ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ

Первые серийные плавающие танки стали поступать в армию в конце 1933 — начале 1934 года. Предполагалось, что они заменят в войсках танкетки Т-27, боевая ценность которых оказалась довольно низкой. Танки Т-37А направлялись в механизированные бригады, танковые батальоны стрелковых дивизий, кавалерийские и воздушно-десантные части.

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В СОСТАВЕ АВТОБРОНЕТАНКОВЫХ ВОЙСК. В начале 1934 года в состав танковых батальонов Т-26 (БТ) штата № 010/319 механизированных бригад вводился взвод разведки — 3 радийных Т-37А. Одновременно стрелковые батальоны стрелковых бригад механизированных корпусов получили по взводу разведки в составе 3 радийных Т-37А. Кроме того, разведывательные роты механизированных и стрелковых бригад получили по 7 радийных Т-37А.

В состав 20-й отдельной легкой мотомеханизированной бригады Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА) было включено два танкетных батальона штата № 010/474, имевшие по 64 Т-37А.

В 1935 году, в связи с увеличением количества танков во взводе с трех до пяти, выросло и количество Т-37А в механизированных бригадах и стрелковых бригадах мехкорпусов.

Однако в ходе многочисленных учений и маневров выяснилось, что плавающие танки не могут успешно взаимодействовать с Т-26 и БТ — отстают на маршах, уступают им в проходимости, часто ломаются. Поэтому к сентябрю 1939 года плавающие танки были изъяты из штатов танковых бригад[6] и остались только в составе разведывательных рот стрелково-пулеметных бригад танковых корпусов.

30 ноября 1939 года, сразу после начала советско-финляндской войны, срочно началось формирование восьми отдельных танковых батальонов танков Т-37А и Т-38. Предполагалось закончить их формирование к 10 декабря 1939 года.

Пока точно не удалось установить, для чего создавались эти батальоны. Возможно, их хотели использовать для форсирования водных преград — как известно, рек и озер в Финляндии предостаточно. Ведь по первоначальному плану боевые действия против финнов должны были носить скоротечный характер и закончиться быстро. В декабре 1939 года сильные морозы с образованием толстого льда на реках и озерах наступили только в середине месяца, а до этого времени было вполне возможно использование Т-37А и Т-38 на плаву (такие случаи в начале войны имели место).

Танки Т-37А на плаву. Маневры 1935 года (АСКМ).

Танки Т-37А на плаву. Маневры 1935 года (АСКМ).

Так или иначе, но решение о формировании батальонов было выполнено в срок. Батальоны формировались не по утвержденному штату, а по так называемому «Штатному расчету (военного времени)», который в течение суток был доведен до штабов задействованных военных округов. Этот факт говорит о том, что планов формирования таких батальонов в мирное и военное время не было. Чуть позже штатный расчет получил наименование «Отдельный танковый батальон Т-37А и Т-38 штат № 010/994 (военного времени)». Танки на укомплектование всех батальонов поступали из состава танковых рот отдельных разведывательных батальонов стрелковых дивизий и со складов военных округов. 14-й отдельный танковый батальон, формируемый в Москве, создавался на базе трех военных округов — Московского (управление, одна танковая рота и тыл), Орловского и Приволжского (по одной танковой роте).

Отдельные танковые батальоны Т-37А и Т-38 по штатному расчету должны были иметь 183 человека, 54 Т-37А-Т-38, легковую машину, 9 грузовиков, 3 бензоцистерны или грузовых машины с бочками, походную зарядную станцию, автомастерскую типа «Б», 3 ремонтных летучки типа «А» или грузовика с набором инструмента, 2 кухни на прицепах и батальонный комплект запасных частей.

В марте 1940 года, по окончании войны, все батальоны возвратились в свои военные округа, где сразу же были расформированы.

Летом 1940 года в Красной Армии началось формирование механизированных корпусов. В их составе плавающие танки имелись только в разведывательных батальонах моторизованных дивизий. По штату разведывательного батальона № 5/74 и № 05/74 (мирного и военного времени соответственно) в его составе была танковая рота Т-38 (17 танков, из них 7 радийных). Танковые дивизии механизированных корпусов, по утвержденному штату, плавающих танков в своем составе не имели.

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В КАВАЛЕРИИ. Впервые танки-амфибии были введены в штаты кавалерийских частей весной 1934 года. В 1934–1938 годах в кавалерии существовали следующие части с подразделениями плавающих танков:

— механизированные полки штата № 06/352 кавалерийских дивизий западных военных округов (40 БТ, 25 Т-37А), переведенные с 1935 года на штат № 6/515;

— механизированные полки штата № 06/352 кадровых и Колхозной кавалерийских дивизий ОКДВА (40 БТ, 20 Т-37А), переведенные в 1935–1936 годах на штат № 6/515;

— территориальные механизированные полки штата № 7/352 территориальных кавалерийских дивизий ПриВО и СКВО (40 БТ, 25 Т-37А), переведенные в 1935–1937 годах на штат № 6/515;

— отдельные механизированные дивизионы штата № 06/351 отдельных кавалерийских бригад (18 БТ, 14 Т-37А);

— моторизованные полки штатов №№ 6/532 и 7/532 соответственно кадровой и территориальной кавалерийской дивизии (50 БТ, 5 Т-38).

Следует отметить, что по кавалерийской традиции наименование «рота» заменялось на «эскадрон». Таким образом, полки и дивизионы имели в своем составе один-два эскадрона Т-37А или Т-38.

По новому штату кавалерийских дивизий, утвержденному наркомом обороны СССР 27 января 1938 года, плавающие танки из их состава были исключены, хотя в некоторых дивизиях плавающие танки имелись вплоть до 1941 года. Например, в 44-м танковом полку 3-й кавдивизии на 23 мая 1940 года имелось 57 танков БТ и 13 Т-37А/Т-38 (46).

Легкий танк Т-37А на маневрах Белорусского военного округа. Сентябрь 1935 года. На башне белая полоса для отличия «своих» машин от танков условного противника, на буксирных крюках закреплен буксирный трос (АСКМ).

Легкий танк Т-37А на маневрах Белорусского военного округа. Сентябрь 1935 года. На башне белая полоса для отличия «своих» машин от танков условного противника, на буксирных крюках закреплен буксирный трос (АСКМ).

Танк T-37A (с бронекорпусом производства Ижорского завода) форсирует реку по понтонному мосту. Маневры войск Белорусского военного округа, сентябрь 1936 года (АСКМ).

Танк T-37A (с бронекорпусом производства Ижорского завода) форсирует реку по понтонному мосту. Маневры войск Белорусского военного округа, сентябрь 1936 года (АСКМ).

Легкий танк Т-38 форсирует реку по понтонному мосту. Учения Белорусского военного округа, сентябрь 1935 года (АСКМ).

Легкий танк Т-38 форсирует реку по понтонному мосту. Учения Белорусского военного округа, сентябрь 1935 года (АСКМ).

Танк Т-37А (с бронекорпусом производства Ижорского завода) форсирует реку по понтонному мосту. Маневры войск Белорусского военного округа, сентябрь 1936 года (АСКМ).

Танк Т-37А (с бронекорпусом производства Ижорского завода) форсирует реку по понтонному мосту. Маневры войск Белорусского военного округа, сентябрь 1936 года (АСКМ).

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В СТРЕЛКОВЫХ ВОЙСКАХ. Впервые в штат стрелковых войск плавающие танки были введены в середине 1934 года. И вплоть до начала Великой Отечественной войны большая часть плавающих танков находилась в составе стрелковых дивизий. В 1934–1940 годах в составе стрелковых войск существовали следующие подразделения с плавающими танками:

— отдельные танковые батальоны штатов № 04/222 (32 Т-26, 3 Т-37А), 04/223 (9 Т-26, 28 Т-37А), 04/218 (10 Т-26, 33 Т-37А), 4/424 (13 Т-26, 19 Т-37А), 5/424 (11 Т-26, 22 Т-37А) кадровых и территориальных[7] стрелковых дивизий;

— танкетные батальоны стрелковых полков штата № 04/496 (34 Т-37А) в «ударных»[8] стрелковых дивизиях;

— танкетные роты стрелковых полков штата № 5/431 (10 Т-37А) в территориальных стрелковых дивизиях литера «Б»[9];

— танковые роты отдельных разведывательных дивизионов стрелковых дивизий штаты № 4/423 и 5/423 (по 10 Т-37А в каждой);

— отдельные танкетные роты штата № 04/219 горнострелковых дивизий (10 Т-37А);

— танкетные роты штата № 5/455 отдельных территориальных стрелковых полков (10 Т-37А).

В апреле 1940 года на совещании, посвященном подведению итогов советско-финляндской войны, начальник Автобронетанкового управления Красной Армии Д. Павлов сказал, что в ходе боев «танковые батальоны стрелковых дивизий показали свою полную нежизненность», и предложил их ликвидировать. Это предложение было признано правильным, и в мае 1940 года постановлением Комитета Обороны СССР из штата стрелковых дивизий изымались танковые батальоны, которые поступали на доукомплектование танковых бригад. Таким образом, к лету 1940 года плавающие танки оставались только в составе отдельных разведывательных батальонов стрелковых дивизий.

13 июня 1940 года народный комиссар обороны СССР утвердил новые, последние перед Великой Отечественной войной, штаты стрелковых дивизий Красной Армии — типовой и сокращенной. По ним в составе типовой стрелковой дивизии штата № 4/100 в отдельном разведывательном батальоне дивизии штата № 4/100 имелась танковая рота Т-38 — 36 человек, 16 плавающих танков (из них 4 радийных).

В составе сокращенной стрелковой дивизии штата № 4/120 также предусматривался отдельный разведывательный батальон штата № 4/126 со взводом Т-38 (три танка, из них один радийный).

При случае отмобилизования оба типа дивизий переходили на штат военного времени № 04/400, утвержденный НКО СССР 5 апреля 1941 года. По этому штату в составе отдельного разведывательного батальона стрелковой дивизии военного времени (штат № 04/406) была танковая рота Т-38 (Т-40), состоявшая из командования и трех взводов по пять танков (всего 36 человек и 16 танков).

Кроме того, к этому времени в составе стрелковых войск Красной Армии было еще два типа стрелковых дивизий — так называемая «восточная»[10], содержавшаяся по временным штатам 1939 года, и трехтысячная[11].

В состав «восточных» стрелковых дивизий входил отдельный разведывательный батальон временного штата № 5/25, который имел танковую роту Т-38. Рота была практически идентична танковой роте батальона штата № 4/100, но в ее состав дополнительно был включен легковой автомобиль с шофером и 4 человека с ремонтной летучкой типа «А».

Трехтысячная дивизия также имела в своем составе отдельный разведывательный батальон штата № 5/56 сокращенного состава с танковой ротой Т-38 из трех машин.

К началу Великой Отечественной войны в составе Красной Армии осталось только два типа стрелковых дивизий — типовая и сокращенная, по штату имевшие в своем составе разведывательный батальон с ротой плавающих танков. Но, как следует из документов, бронетехника была далеко не в каждой роте. Там же, где плавающие танки имелись, их состояние в большинстве случаев было плачевным. Ведь к этому времени большинство Т-37А и Т-38 находились в эксплуатации уже несколько лет и были сильно изношены. Особенно это касалось танков Т-37А, моторесурс которых во многих случаях составлял не более 50 моточасов.

Кроме того, к началу войны плавающие танки были в составе 287-го отдельного танкового батальона 8-й отдельной стрелковой бригады Ленинградского военного округа. Эта бригада дислоцировалась на полуострове Ханко и по состоянию на 1 января 1941 года имела 12 Т-37А.

Танки Т-38 перед началом учений. Московский военный округ, лето 1936 года (ЦМВС).

Танки Т-38 перед началом учений. Московский военный округ, лето 1936 года (ЦМВС).

Легкие танки Т-37А перед началом парада по случаю окончания Больших Киевских маневров. Сентябрь 1935 года. На переднем плане справа танк с бронекорпусом производства Подольского завода имени Орджоникидзе, слева с корпусом Ижорского завода (РГАКФД).

Легкие танки Т-37А перед началом парада по случаю окончания Больших Киевских маневров. Сентябрь 1935 года. На переднем плане справа танк с бронекорпусом производства Подольского завода имени Орджоникидзе, слева с корпусом Ижорского завода (РГАКФД).

ПЛАВАЮЩИЕ ТАНКИ В СОСТАВЕ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК. В составе воздушно-десантных войск танки Т-37А появились в 1936 году, когда был введен штат № 15/690 авиадесантной бригады ВВС Красной Армии. Согласно этому штату в состав бригады вводился мотомеханизированный батальон 2-ротного состава — 189 человек, 6 45-мм пушек, 18 82-мм минометов, 16 танков Т-37А, 6 бронеавтомобилей Д-8, 32 автомашины и 6 мотоциклов.

Директивами НКО СССР от 4 ноября 1940 года все авиадесантные бригады переходили на новый штат № 04/15 воздушно-десантной бригады (мирного и военного времени), по которому в составе посадочно-десантной группы имелась рота танков Т-40 2-взводного состава (30 человек, 11 танков Т-40).

Последующими директивами НКО СССР от 26 апреля 1941 года большинство воздушно-десантных бригад сводилось в пять воздушно-десантных корпусов, в составе которых были сформированы отдельные танковые батальоны штата № 04/121 (мирного и военного времени). Батальон состоял из трех рот и должен был иметь 162 человека, 50 танков Т-38 (Т-40), 8 автомашин. Танки поступали из состава разведывательных батальонов одиннадцати стрелковых дивизий, которые переформировывались в воздушно-десантные и противотанковые артиллерийские бригады. Но так как все эти дивизии были сформированы весной 1941 года и танков практически не имели, то недостающую матчасть корпуса должны были получить со складов военных округов. К началу Великой Отечественной войны танковые батальоны воздушно-десантных корпусов были полностью укомплектованы личным составом, но имели большой некомплект боевых машин.

В боях лета 1941 года почти все плавающие танки, имевшиеся в составе воздушно-десантных частей, были потеряны.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПЛАВАЮЩИХ ТАНКОВ

Похожие книги из библиотеки

Тяжелый танк «Тигр I»

Данное издание посвящено истории создания, описанию конструкции и боевого применения тяжелого танка Pz.Kpfw.VI(H) «Тигр I». В книге приведена информация о всех соединениях вермахта и войск СС, на вооружении которых были танки «Тигр I», штатная структура отдельных батальонов тяжелых танков, а также использование этих машин в составе дивизий и корпусов танковых войск. В сжатой форме описан боевой путь всех частей и соединений, имевших на вооружении тяжелые танки Pz.Kpfw.VI(H).

Материалы по окраске и камуфляжу танков «Тигр I» дополнены фотографиями и цветными иллюстрациями. Книга позволяет получить первичные знания о процессе создания и применения этой знаменитой машины в боевых частях и может быть интересна широкому кругу читателей, интересующихся периодом Второй мировой войны, и моделистам.

Военная Россия

Военное государство отличается от обычного не военными, а штатскими. Военное государство не признаёт автономности личности, право (пусть даже в виде идеи полицейского государства), согласно лишь на приказ как абсолютный произвол.

Россию часто характеризовали как страну рабов и господ. К сожалению, реально это страна генералов и солдат. Никакого рабства в России не было и нет. Рабом сочли военного. Ошибка понятная: солдаты, как и рабы, бесправны и живут не по своей воле и не по праву, а по приказу. Однако, есть существенная разница: рабы не воюют. Ещё ни одна империя не создавалась армией, состоящей из рабов. Российская империя — не исключение. Не рабами царя были её жители, не холопами, не верноподданными, а военнобязанными. Здесь — качественное отличие России от Руси, которая была разной в разные века, но никогда не была военизированной державой. Здесь — качественное родство России со Спартой, с имерией ацтеков, с Оттоманской Портой и прочими людскими полчищами, в которых главное было не национальность и вера, а желание завоевать и готовность выполнить приказ.

Главнокомандующие фронтами и заговор 1917 г.

Новая книга известного российского историка М.В. Оськина рассказывает о главнокомандующих фронтами Русской императорской армии эпохи Первой мировой войны: Н.В. Рузском. А.Н. Куропагкине. А.Е. Эверте. А.А. Брусилове. Н.Н. Юдениче. Автор детально разбирает успехи и промахи каждого полководца, рассматривает взаимоотношения генералов с политической элитой дореволюционной России и их участие в заговоре и революционных событиях 1917 г.