Заключение

Вопросами конструирования и производства специальных гусеничных артиллерийских тягачей в 1930-е годы ведало Главное автобронетанковое управление (ГАБТУ) Красной Армии, которое основное внимание сосредотачивало на развитии танков и обеспечении тягачами своего рода войск. Для разработки новых образцов артиллерийских тягачей до войны не было создано ни одного специализированного КБ или завода, что, впрочем, в напряженной обстановке тех лет было и нереально. Эти работы велись, кроме многопрофильных предприятий (ХПЗ, заводы №37, №174), на заводах автотракторной промышленности (ЧТЗ, СТЗ, ГАЗ, ЗИС) попутно с основным производством или сверх плана. До войны проектированием артиллерийских гусеничных тягачей занимались, главным образом, конструкторы танков или тракторов, мало знакомые с условиями их эксплуатации. И хотя в артиллерийской академии им.Дзержинского с 20-х годов существовала сильная кафедра мехтяги (тягачей), руководимая военинженером I ранга профессором Ф.Л.Хлыстовым, артиллеристы как заинтересованная сторона не проявляли активности в налаживании контактов с конструкторами.

Агрегаты выпускавшихся до войны артиллерийских тягачей были далеки от совершенства. Наибольшие проблемы обычно были связаны с двигателями. На легкие тягачи ставили маломощные автомобильные моторы ГАЗ-А (40 л.с.) и ГАЗ-М (52 л.с.) с сопутствующей им невысокой надежностью (они не выдерживали длительной работы с почти предельной нагрузкой). Более выносливые двигатели ЗИС (73 л.с.), имевшие однако невысокую удельную мощность, не применялись по массогабаритным ограничениям. Весьма совершенный и вполне надежный шестицилиндровый ГАЗ-11 (76 л.с.), условно освоенный в 1940 году, сразу стал дефицитным (им комплектовались легкие танки Т-40) и на него трудно было рассчитывать. Тяжелый, с трудным холодным запуском тракторный керосиновый двигатель СТЗ-1МА, в угоду действующему массовому производству, не был переведен для работы на бензине или лигроине, что было бы вполне целесообразным для армейской службы и позволило бы его форсировать до мощности в 65 — 68 л.с., которой так не хватало тягачу СТЗ-5. Форсированный тракторный дизельный двигатель М-17 в транспортной модификации для тягача С-2 развивал мощность до 105—113 л.с., сохранив присущую ему безотказность, выносливость, надежный холодный запуск. Но, будучи в основе своей тракторным, он недостаточно удовлетворял требованиям к армейским тягачам по массе и габаритам.

Заключение

В середине 30-х годов в качестве тягачей в противотанковой артиллерии использовались танкетки Т-27

Заключение

152-мм гаубицы образца 1909/30 г., буксируемые тракторами СТЗ-З, на параде в Кишиневе. 1940 г.

На заводе №37 предпринимались попытки создания, вплоть до «металла», транспортных двухсотсильных шестицилиндровых модификаций Т-200 (или Д-200) танкового бензинового двигателя М-17Т, фактически представлявших собой его «половинку» — один блок цилиндров. Если бы эту работу удалось довести до конца (что не позволяли слабая оснащенность завода и недостаток на нем квалифицированных кадров), средние и даже тяжелые артиллерийские тягачи получили бы достаточно современный, легкий и компактный двигатель требуемой мощности.

Для своих тяжелых тягачей «Коммунар» и «Коминтерн» ХПЗ был вынужден создавать оригинальные двигатели — четырехцилиндровые, бензиновые, с увеличенным рабочим объемом. И хотя они по старой заводской традиции делались весьма добротно, были выносливыми, удобными в обслуживании и, что важно, — «тяговитыми», заложенные в них конструктивные решения, более свойственные стационарным и тракторным моторам, не давали возможности считать их полноценными транспортными двигателями.

В этом плане «повезло» сверхтяжелому тягачу «Ворошиловец», который изначально создавался под новый, но дефорсированный танковый дизельный двигатель типа В-2 — легкий, компактный, весьма совершенный, с вполне приемлемой мощностью.

Заключение

Полугусеничные вездеходы ЗИС-22 с 76-мм пушками образца 1902/30 г. в кузове на параде в Кишиневе. 1940 г.

Заключение

Полугусеничные автомобили ЗИС-42 перед отправкой на фронт

Что касается трансмиссий, то они на всех довоенных тягачах были достаточно примитивными, более подходящими для использования на тихоходных тракторах. Многодисковые главные фрикционы и коробки передач с надвижными шестернями (зубчатые муфты и синхронизаторы появились на тягачах только в 1940-е годы) не позволяли водителю, не имевшему определенных навыков, переключать передачи в КП «на ходу», без потери скорости машины. Фактически он мог это сделать только после ее остановки, что снижало среднюю скорость движения по бездорожью, мешало эффективно использовать мощность двигателя и приводило к частым поломкам в трансмиссии. Как известно, рост количества ступеней в КП напрямую влияет на степень использования мощности двигателя и, соответственно, на средние скорости движения тягача. С середины 1930-х годов отечественные артиллерийские тягачи имели, вроде бы, вполне благополучные четырех — пятиступенчатые трансмиссии, а «Комсомолец» и «Ворошиловец» даже восьмиступенчатые (4x2). Но это преимущество, в силу изложенных выше причин, трудно было реализовать в эксплуатации. Недаром американцы уделяли особое внимание трансмиссии и с целью повышения подвижности своих тяжелых артиллерийских тягачей нередко применяли КП с переключением под нагрузкой (без разрыва потока мощности) вплоть до установки гидромеханических передач типа «Гидроматик».

Недостаточное внимание уделялось и совершенствованию-ходовой части тягачей. В подвесках не применялись активные гасители колебаний — амортизаторы (правда, их не было и на наших танках). Обходились естественным (и нестабильным) трением в шарнирах и соединениях, что было явной полумерой и в ряде случаев подвеска становилась более жесткой. Все довоенные быстроходные тягачи имели склонность к продольному раскачиванию (дорожному резонансу). Подлинным бичом оставалось плохое сцепление с грунтом гусениц танкового типа со «скоростным» профилем грунтозацепов.

Перед войной недооценивались преимущества колесных полноприводных тягачей для буксировки полковой, дивизионной, противотанковой и малокалиберной зенитной артиллерии, остро нуждавшейся в высокой оперативной подвижности по бездорожью, в скрытности и бесшумности перемещения. Работы над такими машинами велись на заводах больше по собственной инициативе, вне тесной связи с ГАУ, только под его наблюдением, да и военные их особенно не стимулировали. Тем не менее, в 1939—1941 годах были созданы вполне работоспособные образцы колесных полноприводных автомобилей-тягачей повышенной проходимости: ГАЗ-64 (4x4, масса буксируемого прицепа 800 кг), ГАЗ-62 (4x4, 1600 кг), ГАЗ-63 (4x4, 2000 кг), ЗИС-32Р (4x4, 3000 кг), ГАЗ-ЗЗ (6x6, 2500 кг), ЗИС-36 (6x6, на испытаниях успешно буксировал по заснеженной дороге 122-мм гаубицу М-30 образца 1938 года).

Из них особенно хочется отметить автомобиль-тягач ГАЗ-63, который успешно прошел заводские испытания, дважды — межведомственные, общие — в отдельном испытательном батальоне ГАБТУ КА и специальные тяговые, которые показали, что он может быть отличным тягачом для прицепов массой 2 т, обладая при этом «рекордными» (так в отчете) показателями проходимости. В конце 1940 года ГАЗ-63, получив хорошую оценку, был рекомендован на снабжение Красной Армии с одновременной подготовкой его к производству, но к началу войны осуществить эти планы не удалось.

ЗИС-32Р (или просто ЗИС-32) был освоен в начале 1941 года, правда, из-за незначительного количества выпущенных машин (197) не смог сыграть заметную роль в качестве легкого тягача, кстати, обладавшего хорошим максимальным тяговым усилием — до 3680 кгс (не хуже, чем у гусеничного СТЗ-5).

Заключение

ЗИС-42 с 37-мм зенитной пушкой у переправы через Западную Двину. Белоруссия, 1944 г.

Заключение

Колонна тяжелых орудий, буксируемых тракторами С-60 и С-65, меняет позицию. Курская дуга, 1943 г.

Из полноприводных автомобилей в больших количествах производился только легковой ГАЗ-64 (с осени 1943-го — ГАЗ-67). Однако как тягач для буксировки легкой противотанковой артиллерии (45-мм пушек образцов 1937 и 1942 г.) он использовался редко. Остальные колесные тягачи требовали продолжительных конструкторских доработок, которые автоматически отпали с началом войны.

В конце 1930 —начале 1940-х годов представители ГАБТУ и ГАУ КА по непонятным причинам (кроме извечной погони за дешевизной и относительной легкостью освоения нового производства) отдавали предпочтение для использования в качестве легких артиллерийских тягачей полугусеничным автомобилям, построенным на основе обычных коммерческих грузовиков ГАЗ-АА и ЗИС-5 с их очень ограниченными возможностями. Созданные в 1938—1940 годах автомобили (ГАЗ-60С и ЗИС-22) уже по определению не могли быть достаточно прочными, надежными и долговечными, так как базировались на шасси, совсем не предназначенных для работы с подобными нерасчетными перегрузками. По своим параметрам они практически не годились для тяжелой армейской службы, в частности, из-за малой удельной мощности, плохого использования собственной массы и низких средних скоростей движения (по проселку 11,2 — 16,3 км/ч). При этом расход топлива у них был выше на 25 — 35%, чем у полноприводных трехосных колесных тягачей (из-за больших потерь мощности на самопередвижение) и достигал 74,9 — 140 л/100 км по проселку, а по бездорожью — до 200 л. Правда, полугусеничные автомобили имели высокую проходимость по слабым грунтам, особенно по метровому снегу, болоту, глубокой грязи, обычно недоступных колесным машинам, но этот показатель в значительной степени обесценивался исключительно низкой надежностью движителей, их непрерывными поломками, что и подтвердилось фронтовой эксплуатацией ЗИС-42 — единственного автомобиля-тягача, освоенного в 1942 году и успевшего принять участие в операциях Великой Отечественной.

Следует отметить, что в довоенные годы тягачами, особенно мощными, в первую очередь обеспечивались танковые части, а уже затем артиллерийские. Тем не менее, к началу войны вся артиллерия Резерва Верховного Главного командования (РВГК), корпусная, противотанковая (кроме малокалиберной), зенитная крупнокалиберная, гаубичные полки дивизионной артиллерии формально были переведены на механическую тягу, но не в штатных количествах и с недостаточным соответствием материальной части тактико-техническим требованиям. Полностью переход артиллерии на мехтягу был завершен только в ходе боевых действий.

К лету 1941 года в тяговом парке армии насчитывалось 44,9 тыс. тракторов и тягачей, среди которых специальных гусеничных машин армейского типа («Комсомолец», «Коминтерн», «Ворошиловец») было чуть больше 10 тысяч — 20,5%, из них в артиллерии — 26%; транспортных тракторов («Коммунар», СТЗ-5, С-2) — не более 15% парка. Остальные 64,5% составляли сельскохозяйственные гусеничные тракторы - ЧТЗ С-60, ЧТЗ С-65, СХТЗ-НАТИ (СТЗ-З). При общей укомплектованности машинами в 102% (исправных 82%) были излишки (по штатам) тракторов и тягачей «Комсомолец», С-60, С-65, СТЗ-З и «Коммунар». Потребности же артиллерии в специальных тягачах перед началом войны оказались удовлетворены всего на 20,5%. Именно из-за нехватки специальных тягачей, будущий дефицит которых угадывался еще в 1935 году, на базе сельхозтракторов стали создаваться их транспортные модификации с более высокой подвижностью (СТЗ-5, С-2).

Неукомплектованность армейских частей средствами тяги и несоответствие тракторов орудиям, находившимся на вооружении, неблагоприятно отразились на ведении боевых действий, особенно противотанковой и зенитной артиллерией. В частности, и по этой причине при отступлении наших войск в начале войны было потеряно значительное количество материальной части — около 2 тыс. орудий калибров 122, 152 и 203 мм.

Заключение

Трактор С-65 со 152-мм гаубицей М-10 на буксире. Август 1941 г.

Заключение

Понтонный парк Н-2-П, буксируемый тракторами С-65, движется к фронту. Орловское направление, 1943 г.

В годы войны на вооружение Красной Армии поступил только один новый полноценный гусеничный артиллерийский тягач Я-12 (с последующими более слабыми модификациями Я-13, Я-13Ф). Поэтому в войсках продолжалось активное использование довоенных специальных тягачей и тракторов. Из дополнительных поступлений можно назвать лишь возобновившееся в начале 1942 года (по август) производство транспортных тракторов СТЗ-5 и небольшое количество сельхозтракторов СТЗ-З, поступивших в армию с восстановленных к концу войны заводов СТЗ, ХТЗ и с заново построенного Алтайского тракторного завода. В значительной степени напряженное положение с мехтягой в артиллерии ослабили поставки по ленд-лизу американских быстроходных транспортных тракторов и небольшого количества специальных арттягачей. Значительную часть армейских автоперевозок и буксировку полковой, дивизионной, противотанковой, гаубичной (122-мм) и зенитной артиллерии взял на себя колесный автотранспорт, в основном полноприводной (4x4 и 6x6), импортный, также поступавший по ленд- лизу. Благодаря широкому использованию этих автомобилей, суточные переходы многих артиллерийских соединений достигали 250 — 300 км. И хотя к концу войны эффективность применения колесных полноприводных автомобилей в качестве быстроходных легких артиллерийских тягачей ни у кого не вызывала сомнений, послевоенные отечественные автомобили повышенной проходимости так и не были полностью приспособлены к нуждам артиллерии, а специальные полноценные артиллерийские тягачи с колесной формулой 8x8 появились только в 1956—1957 годах.

Заключение

Многие созданные накануне войны тягачи эксплуатировались и в первые послевоенные годы. Полугусеничные автомобили ЗИС-42М с 85-мч зенитными пушками на буксире проходят по Крещатику. Киев, 7 ноября 1945 г.

Желательные тягово-динамические показатели движения артиллерийских поездов

Вид артиллерии Максимальная скорость движения, км/ч Удельная мощность артиллерийского поезда, л.с./т
Большой мощности 35-40 10
Армейская и корпусная 40-50 12
Дивизионная и зенитная 50-60 20
Противотанковая 50-60 25

На основе опыта эксплуатации специальных гусеничных артиллерийских тягачей в годы войны выработали следующие тактико-технические требования к новым тягачам послевоенного поколения: они должны были обладать высокой проходимостью по слабым грунтам и иметь большую среднюю скорость движения по дорогам всех категорий и по бездорожью (трудно совместимые требования, в основном по движителю); иметь полностью закрытую, желательно многоместную кабину; снабжаться платформой максимально увеличенных размеров со съемным тентом; иметь тяговую лебедку, по своей силе равной массе буксируемого прицепа, с длиной троса 60—80 м, принудительно выдаваемого назад; иметь достаточную живучесть, большие межремонтные сроки службы и легкий запуск двигателя зимой. Было высказано пожелание бронирования нижней части двигателя, радиатора, топливного бака, а для тягача противотанковой артиллерии — и кабины водителя. Двигатель — предпочтительнее дизельный (хотя были известны его недостатки — плохой холодный запуск, высокие удельная масса и габариты, а также стоимость), обеспечивающий тягачу удельную мощность не менее 18 — 20 л.с./т. Топливные баки увеличенной емкости, гарантирующей суточный запас хода (без дозаправки) в пределах 250 — 300 км. Уменьшенные габариты, особенно по высоте, и низкие демаскирующие их признаки (размеры, шум, искры из выхлопной трубы и др.). Введение упругих амортизаторов (с гашением колебаний) в тягово-сцепные устройства и приводы для торможения орудий и прицепов. Обязательное наличие амортизаторов в упругих элементах подвески. Установка широких гусениц, обеспечивающих удельное давление на грунт не более 0,5 кгс/см?. Уменьшение отношения L/B до 1,5 — 1,7 (самое большое было у «Коминтерна» — 2,14) для повышения проходимости и поворотливости машины. Глубина преодолеваемого брода — не менее 1 м. Надежный предпусковой подогрев двигателя при окружающей температуре до — 45°С.[* В войну эту проблему так и не решили. Надежно работающий и эффективный электрофакельный котел-подогреватель был создан только в 1946 году, за что его создатели получили Сталинскую премию.]

Соотношение груза на платформе к собственной массе тягача в пределах 0,4 — 0,5; соотношение массы тягача к массе прицепа — в пределах 0,7 — 1,4.

Форма одежды советских артиллеристов 1936—1945 гг.

Заключение
Заключение
Заключение

Тягач «Комсомолец» 3-й производственной серии в экспозиции Музея Великой Отечественной войны в Москве. Машина позднего выпуска, о чем можно судить по сварной конструкции кабины экипажа.

Оба фото М.Барятинского.

Заключение

Тягач «Комсомолец» 3-й серии в экспозиции артиллерийского музея в Хямеэнлинне (Финляндия). У этой машины кабина экипажа клепаная. Фото М.Коломийца

Заключение

Тягач Т-20 «Комсомолец» в зимней окраске. Битва за Москву, декабрь 1941 г. Часть брезентового тента по левому борту условно показана прозрачной

Заключение

Тягач «Коминтерн» в окраске характерной для военных парадов. Москва, 1938 г.

Заключение

Тягач «Ворошиловец» в двухцветном камуфляже периода 1941—1942 годов.

Похожие книги из библиотеки

Шпионские штучки, или Секреты тайной радиосвязи

В предлагаемой книге рассматриваются особенности схемотехнических решений, применяемых при создании миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств. В соответствующих главах приводится информация о принципах действия и особенностях функционирования отдельных узлов и каскадов, принципиальные схемы, а также другие сведения, необходимые при самостоятельном конструировании простых радиопередатчиков и радиомикрофонов. Отдельная глава посвящена рассмотрению практических конструкций транзисторных микропередатчиков для систем связи малого радиуса действия.

Книга предназначена для начинающих радиолюбителей, интересующихся особенностями схемотехнических решений узлов и каскадов миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств.

Индивидуальная гимнастика на каждый день

Сила и мощь нашей Советской Армии складываются из многих элементов, в ряду которых физическая подготовка занимает не последнее место. «В здоровом теле — здоровый дух», — эту старую поговорку в отношении Советской Армии следовало бы перефразировать так: «здоровый дух требует здорового тела». Советская Армия имеет здоровый дух. Она живет, воспитывается, растет и совершенствуется на принципах марксизма-ленинизма, она призвана защищать дело впервые в истории победившего народа, дело Коммунистической партии, великое государство трудящихся. Такая армия должна обладать не только высокими политико-моральными качествами, быть духовно безупречной, она обязана физически быть сильной, юношески крепкой, выносливой, несокрушимо победоносной.

Крейсерский танк «Кромвель»

В период с 1937 по 1945 год на вооружении британской армии состояло всего четыре типа пехотных танков. Смена же моделей боевых машин крейсерского типа напоминала калейдоскоп. Скажем, еще не успела закончиться боевая карьера танка Krusader (см. «Бронеколлекцию» № 6 за 2005 г.), как началась разработка более мощного тяжелого крейсерского танка.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Средний танк «Чи-ха»

25 ноября 1936 года императорская Япония и нацистская Германия заключили «антикоминтерновский пакт».

Год спустя к соглашению присоединилась фашистская Италия.

Коалиция оси «Рим — Берлин — Токио» приступила к разделу сфер влияния.

Япония, давно мечтавшая о власти над «Великой Восточной Азией» и уже успевшая захватить Маньчжурию, оказалась наиболее готовой к широкомасштабным действиям и в 1937 году начала свою «большую войну» в Китае. И не случайно, что в том же году в Стране восходящего солнца был создан танк, которому прочили роль основного ударного средства японских сухопутных войск.