Глав: 13 | Статей: 19
Оглавление
Кто-то из видных деятелей культуры однажды сказал, что артист не может стать в одночасье разведчиком, но каждый разведчик обязательно должен быть артистом. В истории советской и российской разведки известны разведчики, которые были и послами чужих стран в чужих странах, и бизнесменами, и гангстерами, и просто уличными продавцами, как, скажем, «молочница» Марина Кирина на улицах Вены. Всё изложенное в книге основано исключительно на архивных документальных материалах. Разведчики-нелегалы — люди необычайной судьбы. Такими их делает специфика работы вдали от Родины, тайная жизнь под чужими именами и с фиктивными документами. В книге пойдёт речь о замечательных советских разведчиках, выполнявших в самое суровое время весьма сложные задачи в логове врага, причём всегда рискуя своей жизнью.

ЭНТОНИ БЛАНТ

ЭНТОНИ БЛАНТ

Э. Блант был выдающимся искусствоведом. В годы войны работал в английской контрразведке МИ-5. Он информировал нас о ее деятельности против советской разведки, а также о тайных сепаратных переговорах, которые англо-американцы вели с представителями Германии в 1944–1945 годах.

После войны Блант занял пост «хранителя картин королевских дворцов», что открыло ему доступ в высшие политические сферы Великобритании. Он передавал важную информацию, однако, по договоренности с руководством советской разведки, не касался королевской семьи. С 1952 года он стал официальным советником королевы Великобритании по вопросам искусства.

События, связанные с Маклином, Бёрджессом, а затем и Филби, серьёзно не затронули Бланта. С ним беседовали следователи контрразведки, но никаких обвинений ему предъявлено не было.

Осложнения начались в 1964 году, когда американский гражданин Стрейт, литератор и писатель, доложил помощнику президента Кеннеди Артуру Шлессинджеру о своей принадлежности в прошлом к компартии и о том, что некоторое время вел работу по заданию КГБ СССР.

В 30-е годы Стрейт учился в Кембридже. Там он познакомился с некоторыми членами «Кембриджской пятёрки». Наиболее тесные отношения у него сложились с Блантом, который затем привлёк его к сотрудничеству в интересах Советского Союза.

После этого сообщения Стрейтом вплотную занялось ФБР; в Совет по искусству он, конечно, не попал, но машина контрразведки заработала на полных оборотах. О полученной информации было сообщено британской контрразведке, которая без промедления занялась расследованием.

Учитывая положение Бпанта при дворе, а также нежелательность разглашения им на следствии и в суде сведений, связанных с деятельностью МИ-5 и заданиями короля, выполняемыми в Европе, в верхних эшелонах власти было принято решение отказаться от его судебного преследования.

Центр посоветовал Бланту покинуть Англию и перебраться в СССР.

Однако Блант ответил, что, по его мнению, у контрразведки нет достаточных улик против него и осложнений не будет. Кроме того, Блант считал, что правительство не пойдёт на преследование лица, близкого к королеве Великобритании.

Генеральным прокурором Бланту было поставлено условие: если он признается в своей работе на русскую разведку и даст соответствующие показания, то получит полный иммунитет от судебного преследования и сохранит за собой все права и привилегии.

Блант согласился дать показания. Он назвал некоторых из своих помощников и тем самым спас их от тюрьмы. А отдельные были уже в СССР или ушли в мир иной.

Во время следствия Блант настойчиво подчеркивал, что информация, которую он передавал русским, носила военный характер и касалась главным образом дешифрованных немецких сообщений, что правительство и так должно было сообщать советскому руководству, поскольку на это имелись союзнические обязательства.

Относительное спокойствие вокруг Бланта длилось недолго. 21 ноября 1979 года премьер-министр Англии Маргарет Тэтчер нарушила данный Бланту иммунитет и сделала в парламенте заявление, в котором сообщила, что Блант работал на советскую разведку. Английское правительство вынуждено было сделать это ввиду того, что к этому времени Стрейт и некоторые другие журналисты опубликовали книги и статьи, где Энтони разоблачался как советский агент. Чтобы не оказаться в положении оправдывающегося, Тэтчер и сделала это заявление, подчеркнув при этом, что данные на Бланта поступили ещё в 1964 году.

После этого положение Бланта осложнилось. В первую очередь королева лишила его занимаемой должности. Учитывая сложившуюся ситуацию, он отказался от рыцарского звания. Тринити-колледж, где он учился и в своё время работал, уведомил его о лишении почётной степени доктора наук. Однако судебного преследования в отношении Бланта за этим не последовало.

Несмотря на тяжёлый моральный удар и серьёзно подорванное здоровье, Блант продолжал энергично работать в области искусства. В эти годы у него вышло много публикаций и книг по искусству. Только одних книг им издано более двадцати. Многие его работы переиздаются до сего времени.

Люди, тесно общавшиеся с Блантом, подчёркивают, что он критически относился к общественным британским порядкам и считал, что стране нужны социальные перемены. В Советском Союзе он видел зарождение нового, более справедливого и прогрессивного общества. Кроме того, он блестяще понимал, какую беду несёт фашизм народам Европы и миру, и считал своим долгом борьбу с ним. А поскольку главной силой, которая могла остановить Гитлера, он считал СССР, то всемерную помощь ему рассматривал в качестве своего святого долга.

Его друзья не бросили своего товарища в беде. Когда Бланта начали преследовать журналисты, ему предложил убежище его друг, профессор Лондонского университета. А когда Блант, уже больной, нуждался в лечении и отдыхе, его пригласил к себе его ирландский друг, профессор университета из Дублина.

Нервные потрясения и большие физические нагрузки серьёзно подорвали здоровье Бланта. Умер он 26 марта 1983 года от сердечного приступа в возрасте 76 лет. Тело было кремировано, и позднее, согласно его завещанию, пепел был развеян по ветру его братьями на поле около Мальборо, где он учился в школе.

Оглавление книги


Генерация: 0.047. Запросов К БД/Cache: 0 / 0