ночь со 2 на 3 октября 1944.

Самые значительные операции ночных Ju 87 имели место в сентябре и октябре 1944 в Голландии, в декабре 1944 в Арденнах и во время форсирования Рейна союзниками в марте 1945. Последний раз в дневных действиях «штуки» участвовали в сентябре 1944 во время Варшавского восстания, бомбардируя позиции повстанцев.

История этого самолета окончательно завершилась 8 мая 1945, когда полковник Рудель вместе с другими уцелевшими экипажами III./StG 2 приземлились на занятом американцами аэродроме Китцинген в районе Вюрцбурга. В этот же день персонал NSGr 2 уничтожил свои машины на базе Хольцкирхен.



Ju 87 G-2 из 10./SG 3 в полете над Россией, осень 1943.


Ju 87 G-2 во время боевого вылета в России, 1944.


Польские летчики у захваченного Ju 87 G зимой 1945.


На Ju 87 В-2 наносят знаки государственной принадлежности.

Оглавление книги


Генерация: 0.659. Запросов К БД/Cache: 3 / 1