В боях мировой и гражданской войн

Первая дивизия линейных кораблей, включавшая в свой состав четыре первых русских дредноута, уже в кампанию 1915 года начала решение такой важной оперативной задачи, как прикрытие на Центральной минно-артиллерийской позиции морских подступов к столице империи. Корабли, базируясь на Гельсингфорс, интенсивно занимались боевой подготовкой и совершали периодические переходы в Ревель вдоль линий минных заграждений. Ввиду того, что германский флот так и не решился на прорыв в Финский залив, русским балтийским дредноутам не довелось участвовать в морских боях первой мировой войны.

Иное положение сложилось с началом боевых действий на Черном море. Там с присоединением к турецкому флоту 16 августа 1914 года немецких крейсеров: линейного «Гебен» и легкого «Бреслау» существовавшее прежде неоспоримое превосходство в силах русского флота оказалось под сомнением. «Гебен» превосходил по своей мощи любой из пяти русских линкоров-додредноутов, а чтобы иметь какие-либо шансы на успех в бою с ним русские корабли должны были действовать в составе всего соединения. Положение начало меняться со вступлением в строй русских черноморских дредноутов, превосходивших «Гебен» по мощи артиллерийского вооружения, что и не замедлило сказаться на ходе боевых действий. Уже в кампанию 1915 года господство на Черном море снова перешло к русскому флоту, а 8 января 1916 года состоялся первый и единственный бой нового русского дредноута «Императрица Екатерина Великая» с немецким линейным крейсером «Гебен». Обстоятельства этого боя вкратце таковы. В 8 часов 10 минут эскадренные миноносцы «Пронзительный» и «Лейтенант Шестаков», осуществлявшие блокаду турецкого угольного порта Зонгулдак, обнаружили «Гебен», вышедший в море для прикрытия морских перевозок, и навели по радио на него «Императрицу Екатерину Великую», которая с охранением из крейсера «Память Меркурия», эсминцев «Дерзкий», «Гневный», «Быстрый» и «Поспешный» находилась несколько мористее. В 9 часов 44 минуты русский линкор открыл огонь главным калибром по вражескому кораблю с дистанции 125 кабельтовых.

«Гебен» отвечал частыми залпами своих 283-мм орудий и энергично маневрируя на полном ходу через 21 минуту вышел за пределы досягаемости 305-мм артиллерии русского дредноута, который, израсходовав более 200 своих 470-килограммовых снарядов достиг предположительно одного попадания в носовую часть своего противника, что не подтверждено немецкими данными. Лишь превосходство в скорости над русскими линейными кораблями спасло «Гебен» от неминуемого уничтожения. Дважды попадал под огонь русских дредноутов немецкий легкий крейсер «Бреслау»: 3 апреля 1916 года неподалеку от Новороссийска в предрассветной дымке он внезапно встретился с линкором «Императрица Екатерина Великая», обстрелявшим его с дистанции 92 кабельтова и почти час преследовавшим своего противника; наконец, 22 июля того же года линкор «Императрица Мария», крейсер «Кагул», эсминцы «Счастливый», «Дерзкий», «Гневный», «Беспокойный» и «Пылкий» более 8 часов неотступно следовали за отчаянно маневрировавшим, сбрасывавшим мины заграждения и ставившим дымзавесы немецким легким крейсером, который периодически скрывался за столбами всплесков русских 305-мм снарядов. И оба раза более высокая, чем у русских кораблей скорость «Бреслау», а также его грамотное маневрирование при несомненном наличии известной доли везения позволяли уходить от грозной опасности.

В ходе гражданской войны русские дредноуты использовались весьма ограниченно. Так линкор «Петропавловск», входивший в состав Действующего отряда кораблей Красного Балтийского флота, привлекался 14-16 июня 1919 года к подавлению восстания на форту «Красная Горка». Черноморский дредноут «Император Александр III», под именем «Генерал Алексеев» входивший в состав врангелевских морских сил, несколько раз участвовал в артиллерийских обстрелах частей приморского флота Красной армии в кампанию 1920 года.

Продольный разрез 305-мм трехорудийной башенной установки

Продольный разрез 305-мм трехорудийной башенной установки

Поперечное сечение 305-мм трехорудийной башенной установки

Поперечное сечение 305-мм трехорудийной башенной установки

План 305-мм трехорудийной башенной установки

План 305-мм трехорудийной башенной установки

К окончанию гражданской войны в удовлетворительном состоянии сохранились лишь четыре балтийских дредноута, находившиеся в долговременном хранении в Кронштадте и Петрограде. Из трех черноморских – один находился в Бизерте (бывш. «Император Александр III»), один – на дне Цемесской бухты (бывш. «Императрица Екатерина Великая») и один – в северном доке Севастополя (поднятая со дна Северной бухты «Императрица Мария»). Впрочем о восстановлении последнего в сложившейся обстановке не приходилось и думать, как и достройке наиболее совершенного из русских линкоров «Демократии» (бывш. «Император Николай I»), степень готовности которого достигала 70%.

Орудия и некоторые детали башенных установок «Императрицы Марии» использовали при завершении постройки севастопольских стационарных береговых батарей № 30 и № 35, заложенных еще до революции. Примечательной оказалась судьба пушек главного калибра «Генерала Алексеева». После разделки корабля на металлолом французами в 1936 году они первоначально были сданы в арсенал, откуда в 1940 году их предполагалось отгрузить в Финляндию. Однако после капитуляции Франции орудия попали в руки немцев, которые использовали их в системе береговой обороны атлантического побережья в составе батареи «Мирус».

Линейный корабль «Императрица Екатерина Великая»

Линейный корабль «Императрица Екатерина Великая»

Похожие книги из библиотеки

Асы люфтваффе пилоты Fw 190 на Восточном фронте

Первой частью, полностью оснащенной истребителями Fw 190, которая появилась на Восточном фронте, был I./JG 51 «Molders» — 1-й дивизион 51-го истребительного полка. Ничего не знавшие о закулисной борьбе вокруг нового истребителя пилоты отнеслись к своему отзыву с фронта для перевооружения как к счастливой возможности отдохнуть и побывать на родине. I./JG 51 сформировали 1 апреля 1937 года в Бад-Альбиге (Бавария) как I./JG 135. Непосредственно перед началом французской кампании дивизион вошел в состав 51-го истребительного полка. I./JG 51 участвовал в боях в Нидерландах, во Франции и в Битве за Англию. В конце мая 1941 года I./ JG 51 перебросили на восток в рамках подготовки плана «Барбаросса». Первые потери дивизион понес вскоре после начала боевых действий на Восточном фронте.

Junkers Ju 88

В 1934 году Reichsluftfahrministerium (RLM) – воздушный комиссариат – разработал технические требования к самолету, названному «Kampfzerstoerer» (это слово можно перевести как истребитель-бомобардировщик, термином «Zersloerer» в Германии называли самолеты, которых в других странах относили к тяжелым истребителям). Трехместный самолет должен был нести мощное наступательное вооружение, состоящее из пушек калибра 20 мм, а также брать на борт небольшую бомбовую нагрузку. В качестве силовой установки предполагали использовать два двигателя Даймлер-Бенц DB 600 или два Юнкерс Jumo 210 (оба типа двигателя в то время еще находились на стадии проектирования).

В 1935 году фирма Юнкерса начала работы над самолетами, по конструкции близкими к концепции Kampfzerstoerer. Одновременно были созданы два проекта: Ju 85 – с разнесенным оперением и Ju 88 с оперением однокилевым.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании (+ собранные схемы на разворотах), подписи к иллюстрациям текстом.

Танковые войны XX века

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Полное издание обеих книг ведущего военного историка, посвященных танковым войнам XX века, в том числе и легендарному блицкригу.

Минувшее столетие по праву считается «Веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны. Однако полноценные, по-настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — гитлеровской Германии, Советскому Союзу и Израилю, — только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны, вершиной которой стал немецкий БЛИЦКРИГ, впоследствии взятый на вооружение советскими и израильскими танкистами. Анализу стратегии и тактики «молниеносной войны» посвящена вся вторая часть книги. Кроме того, особый интерес представляет глава, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что вопреки американским прогнозам на Европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

Supermarine Spitfire. Часть 2

Продолжение выпуска № 93. Девятка и далее.

Прим. OCR: К сожалению не найден оригинал издания. В имеющемся первоисточнике все иллюстрации собраны после текста.