Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.
Максим Коломиецi / Семён Федосеевi / plowman

УСТРОЙСТВО ТАНКА

УСТРОЙСТВО ТАНКА

«Рено» FT-17 выпускался в четырех вариантах: пулеметном (Char Mitrailler 8 mm), пушечном (Char Canon 37 mm), командирском или, как его называли, «радиотанк» (Char signal TSF) и танк огневой поддержки (Char Canon 75 mm BS) с 75-мм гаубицей «Шнейдер».

Схема компоновки с задним расположением моторно-трансмиссионного отделения (МТО) и ведущих колес, передним — отделения управления и средним — боевого отделения с установкой вооружения во вращающейся башне, до сих пор остается классической. Рено не первый поставил башню на боевую машину — вращающиеся башни с пулеметным, пушечным или смешанным вооружением тогда уже широко применялись на бронеавтомобилях. Но Рено стал первым, кому удалось создать действующий танк с вращающейся башней.

Водитель (специальность «механика-водителя» тогда еще не сформировалась) сидел в передней части корпуса по оси машины на установленном на днище откидном сиденье. Стрелок (он же командир машины) располагался в башне стоя или полусидя в брезентовой петле, позже установили небольшое регулируемое по высоте сиденье. Для входа и выхода экипажа служил лобовой люк с трехстворчатой крышкой, а в задней части башни слева выполнили аварийный люк-лаз с двустворчатой крышкой. Все крышки люков крепились на внешних петлях.


Первый образец «Рено» BS - танка огневой поддержки с 75-мм гаубицей в неподвижной рубке. Франция, 1919 год. Машина окрашена в желто-коричнево -зеленые цвета, на балке ходовой части виден заводской номер танка (АСКМ).


Серийный вариант танка огневой поддержки «Рено» BS в Северной Африке. Предположительно начало 1920-х годов (ЯМ).


«Рено» FT (пулеметный вариант) направляется к месту боев. Западный фронт, осень 1918 года. Камуфляж танка трехцветный, с черными разделительными полосами (ЯМ).


Самоходная установка 75-мм полевой пушки на шасси танка «Рено» FT. Франция, 1919 год. Орудие установлено стволом назад по ходу танка (ЯМ). 

Верхняя створка лобового люка со смотровой щелью на марше откидывалась вверх, образуя окно механика-водителя. В бою он вел наблюдение через три открытые смотровые щели в верхней створке и в скулах корпуса. Обитаемый объем отгораживался от МТО стальной перегородкой с двумя зарешеченными окошками для циркуляции воздуха — окошки снабжались откидными заслонками для защиты экипажа в случае пожара двигателя.

Несущий корпус «Рено» FT представлял собой каркас из уголков и фасонных деталей, к которым на заклепках крепились броневые листы и детали ходовой. Прототип танка имел литую лобовую часть корпуса, но сложность с получением броневых отливок нужного профиля и необходимой точности заставили сделать корпус полностью клепанным из катаных листов. Толщина вертикальных листов корпуса составляла 16 мм, наклонных — 8 мм, крыши и днища — 6 мм.

Бронестойкость корпуса увеличивалась за счет установки листов под наклоном.

Далеко не сразу удалось решить вопрос с башней. Прототип «Рено» FT имел литую башню со сферическим наблюдательным «куполом», выполненным заодно с крышей башни. «Купол» уже в первых серийных танках пришлось заменить цилиндрическим колпаком с пятью смотровыми щелями и грибовидной откидывающейся крышкой. Кроме упрощения изготовления, это еще и улучшало вентиляцию. Смотровые щели выполнялись также в створках башенного люка, а в клепаных башнях — и в передних скулах, хотя здесь от них было больше вреда, чем пользы. Далее пришлось упрощать и конструкцию самой башни. Фирма «Рено» по собственной инициативе оснастила первые 100 машин восьмигранной клепаной башней. Испытания показали ее полную пригодность, причем оказалось, что пушку и пулемет можно размещать в одинаковых башнях с соответствующими изменениями установки. Универсальная башня диаметром 1,07 м, приспособленная для установки пушки или пулемета пошла в серию и получила название «омнибус» (omnibus no-латыни — «для всех»). Она устанавливалась на шаровом погоне, для ее опоры на бортах корпуса приклепывались короткие скобы.


Самоходная установка 105-мм гаубицы на шасси танка «Рено» FT. Франция, 1919 год. Бензобак установлен на борту на специальных кронштейнах (ЯМ)


«Рено» FT, уничтоженный огнем немецкой артиллерии в боях под Суассоном. Западный фронт, июль 1918 года.


Колонна «Рено» FT одного из танковых полков французской армии на марше. Западный фронт, лето 1918 года.

Третий и последний вариант башни имел коническую форму, которую Рено предполагал изначально. Теоретически она обладала лучшей бронестойкостью, но качество катаной плоской брони было тогда выше, чем литой или кованой, поэтому восьмигранная башня демонстрировала лучшую стойкость против бронебойных пуль, чем коническая. Эти башни изготавливались фирмой «Южин» (Acieries Paul Girod, Ugine) и ставились в основном на танки фирмы «Рено», но поставлялись и другим производителям. Машины с литыми коническими башнями появились в 1918 году, из-за чего их иногда именуют FT-18, хотя в остальном это были все те же FT-17 (далее, во избежании путаницы, будет использоваться обозначение «Рено» FT). Толшина броневых листов клепаной башни составляла 16 мм, литой -до 22 мм. В целом броня обеспечивала экипажу неплохую по тем временам защиту.


Экипаж «Рено» FT у своей боевой машины. Западный фронт, осень 1918 года. Танк имеет зеленую окраску и принадлежит 4-му взводу 1-й роты 3-го батальона одного из танковых полков французской армии. На башне машины различима эмблема штурмовой артиллерии белого цвета.


Танкист у своей боевой машины. Западный фронт, осень 1918 года. На борту танка установлен ящик для инструмента, на хвосте закреплена цепь. 

37-мм танковая пушка SA18 «Гочкис» («Пюто»), как и пехотная М1е 1916 TR, была выполнена на основе старой морской и имела длину ствола 21 калибр, нарезной части -15 калибров, полуавтоматический вертикальный клиновый затвор, пружинные противооткатные устройства, литой кожух люльки, пистолетную рукоятку управления, телескопический прицел. Для установки в башню пушка крепилась в полусферическом щите, который своими горизонтальными цапфами опирался в гнезда поворотного вертикального щита. Угол вертикальной наводки — от -20° до +35°. Стрельба велась унитарными выстрелами с чугунной (435 г) или стальной (560 г) осколочными гранатами, снаряженными мелинитом, и бронебойным снарядом (510 г). Начальные скорости снарядов — соответственно 402, 367 и 390 м/с. Дальность стрельбы — до 2400 м, однако видимость из танка позволяла стрелять не далее 800 м. Бронебойный снаряд мог пробивать 12-мм броню на дальности до 500 м. Для самообороны вблизи танка (75-100 м) служил картечный выстрел. Боевая скорострельность — до 10 выстр./мин. Трубка оптического прицела защищалась стальным кожухом. Стрелок с помощью наплечников усилием плеч и спины поворачивал башню, производя грубую наводку, затем с помощью плечевого упора пушки доворачивал ее на цель. Аналогично производилась наводка и в пулеметном варианте танка, угол вертикальной наводки пулемета составлял от -20° до + 35е.

В отличие от англичан, выбравших в конце концов танковый пулемет на основе ручного «Гочкиса», французы ставили в пулеметные «Рено» FT-17 свой «длинный» 8-мм станковый «Гочкис» модели 1914 года (М1е 1914 Hotchkiss), использовавшийся в пехоте. Автоматика пулемета работала за счет отвода пороховых газов, темп стрельбы составлял 600 выстр./мин, питание от жестких лент (обойм), сцепленных по несколько штук, органами управления служили пистолетная рукоятка и рукоятка на затыльнике пулемета. Размеры оружия затрудняли действия стрелка в башне, а установка коробки с лентой составила большую проблему. Всего было изготовлено 2100 пулеметных танков.

Боекомплект выстрелов к пушке (200 осколочных, 25 бронебойных и 12 картечных) или патронов к пулемету (4800 — 50 лент по 96 патронов) размещался на днище и на стенках боевого отделения.

Четырехцилиндровый рядный карбюраторный двигатель Renault 18CV устанавливался по оси машины, имел диаметр цилиндров 95 мм. ход поршня 160 мм. карбюратор тина «Зенит», зажигание от магнето и регулятор числа оборотов; запускался заводной ручкой изнутри или снаружи (с кормы) машины. При 800 об. мин. двигатель развивал мощность 20 л.с., при 1000 оборотах — 27 Л.С., при 1500 — 39л.с. Топливный бак размешался впереди двигателя у перегородки. Подача бензина производилась насосом с мембраной или пульсатором, а на больших уклонах потреблялся бензин из дополнительного бачка. Жидкостное охлаждение выполнялось по термосифонной схеме, трубчатый радиатор обдувался вентилятором, обеспечивавшим также вентиляцию обитаемого объема. На прототипе имелись бортовые жалюзи в задней части корпуса охлаждения, но серийные танки их утратили. Воздух засасывался через продольную щель в крыше моторно-трансмиссионного отделения, прикрытую приподнятой бронекрышей. Выхлопная труба с глушителем выводилась с правого борта. Бронекрыша и верхние наклонные листы откидывались на петлях вперед, так что доступ к двигателю был достаточно удобен. Запас топлива обеспечивал время движения танка до 8 ч, а доливать воду в радиатор приходилось значительно чаше.


Сборка танков «Рено» на заводе одноименной фирмы. 1918 год (ЯМ). 

Вращающий момент двигателя через коническое сцепление передавался на механическую коробку передач с надвижными шестернями, дававшую четыре скорости вперед и одну назад: 1-я и задний ход — 1,52 км/ч. 2-я — 2,05 км/ч, 3-я — 3,36 км/ч, 4-я — 5,2 км/ч. Механизмами поворота служили конические бортовые фрикционы (что также оказалось довольно удачным выбором), управлявшиеся через коленчатый и качающийся рычаги. Управление осуществлялось отключением соответствующей гусеницы и ее торможением с помощью ленточного тормоза. Стальная лента тормоза покрывалась ферродо или кожей. «Рено» был наиболее «поворотливым» среди первых танков и мог разворачиваться на месте вокруг вертикальной оси. Водитель пользовался двумя рычагами поворота, рычагом управления коробки передач, педалями газа, сцепления и ножного тормоза, рукоятками акселератора и тормоза.

Если ходовая часть средних французских танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон» (как и германского A7V, кстати) представляла собой модификацию движителя американского трактора «Холт», то у легкого «Рено» она была выполнена более оригинально. Ходовая часть с блокированной пружинной подвеской включала на один борт четыре тележки — одну с тремя, остальные с двумя опорными катками. Последние — малого диаметра, сдвоенные, с внутренними ребордами. Тележки попарно соединялись шарниром с балансиром, который сам шарнирно подвешивался к полуэллиптической листовой рессоре. Концы рессоры подвешивались к продольной двутавровой балке, крепившейся на борту корпуса. Из-за малого динамического хода катков и отсутствия амортизаторов такую подвеску иногда называют «полужесткой». Верхняя ветвь гусеницы лежала на шести сдвоенных поддерживающих роликах, собранных в длинной обойме, задний конец которой крепился на шарнире, а передний подрессоривался винтовой пружиной — так должно было автоматически поддерживаться натяжение гусеницы. Одинарное ведущее колесо заднего расположения захватывало гусеницу за шарнир траков. Одинарное направляющее колесо крепилось на передней части продольной балки в вилке с винтовым механизмом регулировки натяжения гусеничной цепи. На многих машинах для уменьшения шума и веса, а также удешевления производства, направляющее колесо изготавливалось из дерева со стальным каркасом и ободом — единственный случай в истории танкостроения. В литом траке гусеницы выделялась подушка (башмак) шириной 324 мм с грунтозацепом и два рельса (движение опорных катков по «рельсами» было типично для гусеничных шасси того времени). Траки соединялись пальцами, фиксировавшимися шайбами и втулками с чеками. Шарнир трака изнутри прикрывался отгибом подушки. Ширина колеи гусеничного хода — 1,4 м.

Для форсирования рвов танк оборудовали съемным «хвостом». Он крепился на корме двумя стальными осями с засовами, на марше его поворачивали вокруг верхней оси и забрасывали на крышу моторно-трансмиссионного отделения, но могли оставлять и в «боевом» положении — в этом случае на «хвосте» крепили полезный груз (обычно личные укладки экипажа), иногда даже сажали кого-либо из технических подразделении или пехотинцев. При преодолении широкого рва «хвост» упирался в его передний скат, пока центр тяжести танка не достигал противоположного края. Длина танка с «хвостом» достигала 4,96 м. Впоследствии под влиянием «Рено» FT подобным устройством оборудовали многие сравнительно тихоходные танки сопровождения пехоты. Низкое удельное давление на грунт, не превышавшее 0,6 кг/см2, обеспечивало хорошую проходимость, танк преодолевал короткие подъемы до 45° и 1,8-метровые рвы, а вынесение оси направляющего колеса вперед-вверх и его большой диаметр способствовали преодолению вертикальных препятствий, а также позволяли танку выбираться из больших воронок. Спереди и сзади на корпусе машины имелись буксирные крюки, в комплект танка включали трос и буксирные цепи, которые обычно подвешивали вдоль «хвоста». На бортах МТО крепили ящики с ЗИП.

Большое значение придавалось «таранному» действию: вопреки первоначальному скепсису, «Рено» опрокидывал дерево или деревянный столб диаметром до 250 мм, железный столб диаметром 50 мм. «Затаптывание» проволочных заборов «Рено» FT производили обычно попарно, двигаясь в 50-100 м друг от друга.


Обложка инструкции по эксплуатации танка «Рено» FT издания 1918 года.

Реализованная в танке «Рено» схема компоновки обеспечивала водителю лучший обзор, вооружению — круговой обстрел, гарантировала от заволакивания поля обзора дымом из выхлопной трубы, уменьшала опасность для экипажа при возникновении пожара в моторно-трансмиссионном отделении, давала лучшее распределение веса по длине танка с точки зрения проходимости. В то же время двигатель и ведущие колеса оказывались лучше защищены от вывода из строя огнем противника.

К недостаткам конструкции «Рено» можно отнести высокое расположение центра тяжести — танк легко опрокидывался при боковом крене, на резких поворотах и даже на небольших контрэскарпах. Однако имея меньшие размеры, он обладал лучшей проходимостью, чем средние французские танки, преодолевал одинаковые с ними рвы, на вертикальные препятствия взбирался лучше, а его более легкое вооружение обеспечивало большую эффективность в бою за счет вращающейся башни. Небольшие размеры FT-17 давали ему преимущества по сравнению со средними и тяжелыми машинами на пересеченной и лесистой местности. Кроме того, «Рено» был сравнительно простым и дешевым в производстве. В результате он стал основной машиной французских танковых сил и убедительным доказательством перспективности танков как нового вида вооружения.


Французские танкисты на «Рено» FT. Западный фронт, сень 1918 года. Машина имеет духцветную окраску (ЯМ) 

Правда, малые скорость и запас хода требовали специального транспорта для переброски танков к передовой по обычным дорогам. Первоначально для этого планировали использовать 7-тонные грузовые автомобили (их специально заказали в 1917 году), но уже в июле 1918-го «Рено» успешно перебрасывались в боеготовом состоянии стандартными двухосными 5-тонными грузовиками «Пирс-Эрроу» с усиленными рамой и кузовом — перегруз автомобиль выдерживал вполне сносно. Погрузку и выгрузку танк мог производить своим ходом по приставной деревянной аппарели.

Готовую модель «радиотанка» «Рено» TSF (Telegraphie Sans Fit — «беспроволочный телеграф») фирма смогла представить только 10 декабря 1917 года. Эта машина имела неподвижную прямоугольную рубку, в которой размешались коротковолновая радиостанция ERI0 «Эроте» а также три члена экипажа -водитель, наблюдатель и радист. Проволочная антенна натягивалась между выдвижной мачтой на рубке и рамкой на конце «хвоста». Дальность радиосвязи достигала 80 км. Масса «радиотанка» 7 т, толщина брони 8—16 мм, высота 2,5 м, скорость и запас хода — такие же, как у базовой машины. В каждой танковой бригаде «радиотанки» находились в ведении специального офицера службы связи и использовались в интересах как танковых подразделений, так и пехотных дивизий, с которыми они взаимодействовали. Войска не слишком их любили за ненадежность радиостанции, быстро терявшей настройку или выходившей из строя после дорожной тряски и необходимости сворачивать — разворачивать высокую и хрупкую антенну. К концу войны только три полка получили машины TSF, а всего их изготовили 188 единиц. Поэтому в качестве командирских использовались и обычные «Рено» FT, с которых иногда снимали вооружение, оставляя амбразуру башни открытой — получался подвижный наблюдательный пункт.


«Рено» FT (пушечный вариант) из состава 304-й танковой бригады американской армии. Западный фронт, Варенн, 12 октября 1918 года. Машина имеет трехцветный желто-коричнево-зеленый камуфляж и, судя по маркировке, принадлежит ко 2-му взводу 1-й роты 344-го танкового батальона. Белая цифра 5 на башне обозначает номер танка во взводе (НА).

Задание на «Рено» BS — танки огневой поддержки — Этьенн сформулировал еще в июле 1917 года, причем предлагал безбашенную схему с установкой орудия в корпусе. Но в результате 75-мм гаубицу «Шнейдер» (Schneider тип S) установили в увеличенной, по сравнению с башней, не вращающейся восьмигранной пирамидальной рубке с кормовой нишей (дабы дать место для отката ствола гаубицы с казенником), большим люком в борту и откидной крышей. «Рено» BS оборудовались креплением для сборного 4-метрового моста типа «Орли» на лобовой части — танк мог укладывать этот мост на широкий ров, обеспечивая преодоление его линейными танками «Рено». Планировалось иметь один танк BS на пять линейных танков (то есть на каждый танковый взвод). Но повоевать «Рено» BS не пришлось: до конца войны ни одного из 600 заказанных BS не построили, а уже после окончания боевых действий собрали всего 39 штук.

Если конструкция «Рено» являла пример основательной инженерной проработки (первые британские и французские танки все же несли в себе элемент кустарщины), то спешная организация массового производства не могла не сказаться на их качестве. Около трех четвертей танков первых серий имели серьезные неисправности, часть из них даже были возвращены на завод. Так, на март 1918 года выявилась недостаточная ширина и неплотное прилегание верхней створки лобового люка, недостаточная надежность коробки передач, отсутствие полного комплекта ЗИП (проблема так и не преодоленная к концу войны). Плохая уравновешенность башни затрудняла наводку, а торчавшие внутри башни гайки петель люка-лаза являлись причиной травм для командира машины. Многие детали конструкции доводились уже в процессе производства или в мастерских. Нестабильность работы пульсатора, подававшего топливо в карбюратор, пытались устранить, заменив его мембрану фибровой прокладкой, но она быстро выходила из строя, и в июле 1918 года в мастерских танковых частей нашли решение, применив в карбюраторе особый латунный диск. Наиболее серьезными недостатками оказались быстрый износ и поломки пальцев и втулок шарнира гусеницы, а также частые разрывы ремня привода вентилятора, из-за чего двигатель быстро перегревался. Например, при Суассон 18 июля 1918 года около 10% «Рено» 503-го танкового полка не смогли пойти в бой по этой причине. Многие просчеты компенсировались относительно высокой ремонтопригодностью «Рено», которая позволяла возвращать их в строй быстрее, чем средние «Шнейдср» или «Сен-Шамон». Хронический же недостаток запасных частей и ремонтных средств заставил держать в подразделениях резервные танки для быстрого восстановления боеспособности. Опыт эксплуатации «Рено» FT позволил выявить и последовательность износа узлов и агрегатов, а значит — определить порядок технического обслуживания. Сначала из строя выходили гусеничные цепи и опорные катки, затем подвеска и наконец двигатель (если не считать упомянутые проблемы с пульсатором и ремнем вентилятора).

«Рено» FT-17 послужили базой и для ряда экспериментов. В 1918 году на его шасси был изготовлен первый танк-тральщик с плужным минным тралом, оставшийся опытным (как, впрочем, и выполненный примерно в то же время британский танк-тральщик с Катковым тралом на основе тяжелого танка Мк V**). Пытались превратить «Рено» FT в плавающую машину, транспортер, носитель фашин для преодоления широких рвов, самоходные орудия, но дальше опытов дело не пошло. Шасси «Рено» FT было использовано при создании легкого 3,5-тонного трактора «Рено» H.J.. предназначенного для вспомогательных служб.

В конце 1918-го — 1919 году во Франции был построен ряд опытных самоходных артиллерийских установок. В основном это были тяжелые орудия на шасси «Сен-Шамон», однако в 1919 году испытали, по крайней мере, одну установку легкой 105-мм гаубицы на шасси легкого танка «Рено» FT.


Общий вид танка «Рено» NC-1. Франция, 1925 год (ЯМ).


Танк «Рено» NC-1, вид справа. Франция, 1925 год. На этом фото хорошо видна конструкция подвески (ЯМ).

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.152. Запросов К БД/Cache: 0 / 0