Время — жизнь

В бою доля секунды может стоить жизни, ибо нередко остается в живых тот, кто выстрелит первым.

Как же примирить эту мораль с нашей неторопливой техникой спуска курка, допускающей задержки, остановки, перерывы? Неужели эта техника годится только для тира, но не для боя?

В известной степени — да. В бою вряд ли когда-либо окажется возможным целиться и выжимать спуск в течение десятков секунд, как мы это делаем на первом этапе обучения и в точной спортивной стрельбе. Чаще всего придется укладываться в одну-две секунды и почитать большой удачей, если обстоятельства позволят затратить на выстрел секунд пять.

Да и спортивные стрельбы — "Олимпийские", "дуэльные" и просто скоростные — ставят перед стрелком те же задачи.

Однако все это вовсе не значит, что для скорой стрельбы нужно отказаться от плавного нажима и позабыть секрет спуска курка.

Выстрел должен оставаться неожиданным при любом темпе стрельбы.

Но, имея на производство выстрела не 20 секунд, а всего 2 секунды, за счет чего, из какого источника почерпнуть 18 секунд разницы?

Источников этих — четыре:

1. Упрощение прикладки, практикуемое рядом любителей. Они стреляют не со свободно вытянутой, а с вытянутой до отказа правой руки. Получая ускорение прикладки не более чем на 1 секунду, стрелок расплачивается за это напряжением мышцы: проверьте сами, нисколько вам лично это выгодно.

2. Нажим на спуск "авансом", производимый с начала грубого прицеливания, еще когда ствол глядит вверх. Можно применять только при хорошо изученном спуске своего пистолета и необходимых условиях безопасности. Дает 1–2 секунды.

3. Экономия времени, затрачиваемого на грубую наводку. Достигается тренировкой. Дает 2–3 секунды.

4. Снисходительная оценка прицеливания. Это главный источник, главный резерв времени, вполне покрывающий недостающие 12–15 секунд.

Сначала новичок не хочет и слышать о девятках и восьмерках; ему подавай только одни десятки. Поэтому, целясь, он долго и тщетно ждет, когда мушка установится точно под нижним краем яблока, нерешительно и вяло нажимает спуск, "зацеливается", по нескольку раз опускает пистолет, не произведя выстрела… В конце концов, выбившись из сил, он грубо дергает, чтобы любой ценой прекратить свои мучения.

Второй этап: примирившись после неудач с невозможностью сразу научиться бить по десятке и удовлетворяясь в качестве цели срединной областью черного яблока, стрелок приобретает способность произвести "грамотный" неторопливый выстрел.

А на третьем этапе, когда инструктор или судья стоит поблизости и не отрывает взгляда от мчащейся стрелки секундомера, приходится признать вполне хорошей целью уже все яблоко, а то и всю фигуру в рост. И если мушка отклоняется на величину, которая прежде служила бы повелительным сигналом "остановить нажим", то теперь сознание стрелка скажет: "продолжать нажим".

Так, благодаря снисходительной оценке прицеливания, сначала сократятся, а потом почти отпадут вовсе перерывы нажима на спуск, отнимавшие большую часть драгоценных секунд,

…Черпая время из этих источников, вы сможете своим выстрелом помешать противнику закончить плавный спуск курка.

Время — жизнь

Похожие книги из библиотеки

Минные заградители типа “Амур”. 1895-1941 гг.

В истории отечественного военно-морского флота заградители “Амур” и “Енисей” занимают особое место. Боевая служба этих кораблей подтвердила правильность выбора основных тактических характеристик и конструкторских решений. Оригинальный тип, удачный проект дополнялись хорошим качеством работы судостроителей Балтийского завода.

Оба транспорта имели скорость равную новейшим броненосцам и могли совершать в составе эскадры значительные морские переходы и выставить в кратчайшее время у берегов противника заграждения из 900 мин. Подобных кораблей не имел ни один флот мира.

Gloster Meteor

Идея оснастить самолет реактивной силовой установкой начала витать в воздухе после Первой Мировой войны. В течение 1920-х годов предпринимались попытки разработать новые типы двигателей для авиации – ракетные или газотурбинные, но последние всё ещё требовали использования обычных пропеллеров.

В начале 1930-х годов молодой английский инженер Френк Уиттл, служивший тогда в Королевских ВВС Великобритании (RAF), в частном порядке приступил к работам над новым двигателем. Отношение к идеям Уиттла у военных было неоднозначным. Большую поддержку оказала RAF, а Министерство авиации отвергло предложения изобретателя, позволив ему взять патент на своё имя. Суть патента состояла в том, что газовая турбина вращала вместо обычного винта ряд импеллеров в закрытом канале. В марте 1936 года Уиттл основал фирму «Пауэр джетс» (Power Jets Ltd.), чтобы воплотить свой проект в металле. Параллельно с разработкой двигателя он пытался найти подходящий самолёт для его установки.

В 1939 году Уиттл познакомился с Джорджем Картером, главным конструктором фирмы Глостер Эйркрафт, и их последующие встречи показали, что появление реактивных боевых самолётов не за горами. К этому времени Министерство авиации резко изменило свои взгляды и проявило крайнюю заинтересованность в работах Уиттла.. В результате Глостер получила заказ на разработку новой машины, которая являлась летающим стендом для отработки реактивного двигателя и, кроме того, при незначительных доработках могла превратиться в полноценный боевой самолёт для RAF.

Истребитель-бомбардировщик МиГ-27

Данный специальный выпуск познакомит вас с истребителями-бомбардировщиками, созданными на базе МиГ-23 (МиГ-23Б, МиГ-23БН и МиГ-27), их созданием, модификациями, эксплуатацией и боевым применением.

Крейсера типа “Мацусима”. 1888-1926 гг.

В книге на основе отечественных и иностранных материалов XIX-XX вв. описа­на история проектирования, строительства и службы японских бронепалубных крей­серов типа «Мацусима».

После постройки они своим внешним видом демонстрировали сочетание двух эпох. Об ушедшем времени многопушечных парусных линкоров напоминали боевые марсы, завал бортов и просторная батарейная палуба, позволявшая легко перемешать прислугу с борта на борт. Длинноствольное крупнокалиберное орудие в барбете, имев­шее возможность стрелять не только по курсу, но и на любой борт, предвещало скорое рождение дредноутов со сравнительно малым количеством главной артиллерии.

Войдя в строй, они стали самыми большими по водоизмещению и внушитель­ными боевыми единицами японского флота, сочетая в себе качества двух классов ко­раблей: крейсеров и броненосцев. Сравнительно узкий корпус позволял рассчитывать на высокую скорость, а скорострельная 120-мм артиллерия делала их опасными про­тивниками для любого крейсера или миноносца того времени. Наличие 320-мм ору­дия с круговой системой подачи боеприпасов и броневого барбета приближало эти крейсера к броненосцам.

Для широкого круга читателей, любящих историю и кораблестроение.