В войне

1914 г. 2 августа во Франции был опубликован приказ о всеобщей мобилизации. 3 августа в 4 часа после общего выхода в море Специальный дивизион, входящий в состав Группы С, с четырьмя миноносцами вышел со скоростью 12 узлов в направлении Минорк, затем взял курс на Оран, куда прибыл 5-го. Ночью он получает информацию об начале войны с Германией и Австро-Венгрией. Англия выдвинула ультиматум Германии и ожидала истечения его срока, чтобы официально вступить в войну.

6 августа Специальный дивизион оставляет Оран, эскортируя конвой с войсками, которые он приводит целыми и невредимыми в Сэт, затем отправляется в Тулон для погрузки угля. На следующий день Группа С была расформирована; крейсера послали в Марокко и главнокомандующий преобразовал Дополнительный и Специальный дивизионы в 1-й и 2-й броненосный дивизионы 2-й линии. "Жорегибери" был поставлен во главе 2-го дивизиона под флагом контр-адмирала Дарьё (Darrieus), куда вошли также "Бувэ" и "Шарлёмань". 1-й же дивизион состоял из "Сюфрэн" (флаг- контр-адмирала Гепрат), "Голуа" и "Сэн-Луи". После сопровождения второго конвоя между Марселем и Аяччо 13 августа он возвращается в Тулон.

Учитывая нейтралитет Италии, единственными потенциальными врагами были, с одной стороны, австрийский флот, базирующийся в Пола, на севере Адриатики, но главным образом, немецкий линейный крейсер "Гебен" и его разведчик, лёгкий крейсер "Бреслау", под командованием адмирала Сушона (Souchon). Эти самые современные корабли, способные давать скорость 28 узлов, стали главной заботой главнокомандующего. "Гебен", вооружённый десятью 28-см орудиями, был грозным противником.

С объявлением войны, оба корабля оказались к югу от Сардинии, направляясь на запад с целью достичь Атлантики до вступления в войну Англии. В 21 час адмирал Сушон отдаёт приказ "Бреслау" направиться к Бон, а сам взял курс на Филипвиль. В 4 часа "Бреслау" расходует около шестидесяти снарядов стреляя по порту Бон, а часом позже "Гебен" обстреливает Филипвиль, это направление наводило на предположение, что они по-прежнему идут на запад. В действительности же, окончив стрельбу, после небольшого обманного маневра к северу, немцы на полной скорости отправились на восток — адмирал Сушон получил приказ идти в Константинополь. Так как у него не было достаточно топлива, то он на следующий день грузился углём в Мессине. Он сумеет принять свой уголь, несмотря на итальянский нейтралитет, в полном объёме, затем ускользнуть от английских линейных крейсеров "Индомтебл" и "Индефатигебл", и пройти 10 августа в 17 часов в Дарданеллы. Этот прорыв будет иметь неисчислимые последствия, из-за вовлечения Турции в войну.

14 августа Морской министр В. Оганьёр (Victor Augagneur) принимает решение не отправлять больше войска из Северной Африки в конвоях, но обязал дивизион адмирала Дарьё патрулировать по маршруту транспортов, с досмотром встреченных нейтралов, которые могли репатриировать из Италии немцев, подлежащих мобилизации, приехавших туда из Испании или других стран. ь

После короткого захода, с 19-го по 21-е, в Тулон для погрузки угля дивизион возобновляет своё патрулирование, затем, 30 августа возвращается в Тулон. После нового патрулирования дивизион с 9 по 10 сентября стоит в Сален д’Иер, затем "Шарлёмань" получает приказ направиться в Бизерту, где на нём выполняются незначительные доковые работы, а потом получает назначение в 1-й дивизион. 2-й Дивизион, который тогда состоял только из "Жорегибери" и "Бувэ", продолжал патрулирование до 21 сентября.

В течение этого периода, он встретил 64 парохода различных государств, не обнаруживая ни одного подозрительного пассажира. После короткого пребывания в Тулоне, с 22 по 28 сентября, оба броненосца уходят на Мальту, куда прибывают 27-го чтобы назавтра выйти в Порт-Саид, где будут находиться с 1-го по 6 октября. Они встречают там "Сэн-Луи" и "Шарлё- мань", обеспечивавших охрану английского транспортного конвоя, следующего в Марсель, ч 7 октября "Жорегибери" и "Бувэ" в свою очередь конвоируют английские транспорты. Эти два конвоя насчитывали в общей сложности 36 судов, перевёзших более 25000 солдат индусских войск. 14-го, они возвращаются в Тулон и, начиная с 17-го, возобновляют своё патрулирование. Оно принесёт, всё-таки, некоторую пользу, так как броненосцы встретят 257 судов, досмотрят 57, из которых 6 конфискуют, плюс к этому захватят итальянскую яхту "Арго", перевозившую по меньшей мере 150 немецких военнослужащих.

6 ноября Франция объявляет войну Турции. На следующий день "Шарлёмань" окончательно определяется в 1-й дивизион, который становится Дарданелльской эскадрой, по-прежнему под командованием контр-адмирала Гепрата, флаг которого развевался на "Сюфрэн". На тот момент она состояла помимо "Сюфрэн" и "Шарлёмань" из "Голуа" и "Сэн-Луи". "Бувэ" присоединится к ней только 16 декабря, но вместо "Сэн-Луи".

Со 2 по 15 декабря "Жорегибери" проходит плановое докование в Бизерте. Позже он возобновит своё патрулирование, вера в эффективность которого была всё меньше и меньше, из-за инструкций министра, стремящегося щадить итальянское самолюбие. Она позволила тем не менее конфискацию сторожевиком "Ля Ир" испанского парохода "Трэз Амигос", который перевозил 30 немецких военнослужащих. Некоторые другие будут перехвачены также на итальянских судах. Отметим переход броненосца на Мальту, с 29 по 30 ноября, затем в Бизерту и пребывание в арсенале Сиди-Абдалла до 20 февраля следующего года.

В войне
Генерал Амад и представитель английской стороны полковник Фаркарсон на "Жорегибери " Погрузка угля на "Жорегибери ". Дарданеллы, 1915 г.

Генерал Амад и представитель английской стороны полковник Фаркарсон на "Жорегибери " Погрузка угля на "Жорегибери ". Дарданеллы, 1915 г.

1915 год. Начало года прошло в патрулировании в Генуэзском заливе уцелевшими в Специальном дивизионе крейсерами "Потью", "Лятуш-Трэвий" и авизо "Ля Ир". 5 февраля Специальный дивизион официально распускается и четырьмя днями позже, восстанавливается 3-я эскадра под командованием вице-адмирала Дартиж дю Фурнэ (Dartige du Fournet). Она состояла из двух дивизионов: 1-й образован из "Сэн-Луи" (флаг) и крейсера "Д"Антрёкасто", 2-й: "Анри IV" и "Жорегибери", который по-прежнему несёт флаг адмирала Дарьё. Последний вышел из Бизерты в Порт-Саид 20 февраля и прибывает 24-го, где встречает "Анри IV". С 9 по 20 марта, он патрулирует вдоль побережья Сирии и становится на якорь в Александретте, 22-го броненосец возвращается в Порт-Саид, откуда спустя три дня снова выходит совместно с "Анри IV" на серию обстрелов побережья Сирии.

Получив приказ Морского министра о переводе в Дарданеллы "Анри IV" и "Жорегибери", последнего в качестве флагмана, адмирал Дарьё 24 марта переходит с него на "Д"Антрёкасто". 1 апреля контр-адмирал Гепрат берёт в своё командование 2-й дивизион и поднимает флаг на "Жорегибери". Несомненно раздражённый обязанностью приноравливаться к довольно старому кораблю, он заявил, что его флагманский корабль сгорит, взорвётся или пойдёт ко дну прежде, чем преодолеет Чанак... 20 мая он перейдёт на "Сюфрэн", вышедший из ремонта.

Адмирал был недалёк от истины. Когда 18 марта его дивизион принял участие в открытой атаке Дарданелл, это привело к печальным последствиям. "Бувэ" затонул, столкнувшись с турецкой миной, поражённый по ватерлинии "Голуа" вынужден будет выброситься на отмель у Острова кроликов, а "Сюфрэн" также получил довольно серьёзные повреждения. Только "Шарлёмань" выпутается из переделки без повреждений и будет тогда временно нести флаг адмирала Гепрата.

25 апреля произойдёт англо-французская высадка на полуострове Галлиполи. Незадолго до 4 часов дивизион адмирала Гепрата вышел на "Жорегибери" прикрыть её, за ним следовали "Анри IV", броненосный крейсер "Жанна д"Арк" и русский крейсер "Аскольд".

Немного спустя отряд будет усилен английскими броненосцами "Агамемнон" и "Принц Георг", переданными в распоряжение адмирала на время операции. "Жорегибери" открыл огонь в 5 ч 30 мин по форту Кум-Кале с расстояния 3000 м. В 7 ч транспорты "Картаж", "Сэйлан", "Тэодор Мант" и "Ван-Лонг" становятся на якорь параллельно берегу отдельно от броненосца, но в беспорядке, который задерживает развитие операции. Только к 9 ч, первые ряды шлюпок направляются к берегу, куда они высаживаются под интенсивным огнем из турецких траншей.

В последующие дни будут повторяться эти бомбардировки, которые будут не очень эффективными, так как турки с помощью немцев установили мортирные батареи в хорошо укрытых позициях, невидимых с моря. Если батарею обнаруживали, то ей достаточно было незначительно переместиться, чтобы снова стать неуязвимой. "Жорегибери" и другие суда дивизиона продолжали бомбардировки, особенно по Кефалё, Кум-Кале и фортам на входе в пролив.

Его маневренной базой в течение этого периода стала бухта Мудрое на острове Лемнос. В ходе одного из этих боёв, 30 апреля, "Жорегибери" поражает турецкий снаряд, который причиняет только незначительные повреждения. Дело серьезнее случилось 5 мая, в то время когда броненосец обстреливал турецкие позиции в ложбине Керевез Дэрэ, в него попадает мортирная 24-см бомба. Но дадим слово командиру Босану: "Часто мы были связаны вражескими батареями в проливах. Корабль получил 20-24-см гаубичный снаряд. Он вошёл через световой адмиральский люк, разрушил салон, взорвался при соприкосновении с палубой, сделал пробоину в нижней палубе, вклинился в броневую палубу и уничтожил две офицерских каюты... Чудесным образом обошлось без жертв".

Адмирал Гепрат напишет своему сыну: "Это промысел Божий, что я не оказался убит; это произошло единственно потому чтобы оставаться на сцене, я сел, вопреки моей привычке, на сиденье очень низкое, таким образом, взрывная волна прошла выше моей головы...".

Гзнерал Амад и адмирал Гэпрат наблюдают бой 25 апреля 1915 г. с борта "Жорегибери"

Гзнерал Амад и адмирал Гэпрат наблюдают бой 25 апреля 1915 г. с борта "Жорегибери"

Адмиралы, державшие флаг на "Жорегибери"

1. Командующий 2-м дивизионом контр-адмирал Адам (Adam) с 25 февраля 1912 по 28 февраля 1913 г.

2. Командующий 2-м дивизионом контр-адмирал Рамей дё Сюньи (Ramey de Sugny) с 1 по 18 марта 1913 г.

3. Командующий Учебным дивизионом (С 1 августа 1914 г., специальный дивизион, с 6 августа 1914 г. 2-й дивизион) контр-адмирал Дарье (Darrieus) с 1 апреля 1914 по 24 марта 1915 г.

4. Командующий 2-м дивизионом контр-адмирал Гепрат (Gimpratte) с 1 апреля по 20 мая 1915 г.

5. Командующий 2-м дивизионом 3-й эскадры контр-адмирал Дарье с 19 августа по 5 октября 1915 г.

6. Командующий Дивизионом Сирии контр-адмирал Спиц (Spitz) с 6 октября по 24 ноября 1916 г.

Офицеры, командовавшие "Жорегибери"

1. Капитан дё вэсо Ксавье Форэ (Xavier Foret) с 23 января 1893 по 30 января 1898 г.

2. Капитан дё вэсо Пьер Даньель (Pierre Daniel) с 31 января 1898 по 29 января 1900 г.

3. Капитан дё вэсо Люсьен Бёрье (Lucien Berryer) с 30 января 1900 по 29 января 1902 г.

4, Капитан дё вэсо Мари Обер (Marie Aubert) с 30 января по 4 ноября 1902 г.

5. Капитан дё вэсо Поль Кампьо (Paul Campion) с 5 ноября 1902 по 14 ноября 1903 г.

6. Капитан дё вэсо Рабуэн (Rabouin) с 15 ноября 1903 по 14 октября 1905 г.

7. Капитан дё вэсо Бонифэ (Bonifay) с 15 октября 1905 по 10 апреля 1907 г.

8. Капитан дё вэсо Николь (Nicol) с 11 апреля 1907 по 11 января 1909 г.

9. Капитан дё вэсо Лё Канёлье (Le Cannelier) с 12 января 1909 по 19 июля 1910 г.

10. Капитан дё вэсо Эрнэст Жервэ (Ernest Gervais) с 20 июля 1910 по 19 января 1912 г.

11. Капитан дё вэсо Пайё (Paillet) с 20 января 1912 по 19 января 1914 г.

12. Капитэн дё вэсо Тирар (Tirard) с 20 января по 31 марта 1914 г.

13. Капитэн дё вэсо Босан (Beaussant) с 1 апреля 1914 по 27 ноября 1915 г.

14. Капитэн дё фрегат Бенуаз д’ Ази (Benoist d’Azy) с 28 ноября 1915 по 15 июня 1917 г.

15. Капитэн дё корвет Венсан (Vincent) с 16 июня 1917 по 30 марта 1919 г.

Столкнувшись с постоянным пополнением турецких сил, командующий французскими войсками генерал д’Амад (d’Amade), неоднократно будет просить адмирала отправить на берег десантные партии со своих кораблей. Таким образом в середине июля, морской кон- ’тингент, высаженный на побережье Седюль-Бар, насчитывал более 300 человек.

Ход этой плачевной операции, которая восемью месяцами позже приведёт выживших к бегству, достаточно известен. Полная эвакуация произойдёт, начиная с 3 января 1916 г. и будет закончена 9-го. Дарданелльская кампания продлилась 259 дней и стоила англичанам 170000, французам 40000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Турецкие потери оценены в 250000 человек. К этим цифрам надо добавить ещё многочисленные потери военных кораблей, броненосцев и подводных лодок, и всё это ради ничтожного результата.

Адмирал Гепрат сошёл с "Жорегибери" 20 мая и броненосец 19 июня возвращается в Порт-Саид. Его повреждения будут исправлены мастерскими Компании Суэцкого канала. 26 июля он возобновил службу, опять выполняя патрулирование вдоль берегов Сирии. 12 августа он вторично выходит на патрулирование совместно с английским авианосцем "Ан". Этот корабль был перестроен в авианосец из немецкого пассажирского парохода "Аенн Рикмерс", захваченного в августе 1914 г. в Порт-Саиде.

Торпедированный ночью 8 марта турецким миноносцем "Дэмир Хиссар" (один из четырёх кораблей типа "38 метров" поставленных в Турцию в 1906 году верфями Шнейдер дё Шалён сюр Саон), он был исправлен в Александрии и вновь вступил в строй в июне. Принял на палубу два гидроплана "Ньюпор VI" (№ 11 и 20), управляемые французами Дётрамом (Destrem) и Гральем (Grail) с английскими наблюдателями. 30 июня он оставляет Александрию и 1 июля приходит в Порт-Саид. 12 августа снимается с якоря вместе с крейсером "Жанна д"Арк" чтобы идти к Хайфе, где происходит встреча с "Жорегибери". 14-го, последний осуществляет точную стрельбу по железнодорожному узлу к востоку от Хайфы и вторым залпом полностью уничтожает станцию. Броненосец возвращается в Порт-Саид 18-го.

На это время "Сирийский" дивизион, руководимый адмиралом Дарьё, насчитывает шесть единиц, и это на 650 миль контролируемого побережья Сирии! Адмирал распределяет их по четырём секторам: "Дёзэ", "Фудр" и "Гишен" ответственны за два первых на Севере, в то время как другие два делятся между "Жорегибери", "Амираль Шарнэ" и "Д"Эстрэ"; "Жанна д"Арк", адмиральский корабль, сохранял за собой свободу передвижений.

31 августа десантные роты "Жорегибери" и "Жанны д"Арк" под музыку сходят на берег острова Рюа, который теперь должен служить передовой базой. 2 сентября авианосец "Ан", появляется перед Рюа, не зная о его занятии французами. Видя трёхцветный флаг реющим над островом, он сигналит "Kindly surprised...". На следующий день появился "Фудр" вместе с буксиром "Сидню", взятым у турок, который послужит сторожевым кораблём. Броненосец возвращается в Порт-Саид 8 сентября, где осуществляет обычные пополнения углём и снабжением.

1 июня произошла реорганизация сил Леванта: Эскадра Дарданелл названа 4-й эскадрой насчитывает два дивизиона: первый образован из броненосцев "Шарлёмань", "Голуа" и "Патри", несущего флаг вице- адмирала Николь (Nicol); 2-й из "Сэн-Луи", "Анри IV" и "Сюфрэн", несущего флаг адмирала Гепрата. Что касается 3-й эскадры, то она была составлена из "Жанны д"Арк", под флагом вице-адмирала Дартиж дю Фурнэ, "Жорегибери", "Д"Эстрэ" и'"Д"Антрёкасто", под флагом контр-адмирала Дарьё, который 19 августа вновь перешёл на "Жорегибери".

5 сентября крейсер "Гишен", проходя перед Джебель Муса (гора Моисея) на севере устья реки Оронт, заметил сигналы, сделанные группой людей на берегу. Спущенная шлюпка прояснила ситуацию. Оказалось, что 3000 армян: мужчины, женщины и дети, в начале августа укрылись на этой горе, чтобы избегнуть турецкого геноцида. Полностью окружённые, они располагали 700 ружьями и сопротивлялись атакам турок. Последние не торопились их атаковать, отлично зная, что боеприпасы и продовольствие осаждённых исчерпаются, и они станут лёгкой добычей.

Армяне умоляли французские суда отвезти на Кипр некомбатантов, и снабдить здоровых мужчин ружьями и патронами, чтобы они могли сопротивляться.

Командир "Гишен" сообщил адмиралу, который передал его сообщение в Париж. Спустя два дня к "Гишен" присоединяется "Дёзэ", затем "Жанна д"Арк". Адмирал продолжал обмениваться телеграммами с Парижем, и в ожидании ответа, приказывает обстрелять турецкие позиции. 9-го, "Амираль Шарнэ", "Д"Эстрэ" и "Фудр" присоединяются к отряду и продолжают бомбардировку. 12 сентября, наконец, было получено разрешение и началась погрузка армян, которые были доставлены в Порт-Саид, где потребовались долгие переговоры с английскими властями, чтобы о беженцах позаботились и они были бы временно приняты в лагере, разбитом около Суэцкого канала. В конечном счёте, они будут увезены во Францию, где устроятся на юге страны.

12 сентября вице-адмирал Дартиж дю Фурнэ был назначен командующим Эскадрой Дарданелл, а адмирал Дарьё временно исполняющим обязанности командующего 3-й эскадрой, которую передаст вице-адмиралу Гошэ (Gauchet) с приездом последнего в Порт-Саид 5 октября.

В Дарданеллах, хроника апрельских боёв 1915 года

Министр французского флота отдал приказ броненосцам "Анри IV" и "Жорегибери", находящимся в крейсерстве у побережья Сирии, идти на замену "Бувэ" и "Голуа". Потери, нанесённые английской эскадре, гибелью броненосцев "Иррезистэбл" и "Оушн" были восполнены линкорами "Куин Элизабет" и "Имплакэбл", прибывшими из Англии.

Блестящая страница, которую французская эскадра вписала в сражении у Чанака, была предметом крайне хвалебных комментариев английского Адмиралтейства, и министр французского флота направил свои самые горячие поздравления офицерам и командам наших броненосцев.

Морская операция штурма горла Дарданелл, наиболее важная с начала враждебных действий, берёт своё название от города Чанак, перед которым прошли её основные этапы.

Понесённые потери дали всем нам урок, который, разумеется, пойдёт на пользу морской стратегии. Но никто не будет сожалеть о них дольше, чем следует, так как каждый знает, что война может породить только зло, совершая которое, когда к этому принуждают, ставится лишь единственная цель: победа на этом участке фронта.

Первая высадка на Азиатском берегу (25-26 апреля)

Составленные торопливо, изо дня в день, час за часом, в течение первых дней новых операций на море и на земле против Дарданелл, заметки, которые собираемся процитировать, свидетельствуют, что оживление и лихость наших в Леванте не меньшие, чем на фронте Фландрии, Артуа, Шампани или Эльзаса. Автор этих заметок, отправленных с Тенедоса 27 апреля, ничего не сообщает об операциях на Европейском берегу, свидетелем которых он не был, он также воздержался от ретроспективного добавления какого-либо комментария к этим пережитым впечатлениям.

23 апреля (на рейде Мудрое).

Мы прибыли в Лемнос вчера вечером с войсковыми транспортами, которые мы отконвоировали из Александрии. Рейд Мудрое заполнен военными кораблями; никогда он не видел такого их числа. В это утро адмирал Гепрат прибыл на борт "Жанны д Арк". "Мои друзья, - сказал он собравшемуся экипажу, - вы выполнили вашу миссию, но я вас берегу, наступает радостный день, мы вместе будем сражаться, и это будет послезавтра!".

Мы, таким образом, наконец получили уверенность, что "Жанна дАрк" идёт в бой. Мы, которые боялись вернуться в Порт- Саид, идём опустошать наши погреба в Дарданеллы!

Начиная с этого утра войсковые транспорты беспрестанно снимаются с якоря и к 4 часам, шесть английских крейсеров выходят с рейда. Среди них находится "Евралис", который столь часто мы встречали в Ламанше. Он нам сигналит мимоходом: "Лучше чем Ламанш!" Мы ему отвечаем: "Будем счастливы идти в бой с вами!"

24 апреля. Мы готовимся к бою. Несчастные быки (наш запас свежего мяса) опускаются в нижнюю палубу. Орудия теперь полностью выскабливаются: воспламенённых осколков краски можно больше не опасаться. Гамаки расположены на леерах, чтобы защищать расчёты палубных орудий от осколков снарядов. Мы укладываем в наши чемоданы лучшее из того, что у нас есть, и спускаем всё под броневую палубу. Если кубрик сгорит, это нам во всяком случае останется.

Транспорты продолжают сниматься с якоря. Когда я думаю, что мы собираемся принять участие в трёпке, которая, возможно, будет немного предшествовать входу союзников в Константинополь, я верю в эти мечты! "Жанна дАрк" еще три недели тому назад нёс боевое патруление в Ламанше и вот теперь он в 50 милях от Дарданелл!

Артиллерийский офицер крейсера только что созвал мичманов и нас и показал то, что произойдёт завтра. Наш дивизион под командованием адмирала Гепрата состоит из двух французских броненосцев "Анри IV" и "Жорегибери", несущего адмиральский флаг, русского крейсера "Аскольд", и "Жанны дАрк". Роль нашего крейсера состоит в том, чтобы прикрывать высадку на азиатском берегу французского корпуса численностью приблизительно 2500 человек.

Главная высадка должна произойти в заливе Сарос, на севере полуострова Галлиполи. Три отвлекающих маневра произойдут: одна, на европейском берегу, между мысом Хелес и Седуль Бар; второй - в Кум Кале; третий дальше к югу - в бухте Бесика.

На мысе Хелес англичане действительно высадятся, так же как французы в Кум Кале. В Бесика же транспорт и эскадренные миноносцы пойдут просто сделать демонстрацию без высадки.

В 17 ч, сегодня вечером, многочисленные транспорты ушли, сопровождаемые английской эскадрой, состоящей из шести броненосцев и шести эскадренных миноносцев. В 22 ч, мы снимемся с якоря вместе с "Жорегибери", "Анри IV" и "Аскольдом". Время самое подходящее. В полночь, мы между Тенедосом и турецким берегом.

25 апреля. 3 ч 30 мин утра. Вот мы уже перед этими замечательными Дарданеллами! Здесь - верхушка Йенишер, там мыс Хелес. Прожектор в Чанаке роется в потёмках, которые уже рассеиваются. Везде, покрывая море тёмными пятнами, корабли союзников ходят туда-сюда, транспорты, броненосцы, миноносцы, тральщики. Это около пятьсот судов, которые перестраиваются перед вражеским берегом, спокойно и молча, давая чрезвычайное впечатление уверенности. Мы чувствуем в своих сердцах дрожь от ликования и гордости.

Медленно броненосцы подходят к своим огневым позициям.

05 ч 10 мин. Звонок боевой тревоги взрывается в нижних палубах. Едва прошло пять минут как "Жанна дАрк" уже приготовилась; стволы орудий протягивают свои жёрла к намеченной цели. Французский дивизион занимает позиции согласно прилагаемой карте. Английская эскадра перед европейским берегом и уже двадцать минут как она обстреливает берег.

05 ч 50 мин. Первым из нашего дивизиона открывает огонь "Аскольд". Его стрельба замечательно точна; он посылает свои залпы с регулярностью и кучностью, которыми все мы восхищаемся. Несколько минут спустя "Анри IV" и "Жорегибери" бомбардируют "Кум Кале", где тяжёлые 30-см снаряды скоро зажигают пожары.

06 ч 05 мин. "Жанна дАрк" открывает огонь по Йенишеру, на котором видно, как обрушиваются дома, поднимая облака земли и штукатурный мусор. Мы стреляем до 6 ч 30 мин. Адмирал нам сигналит направиться на юг к Бесика на поддержку отвлекающей высадки эскадренных миноносцев и транспортов.

Мы бомбардируем планомерно Йеникёй, холм, перепоясанный траншеями с открытой батареей, которые, как нам сообщали, были заняты турками.

В 11 ч мы отозваны в Дарданеллы, чтобы прикрывать высадку на азиатском берегу, уже начатую с 8 ч. Мы крейсируем между Кум Кале и Йенишером, которые мы бомбардируем по очереди, также как и батарею Орхание.

Приближаясь к Кум Кале, полный десанта барказ затонул от огня скрытных пулеметов. Но другой сумел пристать к самому подножию форта. 60 человек, которых он доставил, поднимаются на развалины в штыки и захватывают 34 пулемета, вся прислуга которых была перебита.

13 ч 30 мин. Высадка тягостная. Наши войска оказались бы в довольно плохом положении, если бы огонь кораблей не подавлял любое сильное наступление со стороны турок, которые выдвигаются по мосту Меандр и по Орхание. Подкрепления позволили нашим войскам закрепиться на форту Кум Кале. Они продвигаются даже в дюнах по одну и по другую сторону от деревни.

Весь берег изрыт траншеями. Численность нашего корпуса менее, чем 3000 человек, а перед ним 6000 турок, которых скоро будет 10000, так как они в любой момент могут получить подкрепления.

Закрепившиеся на кладбище Кум Кале, они поднимают белый флаг и поднимают руки вверх. Наши стрелки выдвигаются без недоверия, в это время другие враги, укрывающиеся за стеной, открывают по ним огонь в упор. Капитан и два лейтенанта были захвачены, затем тотчас же повешены.

15 ч 20 мин. Сенегальцы захватывают кладбище и турецкий отряд, который, под командованием немца, убил трёх французских офицеров. Офицер был расстрелян.

16 часов. Мы бомбардируем турок, которые покидают траншеи, направляясь к кургану Ашиль.

17 ч 30 мин. Почти вся деревня Кум Кале в наших руках.

17 ч 50 мин. Мы бомбардируем Йенишер, на который турки, кажется, хотят отойти.

18 ч 30 мин. Адмирал сигналит: "Прекратить огонь. Общий и безоговорочный сбор". Не без маленькой грусти мы предоставляем сухопутных товарищей им самим. Ночь будет тяжёлой для них.

26 апреля. 7 ч 05 мин. Горн играет боевую тревогу.

07 ч 25 мин. Мы бомбардируем левый берег Меандр, где атаковали турки.

07 ч 45 мин. Временное прекращение огня. 75-мм полевые орудия обстреливают турецкие траншеи между батареей Орхание и курганом Ашиль.

08 ч 50 мин. Мы возобновляем огонь, накрывая всю местность между Кум Кале и Орхание. Турки бьют отход к кургану Ашиль и к мосту Меандр. 14-см снаряды с "Жанны дАрк" и 75-мм их преследуют. В бинокль видно множество мёртвых, которые устилают местность. Мы принимаем пленных.

09 ч 10 мин. "Принц Георг" получает с азиатского берега снаряд, который прошивает насквозь его дымовую трубу.

11 часов. Турки, кажется, хотят отойти на Йенишер. Мы бомбардируем деревню. "Аскольд" нам помогает.

12 ч 32 мин. Мортирная батарея с азиатского берега стреляет по нам: первые два выстрела легли от нас по обеим сторонам в 50 метрах, третий залп попадает в нас. Снаряд взрывается в каземате. Начавшийся пожар быстро потушен. Другой снаряд проходит через каюту офицера морской пехоты, пробивает угольную яму и броневую палубу, чтобы остановиться в коридоре котельных отделений. "Анри IV" и "Жорегибери" обстреливают предположительное место мортирной батари.

15 часов. Мы бомбардируем Йенишер.

15 ч 10 мин. Тральщики взрывают две мины, которые они поймали. Какой столб воды! Понятен конец "Бувэ"!

16 часов. Мы бомбардируем турецкие траншеи на склоне Орхание. Значительное число пленных посажено на транспорты.

17 ч 30 мин. Батарея, которая нас обстреливала,стреляет теперь по Кум Кале.

27 апреля. Этим утром мы узнали, что ночью под прикрытием эскадренных миноносцев десантный корпус был взят назад. Демонстрация вполне имела успех, так как корпус, состоящий из менее, чем 3000 человек в течение двух дней сковывал силы, превосходящие его в пять раз, он взял 580 пленных. Потери довольно тяжёлые. Взаимодействие кораблей с высаженными войсками было закончено.

Одна деталь в заключение: командующий десантным корпусом, полковник Рюёф (Ruef), желающий держаться или умереть, попросил, чтобы барказы, доставив корпус на берег, были бы уведены.

Высадка, увиденная с Севера

К рассказу о высадке на Азиатский берег, которая была, как известно, только необходимым отвлекающим маневром, мы добавим некоторые живописные штрихи, присланные с борта "Жорегибери", которые удачно дополнят хронологию уже известных фактов:

27 апреля. Спектакль был блестящим. Английские броненосцы методически, снизу доверху, засыпали снарядами склоны, господствующие над развалинами деревни и форта Седуль Бар. Французские корабли и "Аскольд" (стрельба которого была точной, очень обращавшая на себя внимание) разрывали снарядами развалины Йенишер, где скрывалась турецкая пехота, траншеи между Орхание и Йенишер, развалины Орхание.

Везде разливались пламя пожаров, потоки земли и песка, поднятые взрывом мелинитных снарядов, в клубах оранжевого, белого или чёрного дыма от этих взрывов. Английские и французские гидросамолеты проходили в воздухе на большой высоте или возвращаясь, приводнялись, принося сведения миноносцам, которые их передавали адмиралу Гепрату. Грохот орудий был оглушителен, все суда изрыгали пламя пушечных выстрелов, которое следовало за клубами зеленоватого дыма. Палубы были устелены пустыми гильзами от выстреленных снарядов и ящиками с патронами к 65-мм орудиям, к душераздирающему голосу которых примешивались голоса более серьёзные: 138-мм, 274-мм и 305-мм или сами чередовались друг с другом.

Со стороны Седуль Бар также можно было увидеть иногда белёсые хлопья турецкой шрапнели над английскими броненосцами. Добавьте к этому непрерывное снование у обеих берегов и в проливе эскадренных миноносцев, миноносцев, тральщиков, буксируемых десантных барж, везущих полевые орудия, шлюпок, нагруженных шанцевым инструментом, колючей проволокой, колышками, боеприпасами, людьми, посылаемыми на берег беспрерывно, и у вас будет, таким образом, приблизительная картина спектакля, предложенного флотом с утра до вечера 25 апреля, а также 28-го, оперирующего перед Седуль Бар и Кум Кале.

26 апреля взяли 650 пленных. Они, и раненые в том числе, производили впечатление людей счастливых, которые покончили с этим адом. Отношение к ним было по военному очень корректным. Некоторые проклинали немцев. Забавная деталь, на следующее утро под Тенедосом, куда "Жорегибери" направился для пополнения боезапаса, многие из них спонтанно домогались о милости разрешить им выбить ковры из адмиральских апартаментов. Служба ради службы им казалась предпочтительней службы у офицеров императора Вильгельма II.

Роль флота

Этому энергичному действию сухопутных войск суда союзных эскадр ежедневно предоставляют эффективную поддержку. Их мощная артиллерия подготавливает атаки, обильно засыпая вражеские траншеи, и, в силу обязательств, безостановочно обстреливает гребень Аши Баба, чтобы уничтожать действие вражеской артиллерии. Морские офицеры - первые зрители боя и не меньшие энтузиасты. Чудесная прозрачность атмосферы благоприятствует им, и с биноклями в руках они следят за фазами атак с постоянством, которое самих их удивляет. Из ежедневных записок одного из них, мы позаимствуем только несколько живописных листков, которые убедительно комментируют некоторые из наших фотографий. Вначале картина того, что видим на мысе Хелес: "Как раз на отмели Седуль Бар, на Западе от замка Европы, осуществляется вся высадка под огнем батарей Азии, этих исчезающих, как говорят, гаубичных батарей, Ашийеон и Ин Тепе, которые очень трудно увидеть, чтобы подавить. Они не стреляют очень часто, но всегда в момент, когда обстрела не ожидают и на тех холмах, где союзники разбивают свои лагеря".

Теперь зарисовка Аши Баба (пик Дерева), сделанная с моря: "Со стороны моря эти высоты пика Дерева образовывают массив плавно колыхающейся от 200 до 225 метров высоты. Турко-немцы должны быть солидно там укрепились, поставили гаубицы, которые стреляют по кораблям в проливе, берут их в вилку и иногда попадают, свидетель тому огромный снаряд, который получил в этих склонах, в 6 ч 10 минут утра 5 мая наш "Жорегибери".

Этот чемодан, как говорят наши русские друзья, вошел в салон адмирала Гепрата, в котором он уничтожил деревянные белые и золотые панели, выбросил за борт дверь, разрушил переборки, разделяющие апартаменты этого салона, пробил две палубы, став причиной всевозможных повреждений в нижней палубе, и заполнив пространство под бронёй едким и удушливым жёлтым дымом. Благодаря Провидению, никто не был убит или ранен".

14 мая французский дивизион салютовал прибывшему генералу Гуро (Gouraud), новому главнокомандующему нашего Восточного экспедиционного корпуса. Броненосец "Шарлёмань" пригласил генерала, где его предшественник, генерал Амад (Amade), уезжающий назавтра на пароходе "Прованс" в Александрию, представил его адмиралу Гепрату.

В тот же день наши моряки узнали, что их силы должны быть увеличены и что они переходят под командование вице-адмирала Николь (Nicol), находящегося, как главнокомандующего морских сил в Леванте, во главе 1-го дивизиона, состоящего из "Патри", несущего флаг вице-адмирала, "Сэн-Луи", "Шарлёмань", "Сюфрэн", Толуа и "Анри IV". Адмирал Гепрат же оставил за собой командование 2- м дивизионом.

Вице-адмирал Николь это руководитель большой энергии и, в значительной степени, хладнокровный. Контр-адмирал Гепрат, героизм которого во время атаки открытой силой горла Дарданелл известен, останется во главе своего дивизиона. Назначение вице-адмирала Николь указывает на значительное усиление нашей эскадры.

Словом, флот, как и сухопутные войска, остаётся в превосходном состоянии духа, исполненный веры в исход этой суровой борьбы, убеждённый, что "эта экспедиция потребует времени, мужества и терпения. Флот не сможет снова форсировать горло Чанак-Килид Бар, прежде чем войска возьмут форты Килид Бар, но с мудростью и благодаря необходимым войскам, успех будет обеспечен". 

Новый командующий сделал флагманским кораблём "Жанну д"Арк". 30 октября, учитывая характеристики "Жорегибери", в частности его тихоходность, было принято решение беречь его для защиты Суэцкого канала. Отметим увеличение подводной опасности, а старый броненосец представляет собой действительно слишком соблазнительную цель. К этому времени относится переписка по поводу оснащения броненосца противоминными булями, которая так и осталась на бумаге.

8 ноября 3-я эскадра была переименована в "Эскадру Сирии" и переходила под командование вице-адмирала Моро (Moreau). 15-го, адмирал Дарьё оставляет своё командование, а 28-го, командир Босан заменён капитэн’ом дё фрегат Бенуаз д’Ази (Benoist d’Azy). 6 декабря адмирал Спиц (Spitz) возглавил дивизион крейсеров Эскадры Сирии и поднял свой флаг на "Д"Антрёкасто". Вместе с крейсером "Потью", броненосец был передан в распоряжение английского адмирала Перс (Peirse), ответственного за оборону Суэцкого канала.

1916-1934 гг. 19 января корабль оставляет Порт-Саид и переходит на 42-й км канала. 25-го, он снимается с якоря на юг и останавливается на озере Измаилия. Возвратившись 27 января в Порт-Саид, он будет находиться в бездействии до 15 апреля, когда вновь войдёт в состав Дивизиона Сирии вместе с "Рёкэн" и "Потью", флагманом адмирала Спиц. 6 октября адмирал ненадолго поднимает свой флаг на "Жорегибери", так как уже 24 ноября он съезжает с броненосца на яхту "Ариан II". На следующий день "Жорегибери" выходит на Мальту доковаться, куда прибывает 29-го. В пути он подвергся атаке подводной лодки U 39, торпеда прошла мимо, хотя немецкие источники не упоминают этот факт. Броненосец оставляет Мальту 22 декабря, следуя в Порт-Саид, куда приходит 26-го.

26 апреля 1915. На борт "Жорегибери"доставлены первые пленные турецкие солдаты

26 апреля 1915. На борт "Жорегибери"доставлены первые пленные турецкие солдаты

Слева направо транспорт "Вин-Лёнг", броненосцы "Жорегибери’’, "Патри"и крейсер "Жюль-Мишле". Тулон 1919 г.

Слева направо транспорт "Вин-Лёнг", броненосцы "Жорегибери’’, "Патри"и крейсер "Жюль-Мишле". Тулон 1919 г.

Броненосцы "Жорегибери", "Сэн-Луи" и <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/1444485819/46' target='_self'>миноносец</a> № 329 в Тулоне. Фото сделано после 1919 г.

Броненосцы "Жорегибери", "Сэн-Луи" и миноносец № 329 в Тулоне. Фото сделано после 1919 г.

В начале года с корабля демонтируют лёгкую артиллерию, которая предназначается для вооружения новых сторожевых кораблей Суэцкого канала. 16 июня командир Бенуаз д’ Ази заменён капитэн’ом дё корвет Венсан (Vincent). Оба 305-мм орудия броненосца демонтируются и повторно растачиваются в Рюэле, чтобы использоваться в качестве запасных стволов для восьми 370-мм орудийных железнодорожных платформ модели 1915, изготовленных из повторно расточенных 305-мм стволов броненосцев "Карно", "Шарль-Мартэль" и броненосцев береговой обороны "Бувинэ" и "Амираль Трэуар". Корабль вышел в резерв, однако ненадолго. 1 июля 1918 г. разоружённый корабль зачислили в состав Сирийского дивизиона и использовали как базу и мастерскую для малых французских судов у Порт-Саида. Там он встретит окончание войны.

В феврале 1919 года броненосец, имея на борту сокращённый экипаж, оставляет Порт-Саид и прибывает 6 марта в Тулон. 30 марта командир Венсан съезжает с корабля, который окончательно разоружили и поставили рядом с "Сэн-Луи" в качестве плавказармы школы механиков и кочегаров. К нему швартовались старые номерные миноносцы "Сандрие" (Т190), "Анклюм" (Т235), "Марто" (Т208), "Рэнгар" (Т221) и "Руобль" (Т222) Дивизиона школ Средиземного моря, командующим которого был контр-адмирал Лянксад (Lanxade) на броненосце "Патри".

В таком положении он будет пребывать ещё несколько лет. В 1929 г. "Жорегибери" стоял между "Ван- Лёнг" и "Патри". В 1932 году он будет использован в качестве понтона для броненосного крейсера "Жюль- Мишле". В 1933 году, в 43-х летнем возрасте, он будет списан и 23 июля 1934 года продан за 1147000 франков.

Похожие книги из библиотеки

Битва под Оршей 8 сентября 1514 года

Работа А.Н. Лобина — первое военно-историческое исследование, посвященное битве под Оршей 8 сентября (по старому стилю) 1514 г. На основании большого количества источников автор реконструирует ход сражения и разбирает основные историографические мифы. Для подсчета численности противоборствующих сторон используется ряд новых методик, которые позволяют ему по-новому осветить малоизвестные аспекты сражения.

Книга предназначена исследователям, преподавателям, студентам, краеведам и всем интересующимся военной историей.

Лобин Алексей Николаевич — кандидат исторических наук, автор более 30 публикаций по военной истории России XVI–XVII веков.

Линейные корабли типа "Баерн". Последние дредноуты империи кайзера Вильгельма II.

Линейные корабли типа «Баерн» безусловно представляли собой самые мощные и боеспособные в мире дредноуты «доютландской» эпохи и великолепный образец самой передовой кораблестроительной технологии второго десятилетия минувшего века.

Но в силу целого ряда причин «Баерн» и «Баден» оказались все же «штучным товаром» (англичане за годы первой мировой войны пополнили свой флот десятью подобными кораблями!) и наивысшим достижением немецкой судостроительной промышленности эпохи кайзеровской империи. По своим боевым возможностям они находились на уровне лучших английских кораблей своего класса, строившихся с ними в одно и то же время — линкоров типов «Куин Элизабет» и «Роял Соверен», а в части обеспечения живучести — далеко опережали своих английских оппонентов.

Ударная техника Вин Чунь

Книга посвящена ударной технике вьетнамской ветки вин чунь. Она является логическим продолжением первой книги автора «Вин чунь — блокирующие техники» и раскрывает связь между блоками и ударами. В ней подробно рассмотрена биомеханика ударов вин чунь, раскрыты внутренние аспекты ударной техники, связанные с равновесием, структурой тела, техникой выдачи ударной силы. Обобщены удары различными частями руки.

Книга содержит большое количество иллюстраций с подробным изложением особенностей ударной техники стиля и будет полезна всем изучающим боевые искусства.