Главная / Библиотека / Броненосец " ПЕТР ВЕЛИКИЙ" /
/ 2. Начало броненосного судостроения в России

Глав: 29 | Статей: 29
Оглавление
В истории развития науки и техники бывают периоды, когда какое-либо новшество делает коренной переворот и все, создававшееся до этого в течение десятилетий, устаревает, открывая дорогу новому. В судостроении к таким новшествам следует отнести появление на кораблях сначала паруса, а потом и артиллерии. Переворот, тесно связанный с развитием техники и металлургии, произвела появившаяся на судах в начале девятнадцатого века паровая машина, а спустя полстолетия защита кораблей от вражеской артиллерии броней.

2. Начало броненосного судостроения в России

2. Начало броненосного судостроения в России

Основным центром в организации железного и броненосного судостроения в России являлся Петербург. Еще в 1858 г., получив известия из Англии и Франции об испытаниях там броневых плит и предстоящей закладке первых мореходных броненосцев, великий князь Константин Николаевич, покровительствовавший Морскому министерству, непосредственно перед Александром II поднял вопрос о подобных исследованиях и у нас, в России. Но хронические финансовые затруднения и отсутствие заводов, способных немедленно приступить к изготовлению брони, оттянули начало строительства броненосцев на три года. Усиленное строительство броненосцев в Европе все же вынудило начать создание подобных кораблей в первую очередь для защиты Кронштадта и Петербурга.

Первым шагом в этом направлении явились переоборудование и реконструкция Адмиралтейских Ижорских заводов, на что в 1860 г. было ассигновано 30 тыс. рублей. Завод к тому времени имел установленные тринадцать токарных, поворотно-сверлильных, долбежных и винторезных станков, вращающихся от одной паровой машины ременными приводами.

На Кронштадтском Пароходном заводе, имевшем в то время свое литейное производство, кузницы и ряд подобных станков, что и на Ижорских заводах, а также сеть железной дороги, планировалось в 1860-61 гг. установить новое оборудование на 47,3 тыс. руб. Эти меры являлись весьма своевременными, так как завод изготавливал механизмы, орудия, винты, паровые котлы и многое другое оборудование. Основная же деятельность завода заключалась в монтаже механизмов на кораблях. Кроме этого, Морское министерство вело переговоры о предстоящем увеличении поставок и улучшении прокатанного железа с Уральскими горными, Путиловскими и Камско-Воткинскими заводами.

В сентябре 1860 г. военно-морской агент (атташе) в Англии генерал-адъютант граф Путятин сообщил сведения об изготовлении на местных заводах броневых плит, выслав шесть подобных плит в Россию. Из них две железные и две стальные плиты были изготовлены в Англии и две во Франции. Сразу после доставки плит изготовили два щита из тика и дуба, представляющих борт корабля, и произвели их расстрел, давший хорошие результаты. Одновременно к изготовлению плит приступили Адмиралтейские Ижорские и Путиловские заводы. Чуть позже первые плиты изготовил и Кронштадтский завод. К середине 1861 г. профильное и листовое железо согласились поставлять уже семь отечественных заводов.

1861 г. ознаменовался еще и тем, что на Балтийском литейном заводе Карра и Макферсона приступили к строительству броненосной канонерской лодки "Опыт", ставшей первым броненосным кораблем, построенным в России. Строившийся из английского и частью русского железа по проекту X. В. Прохорова, этот небольшой корабль в сентябре 1861 г. спустили на воду. "Опыт" имел защищенным только носовой бруствер с одним орудием, закрытым 114-мм броней на 305-мм тиковой подкладке. Параллельно со строительством "Опыта" защитили броней и тринадцать батарейных плотов, построенных для Кронштадта еще в 1856 г.

К концу 1861 г. Кронштадтский Пароходный завод испытал несколько плит собственного производства, расстреливая их из орудий наибольшего калибра. К сожалению, плиты заметно уступали зарубежным из-за неоднородности и плотности. Следующие плиты завод изготовил, уже произведя их отжиг. Плиты после проковки нагревались в течение 18 часов докрасна и затем, засыпанные толстым слоем мелкой золы биз притока воздуха, постепенно охлаждались. И все же плиты как Кронштадтского, так и Ижорских заводов не отвечали требованиям прочности. Заводам предстояло еще много работы в этом направлении. Для планомерного испытания изготовленных плит на Волковом поле, рядом с Ижорскими заводами, соорудили в течение 1861- 1862 гг. полигон, затратив на это 19,2 тыс. руб.



На палубе "Monitor". Июль 1862 г.

Следующим шагом Морского министерства, не имевшего опыта в организации строительства больших броненосных кораблей, стал заказ в Англии Темзенскому заводу 26-пушечной батареи "Первенец". 16 ноября 1861 г. министерство заключило контракт на постройку корабля, проектное задание которого составил Кораблестроительный технический комитет. В августе 1863 г. батарею привели в Кронштадт с неоконченными корпусными работами и неустановленной частью брони, так как политические отношения с Англией резко обострились.

Гражданская война в США 1861 г. и, в частности, бой на Хемптонском рейде, последующие сражения с участием мониторов коренным образом изменили взгляды на железное судостроение.

Абсолютное превосходство броненосного корабля над незащищенным, обнаружившееся в бою на Патомаке, вынудило Англию и Францию ускорить строительство заложенных ранее судов. Другие державы также срочно приступили к созданию у себя броненосных флотов. В США родился корабль принципиально новой конструкции, названный своим создателем "Монитор" и положивший начало целой серии подобных кораблей.

Сразу же с получением информации о вышеназванном бое в России приостановили работы на строившихся винтовых фрегатах "Севастополь", "Петропавловск" и корвете "Аскольд". Одновременно под председательством вице-адмирала Румянцева учредили Особый комитет для решения о перестройке некоторых деревянных кораблей в броненосные. Комитет постановил: "Севастополь" и "Петропавловск" достроить броненосными (первый – батарейным, по проекту председателя Кораблестроительного технического комитета генерал-майора Чернявского, второй – башенным). Корвет "Аскольд" достроить незащищенным, но быть готовыми в любой момент переделать его в океанский броненосец. Не обошли вниманием другие суда. Самые новые из них, винтовые линейные корабли "Император Николай I", "Синоп" и "Цесаревич", вполне подходили для реконструкции, но при этом требовали больших затрат, равных затратам на создание новых броненосцев. Эти три корабля так же, как и "Аскольд", сделали резервом в случае угрозы войны для быстрой перестройки.

19 марта 1962 г. Морское министерство заключило контракт с английским заводчиком Митчелем на постройку второй 26-пушечной батареи "Не тронь меня" для перенятия опыта нашими кораблестроителями от прибывших из Англии мастеров, имевших к тому времени большую практику в железном судостроении. В январе 1863 г., сразу же по окончании переоборудования Галерного островка, Митчель приступил к строительству корабля. По контракту батарея строилась англичанами как из русского, так и из зарубежного металла. Броню доставили из Англии. В июне 1964 г., то есть через полтора года, корабль спустили на воду и на плавдоке отбуксировали в Кронштадт, где его и достроили на Пароходном заводе. В отличие от "Первенца" вторую батарею вооружили более мощными 203-мм нарезными орудиями.

Одновременно с началом строительства "Не тронь меня" по приказу управляющего Морским министерством адмирала Н. К. Краббе объявили конкурс среди заводов на строительство третьей батареи несколько увеличенного водоизмещения. Из участвовавших в конкурсе заводов завод Семянникова и Полетики, предложивший более выгодные условия, получил заказ на строительство. Батарея, названная впоследствии "Кремль", строилась частично из английского, частично из русского железа, хотя броня так же, как у первых двух доставлялась из Англии. Спустив батарею на воду в июле 1865 г., ее отбуксировали в Кронштадт, где она и была подготовлена к плаванию.

В 1863 г. вновь обострившиеся политические отношения с Англией заставили правительство наряду с усилением темпов работ на строящихся броненосцах принять экстренные меры, создавая для защиты Кронштадта оборонительный флот, состоящий из десяти однобашенных и одной двухбашенной лодок.

Однобашенные лодки строились по измененным чертежам американских мониторов типа "Passaik", а двухбашенная, спроектированная Митчелем, была близка по типу к датской лодке "Rolh Krake". На их строительство ассигновали шесть миллионов рублей; все они строились из закупленного в Англии железа. Так как на казенных заводах ввиду их загруженности построить все одиннадцать кораблей оказалось невозможным, то только два из них – "Ураган" и "Тифон" – заложили в Петербургском Новом Адмиралтействе, где для этого построили два эллинга. На Галерном островке с подряда строили "Стрелец", "Единорог" и двухбашенную лодку "Смерч". Четыре лодки: "Латник", "Броненосец", "Лава", "Перун" строились на двух частных заводах в Петербурге, а две последние – "Колдун" и "Вещун" – в Бельгии у общества "Кокке- риль и К°", после чего по частям их доставили в Петербург.

Двухбашенная лодка "Смерч" была первым кораблем русского флота, корпус которого набирался по клетчатой системе, впервые примененной Э. Ридом на "Bellerophon". Кроме того, в отличие от однобашенных лодок "Смерч" бронировался не слойчатой броней, а цельными 114-мм плитами английского производства, и если на однобашенных лодках были башни Эриксона, то на "Смерче" установили более надежные башни Кольза.

Из-за тревожной политической обстановки того времени работы на этих кораблях велись круглосуточно, и все они были спущены на воду менее, чем через год, к концу 1864 г. Войдя в состав флота, корабли значительно усилили оборону Кронштадта и столицы.

В 1864 г., когда обостренная обстановка разрядилась, появилась возможность более спокойно и обдуманно продолжить строительство флота. Перед закладкой следующих кораблей возник вопрос: начинать ли строительство сразу возможно большего числа кораблей или же строить их малыми сериями, используя опыт постройки каждого для последующих. Окончательно все же решили начать одновременную постройку не менее восьми кораблей с тем, чтобы в случае обострения часто меняющейся политической обстановки, форсировав на них работы, значительно усилить флот этими броненосцами. Согласно этому решению начали строить восемь броненосцев, из которых шесть были башенные с башнями Кольза и два – рангоутные мореходные фрегаты. Все башенные корабли, будучи усовершенствованными, предназначались не только для защиты Кронштадта, но и для плавания в Финском заливе. Приступая к созданию всех восьми кораблей, Морское министерство поставило цель создать их по возможности из русского железа, а корпуса собирать по вводимой в судостроении клетчатой системе, обеспечивающей большую непотопляемость.



На палубе двухбашенной лодки "Русалка"

Первыми из этих кораблей в январе 1865 г. начали строить с подряда у купца Кудрявцева однотипные двухбашенные лодки "Чародейка" и "Русалка". Машины для них изготовил частный завод Берда. Это были первые корабли с броней отечественного производства, прокатанной на Камском и Ижорском заводах. Завод Семянникова и Полетики приступил к созданию однотипных "Адмирала Спиридова" и "Адмирала Чичагова" – кораблей увеличенного водоизмещения и улучшенной мореходности, отнесенных уже к классу двухбашенных фрегатов. Последними башенными кораблями этой программы являлись также однотипные трехбашенные фрегаты "Адмирал Грейг" и "Адмирал Лазарев". Разместив при том же водоизмещении, что у фрегатов типа "Адмирал Спиридов" три башенные установки, строители тем самым усилили их вооружение. Все описанные шесть кораблей не имели парусной оснастки, большая часть их корпуса находилась под водой и удобно размещала в себе машины, каюты и другие судовые помещения и устройства, чего нельзя сказать о предыдущих однобашенных лодках. В то же время невысокий надводный борт, защищенный броней, делал их подобно мониторам малоуязвимыми для вражеских снарядов. Вступив в состав флота в период с 1867 г. по 1869 г., эти шесть кораблей закончили собой сооружение оборонительного флота в Балтийском море.

Два последних корабля программы 1864 г., Однотипные мореходные фрегаты "Князь Пожарский" и "Минин", строились: первый на Галерном островке, второй на Невском заводе Семянникова и Полетики. Они относились к нашим первым казематным броненосцам, идею которых в 1863 г. предложил Э. Рид сначала на "Enterprise", затем на "Bellerophon". "Князь Пожарский" спустили на воду в 1867 г. Первоначально на нем проектировали установить восемь 229-мм орудий в каземате. Затем в каземате разместили столько же новых 203-мм орудий и два 152-мм на поворотных столах на верхней палубе. Устройство каземата позволяло кораблю вести стрельбу в направлении носа или кормы двумя 203-мм орудиями, что было большим преимуществом перед бортовыми броненосцами, стрелявшими только на траверз. "Минин", строившийся однотипным с "Князем Пожарским", в процессе его долгой постройки несколько раз подвергался коренным изменениям. Сначала все улучшения направили на усиление мощности машин и вооружения, затем в Морском министерстве решили перенять идею Кольза и начали строить его низкобортным рангоутным башенным броненосцем. После гибели "Кэптена" в сентябре 1870 г. фрегат вновь переделали уже по проекту вице-адмирала А. А. Попова в высокобортный рангоутный броненосец, вооруженный четырьмя 203-мм орудиями на выступах по бортам и двенадцатью 152-мм орудиями на верхней палубе.

Принятую в 1864 г. программу выполнили в 1868 г., оставив недостроенным лишь "Минин". К 1869 г. Балтийский броненосный флот занимал третье место в мире и состоял из 23 кораблей общим тоннажем 61 930 т, что составляло 26,5 процентов от тоннажа английского и 34,7 процентов от тоннажа французского флотов. На его вооружении находилось 162 орудия большого калибра – сила, достаточная для оборонных целей. Начав строительство в 1861 г. в Англии первого броненосца, а затем в следующем году уже в России у Митчеля второго подобного корабля, Морское министерство благодаря огромным усилиям наших инженеров менее, чем за восемь лет надежно обеспечило оборону столицы и создало судостроительную промышленность, способную самостоятельно строить корабли для русского флота. Не следует забывать и то, что созданные броненосцы уже являлись и орудием во внешней политике царской России в то время.

Большое участие в строительстве флота принял Митчель, построивший семь кораблей суммарным водоизмещением 16 180 т, что составляло 26,3 процента от общего тоннажа. Вторым по весомости вклада являлся Невский завод Семянникова и Полетики, который построил пять кораблей общим водоизмещением 13 528 т (22 процента). Большую работу проделал завод Карра и Макферсона, построивший три корабля 6593 т (10,7 процента). Набирали силу Петербургское и Новое Адмиралтейства, на долю которых приходилось три корабля водоизмещением 6593 т (10,7 процента).

Первоначально неспособность отечественных металлургических заводов изготавливать броневые плиты и профильное железо вынуждала правительство все заложенные до 1865 г. корабли строить из английского железа и защищать броней английского производства. В 1866 г. Камский и Ижорский заводы после ряда реконструкций смогли обеспечить Морское министерство необходимым металлом и броней, и последующие восемь кораблей программы 1864 г. строились уже из отечественных материалов. Сказывалась деятельность министерства, направленная на прекращение заказов за границей и на освобождение военного судостроения от иностранной зависимости.

В октябре 1866 г. последовал указ Александра II о прекращении в будущем военных заказов за границей. "Все заказы как военного министерства и министерства путей сообщения, так и других ведомств исполнять внутри государства несмотря ни на какие затруднения или неудобства, которые это могло бы представить на первых порах," – говорилось в решении. "Такая своевременная мера будет иметь последствием освобождение России от благоусмотрения Англии, на которую нельзя рассчитывать с большим доверием", – писал по этому поводу еще за год до указа посол России в Англии Бруннов.

Таким образом, в конце шестидесятых годов прошлого века наметилось основное направление деятельности Морского министерства и судостроительной промышленности – дальнейшее строительство у себя дома мореходного крейсерского флота для поддержания престижа России на мировой арене.



Башенный фрегат "Адмирал Лазарев". В конце 60-х гг. XIX в. наиболее сильный из броненосных кораблей России

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.079. Запросов К БД/Cache: 0 / 0