Русские «катюши» против немецких «ванюш». Реактивная артиллерия врагов и союзников. Часть 2

В 1931 г. при Военном министерс­тве был создан специальный отдел, ведавший вопросами реактивного вооружения. Одной из серьезных проблем первых ракет было то, что по мере расходования располагавшегося в хвостовой части реактивного заря­да центр тяжести снаряда смещался, и он становился крайне неустойчивым и неточным. Группа генерала Дорнбергера, работавшая в Куммерсдорфе, пришла к революционной для того времени идее: поместить реактив­ный заряд в головную часть снаряда, а назад вывести только сопло. Там же, сзади, помещался и боевой заряд. Раз­местив стабилизаторы под углом, они смогли также придать ракете враще­ние вокруг продольной оси,что допол­нительно стабилизировало ее и повы­сило дальность и точность стрельбы. Так был создан шестиствольный ре­активный миномет Dо-Great 38. Сна­ряд калибром 150-мм и массой 40 кг, запускавшийся со станка решетчатой формы, оказался неудачным. В качест­ве метательного заряда использовался черный порох, имевший склонность к детонации прямо на стартовой пози­ции. В серийный выпуск этот образец не пошел.

Начало читайте в статьях

Реактивная артиллерия других стран

Немецкая реактивная артиллерия

В вопросе стабилизации снаряда в полете русские пошли по пути приме­нения крыльев для снаряда, а немцы предпочли стабилизацию реактив­ных снарядов вращением и отказа­лись от крыльевых стабилизаторов. Так, русские ракеты летели дальше, но немецкие аналоги выигрывали в кучности. Устойчивость самой рас­пространенной мины 15-cm-Nb.W.41 в полете обеспечивалась своеобразной турбиной, имевшей по окружности 28 сопловых отверстий с минималь­ным диаметром 5,5 мм, наклоненных под углом 14°

Накануне начала войны с СССР в 1940 году на вооружение поступил 15-сm Nb.W.41, он же 15-см Nebelwerfer («метатель дыма»), он же Wurfgerat 41 («метающее оружие»). Это тип оружия немцы называли также «химически­ми минометами». Русские же солдаты иронично прозвали его «ванюша», по аналогии с «катюша». Также их назы­вали «Ишак» за характерный звук при стрельбе. Немцы же уважительно на­зывали его Stuka zu Fuss— «сухопут­ная «Штука» («Штука» — пикиру­щий бомбардировщик Ю-87)»

Изначально планировалось при­менять их для газовых атак, но так как до химической войны дело так и не дошло, на вооружение поступили снаряды с фугасной боевой частью и дымовые.

Конструктивно 150-мм миномет обр.41 состоит из блока стволов, лафе­та (взятого от 37-мм пушки РАК-36\37) и прицельных приспособлений. Ми­номет имел колесный ход, пружинное подрессоривание.

При выстреле реактивный поро­ховой заряд мины воспламеняется посредством электрозапала, вставля­емого в одно из сопловых отверстий. В свою очередь электрозапал при­водится в действие электрозапальной машинкой с ручным приводом. Стрельба из миномета велась 158,5-мм турбореактивными осколочно-фу­гасными и дымовыми минами. Даль­ность стрельбы осколочно-фугасной миной составляет 6 900 м. Радиус раз­лета осколков этой мины равняется 40 м в стороны и 13 м вперед. Дымовая мина при благоприятных метеороло­гических условиях образует дымовое облако диаметром 80-100 м, которое сохраняет достаточно высокую плот­ность в течение 40 секунд. Огонь из шестиствольного миномета велся залпами 6 выстрелов в течение 10 се­кунд. Таким образом, дивизион этих минометов в составе трех батарей по 6 минометов в каждой в течение 10 се­кунд мог выпустить 108 мин. Вслед за 15-сm-Nb.W.41 последовали и другие конструкции минометов и ре­активных снарядов различных калибров вплоть до 320 мм.


Практически обеспечива­лась скорострельность в 3 за­лпа в каждые 5 минут, однако длительная стрельба с одной и той же позиции, как правило, не применялась из-за демаски­ровки позиции дымовым сле­дом турбореактивных мин.


Малая мобильность иногда играла злую шутку с расчетами этих минометов — противник засекал позицию, откуда вел­ся огонь и накрывал ее ответ­ным огнем. Выпуск этих реак­тивных минометов начался в 1940 году и продолжался до конца войны. Всего было из­готовлено 5769 - 15-cm Nb.W.41. К 1 марта 1945 г. в войсках еще находилось 2295 миноме­тов. Невысокие характеристики сна­ряда объясняются меньшей силой примененного дигликолевого пороха, энергетически менее выгодной стаби­лизацией вращением по сравнению с оперением, меньшей степенью расши­рения газов в сопле и т. д. Он был тру­доемок в изготовлении.

Относительно слабое фугасное действие 15-см мины заставило не­мецких конструкторов разработать сходный по конструкции, но более мощный 21-см пятиствольный реак­тивный миномет 21-cm Nebelwerfer 42. В боекомплект миномета входил толь­ко один тип мин — 21-см реактивная осколочная мина обр.42 (21-cm Wgr.42 Spr). Шесть установок составляли ба­тарею, три батареи — дивизион, три дивизиона — полк. Некоторые полки сводились в бригады — по два полка в бригаде. Итого, в бригаде было 108 пя­тиствольных 21-см минометов. Всего с 1942 по 1945 гг. было изготовлено 1487 установок 21-cm Nebelwerfer 42.

Как и советские РСы, 210-мм сна­ряды применялись в авиации. Они запускались из обычных труб, под­вешенных под крылом истребителей типа Fw-190 и Me-109G (по два снаряда под крылом). Для вооружения двухмо­торного истребителя Ме-410В-2 была создана опытная шестизарядная пус­ковая установка револьверного типа, стрелявшая 210-мм снарядами Wgr.42. Вращающийся барабан со снаряда­ми размешали в специальной нише в нижней части фюзеляжа.

Как говорилось выше, в мобиль­ности буксируемые «Небельверферы» проигрывали «катюшам». Было при­нято решение о создании пусковой установки на базе грузовика. Как база был выбран хороший по проходимости полугусеничный Opel-Maultier, кото­рый, к тому же, защитили 6-8 мм бро­ней. Прототип был изготовлен в нача­ле 1943 года. В серийное производство запустили сразу два варианта: боевую машину 15cm Panzerwerfer 42 Sf (Sd. Kfz.4\l) и транспортер боеприпасов Munitionskraftwagen für Nebelwerfer (Sd.Kfz.4), в котором размещалось 20. 30 реактивных мин. К марту 1944 года было выпущено 300 установок и 289 транспортеров боеприпасов. Так- же«Панцерверфер» вооружался одним 7,92-мм пулеметом MG-34 или MG-42. Экипаж-4 человека. Десять труб с ре­активными снарядами находились на крыше на поворотном станке. Верти­кальные углы наведения пакетов ство­лов миномета колебались в пределах от -12° до +80°. Горизонтальный угол наведения составлял 270°. В принци­пе бронекупол мог поворачиваться на 360°, но ведение прицельной стрельбы с помощью дальномера RA-35 ограни­чивала кабина водителя. Полная масса установки составляла 8450 кг.

На восточный фронт эти реактив­ные установки попали в марте 1943-го года. Надо сказать, что 10-ствольный «Панцерверфер» представлял собой достаточно удачную боевую маши­ну. Ее проходимость и защищенность была лучше, чем у советских устано­вок. Меньшее количество мин компен­сировалось большой точностью за счет использования турбореактивного эф­фекта. К числу достоинств можно от­нести и второй боекомплект, возимый непосредственно на боевой машине, и наличие бронированного транспор­тера боеприпасов. Однако никако­го заметного влияния на ход боевых действий самоходные «ванюши» в от­личие от «катюш» не оказали, их было слишком мало. С конца 1944 года вместо Opel-Maultier базой для пусковой установки служил новый БТР sWS, что позволяло улуч­шить проходимость и увеличить возимый боекомплект.

Существовал еще один вариант самоход­ной пусковой установ­ки, разработанной в академии войск СС в Брюнне. Пакет направ­ляющих рельсового типа для запуска двад­цати четырех реактив­ных 80-мм снарядов был смонтирован на шасси трофейного французского полугусе­ничного тягача Somua S303(f). Всего изготовили 13 машин этого типа. Их использование было менее удачным, чем у Panzerwerfer 42, как по причине маленького калибра, так и из-за боль­шого рассеивания снарядов. Немецкие солдаты прозвали эсэсовскую уста­новку «Орган Гиммлера».


Также существовали реактивные минометы на базе БТРа Sd.kfz 251/1. На бортах машины устанавливались шесть пусковых рам (пять для ра­кет калибром 280-мм и одна — для 320-мм.). Также машина вооружалась двумя пулеметами. Наводка на цель производилась поворотом корпуса всей машины. Экипаж составлял семь человек. Все ракеты выпускались за 10 секунд на дальность 1,9 км (для фу­гасной ракеты) и 2,2 км (для зажига­тельной). Этих машин было выпуще­но около 340 единиц.

В начале 1944 года немцы изгото­вили снаряд, скопированный с совет­ского РС-82. Он имел 4 направляющих штифта, как у советских образцов до 1940 года, когда лишняя пара была ис­ключена. Немцы слепо повторили со­ветский снаряд, захваченный в начале войны. Испытания показали его явное превосходство над, вдвое большим по калибру, немецким 158,5-мм снарядом. Однако завершить работу не удалось, несмотря на все усилия гитлеровских конструкторов. Это лишний раз ха­рактеризует сложность проблем, ре­шенных советскими ракетчиками при создании «катюши».

Американская и британская ракетная артиллерия

Широкого распространения в су­хопутных войсках США реактивная артиллерия не получила. В основном это были установки на базе танка М4 «Шерман». В 1943 году на вооружение поступили 114,3- мм (4,5”) и 182-мм (7,2”) пусковые установки на шасси среднего танка М4 “Шерман”. Не­управляемый 114,3-мм реактивный снаряд М8 имел длину 900 мм. и мас­су 16 кг., из которых 1,8 кг. приходи­лось на заряд ВВ (тротил) и 2,1 кг. на пороховой двигатель. Стабилизация снаряда в полете обеспечивалась за счет вращения вокруг его продоль­ной оси, вызванного истечением части пороховых газов ракетного двигателя через боковые наклоны сопла. Ракет­ный двигатель разгонял снаряд до 260 м/с, обеспечивая дальность стрельбы 3,8 км. Стабилизация снаряда за счет турбореактивного эффекта, как и у не­мцев, позволила добиться достаточно высокой кучности, благодаря чему М8 до конца войны оставался основным неуправляемым снарядом американс­кой реактивной артиллерии.

Кроме установки Т34 «Каллиоп» для американской армии были сконс­труированы еще две пусковые ус­тановки, позволявшие вести огонь реактивными снарядами М8 — Т27 “Ксилофон” (на шасси 2,5-тонного грузового автомобиля) и Т23 (на лег­ковом автомобиле “Виллис”).

182-мм пусковая установка Т40 монтировалась на танках М4, М4А1, М4 А2, М4АЗ и М4А6. Артиллерийская часть пусковой установки — пакет из 20 направляющих со­тового типа, в отличие от пусковой установки Т34 был смонтирован не на корпусе танка, а на башне.

Для стрельбы ис­пользовались принятые на вооружение в 1943 году 182-мм неуправля­емые реактивные сна­ряды М17 и М25. Длина снаряда составляла 880 мм, масса 27,5 кг, из ко­торых 2,34 приходилось на заряд ВВ. Стабили­зация снаряда в полете осуществлялась при помощи хвостового оперения. За вре­мя работы ракетного двигателя сна­ряд разгонялся до 210 м/с. Дальность стрельбы составляла около 3,2 км.

Снаряд М25 представлял собой усовершенствованный вариант М17. Он имел головную часть другой конс­трукции, длина была увеличена до 1250 мм, а вес уменьшен до 26 кг.

«Каллиоп» Т34 впервые был при­менен 2-й бронетанковой дивизией во Франции в августе 1944 года. Ис­пользовалась очень ограниченно. Ве­роятно, это обусловлено достаточным количеством ствольной артиллерии в армии США и полным господством авиации союзников в небе Европы в 1944 году.

Работы над неуправляемыми реак­тивными снарядами в Великобрита­нии начались в 1939 году и уже через два года на вооружении английской армии и флота состояли 57-мм, 76,2- мм, 127-мм и 178-мм реактивные сна­ряды, которые использовались как средство усиления зенитного огня.


Разработанный в начале 1941 года 127-мм реактивный снаряд имел дли­ну 1830 мм и массу 49,5 кг. Осколочно- фугасная головная часть весила 13,5 кг, из которых 3,18 кг приходилось на мощное ВВ, и имела ударный взрыва­тель. Стабилизация снаряда в поле­те — как у немцев и американцев.

В ходе десантной операции на Си­цилии в 1943 году англичане впервые использовали 30-ствольную буксиру­емую пусковую установку для 127-мм (5”) реактивных снарядов. Установка состояла из смонтированного на од­ноосном колесном ходу пакета из 30 трубчатых направляющих (пять рядов по шесть направляющих в каждом), подъемно-поворотного механизма и трех откидных сошников, — одного переднего и двух задних. При помощи подъемного и поворотного механиз­мов лафета, пакету направляющих можно было придать угол возвыше­ния от +20° до +45°, а в горизонталь­ной плоскости — угол 40°. Дальность стрельбы из пусковой установки со­ставляла 7300 метров. Управление ог­нем осуществлялось с помощью вы­носного пульта. На марше установка буксировалась обычной армейской грузовой машиной.


Английская трехдюймовая (76,2-мм) ракета была разработана в середине 30-х годов в качестве более дешевой альтернативы трехдюймовой зенитной пушке. Она имела почти та­кую же массу, как 76-мм снаряд, при­мерно такую же начальную скорость и дальность полета. Данное оружие весьма неплохо зарекомендовало себя, пусковые установки этих ракет разме­щались во многих морских портах и военных базах на территории Вели­кобритании и за ее пределами. В 1944 году английские инженеры разрабо­тали 32-ствольную реактивную пус­ковую установку “Лэнд Матресс”. Эта английская 57-мм ракета, по сути, яв­лялась экспериментальной моделью, созданной в процессе разработки дру­гой, более известной 76-мм зенитной ракеты, но и сама она оказалась впол­не боеспособным противовоздушным оружием. Стволы были собраны в единый блок и размещались на двух­колесном лафете. Сам реактивный снаряд представлял собой двигатель от 3-х дюймовой зенитной ракеты и боеголовку от морской 5-дюймовой (127-мм) ракеты, начиненную чудо­вищной мощности фугасным зарядом с ударным взрывателем. Впервые по­добные установки были использова­ны канадскими подразделениями при штурме Вальхерена (устье Шельды)


Если сравнивать наши «катюши» и немецкие аналоги, то советская техни­ка предстает в более выгодном свете. Во-первых, технология производства советских реактивных снарядов на­много проще, сами снаряды менее чувствительны к заводскому браку, что являлось одним из важ­нейших факторов в условиях тотальной войны, хотя куч­ность у немцев была в ос­новном выше. Также букси­руемые пусковые установки значительно проигрывали в мобильности советским уста­новкам на шасси грузовиков. И хотя в ходе войны в Вер­махте появились мобильные РСЗО, но их было слишком мало.


Итак, накануне Второй Мировой войны произош­ла реабилитация ракетного оружия. Новые виды воору­жения отлично дополняли ствольную артиллерию, и современная артиллерия раз­вивалась именно под влия­нием опыта боевых действий на фронтах Второй Мировой. «Катюша» положила начало особому виду артиллерии — мобильным РСЗО (РСЗО — реактивная система залпо­вого огня), которые могут двигаться с войсками, эффективно сопровождать их огнем и быстро менять позицию. Сама же «катюша» стала символом по­беды нашего народа, покрыв неувяда­емой славой советских оружейников и простых солдат.