КГБ и развал Советского Союза. Август 1991-го: новое прочтение

После смерти Андропова, как это представлено в стандартной чекистской интерпретации, на долю КГБ выпало продолжить его попытки предотвратить неизбежную беду — развал государства. С этой целью КГБ неоднократно и отважно старался предостеречь политическое руководство о надвигающейся катастрофе, но тщетно — партия отказывалась слушать[771]. В воспоминаниях Широнина, опубликованных в 1996 году, этот период сравнивается с ситуацией лета 1941 года, когда Сталин игнорировал предупреждения Зорге и других шпионов о надвигающемся вторжении Гитлера[772]. Широнин пишет, что партийное руководство хранило «странную тишину» в ответ на сообщения КГБ о надвигающейся опасности, а в кулуарах КГБ говорили о том, что летом 1991 года Горбачев фактически перестал прислушиваться к КГБ[773].

В таком контексте неудавшийся военный переворот под руководством председателя КГБ Крючкова в августе 1991 года превращается в отчаянную героическую попытку предотвратить надвигавшийся развал страны[774]. Некоторые указывают, что в КГБ раньше, чем во всех прочих структурах режима, пришли к пониманию необходимости реформ. Поэтому Крючков и его подчиненные лучше других осознавали опасность развала СССР и его страшные последствия для народов страны. Именно по этой причине они попытались спасти страну в августе 1991 года. Однако было слишком поздно: процесс дезинтеграции всех властных структур в СССР, включая КГБ, зашел слишком далеко[775]. Такой взгляд позволяет представить совершенно в ином свете самые болезненные периоды чекистской истории.

У этого подхода есть и еще одно преимущество — он подкрепляет миф о всеведении КГБ и при необходимости даже может оправдать потребность в применении силы современными органами госбезопасности с целью предотвратить будущие кризисы подобного масштаба.

Похожие книги из библиотеки

Русская береговая артиллерия

В книге рассказывается о возникновении и дальнейшем развитии русской береговой артиллерии с XIV столетия по первую мировую войну 1914–1918 годов включительно.

Бои на Карельском перешейке

Книга «Бои на Карельском перешейке» знакомит читателя с замечательными подвигами, совершенными Красной Армией в борьбе с финской белогвардейщиной на Карельском перешейке. Книга знакомит с отвагой и мужеством бойцов и командиров Красной Армии — доблестных патриотов нашей великой родины.

В сборе материалов и их литературной обработке приняли участие писатели и журналисты: И. Авраменко, В. Беляев, Р. Бершадский, М. Головин, Н. Григорьев, П. Дмитриев, Б. Емельянов, В. Заводчиков, Б. Лихарев, К. Левин, Я. Литовченко, Л. Иерихонов, И. Молчанов, М. Погарский, В. Саянов, С. Семенов, Е. Соболевский, И. Френкель, Г. Холопов, Е. Цитович, Н. Чуковский, А. Шуэр и другие.

Американские фрегаты 1794 – 1826

В наши дни принято представлять фрегат как 44-пушечный корабль с главной батареей из тяжелых 24-фунтовых пушек. Авторы авантюрных романов любят помещать своих героев на палубу 44-пушечного французского или американского фрегата. Это беллетристика, но под ней есть определенное основание. Последний, сохранившийся до нас американский фрегат, был USS Constitution, принадлежавший именно к классу 44-пушечных фрегатов. Наиболее известный британский фрегат эпохи Наполеоновских войн — HMS Indefatigable — был одним из немногих британских фрегатов с 24-фунтовыми пушками.

Первые броненосцы Германии

В своём очерке автор постарается осветить строительство германского броненосного флота после объединения страны в 1870-1871 гг. и до начала осуществления программы Тирпица по строительству Флота Открытого моря, развернувшейся в конце XIX века.

И хотя созданный на германских и зарубежных верфях в 1 870-1 880-х гг. броненосный флот ещё не мог тягаться не то что с британским или французским флотами, но и с флотами второстепенных стран, Германии удалось решить главную задачу: обезопасить морские границы на Балтике и создать прочную оборону побережья Северного моря. Главное, что было сделано в те годы, – заложена основа производственной базы военного судостроения, подготовлены офицерские кадры, создан достаточный резерв прошедших военно-морскую службу подданных германской империи.

И основная нагрузка по подготовке флотских “кадров” легла именно на первые броненосцы Германии.