Глав: 8 | Статей: 8
Оглавление
На стене старейшего и самого знаменитого океанографического музея в Монако начертаны названия судов, с которыми связаны крупнейшие в истории человечества открытия в области океанографии. И в этом списке есть слово «Vitiaz». Макаров обессмертил корабль, которым командовал, и тем самым лишний раз подтвердил непреложных закон - всякий корабль хорош настолько, насколько хороши люди, которые на нем плавают. При этом надо заметить, что у «Витязя» был брат - однотипный с ним крейсер «Рында». Он прожил долгую жизнь, но за время своей службы ничем заметным себя не проявил и поэтому малоизвестен любителям военно-морской истории. Но и корабль, прослуживший во флоте более 30 лет, заслуживает того, чтобы его помнили.

Служба

Служба

31 августа 1886 года корвет "Витязь" снялся с якоря в Кронштадте и отправился в Тихий океан[1]. Так началось кругосветное плавание корабля, длившееся почти три года (с 31 августа 1886 года по 20 мая 1889 года), которое принесет мировую известность его командиру и обессмертит имя этого корабля.

Надо отметить, что посылка "Витязя" не преследовала научных задач, а диктовалась практической необходимостью: новейший корвет должен был усилить российские военно-морские силы на Тихом океане. В 1886 году И.А. Шестаков посетил Дальний Восток: отплыв из Одессы 12 мая на пароходе Добровольного флота "Москва", он 23 июня был во Владивостоке. "Москва" шла путями торгового судоходства и ум управляющего Морским министерством был занят мыслями о том, какой вред могли бы нанести действующие на них крейсера.

Внимательно изучив на месте положение дел России на Дальнем Востоке, И.А. Шестаков пришел к выводу о необходимости активизации российской внешней политики и усиления военного присутствия в этом регионе. Он доказывал, что "Всякая политика, чтобы быть действительной, должна опираться на военную силу. В данном случае опора может быть выказана, в мирное время, только морскими средствами. Поэтому Морское ведомство должно быть главным пособником Министерства иностранных дел... содержа в восточных водах значительную эскадру". Управляющий Морским министерством считал, что "необходимо возвести командование там до вице-адмиральского и иметь не менее двенадцати боевых судов, жертвуя отчасти станциею Средиземного моря, которая не может помочь нам ни в каком случае"[2].



На "Витязе" во время парусных учений. 1886 г.

Однако нехватка средств в конечном итоге не позволила осуществить это намерение. Русские военно-морские силы на Дальнем Востоке находились в крайне тяжелом положении: помимо традиционного противника - Англии, очень напряженными были в 1880-х годах XIX века отношения с Китаем (неоднократно даже рассматривался вопрос о начале военных действий с Поднебесной империей). Флот Китая в численном составе превосходил русский флот на Тихом океане. Не случайно С.О.Макаров перед отправлением в плавание обратился к своему брату Якову с просьбой: "Если со мной что случится, то окажи содействие жене в страховой премии и в назначении ей пенсии, на которую я имею право рассчитывать, как по моим боевым заслугам, так и по тому, что флот пользуется безвозмездно многими моими изобретениями"[3].

Перед Степаном Осиповичем стояла задача всесторонне обучить экипаж вверенного ему корабля. И надо сказать, что с этой задачей командир "Витязя" блестяще справился.

"Экипаж "Витязя" регулярно занимался всеми возможными в походных условиях боевыми учениями. Особенно много внимания Макаров уделял своему любимому минному делу. Многократно проводилась стрельба торпедами, постановка учебных минных заграждений и т.п."[4] При этом, проводя интенсивные тренировки команды, командир "Витязя" уделял заботе о здоровье экипажа - тут для С.О. Макарова не было мелочей. Например, в рапорте великому князю Алексею Александровичу о плавании корвета от Кронштадта до Киля он пишет: "На переходе было 4 случая повреждения пальцев машинистов при опробовании кулис, почему решился запретить пробовать их теплоту таким способом, как это делалось раньше, а удовлетвориться опробованием наружных частей, что можно делать без риска".

27 сентября 1886 года С.О.Макаров в Гавре встретился с И.А. Шестаковым и получил от него дополнительные приказания. Управляющий Морским министерством через США и Европу возвращался в Россию после посещения Дальнего Востока, совершив таким образом в 66 лет кругосветное путешествие, причем Иван Алексеевич нигде не позволял себе задерживаться для отдыха: 4 сентября 1886 года он высадился с "Москвы" в Сан-Франциско, а уже 19 сентября отплыл из Нью-Йорка в Гавр, успев за это время осмотреть крейсер "Атланта" и провести ряд встреч с видными американскими промышленниками.

Только во Франции измученный длительным путешествием И.А. Шестаков позволил себе отдохнуть, и то менее недели, после чего начал поездки по судостроительным заводам Франции, а заодно познакомился с морским министром контр-адмиралом Обом - самым ярким представителем так называемой "молодой школы"[6]

2 октября "Витязь" вышел из Бреста и на следующий день попал в жестокий шторм: размахи корвета доходили до 35°. С.О. Макаров в своем рапорте великому князю Алексею Александровичу писал: "Анемометр, установленный на клотике бизань-мачты показывал на порывах скорости ветра 46 метров в секунду, что соответствует 12 баллам, но я. думаю, что оба наши анемометра вообще показывают большую силу ветра, чем в действительности, и что сила ветра на порывах не превосходила 11 баллов, высота волны 33 фута. Не зная еще, как корвет будет держаться в шторм, я пробовал ставить его против ветра и в бейдевинд, уменьшив ход до самого малого. Всякое увеличение хода было невозможно, так как корвет начинал принимать воду носом и бортами"[7].




Из-за аварии в машине "Витязь" 5 октября зашел в Ферроль. Неисправность была устранена силами экипажа, заодно привели в порядок поврежденный в результате шторма такелаж и 12 октября корвет опять вышел в море. В целом и корабль, и его экипаж с честью выдержали жестокое испытание штормом.

Уже с первых дней плавания С.О. Макаров занялся метеорологическими и гидрологическими измерениями и наблюдениями. В Балтийском, Северном морях и Ла-Манше определялись удельные веса и температура воды на различных глубинах, в океане на пути следования корвета - от поверхности до глубины 400 метров. Во время стоянки на реке Тахо на рейде Лиссабона одни сутки были посвящены на изучение течений в этом месте: наблюдения велись каждые два часа, причем скорость течения и удельный вес воды измерялись на всех глубинах, последовательно, через 5 метров, начиная с поверхности до дна реки.

На переходе через Атлантику из Лиссабона до Рио-де-Жанейро С.О. Макаров занялся изучением скорости пассатного ветра на разных высотах от поверхности моря.

Энтузиазм командира "Витязя" был поддержан офицерами корабля, которые принимали деятельное участие в многочисленных наблюдениях и опытах. С.О. Макаров с гордостью писал:

"Я очень рад, что встретил в господах офицерах большое сочувствие к различным гидрологическим и метеорологическим наблюдениям. Доктор медицины Шидловский работает с ареометром, мичмана Кербер и Шаховский считаются хозяевами: первый - барометра, второй — анемометра, что же касается старшего штурманского офицера подпоручика Розанова, то он работает с флюктометром, заведует добыванием воды и ведет общий журнал всем наблюдениям, приводя поправки, и вообще наблюдает за всеми работами"[8].

Постоянные исследования продолжались в течение всего длительного плавания "Витязя". Р.М. Мельников отмечает: "Гидрологические наблюдения, начатые С.О. Макаровым у о. Сескар в Финском заливе для сбора дополнительных материалов с целью вычисления разности уровней морей, омывающих Европу, вылились в систематические, почти трехлетние океанографические исследования мирового значения, поставившие "Витязь" в один ряд со знаменитым английским корветом "Челленджер", совершившим в 1872-1876 годах первое в мире специальное океанографическое плавание"[9].

При этом надо отметить, что все исследования С.О. Макаров производил по собственной инициативе, он не получил на научные исследования ни какого-либо дополнительного оборудования, ни каких-либо денежных средств. Степан Осипович с грустью писал о "довольно бедных инструментальных средствах". В распоряжении командира "Витязя" был следующий набор инструментов: термометр, барометр, ареометр (прибор для изучения солености воды), флюктометр (инструмент для изучения течений), анемометр. Во Владивостоке он смог раздобыть лот с кранами для добывания образцов грунта.




На "Витязе " в дальнем плавании. 1886-1888 гг.

Исследования отличались тщательностью, системностью и проводились на высоком научном уровне: "Гидрологические наблюдения в океанах обнимали температуру и удельный вес морской воды на поверхности и на глубине до 800 метров; определялись течения на поверхности, собирались образцы воды. Сверх того, в реках и вблизи берегов наблюдалась скорость течений на разных глубинах, измерялись глубины, добывались образцы грунта и экземпляры животных. Наблюдения на поверхности воды производились шесть раз в сутки, одновременно с метеорологическими; в проливах же, в устьях рек, на границах течений наблюдения учащались и делались по временам каждый час, а иногда через каждые К) или даже 5 минут. На глубоководных станциях (то есть остановках корабля для взятия проб воды - Прим, автора) числом до 261, температура и удельный вес определялись на глубинах 25, 50, 100, 200, 400, а иногда и на 800 метров"[10].

Помимо боевой подготовки личного состава и научных исследований, С.О. Макаров находил время для усовершенствования технических систем вверенного ему корабля. Еще в Кронштадте по предложению Степана Осиповича было устроено приспособление для провода отработанного пара вспомогательной машины в цилиндр высокого давления главной паровой машины корвета. Это позволяло экономить уголь на малом и среднем ходу.

Ввиду того, что это приспособление дало хорошие результаты, во время стоянки в Вальпараисо по указанию Макарова поставили еще одну трубу с краном, которая дала возможность употреблять отработанный пар для тройного расширения (то есть в цилиндре высокого давления главной паровой машины корвета) не только от циркуляционных помп и воздушных насосов, но и от донок и вентиляторных машин.

Кроме того, это усовершенствование позволило пар от всех вышеперечисленных вспомогательных механизмов проводить в цилиндр низкого давления. Причем, если приспособлением, созданным в Кронштадте, можно было пользоваться только на малых и средних ходах, то теперь, с учетом сделанных в Вальпараисо усовершенствований, стало возможным использовать отработанный пар от вспомогательных механизмов и на полном ходу, достигая при этом существенной экономии угля. Когда "Витязь" оказался в широтах с жарким климатом, выяснилось, что испарения от аккумуляторов, установленных в кормовой части корвета, рядом с офицерскими каютами, делают воздух очень тяжелым и нездоровым, поэтому, по указанию С.О. Макарова, они были перемещены в другое место, где шла сильная циркуляция воздуха - тем самым были устранены последствия вредных испарений [11].

Через Вальпараисо, Маркизские острова и Гонолулу "Витязь" 13 апреля 1887 года прибыл в Иокагаму. На переходе от Кронштадта до Японии корвет прошел 22 119 миль, из них 14 844 под парусами и 7 275 под парами.

8 мая "Витязь" прибыл в Нагасаки, где встретился с фрегатом "Дмитрий Донской" и "Рындой". "Рында" также сразу же после вступления в строй был отправлен на Дальний Восток, но другим маршрутом. В Нагасаки на корабле перебрали машину, причем после ремонта она стала работать лучше, чем в Кронштадте на испытаниях!




"Витязь" на Балтике

14 июня "Витязь" вместе с "Рындой" и "Дмитрием Донским" вышел из Нагасаки и 8 июля прибыл во Владивосток, посетив по пути ряд японских портов. 2 августа С.О. Макаров был назначен временно командующим отрядом судов на Тихом океане. Под его руководством русская эскадра занялась учениями и стрельбами в Уссурийском и Амурском заливах. "3 и 8 августа, впервые в этих водах, состоялись учения по отражению ночных атак минных катеров, выявившие недостаточную эффективность боевого освещения "Витязя" И "РЫНДЫ" [12].

7 ноября 1887 года "Витязь" вышел из Владивостока в длительное плавание - посетив Японию, обойдя побережье Китая, исследовав Филиппинский архипелаг, только 14 мая 1888 года корвет вернулся во Владивосток.

Это плавание дало русским морякам очень много ценнейших сведений относительно еще мало изученного ими нового возможного театра военных действий - Тихоокеанского.

3 августа 1888 года "Витязь" вышел в Императорскую гавань, где в 1853 году погиб фрегат "Паллада". С.О. Макаров с помощью тралов, заведенных со шлюпок, установил точное место гибели фрегата. На следующий день спустили водолаза, который осмотрел корпус затонувшего судна[13]. С.О. Макаров составил точное описание места гибели, а на берегу установил выкрашенные в белый цвет створы, которые должны были служить ориентиром.

24 августа 1888 года на борту "Витязя" состоялось первое совещание комиссии под руководством Степана Осиповича, которая должна была обсудить планы войны с Китаем, Японией, Англией или Германией [14]. Заседания состоялись также 28 августа, 5, 26 и 31 октября. Надо отметить, что военно-морские силы России на Дальнем Востоке были представлены фрегатом "Дмитрий Донской", корветами "Витязь" и "Рында", клиперами "Разбойник" и "Наездник", а также канонерскими лодками "Бобр", "Сивуч" и "Кореец".

Малый численный состав, отвратительное снабжение, слабая ремонтная база предопределили единственно возможный в таких условиях способ ведения войны на море в случае начала военных действий - одиночное крейсерство (за него высказались все командиры кораблей). "В приложенных к протоколам заседаний запискам командиров определялись районы крейсерства: Н.И. Скрыдлов на "Дмитрии Донском"

брал на себя операции в Китайском море, С.О. Макаров на "Витязе" - на путях из Ванкувера в Японию и Австралию, П.Н. Вульф на "Разбойнике" - у западного берега Южной Америки. Даже П.И. Чайковскому на "Бобре" предстояло выйти в океан к югу от Гавайских островов" [15].

15 октября 1888 года "Витязь" покинул Владивосток, направляясь к берегам Балтики. С 20 октября по 23 ноября корвет стоял в Иокагаме, затем через Гонконг и Сайгон, Аден, Суэцкий канал и Средиземное море вернулся на Балтику. 20 мая 1889 года корабль прибыл в Кронштадт. Всего корвет пробыл в плавании 994 дня, из них ходовых дней было 526, а якорных - 467. За это время "Витязь" прошел 59 269 миль, из них 33 412 под парами и 25 856 под парусами[16]. Вместе с "Витязем" на Балтику вернулись "Дмитрий Донской" и "Рында".

Комиссия под председательством вице-адмирала Н.И. Казнакова тщательно осмотрела вернувшиеся из дальнего плавания суда и проверила степень подготовки экипажей. Комиссия отметила хорошую выучку экипажей, а также прекрасное состояние корпусов и механизмов кораблей, что свидетельствовало об отличном качестве работы российских кораблестроителей[17].

Еще во время плавания Макаров принялся разбирать и систематизировать материалы научных исследований, намеревался создать обобщающие научные исследования по гидрологии Тихого океана. Кое-что он успел сделать, будучи в море, но основная работа, разумеется, ждала его дома.




"Витязь" на камнях у входа в бухту Порт Лазарева. Май 1893 г.

К началу 1890 года С.О. Макаров в основном обработал огромный фактический материал, собранный во время плавания "Витязя". 7 марта Степан Осипович сделал первое публичное сообщение по данной теме - прочел лекцию в Кронштадтском Морском собрании "О гидрологических работах, произведенных на корвете "Витязь".

В 1894 году вышел его труд "Витязь" и Тихий океан" - два тома, почти тысяча страниц текста с большим количеством приложений и таблиц. Надо отметить, что еще до его опубликования Русское географическое общество, рассмотрев рукопись, наградило С.О. Макарова золотой медалью, а Академия наук - почетной Макарьевской премией. Как было отмечено Академией наук: "Витязь не готовился специально для научных исследований, лишь благодаря почину командира, неутомимому его участию в работах и обдуманному руководству последними корвет доставил весьма ценный материал, обработанный автором с таким тщанием, что полученным результатом могла бы быть довольна и специальная ученая экспедиция"'[19].

Работа "Витязь" и Тихий океан" содержала огромный фактический материал и по праву принесла С.О. Макарову славу одного из самых известных и авторитетных океанографов мира. "Витязь" же осенью 1891 года вновь отправился из Кронштадта в плавание на Дальний Восток, теперь уже с другим командиром. Летом 1892 года он вошел в состав Тихоокеанской эскадры контр-адмирала С.П. Торопова.

Однако 1 мая 1893 года "Витязь" сел на камни у корейского побережья в районе Гензана (порт Лазарев). Отчаянные попытки спасти крейсер не увенчались успехом, сильным волнением корпус корабля все больше разбивало о камни. Поэтому после снятия экипажа, вооружения и всего более или менее ценного имущества разбитый корпус был продан японским промышленникам для разборки на металлолом. "Так закончилась короткая, но оставившая яркий след в истории флота жизнь корвета "Витязь"[20]. Его жизнь была подобна ярко промелькнувшему на небосводе метеору.

"Рында" же прожил долго, но не оставил в истории российского флота сколь- нибудь заметного следа. После необходимого ремонта он также ушел на Тихий океан. Однако быстрое развитие техники в конце XIX века быстро привело еще сравнительно новый корабль в разряд устаревших. Уже совещание 20 марта 1895 года, на котором присутствовали наиболее видные адмиралы российского флота, "Рынду" признало "не имеющим серьезного боевого значения". Вице-адмирал К.П. Пилкин был даже более категоричен: "все наши существующие броненосные крейсера - кроме только "Рюрика" и "России"... теперь уже не соответствуют своему назначению, почему и следовало бы не считать их крейсерами"[21].




На корвете *Рында" во время установки противоминных сетей (вверху) и на учебном судне "Рында " во время построения при награждении адмиралом Н.О. Эссеном английских подводников

С 1906 года "Рында" стал учебным судном. В начале 1909 года поднимался вопрос о переделке корабля в транспорт для миноносцев - он должен был играть роль плавучего склада снарядов, торпед и мин. Возможно, тогда же рассматривался вопрос о переоборудовании его в минный заградитель.

Генерал-майор А.Н. Крылов 29 января 1909 года затребовал чертежи "Рынды" и 12 февраля эти чертежи ему были предоставлены, но дальше дело не двинулось[22]. Автор не обнаружил в архиве каких-либо проектов по переоборудованию старого крейсера в транспорт для минных судов.

В 1911 году на "Рынде" установили экспериментальную дизельную энергетическую установку. После Октябрьской революции корабль переименовали в "Освободитель", а в 1922 году сдали на слом[23]. "Рында" пережил своего брата "Витязя" на 20 лет и про него можно сказать "тихо жил, тихо умер", но своей долгой службой в российском флоте и он заслужил право о том что-бы его помнили.

Источники и литература

1 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 435.

2 Кондратенко Р.В. Указ. соч. С. 231.

3 СемановС.Н. Макаров. М., 1972. С. 110.

4 Семанов С.Н. Указ соч. С. 114.

5 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 437.

6 Кондратенко Р.В. Указ. соч. С. 220-222.

7 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 443.

8 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 448.

9 Мельников Р.М. Корвет "Витязь" // Судостроение. Л., 1979. №8. С. 64.

10 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 514-515.

11 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 451-452.

12 Кондратенко Р.В. Указ. соч. С. 243.

13 Семанов С.Н. Указ соч. С. 115-116.

14 Кондратенко Р.В. Указ. соч. С. 251

15 Кондратенко Р.В. Указ. соч. С. 252.

16 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 497.

17 С О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 489-492.

18 Семанов С.Н. Указ. соч. С. 115.

19 С.О. Макаров. Документы. Т. 1. М., 1953. С. 514.

20 Мельников Р.М. Корвет "Витязь"//Судостроение. Л., 1979. № 8. С. 65.

21 РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 1.Д. 1457. Л. 24об, 27.

22 РГА ВМФ. Ф. 421. Оп. 1. Д. 1822. Л. 9-10.

23 Ненахов Ю.Ю. Энциклопедия крейсеров. М., 2006. С. 125.

Оглавление книги


Генерация: 0.168. Запросов К БД/Cache: 0 / 0