Глав: 19 | Статей: 30
Оглавление
Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.
Юрий Веремеевi / Олег Власовi / Литагент «Алгоритм»i

Питание солдат Вермахта

Питание солдат Вермахта

К сожалению, автору не удалось отыскать нормативных немецких документов относительно питания немецких солдат. Приводимые данные взяты из вторичных источников, поэтому они не могут претендовать на абсолютную точность и полноту. Насколько это оказалось возможным, путем перекрестных сравнений на взгляд автора удалось довольно верно вскрыть картину питания военнослужащих Вермахта как до начала войны, так и в ходе ее.

Все описанные ниже нормы относятся только к Сухопутным Силам Вермахта (Das Heeres) и не затрагивают ни войск СС, ни Люфтваффе, ни военно-морской флот Германии. Кроме того, приводятся только те нормы, которые тыловые службы были обязаны выдать солдатам по линии, так сказать, централизованного снабжения.

Известно, что на оккупированных территориях (прежде всего, на территории СССР) Вермахт имел право (по немецким законодательным актам) изымать у местного населения продукты питания для улучшения обеспечения своих солдат сверх установленных норм. Однако остается неясным, какая доля изымаемого продовольствия подлежала учету и отправке в Германию, какая должна была передаваться на централизованное обеспечение войск, находящихся на данной территории, и какую часть продуктов войсковые части могли изымать безучетно.

В том, что грабеж продуктов питания у местного населения был официально разрешен, сомневаться не приходится. Это четко прописано в соответствующей директиве («О военной подсудности в районе «Барбаросса») и целым рядом архивных документов (ЦА ФСБ РФ. Фонд 40, опись 10, дело 83, лист 90; ЦА ФСБ РФ. Фонд 14, опись 4, дело 262, листы 67–69; ЦА ФСБ РФ. Фонд 3, опись 8, дело 83, листы 76–77; ЦА ФСБ РФ. Фонд 14, опись 4, дело 589, листы 194–198; ЦА ФСБ РФ. Фонд 3, опись 8, дело 4, листы 20–22; ЦА ФСБ РФ. Фонд 3, опись 8, дело 11, листы 14–16; ЦА ФСБ РФ. Фонд 3, опись 8, дело 11, листы 81–83; ЦА ФСБ РФ. Фонд 3, опись 8, дело 18, листы 51–56).

Во всяком случае, немецкий солдат, отнявший у белорусского крестьянина корову или кабанчика, никакому наказанию не подлежал.

Схема питания в Вермахте имела ряд отличий от той, что применялась в Красной Армии. Прежде всего стоит отметить, что в Вермахте никакой разницы в нормах питания для солдат, офицеров и генералов не существовало. Это косвенно подтверждает в своих мемуарах генерал-фельдмаршал Манштейн, бывший в тот момент начальником штаба группы армий «Юг» (сентябрь 1939 г.):

«Естественно, что мы, как все солдаты, получали армейское снабжение. По поводу солдатского супа из полевой кухни ничего плохого нельзя было сказать. Но то, что мы изо дня в день на ужин получали только солдатский хлеб и жесткую копченую колбасу, жевать которую старшим из нас было довольно трудно, вероятно, не было абсолютно необходимо»

Вторым отличным моментом было то, что завтрак немецкого военнослужащего (мы сейчас говорим о питании в мирное время и в военное время, но не на позициях) состоял всего лишь из куска хлеба (примерно 350–400 грамм) и кружки кофе без сахара.

Ужин отличался от завтрака только тем, что солдат получал кроме кофе и хлеба еще кусок колбасы (100 грамм), либо три яйца, либо кусок сыра и что-то, чтобы намазать на хлеб (масло, смальц, маргарин).

Основную часть своего дневного рациона солдат получал на обед, состоявший из мясного супа, очень большой порции картофеля, чаще просто отварного (полтора килограмма) с довольно большой мясной порцией (около 140 грамм) и небольшого количества овощей в виде различных салатов. При этом хлеб на обед солдат не получал.

Вообще, в смысле снабжения хлебом и овощами против советских 1 килограмма хлеба, полкилограмма картошки и более чем 300 грамм овощей немцы имели 750 грамм хлеба, полтора килограмма картошки и 142 грамма других овощей.

В общей сумме калорий те и другие получали примерно одинаково. Говорить о преимуществах того или другого пайка не приходится. Немецкий отличался от советского большим разнообразием продуктов (они получали колбасу, сыр, молоко, какао), но меньшим количеством каждого продукта. Если в Красной Армии давался в основном чай, то в немецкой кофе. Красноармеец не получал сливочного масла, а немецкий солдат практически не получал рыбы.

В немецких нормах не отражены приправы (соль, перец и прочее) поскольку они не нормировались, а закупались по мере необходимости. Не оговаривается в них и качество хлеба. Вермахт получал только черный хлеб.

Норма выдачи продовольствия Сухопутных Сил Вермахта на сутки по состоянию на 1939 год для частей, находящихся в казармах (следует отметить, что в немецких источниках все нормы даются из расчета на неделю, а автор привел эти нормы для удобства сравнения к суточным нормам):



Разумеется, все эти продукты выдаются не ежедневно, а так, чтобы из них можно было что-то приготовить. Например, молоко используется для приготовления один раз в неделю молочного супа. Яйца все три штуки выдают в один из ужинов.

Чтобы читателю, не слишком сведущему в тонкостях продовольственного обеспечения все это предстало в более понятном виде, ниже я привожу недельное меню одного их пехотных полков Вермахта в канун Второй мировой войны. Вес указывает на количество основного продукта, закладываемого в котел.

Например, указано «Суп рисовый – 20 г». Это означает, что в котел для варки этого супа закладывается по 20 грамм риса на одну порцию. Варится суп на мясном бульоне, мясо из которого вынимается и используется для приготовления второго блюда. На выходе вес порции супа где-то 0,5–0,7 литра.



Стоимость продуктов суточного пайка военнослужащего составляла 1,35—1,50 рейхсмарок.

Как видим, особого разнообразия в немецкой солдатской столовой не наблюдается. Один-единственный вид гарнира – отварной картофель. С утра до обеда солдат голодный, да и спать ложится на пустой желудок. Фактически горячая пища только раз в сутки – в обед. Сладкие чай или какао солдат пьет только два раза в неделю. Нет ни каш, ни киселя, ни овощных гарниров, ни рыбы. Хотя в целом рацион отвечает нормам – 3600 килокалорий в сутки.

Но это все питание, так сказать, в стационаре, т. е. в казармах в мирное время или в тылу на отдыхе.

Питание в боевых условиях строится несколько иначе. Солдат получал «Норму питания для войны» (Verpflegung im Kriege)

Она существовала в в двух вариантах:

– суточный рацион (Tagesration);

– неприкосновенный рацион (Eiserne Portion).

Первый представлял собой набор продуктов и горячей пищи, выдаваемые ежедневно солдату для питания, а второй представлял собой набор продуктов, частично носимый солдатом при себе, а частично перевозимый в полевой кухне. Он мог расходоваться только по приказу командира, если не представляется возможным выдать солдату нормальное питание.

Суточный рацион (Tagesration) делился на две части:

1. Продукты, выдаваемые в холодном виде (Kaltverp-flegung);

2. Горячее питание (Zubereitet als Warmverpflegung).

Состав суточного рациона (Tagesration):


Суточный рацион выдается солдату один раз в сутки сразу целиком, обычно вечером с наступлением темноты, когда становится возможно отправить подносчиков пищи в ближний тыл к полевой кухне. Холодные продукты выдаются солдату в руки, и он имеет возможность сложить их в сухарную сумку. Горячее питание выдается – кофе во флягу, приготовленное второе блюдо– картофель (макароны, каша) с мясом и жиром в котелок. Место приема пищи и распределение продуктов на питание в течение суток солдат определяет самостоятельно.

Полный неприкосновенный рацион (voile eiserne Portion) состоял из:

Сухари твердые 250 гр.

Мясные консервы 200 гр.

Концентрат супа или колбаса 150 гр.

консервированная 150 гр.

Кофе натуральный молотый 20 гр.

При полевой кухне перевозится два таких полных рациона (voile eiserne Portion) на каждого солдата. При невозможности обеспечить полевую кухню продуктами обычного суточного рациона (Tagesration) командир может отдать приказ либо выдать на сутки один полный неприкосновенный рацион (voile eiserne Portion) в холодном виде, либо приготовить из консервов и концентрата супа горячее блюдо и сварить кофе.

Кроме того, каждый солдат имеет в сухарной сумке один сокращенный неприкосновенный рацион (geuerzte Eiserne Portion), состоящий из 1 банки мясных консервов (200 гр) и пакета твердых сухарей (пакет). Этот рацион расходуется только по приказу командира в самом крайнем случае, когда израсходованы рационы из полевой кухни или если более чем сутки невозможна доставка питания.

Не случайно в дословном переводе с немецкого Eiserne Portion означает «железная порция».

Кроме всего прочего, не возбраняется улучшение питания солдат «за счет местных продовольственных ресурсов», но только за пределами имперской территории. На оккупированных и союзных территориях закупаемое продовольствие должно оплачиваться либо по местным ценам (для союзных территорий), либо по ценам, устанавливаемым германским командованием (для оккупированных территорий). Это не относится к району «Барбаросса» (территория СССР). Там изъятие продуктов осуществляется в рамках продовольственных реквизиций, под расписки командиров подразделений в ранге офицера. Изымаемые у местного населения для питания войск продукты в зачет натурального налога местного населения не идут.

Суточный рацион (Tagesration) на фронте по калорийности превосходил рацион мирного времени (Verpflegung im Frieden) и составлял 4500 килокалорий против 3600, но был проще по своему составу. Например, в нем полностью отсутствуют сахар, молоко, яйца, рыба, какао. Это не говорит о том, что солдат не получал этих продуктов. Просто он не мог их требовать, поскольку они не включены в рацион. Но очевидно, по мере возможности, различные не предусмотренные нормами продукты выдавались. Зато в рацион включены табачные изделия, которые в мирное время солдат был обязан приобретать за свой счет.

С нашей точки зрения, такая структура питания в боевых условиях не очень рациональна, поскольку обременяет солдата заботами о сохранении в течение ночи и дня полученных продуктов распределением их на приемы пищи. Это в полевых условиях сделать трудно, особенно зимой или в ненастную погоду. Кроме того, эти продукты привлекают к себе насекомых и мышей.

Да и поглотить в один прием большой объем горячей пищи после суточного фактически голодания едва ли полезно для желудка, особенно если учесть, что горячим питанием на фронте не предусматривались супы. Очевидно, что именно с этим связаны такие проблемы кишечно-желудочного тракта, характерные для немецких солдат, как хронические запоры, несварение желудка, гастриты и катары. Эта проблема была настолько велика, что в армии резерва существовали целые батальоны, куда направляли солдат, страдающих хроническими желудочными заболеваниями. Вплоть до того, что в октябре 1942 года их свели в 165-ю резервную дивизию, дислоцированную во Франции. Позднее, в июле 1944 года ее переименовали в 70-ю пехотную, но воевать она так и не смогла. До ноября 1944 она простояла в Голландии, где и сдалась союзникам.

От автора. Таким образом, получается, что неправильная схема питания в вермахте практически уничтожила целую пехотную дивизию. Любопытно, что, по данным немецкого историка генерала Мюллер-Гиллебрандта, пресловутые жуткие русские морозы зимой 1941/42 г. убили всего-навсего 2777 солдат и вывели из строя еще 74 121 чел.(которые потом смогли вернуться в строй).

Для сравнения упомянем, что в Красной Армии на позициях предусматривалась в боевых условиях выдача горячей пищи два раза в сутки – утром до рассвета и вечером после заката.

Причем все, кроме хлеба, выдавалось в горячем виде. Суп (щи, борщ) выдавались оба раза, второе блюдо чаще всего имело полужидкую консистенцию (каша-размазня). После очередного приема пищи у солдата при себе продуктов не оставалось, что освобождало его от лишних проблем, опасности пищевых отравлений и тяжести. Впрочем, и эта схема имела свои недостатки. В случае перебоев с доставкой в окопы горячей пищи красноармеец оставался совершенно голодным.

Несмотря на все усилия командования, заставить красноармейцев носить неприкосновенный запас продуктов никак не удавалось. Бойцы шли на всяческие ухищрения, придумывали различные отговорки, но «НЗ» съедали.

Для общего сравнения стоит привести нормы снабжения основными продуктами гражданского населения в Германии в 1939 году, калорийность их питания и калорийность питания населения оккупированных стран, за исключением территории СССР, где установить уровень питания невозможно.

Итак в Германии в 1939 году население по карточкам, которые были введены за несколько месяцев до начала войны, могло приобрести на день:


Нормы на картофель, молоко, овощи, сахар, кофе не устанавливались и по карточкам эти продукты не распределялись. Позднее, в период войны и на эти продукты были установлены нормы.

Калорийность питания немецкого населения в течение войны постоянно снижалась и составляла (в день):

К зиме 1942/43 – 2078 ккал,

К зиме 1943/44 – 1980 ккал,

К зиме 1944/45 – 1670 ккал, в 1945/46 —1412 ккал.

Для сравнения калорийность питания населения оккупированных стран к зиме 1943/44:

Бельгия – 1320 ккал,

Франция —1080 ккал,

Голландия – 1765 ккал,

Польша – 855 ккал.

От автора. Обратите внимание на калорийность питания в генерал-губернаторстве Польша – 855 ккал. Для сравнения – калорийность питания советских военнопленных, от которого они умирали тысячами, составляла 894 ккал. Разумеется, поляки как-то и что-то могли добывать из продуктов дополнительно и как-то выживать. Иначе сегодня благодаря «щедрости» немецких оккупантов поляков как нации уже не существовало бы.

Удивительно не это. Удивительно другое. Польша, как суверенная страна, а поляки как нация сегодня существуют только благодаря Советскому Союзу. Сама Польша как государство возродилось в 1918-м лишь благодаря большевикам, которые провозгласили право наций на самоопределение и охотно согласились с отделением Польши от России. И с осени 1939-го до 1945 г. Польши не существовало. Было немецкое генерал-губернаторство Польша, где полякам отводилась униженное место. И лишь благодаря Красной Армии сегодня Польша существует как суверенное государство, да еще и прихватившее по щедрости Сталина изрядные куски германских земель.

Но сегодня польский солдат стоит в одном строю с немецким, и поляки ненавидят не немцев, а русских. Напрашивается очень нехороший вывод – полякам чувство благодарности не свойственно. Они презирают русскую мягкость и щедрость, а уважают и любят только немецкую жестокость и силу. Хотя, одни ли они такие?

Похоже, нет.

Следовательно, России, чтобы обеспечить себе уважение и любовь европейских народов, стоило бы вести себя жестко и всячески добиваться только своих выгод.

Еще эмигрантский военный историк А. Керсновский сказал: «Скольких несчастий могла избежать Россия, если бы русская кровь лилась исключительно за российские интересы»

А вот инструмента, посредством которого можно вызвать у соседей любовь и уважение, то бишь, армии, у нас уже и нет.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.208. Запросов К БД/Cache: 0 / 0