7. Морской технический комитет выбирает

С принятием "Двадцатилетней программы" Морскому техническому комитету предстояло выполнить огромную работу. Необходимо было определить технические и тактические элементы новых кораблей, а также выбрать для их проектирования лучшие отечественные и зарубежные прототипы. Комитету предстояло подготовить множество эскизных чертежей, рассчитать все весовые нагрузки, составить спецификации для корпуса, машин, котлов, артиллерии, минного вооружения и другого оборудования, а затем при строительстве следить за соблюдением всех технических заданий.

Все это требовало огромной переписки и большой нагрузки на всех членов Комитета, писарей и чертежников.

18 мая 1882 г. в МТК пришло официальное письмо, подписанное управляющим Морским министерством, в котором говорилось:"… Прошу с получением записки собрать следующих лиц: вице-адмирала Шварца, генерал-майоров Прилукова и Соколова, контр-адмирала Андреева, генерал-майоров Свистовского и Богославского, капитана II ранга Де Ливрона, подполковника Самойлова, капитанов Торопова, Прохорова, Субботина, Леонтьева и Глазырина и штабс-капитанов Кутейникова и Максимова".

Им предстояло решить ряд вопросов о выборе прототипов для строительства кораблей новой программы. На первый вопрос о том:

"какой из известных типов океанских броненосцев подходит ближе к нашим требованиям, а именно: при броне не менее 10 дюймов, сильной (11-дюймовой) артиллерией, большом запасе угля и ходе в 15 узлов, и чтобы он сидел не более 26 фут и имел полную парусность" – собрание дало единодушный ответ, что наилучшими в то время являлись английские рангоутные броненосные крейсера типов "Нельсон" и "Имперьюз".

Взяв их за основу, в МТК создали проект, по которому затем построили броненосный крейсер "Адмирал Нахимов".

На второй вопрос: "что выбирать за образец для броненосца I ранга, с весьма толстою бронею, сильнейшими орудиями (не свыше 45 тонн весу) с запасом угля на 4 дня ходу, без рангоута, со скоростью 14 узлов" – единодушного мнения не было.

Броненосец "Редутабль" – типичный представитель французского судостроения начала 80-х годов 19 века.

Броненосец "Редутабль" – типичный представитель французского судостроения начала 80-х годов 19 века.

"Второму пункту программы удовлетворяют английские броненосцы "Агамемнон", "Эдинбург" и "Ко- лингвуд" и французский "Адмирал Воден",- говорилось в докладе подполковника Самойлова.

Иначе считал капитан Леонтьев, недавно прибывший из Англии, где он наблюдал за заменой механизмов на "Петре Великом". По его мнению, "корабль "Петр Великий" подходит к этому типу судов потому, что хорошие качества его нам вполне известны и при постоянной средней скорости в 13 узлов, можно считать, его скорость на пробной миле будет 16 узлов". Далее Леонтьев полагал, что, уменьшив запас угля на "Петре Великом", выигрыш в весе можно будет использовать для утолщения брони палуб до 76 мм, устройства кормовой надстройки, усиления минного вооружения и ряда других улучшений. Кроме того, по его мнению, на новом корабле следовало иметь съемный таран, устанавливаемый только перед боем, а башни разместить диагонально, подобно тому, как это сделано на "Инфлексибле".

7. Морской технический комитет выбирает
Броненосцы "Дредноут" (вверху) и "Аякс". Оба эти корабля предлагались в качестве прототипов при проектировании черноморских кораблей.

Броненосцы "Дредноут" (вверху) и "Аякс". Оба эти корабля предлагались в качестве прототипов при проектировании черноморских кораблей.

Капитан Прохоров по второму вопросу ответил следующее: "английский броненосец "Дредноут", спущенный на воду в 1875 г., соответствует броненосцу I ранга и отвечает вполне всем поставленным требованиям. Судно это имеет броню в 14 дюймов, орудия в 12 дюймов, вмещает достаточный запас угля при скорости 13,8 узла. Нельзя в данном случае не указать и на "Петр Великий", который вполне и даже более других соответствует требованиям".

Другой кораблестроитель, капитан Субботин указал: "Я бы избрал английский казематный, с двумя вращающимися башнями, без рангоута, броненосец "Эдинбург" (бывший "Маджестик") с четырьмя 12-дюймовыми орудиями, броней в 16 дюймов и ходом в 14 узлов".

Итоговое заседание кораблестроительного отделения под председательством генерал-майора Пельцига с участием корабельных инженеров состоялось 10 июня 1882 г. Прототипами для черноморского броненосца I класса выбрали "Аякс" (однотипный с "Инфлексиблом") и броненосец среднего водоизмещения – французский "Кайман".

И все же по настоянию управляющего Морским министерством вице-адмирала И. А. Шестакова для Черного моря следовало "составить измененный "Петр Великий", – меньшего водоизмещения, с меньшим запасом угля, тремя 12-дюймовыми орудиями, вместо четырех, без деревянной обшивки, что, вероятно, дозволит положить броню в 16 дюймов и более толстую броневую палубу".

Машины для первого корабля планировалось "приспособить" с яхты "Ливадия", которую в 1883 г. собирались модернизировать.

Этот выбор не был случаен. "Петр Великий" был тогда единственным мореходным броненосцем. Летом 1882 г. он находился в Средиземном море, и сведения о его успешных штормовых испытаниях постоянно поступали в Главный Морской штаб, и поэтому И. А. Шестаков считал его идеальным кораблем для Черного моря.

На основании этого решения МТК приступил к работе. Спустя девять дней после известного заседания канцелярия комитета сообщила главному командиру Черноморского флота и портов контр-адмиралу А. А. Пещурову, "что для Черноморского флота составляется проект броненосца, которого элементы предполагаются следующие … " Далее указывались его размерения: наибольшая длина 97,2 м, ширина 17,7 м, осадка носом 7,1 м, кормой 7,7 м. Водоизмещение определялось в 8000 т, вес корпуса с броней 4500 т (56%), а его высота от киля до верхней палубы 11,3 м. Запасов угля по расчетам должно было хватить на четверо суток полного хода.

Контр-адмиралу Пещурову предложили готовить Николаевское Адмиралтейство и верфь Российского Общества Пароходства и Торговли (РОПиТ) в Севастополе для строительства двух броненосцев.

Похожие книги из библиотеки

Великая танковая война 1939 – 1945

1 сентября 1939 года, сбив пограничные шлагбаумы, немецкие танки вступили на территорию Польши – началась Вторая мировая война. Историки не зря окрестили ее «войной моторов» – механизированные части и авиация играли в ней определяющую роль. И все-таки по сути и влиянию на исход боевых действий, если сравнить вклад в победу различных родов войск, – мировой пожар 1939 – 1945 гг. был в первую очередь ВЕЛИКОЙ ТАНКОВОЙ ВОЙНОЙ.

Подробное описание основных танковых сражений, глубокий анализ стратегии и тактики танковых войск, особенности боевого применения бронетехники на всех фронтах Второй мировой, свежий взгляд на теорию и практику танковой войны – в новой книге ведущего специалиста по истории бронетехники, автора военно-исторических бестселлеров, разошедшихся тиражами более 200 000 экземпляров!

Крейсер I ранга "Рюрик" (1889-1904)

Читателю предлагается книга, в которой с возможной полнотой, на основании материалов ЦГА ВМФ и Ленинградского государственного исторического архива (ЛГИА) рассказывается история “Рюрика”, раскрываются многие неизвестные страницы его жизни, начиная от создания проекта и кончая описанием боя и последних минут крейсера. Значительное место в книге уделено людям: государственным и военным деятелям, инженерам, строителям и, конечно, героическим экипажам “Рюрика”, “России” и “Громобоя”.

Me 262 последняя надежда Люфтваффе Часть 1

Вместе с окончанием II мировой войны подошла к концу и карьера боевых самолетов с поршневым двигателем. Появились первые конструкции, не требующие наличия винта для подъёма в воздух. Реактивные самолеты развивались по обе стороны фронта и везде работам над ними придавали большое значение, потому что они открывали перед авиацией совершенно новые горизонты. Разработка некоторых из этих машин продвинулась так далеко, что они успели принять участие в боях последних месяцев войны. Самым известным из них был Messerschmitt Me 262 Schwalbe («Ласточка») — последняя надежда Третьего рейха преодолеть превосходство союзников в воздухе. Исход войны этот самолет, конечно, не изменил, но зато он открыл совершенно новую эру в истории авиации — эру реактивную.

Легкий танк Т-26

Советская закупочная комиссия, возглавляемая И.А.Халепским — начальником недавно созданного Управления механизации и моторизации РККА, 28 мая 1930 года заключила контракт с английской фирмой «Виккерс» на производство для СССР 15 двухбашенных танков «Виккерс» 6-тонный. Первый танк был отгружен заказчику 22 октября 1930 года, а последний — 4 июля 1931-го. В сборке этих танков принимали участие и советские специалисты. В частности, в июле 1930 года на заводе «Виккерс» работал инженер Н.Шитиков. Каждая изготовленная в Англии боевая машина обошлась Советскому Союзу в 42 тыс.руб. (в ценах 1931 года). Для сравнения скажем, что сделанный в августе того же года «основной танк сопровождения» Т-19 стоил свыше 96 тыс.руб. Кроме того, танк В-26 (такое обозначение получили в СССР английские машины) был проще в изготовлении и эксплуатации, а также обладал лучшей подвижностью. Все эти обстоятельства и предопределили выбор УММ РККА. Работы по Т-19 были свернуты, а все силы брошены на освоение серийного производства В-26.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»