Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Армии

Армии

Основой структуры сухопутных войск Красной Армии и ее военно-воздушных сил были общевойсковые и воздушные армии —  соединения[240] оперативного уровня, предназначенные для ведения военных действий самостоятельно или вместе с другими армиями, входящими в состав фронта военного времени.[241] Ставка также включала армии в состав своего резерва (РВГК), военных округов и недействующих фронтов.

Как и у фронта, у армий не было стандартного штата, и они существенно различались по типу войск, численности и количеству Сил поддержки, которые зависели от поставленной перед ними задачи и участка боевых действий. К 1943 году существовали общевойсковые (полевые) армии, танковые армии, воздушные армии и армии ПВО. Особые резервные армии (например, десять резервных армий, сформированных в 1942 году), находящиеся в Резерве Ставки, служили мобилизационным ресурсом для Красной Армии в целом, В начале 1942 года Ставка сформировала четвертый тип армии — саперную (инженерную) армию. Однако такая армия оказалась слишком негибкой и громоздкой для эффективного использования, и позже в том же году Ставка ее расформировала.

Ставка также награждала названием «ударных» избранные общевойсковые армии, а почетным титулом «гвардейских» — наиболее отличившиеся общевойсковые и танковые армии (а также все прочие виды соединений и частей). Обозначение «ударная» было возвратом к 1930-м годам, когда советские военные теоретики представляли себе использование ударных армий для проведения операций прорыва на ключевых направлениях. Как указывало само название, ударная армия была сильнее обычной полевой армии во всех отношениях, но особенно по масштабам артиллерийской и танковой поддержки.[242] Придерживаясь советской военной теории, Ставка сформировала в ноябре и декабре 1941 года 1-ю ударную армию и приказала ей возглавить декабрьское контрнаступление Красной Армии к северу от Москвы.

Впоследствии Ставка сформировала еще три ударные армии две из которых (3-я и 4-я ударные) возглавили широкомасштабное наступление Красной Армии в зимней кампании 1942-1943 годов Последняя из сформированных ударных армий, 2-я ударная, проводила той же зимой злополучную Любаньскую операцию к юг) от Ленинграда — лишь для того, чтобы надолго завоевать известность тем, что ее командующий, генерал-лейтенант А.А. Власов капитулировал со своими окруженными войсками,[243] а позднее перешел на сторону немцев. Год спустя Ставка во время Сталинградского контрнаступления добавила в боевой состав своих войск 5-ю ударную армию. Однако к началу 1943 года данное звание мало что значило, и, помимо названия, ударные армии мало чем отличались от обычных полевых.

В конце 1941 — начале 1942 года много отличившихся в боях дивизий, корпусов, бригад и более мелких частей были награждены званием «гвардейских». Эта практика была продолжена и в августе 1942 года, на начальной стадии Сталинградской битвы: Ставка начала присваивать это звание армиям, первой из которых стала 1-я гвардейская армия. К декабрю 1942 года были созданы 2-я и 3-я гвардейские армии, обе они сыграли важную роль в тяжелых боях на различных этапах Сталинградского контрнаступления. В отличие от обозначения «ударная», гвардейское звание было наградой за боевое отличие; гвардейские армии, как правило, имели более сильный штат, нежели другие армии, а зачастую демонстрировали гораздо большую эффективность.

Катастрофические результаты боев летом и осенью 1941 года убедили Ставку в том, что структура и состав ее довоенных общевойсковых армий не отвечают требованиям современной мобильной войны. Потому с лета и всю осень 1941 года формировались значительно меньшие по численности армии, которыми можно было управлять более эффективно, нежели их предшественницами. Однако эти армии были слишком слабы и поэтому не могли вести самостоятельные операции, как оборонительные, так наступательные. По этой причине Ставка и Генеральный штаб, как только появлялась возможность, усиливали эти армии новыми соединениями и частями, а также более новым и действенным вооружением — в особенности танками, артиллерией и противотанковыми пушками. В середине и в конце 1942 года Ставка начала вновь вводить в свои армии корпусное звено, чтобы армейские штабы могли эффективнее управлять увеличившимися объединениями.

Во время зимней кампании 1941-1942 годов при проведении наступательных операций Ставка стремилась ставить в авангард наступления специально выбранные армии, обычно наиболее сильные и с самым эффективным командованием. Например, наступательные операции Красной Армии под Тихвином и Любанью в Ленинградской области возглавила 4-я армия, а позже — 2-я ударная и 54-я армии; 3-я и 4-я ударные армии шли в авангарде наступления на Старую Руссу и Смоленск. В южной России 37-я армия стала главной ударной силой при наступлении на Ростов, а позже 6-я и 57-я армии возглавили наступление на Барвенково к югу от Харькова, Под Москвой наступление возглавили 1-я ударная и 16-я армии, поддержанные 5-й, 20-й, 30-й и 33-й армиями.

Весной 1942 года 28-я и 6-я армии шли в авангарде наступления на Харьков; летом 30-я, 20-я и 16-я армии вместе с новой 3-й танковой армией вынесли на себе основную тяжесть боевых действий на западном направлении (наступательные операции на Ржев-Сычевку и на Жиздру). Еще позже, в ноябре 1942 года, 41-я и 20-я армии встали в авангарде наступления к западу от Москвы (операция «Марс»), в то время как 5-я танковая и 65-я, 21-я и 51-я общевойсковые армии сыграли наиболее важную роль в наступлении под.Сталинградом (операция «Уран»). Наконец, новые гвардейские армии сыграли значительную роль в расширении Сталинградского наступления до полнокровной зимней кампании.

К началу 1943 года большинство армий были численно намного сильнее, чем их предшественницы 1941 и 1942 годов.

Однако, как и в случае с фронтами, численность и состав конкретных армий существенно различались в зависимости от характера и важности направления, на котором они действовали. Например, к 1 февраля 1943 года 16 общевойсковых армий Красной Армии (и все гвардейские армии) имели в своем составе от одного до трех стрелковых корпусов в качестве непосредственного связующего звена между армейским командованием и подчищенными ему дивизиями и бригадами. Численность общевойсковых армий в феврале 1943 года колебалась в диапазоне от 50 000 до 100 000 человек, каждая армия имела порядка 400 танков и самоходных орудий и до 2500 орудий и минометов.

К июлю 1943 года различия в численности и силе между армиями стали еще более заметными, когда во многих армиях резко возросло число корпусных управлений и вспомогательных войск. С другой стороны, армии, действующие на второстепенных участках фронта, все еще оставались небольшими. К этому времени 35 из всех общевойсковых армий Красной Армии имели в своем составе промежуточные управления корпусов. Численность же общевойсковых армий варьировалась в диапазоне от 60 000 до 130 000 бойцов, до 450 танков и самоходных орудий и до 2700 орудий и минометов.

Ставка продолжала варьировать численность, структуру и мощность своих армий до самого конца 1943 года, формируя их состав в соответствии с боевыми задачами и условиями местности, на которой они действовали. К декабрю 1943 года, когда число штабов корпусов в армиях еще более возросло, различия в численности и силе между армиями стали еще более заметными. Теперь в 48 из 57 общевойсковых армий имелись корпусные управления. При этом численность таких армий продолжала варьироваться от 50 000 до 130 000 бойцов, до 3000 орудий и минометов.[244]

Столь огромные расхождения в численности и составе армий существовали на всем фронте и относились ко всем видам армий на протяжении всего 1943 года. Как правило, армии, занимающие ключевые участки фронта или находящиеся на острие ударов, были сильнее других армий. К 1943 году Ставка поняла боевой принцип экономии сил и развертывала самые слабые армии на вспомогательных направлениях и на участках, где активность была минимальной. По иронии судьбы, на этих участках немецкие войска зачастую численно превосходили своих советских противников.

Оглавление книги


Генерация: 0.131. Запросов К БД/Cache: 2 / 0