Глав: 10 | Статей: 73
Оглавление
Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

2 Автоматические винтовки Федорова

закрыть рекламу

2

Автоматические винтовки Федорова

Первый проект автоматической винтовки был разработан В.Г. Федоровым на базе трехлинейной магазинной винтовки системы С.И. Мосина в конце 1905 года с использованием принципа отдачи ствола с коротким ходом.

Ствол со сцепленным через ствольную коробку затвором, посредством двух выступов боевой личинки, при выстреле совершают движение назад в специальном коробе; сбоку под рукояткой затвора к неподвижному коробу приклепана особая пластинка с наклонной направляющей, скользя по которой, затвор, поворачиваясь, автоматически открывается и после разъединения сцепления со стволом под влиянием приобретенной энергии и остатка давления пороховых газов отбрасывается назад.

В винтовке две возвратные пружины: одна для ствола со ствольной коробкой, вторая — для затвора. Спусковой механизм и ложа разработаны заново. «В этой работе, — писал впоследствии В.А. Дегтярев [6], принимавший участие в изготовлении и отладке данной винтовки на Сестрорецком заводе, — главным было переделать мосинскую винтовку в автоматическую, причем каждый конструктор, начинающий создавать автоматическое оружие, должен был обязательно начинать с винтовки Мосина. Эта работа, в случае успеха, дала бы большие экономические выгоды. В России в это время было свыше четырех миллионов винтовок системы Мосина, следовательно, каждый должен был предлагать вариант переделки именно этой винтовки. Не отступил от этого правила и Федоров».

Созданный Федоровым проект такой винтовки был одобрен, первый опытный образец «ручного изготовления» показал положительные результаты при испытаниях на Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы. По надежности работы он превосходил иностранные образцы Браунинга и Манлихера.

Отечественная винтовка имела и существенно меньшее количество производственных деталей (54) по сравнению с иностранными (не менее 73), была более простой в разборке.

Однако работа по переделке мосинской винтовки не дала законченных положительных результатов. Ее автоматика не всегда обеспечивала полного отката подвижной системы из-за трудности поворота затвора при отпирании. При наличии внешней коробки (короба) система оказалась довольно громоздкой и тяжелой. В результате пришли к выводу, что переделка существующей магазинной винтовки нецелесообразна и необходимо разработать образец по новой конструктивной схеме.

Такая винтовка была предложена В.Г. Федоровым в 1907 году. Она была с прямолинейным движением затвора, работа автоматики основана на использовании принципа отдачи ствола с коротким ходом назад на величину 8 мм. Конструктивной особенностью узла запирания является то, что в нем затвор сцепляется со стволом с помощью двух промежуточных деталей — боевых личинок Ствольная коробка не является силовой деталью узла запирания, в ней осуществлен монтаж подвижных узлов винтовки — ствола и других деталей автоматики. Для запирания затвор имеет впереди две выступающие по бокам цапфы; боевые личинки спереди имеют круглые выступы, входящие в соответствующие выемы боковых стенок казенника ствола, а сзади — загнутые вверх крючкообразные выступы для захвата цапф затвора при запирании и удержании его в процессе выстрела от перемещения назад.

При отдаче ствола в процессе выстрела его совместное движение с затвором происходит до момента встречи особых выступов боевых личинок с выступами в нижней части ствольной коробки, в результате чего происходит поворот личинок и освобождение ими затвора. Последний под влиянием приобретенной энергии и остатка давления пороховых газов отбрасывается назад, сжимая возвратную пружину. Возвращение ствола в исходное положение происходит под действием возвратной пружины, расположенной в нижней части ствольной коробки.

Конструктивной особенностью системы Федорова является и наличие специальной детали для сообщения затвору дополнительной скорости отката, представляющей собой двуплечий рычаг, связанный осью с подвижным стволом (снизу казенника), один конец которого при откате частей взаимодействует с уступом неподвижной ствольной коробки, а второй — наносит удар по затвору, сообщая ему ускорение в движении назад.

В отличие от первой разработки вторая система В.Г. Федорова относится к типу оружия с разгруженной ствольной коробкой, к которому был проявлен особенно большой интерес специалистов-оружейников в процессе разработки новых образцов оружия в годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время.

На Сестрорецком оружейном заводе, где с 1907 года отрабатывался новый, по существу, первый образец автоматической винтовки системы В.Г. Федорова, над своими образцами винтовок трудились также Ф.В. Токарев и Я.У. Рощепей. Создавали свои образцы винтовок для участия в конкурсе Фролов, Щукин, Стаганович и другие отечественные изобретатели. Многие проекты и предложения затерялись в архивах военного ведомства [5] в период, предшествующий русско-японской войне (Шубина, Поздницкого, Анцуса, Хатунцева и др.)

Перед русско-японской войной несколько образцов автоматических винтовок на Сестрорецком заводе создал талантливый инженер Василий Петрович Коновалов, но творческие достижения этого изобретателя не нашли должного отражения в отечественной оружейной истории.

В изготовлении и отладке винтовки Федорова на Сестрорецком заводе принимал участие и вольнонаемный слесарь-оружейник технической мастерской Ружейного полигона, ученик и неизменный помощник Федорова в практической реализации его конструкторских проектов В.А. Дегтярев.

Несколько позже Дегтярев и сам не без успеха занялся конструированием оружия, начав разрабатывать автоматический карабин. Впоследствии, став уже широко известным, с мировым именем советским конструктором автоматического оружия, Василий Алексеевич вспоминал: «Особым годом моей жизни был 1906 год. Я познакомился с инженером Владимиром Григорьевичем Федоровым… конструктором и ученым — отцом русской оружейной автоматики».

На конкурсные испытания автоматических винтовок отечественной разработки, проводившиеся в России в 1908–1914 гг., представляли свои образцы и иностранные разработчики: Браунинг, Шегрень, Чельман, Галле, Манлихер, Маузер и другие конструкторы. Отбор лучшего образца для рекомендации к принятию на вооружение должен был производиться по итогам трех этапов испытания: комиссионных, полигонных и войсковых. На заключительные войсковые испытания допускалась подача нескольких образцов. Комиссионное испытание считалось предварительным — для первоначального ознакомления с системой. При его проведении из двух представленных экземпляров винтовок один подвергался стрельбе до 4000 выстрелов — стреляет сам изобретатель, с тем чтобы убедить комиссию в полной безопасности обращения со своей системой. В случае, если что-то окажется не в порядке — разрывы или ранения стреляющего, то пострадать должен был сам автор системы.

Наиболее важным считалось полигонное испытание, на которое представлялось 10 экземпляров каждой испытываемой системы, выдержавшей комиссионную проверку. 10 экземпляров — по той причине, что изобретатель всегда мог изготовить один или два образца хорошо действующими с помощью продолжительной отладки. При большем количестве экземпляров скорее должна была выявить себя уже сама система, а не качество отладки. При полигонных испытаниях изобретатель к стрельбам не допускался, с тем чтобы исключить влияние навыков лица, хорошо знающего свою систему, на результаты испытаний.

Для войсковых испытаний в целях проверки оружия в реальных условиях эксплуатации заказывалось 100–150 его экземпляров.

Программа испытаний оружия в то время даже с точки зрения современных подходов к его оценке была весьма обширной и многие ее основные положения сохранились до наших дней. Она включала в себя различные, реально возможные ухудшенные условия эксплуатации оружия, учитывающие изменчивое состояние окружающей среды и внешнее воздействие различных факторов на работу оружия (пыль, дождь и т. п.), возможные отклонения по качеству изготовления патронов, различные способы подготовки оружия к стрельбе, влияние режимов испытания и т. п.

Некоторые наиболее характерные методики испытаний в своем примитивном виде, например запыление оружия в закрытом ящике с раздуванием пыли с помощью различных мехов, с небольшими изменениями сохранились до начала Великой Отечественной войны.

Уже на первых комиссионных испытаниях в 1909 году винтовка Федорова доказывает свое превосходство перед иностранными образцами Браунинга и Шегреня, опережая при этом и отечественных конкурентов, а по результатам второй комиссионной проверки в 1911 году она рекомендуется для полигонных испытаний.

Полигонные испытания этого образца в 1912 году прошли успешно, и по существовавшим тогда правилам принято решение об изготовлении 150 винтовок для войсковых испытаний.

Перед полигонными испытаниями в систему Федорова были внесены некоторые улучшающие ее конструкцию изменения по сравнению с комиссионным образцом, и в этом варианте она вошла в оружейную историю как «опытный образец 1912 года». Основные характеристики этого образца: длина без штыка — 1200 мм, ствола — 625 мм, прицельной линии — 880 мм, вес без штыка с пустым магазином — 4,85 кг.

Автору системы конструктору В.Г. Федорову была присуждена первая Михайловская премия (Золотая медаль), учрежденная в 1846 году для награждения один раз в пять лет за лучшие изобретения и научные труды в области артиллерии.

Второе призовое место после винтовки Федорова по оценке комиссии принадлежит системе известного американского конструктора Д. Браунинга. Винтовка Браунинга принадлежала к типу оружия с подвижным стволом, неразъемно скрепленным со ствольной коробкой. Сцепление затвора со стволом осуществлено при помощи двух симметрично расположенных боевых личинок, упирающихся задними оконечностями в соответствующие грани выемов ствольной коробки.

Расцепление личинок со ствольной коробкой в процессе выстрела происходит после отката коробки вместе со стволом в неподвижном коробе на величину примерно 10 мм, когда особые прямолинейные выступы личинок, выходящие из отверстий коробки с выступанием над ее поверхностью, натыкаются на наклонные срезы пазов короба. Происходит схождение личинок с уступов коробки и освобожденный затвор откатывается назад, сжимая затворную пружину. Каким образом происходит разведение боевых личинок при запирании, использовавшиеся автором источники, в том числе и описание устройства данной системы В.Г. Федоровым («Эволюция стрелкового оружия», ч. 2), не раскрывают.

Конструктивно-технологической особенностью системы Браунинга являлись вставные патронники стволов, термически обработанные на повышенную твердость, которые по результатам испытаний данной системы, а также проверки на отечественных 3-линейных магазинных винтовках оказали положительное влияние на экстрактирование гильз, особенно при стрельбе в условиях запыления.

Комиссия признала систему Браунинга заслуживающей серьезного внимания. Вслед за комиссионными она выдержала и полигонные испытания на 10 заказанных экземплярах в 1913 и 1914 гг., вплотную приблизившись к системе Федорова. Комиссия постановила заказать 150 экземпляров винтовок Браунинга для войсковых испытаний совместно с образцами Федорова, но они не были получены в связи с начавшейся мировой войной. Винтовка Федорова в это время была уже в новом, улучшенном качестве.

Федор Васильевич Токарев свой образец автоматической винтовки с подвижным стволом и сцепленным затвором (с использованием поворотной муфты) после комиссионных испытаний, проведенных в 1910 году, продолжал совершенствовать вплоть до 1914 года.

В высших военных инстанциях, где постоянно следили за всеми работами комиссии, в июне 1913 года был поставлен запрос комиссии о сравнительных качествах винтовок Токарева и Федорова. Председатель комиссии рапортом донес, что «категорического заключения о сравнительном качестве этих двух образцов сделать нельзя, так как винтовка Федорова уже выдержала как комиссионные, так и полигонные испытания большим числом выстрелов — до 50 000, винтовка же Токарева… испытана только комиссионным способом — 3500 выстрелов».

В последнем, доработанном варианте, проверявшемся испытаниями в 1914 году, винтовка Токарева стала третьей лучшей системой по оружию данного типа.

Одной из оригинальных отечественных конструкций автоматических винтовок был образец, созданный изобретателем-самоучкой рядовым Загрежского крепостного полка Рощепеем Я.У. В различных вариантах эта винтовка подвергалась комиссионным испытаниям в 1907, 1910 и 1913 годах, но, несмотря на разнообразие ее вариантов и отдельных конструкторских решений, работа Якова Устиновича Рощепея не увенчалась положительным результатом. Конструкторский же опыт Я.У. Рощепея, оригинальные конструктивные особенности отдельных его образцов, в частности первой модели с неподвижным стволом и свободным затвором, представляли определенный технический интерес и использовались при создании новых образцов в отечественном и зарубежном конструировании оружия.

Из числа иностранных образцов, выдержавших только комиссионные испытания, заслуживающей серьезного внимания, комиссией признана винтовка конструктора Чельмана под шведский патрон с подвижным стволом, скрепленным неразъемно со ствольной коробкой. Сцепление затвора с коробкой при запирании ствола в ней осуществлено с помощью двух симметрично расположенных вращающихся вокруг средних цапф защелок. Разведение и сведение передних концов защелок при закрывании и открывании затвора осуществляется попеременным воздействием переднего и заднего утолщений ударника на соответствующие концы качающихся защелок.

При закрывании затвора передние концы его защелок разводятся в стороны передним утолщением ударника, при этом выступы защелок заходят за уступы ствольной коробки. Ускоренное движение ударника, необходимое для расцепления защелок затвора с коробкой, достигается посредством воздействия на ударник специальной вилки (ускорителя), представляющий собою двуплечий рычаг, упирающийся нижним концом (при откате частей) в срез неподвижного короба, а верхним концом он отбрасывает ударник назад; воздействуя своим задним утолщением на задние концы защелок, ударник разводит их в стороны, при этом происходит сведение передних концов защелок и выход их опорных выступов из соответствующих выемов ствольной коробки. Освобожденный затвор под воздействием газов откатывается назад, сжимая затворную пружину, а ствол со ствольной коробкой возвращается в исходное положение под действием ствольной пружины.

Автоматическая винтовка Чельмана по своей оригинальной схеме устройства узла запирания и механизму взаимодействия его деталей представляла несомненный практический интерес, и потому не случайно к этому образцу было приковано особое внимание комиссии. Несмотря на недоиспытанность из-за поломок деталей (всего произведено 2170 выстрелов), винтовка Чельмана признана частично выдержавшей первые комиссионные испытания. Для их продолжения и более подробных исследований данной системы комиссия приняла решение запросить еще один экземпляр винтовки взамен растрелянной, а также переделать по ее схеме две 3-линейные винтовки.

Кроме Швеции (винтовка Маузера образца 1896 года) патроны калибра 6,5 мм в это время использовались в Италии, Румынии, Греции, Голландии — к винтовкам Манлихера различных моделей, в Норвегии — к винтовке Краг-Юргенсон образца 1894 года, Португалии — Маузер-Фигурейно образца 1904 года и Японии — винтовка Арисака образца 1905 года.

Оружие калибра 7 мм применялось в Испании; 7,71 мм — в Англии; 7,62 мм — в России и США; 7,65 мм — в Бельгии и Турции; 7,92 мм — в Германии; 8 мм — в Австро-Венгрии, Франции, Дании.

Винтовка Чельмана в период, предшествующий первой мировой войне, не была представлена для продолжения испытаний в России.

Можно тут же отметить, что аналогичная по некоторым своим элементам схема узла запирания была у созданной в 1916 году на Ружейном полигоне первой системы В.А. Дегтярева — автоматического карабина (симметричные защелки, удерживающие затвор от перемещения назад и использование утолщения ударника для разведения защелок в стороны при запирании ствола).

Основное различие состояло в том, что в системе Чельмана защелки удерживают затвор путем сцепления передних концов с уступами ствольной коробки, а в системе Дегтярева они упираются задними упорными гранями в уступы ствольной коробки, аналогично боевым личинкам системы Браунинга.

Проще были сами защелки в системе Дегтярева, именуемые боевыми упорами, вращающиеся передними концами в полукруглых выемах затвора и механизм приведения их в действие утолщением ударника (только при запирании). В схеме Дегтярева исключена двухсторонность взаимодействия защелок, как двуплечих рычагов, с утолщениями ударника.

Сведение боевых упоров в карабине Дегтярева осуществлено под действием особых скосов крышки системы, а в более поздних образцах этого конструктора (пулеметах) — с помощью скосов фигурного выема затворной рамы, откатывающейся назад под напором пороховых газов.

Созданием винтовки трехлинейного калибра В.Г. Федоров не считал данную конструкторскую работу для себя законченной.

Перед созданной Арткомом ГАУ комиссией, в состав которой входил и офицер оружейного отдела Артиллерийского комитета В.Г. Федоров с непростыми и хлопотными обязанностями по организации экспериментальных работ, составлению программ исследований и анализу получаемых результатов, стояла также задача выбора оптимально выгодного патрона для автоматической винтовки, от которого во многом зависели ее тактико-технические характеристики. При оценке предлагаемых конструкций винтовок и выборе лучшей системы комиссией учитывалась также возможность перестройки принятого образца под новый патрон, который по сравнению с существующим трехлинейным должен был не только обладать лучшей баллистикой, но и иметь конструктивные преимущества.

В своей научной работе, связанной с решением данного вопроса («Оружейное дело на грани двух эпох», ч. 1), В.Г. Федоров отметил по этому поводу: «Несмотря на очень хорошие результаты, полученные на полигонных испытаниях моей винтовки, я считал свои работы выполненными только частично… Ведь комиссией было твердо решено при новом перевооружении перейти к новому патрону уменьшенного калибра. Не считая возможным ждать окончания опытов комиссии, в целях ускорения всего дела я решил самостоятельно разработать новый патрон и одновременно с работами над винтовкой под трехлинейный калибр (7,62 мм) разработать систему и под новый патрон с улучшенной баллистикой.

Свои работы я начал в 1911 году с выяснения коренного вопроса — об убойности малого калибра».

Возможность улучшения баллистических качеств оружия с уменьшением калибра подтверждалась мировым опытом прошлого, когда в конце XIX века на вооружение армий многих государств были приняты магазинные винтовки калибра 6,5–8 мм вместо прежних однозарядных калибра 10–13 мм.

Однако в начале XX века в России и других странах появился и такой положительный опыт, когда баллистические качества оружия повышались за счет улучшения баллистики патронов без уменьшения калибра. Новые патроны имели остроконечные пули меньшего веса, но зато большую начальную скорость, за счет чего достигалось улучшение настильности траектории и меткости стрельбы.

Одним из инициаторов разработки в России винтовочного патрона с остроконечной пулей был В.Г. Федоров. Специальной комиссией при участии Федорова были проведены большие экспериментальные исследования патронов с пулями весом от 8,5 до 11,5 г, закончившиеся в 1908 году принятием пули весом в 9,5 г с начальной скоростью 880 м/с, которая получила наименование «легкой пули образца 1908 года».

Конструктивной особенностью новых патронов, создаваемых в передовых в техническом отношении государствах на рубеже двух веков, было отсутствие на корпусе гильзы выступающей закраины (кольцевого фланца). Взамен этого конструктивного элемента на гильзах для обеспечения возможности их экстрактирования из патронника вводилась кольцевая проточка. К выводу о целесообразности такого конструирования патронов пришел и В.Г. Федоров не только по результатам изучения оружейно-патронного дела в других странах, но и на основании своего личного конструкторского опыта, полученного при разработке автоматической винтовки под штатный отечественный патрон. Выступающая закраина этого патрона усложняла укладку патронов в магазине и служила причиной задержек, связанных с работой магазина (зацепление закраины за закраину, утыкание патрона и т. п.).

Созданию оптимально выгодного патрона для автоматической винтовки предшествовали большие комиссионные исследования 27 вариантов 6-, 6,5-, 7-мм опытных патронов, проводившиеся в 1909–1911 годах в целях определения наивыгоднейших баллистических их характеристик. Весьма большое количество опытов было поставлено, чтобы выбрать оптимальные варианты по начальной скорости пули и давлению пороховых газов.

Созданные по результатам этих исследований расчетные эмпирические формулы, устанавливающие зависимость скорости пули от ее веса, объема зарядной камеры и веса заряда, по мнению специалистов патронного дела более позднего времени [4], не потеряли своей значимости и практической применяемости в период появления развитой науки о внутренней баллистике оружейных патронов и прогрессивных способах проектирования артиллерийских боеприпасов.

Из результатов проведенной работы следовало, что наибольшее влияние на величину начальной скорости пули, при прочих одинаковых условиях, оказывает поперечная нагрузка, представляющая собой отношение веса пули к площади наибольшего ее поперечного сечения, измеряемая в г/см2; вторым по величине фактором является максимальное давление пороховых газов.

Внешнебаллистические характеристики и пробивное действие отобранных комиссией вариантов патронов определялись на Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы, начальником которой был выдающийся теоретик и практик стрелкового дела Н.М. Филатов, являвшийся также членом комиссии.

По комплексной оценке всех факторов после испытаний на пробивное действие пуль всех отобранных вариантов патронов наилучшим был признан патрон калибра 6 мм с пулей весом в 7 г при начальной скорости 1000 м/с. Однако при последующих испытаниях патронов разных калибров на убойность, проводившихся Федоровым в весьма обширном объеме в 1913 году, патрон калибра 6 мм показал неудовлетворительные результаты.

Пули других исследованных калибров — 6,5 и 7 мм по заключению особой подкомиссии, включавшей военных хирургов и ветеринарных врачей, признаны по убойности достаточными, при этом резкой разницы между ними по этой характеристике не было. «Проведенные опыты, — писал В.Г. Федоров, — окончательно рассеяли все сомнения насчет достаточности убойности пуль калибров 6,5 и 7,0 мм». Результаты этих опытов Федоров считал «совершенно достаточными для убеждения в возможности принятия калибра 6,5 мм», на котором он и остановил свой выбор.

В основу выбора оптимального варианта пули при проводившихся комиссионных исследованиях Федоровым была положена поперечная нагрузка. С этого начинали свою работу проектировщики отечественных патронов в последующие годы и, как они сами это утверждают (В.М. Сабельников, М.С. Шерешевский), достаточно обоснованно [4].

Проектируя новый патрон для своей винтовки, В.Г. Федоров задался целью совместить выгоды, которые давали состоявшие на вооружении ряда государств (Франции, Японии, Испании) патроны с тяжелой пулей на больших дальностях стрельбы (меньшее, чем у легкой пули падение скорости) с преимуществами легких остроконечных пуль (Германия, Россия) перед тяжелыми по скорости пули на малых и средних дальностях стрельбы

Патроны с тяжелой пулей имели большую поперечную нагрузку (25–26 г/см2) и малую начальную скорость пули (около 700 м/с), патроны с легкой пулей — малую поперечную нагрузку (около 20 г/см2) и большую начальную скорость пули (около 860 м/с). Совмещение лучших качеств этих двух видов патронов, по мнению Федорова можно было достигнуть лишь при малом калибре патрона и при максимальном давлении пороховых газов в стволе — порядка 3500 кг/см2 вместо 2750 кг/см2, развиваемого в варианте винтовки трехлинейного калибра.

На заключительном этапе поиска лучшего решения по 6,5-мм патрону, его конструктивным и основным техническим характеристикам, Федоровым разработано 5 экспериментальных его вариантов, отличающихся между собою размерами и формой гильз и пуль. В их числе были патроны с малозаметной закраиной гильзы (полузакраиной) и без выступающей закраины.

Один из вариантов патрона имел следующие характеристики: максимальное давление пороховых газов 3500 кг/см2; начальная скорость пули 860 м/с; вес пули 8,5 г; поперечная нагрузка 25,75 г/см2, что было близко к предложенному на рассмотрение комиссии.

В результате весьма обширных экспериментальных работ и специальных исследований многочисленных (27) вариантов патронов, подробного изучения и обследования объемно-конструктивных характеристик гильз разных вариантов В.Г. Федоровым создан 6,5-мм патрон улучшенной баллистики без выступающей закраины на гильзе, который, по мнению специалистов патронного дела вправе считаться лучшим по тем временам [4].

Комиссия по разработке автоматической винтовки в протоколе № 57 от 28 октября 1913 года отмечала: «…Работы, проведенные В.Г. Федоровым по выработке чертежа малокалиберного патрона, необходимо отметить как особенно ценные… Методично, шаг за шагом, обследован каждый элемент гильзы… Эта крупная работа заставила патронный завод произвести целый ряд опытных работ, которые можно считать подготовительными к установке фабрикации нового патрона… Работы В.Г. Федорова по выработке нового патрона, находясь в полном соответствии с задачами комиссии, произведенные по его личной инициативе, должны быть отмечены как чрезвычайно ценные для выработки нового образца винтовки. Ценность и значение этих работ нисколько не убавится, если окончательно выбранная комиссией гильза не совпадет в точности с предложенной В.Г. Федоровым».

В 1913 году В.Г. Федоров был единогласно избран постоянным членом Артиллерийского комитета ГАУ, что явилось признанием больших достижений в его научно-исследовательской деятельности.

Дальнейшее развитие патронного дела в России показало, что работы В.Г. Федорова в части разработки научно обоснованной методологии проектирования патронов, их испытаний и исследований сохранили свою практическую ценность на многие десятилетия.

Созданный В.Г. Федоровым 6,5-мм патрон улучшенной баллистики был взят им за основу при проектировании нового варианта автоматической винтовки на базе существующей одноименной конструкции образца 1912 года под трехлинейный патрон. Такой образец был представлен на рассмотрение комиссии в сентябре 1913 года. Он был легче прежнего на 890 г, имел более удобные габариты, в том числе и магазина с шахматным расположением патронов, который не выступал уже над поверхностью цевья.

Итак, комиссия отметила, что 6,5-мм винтовка выдержала первые испытания, что она является «первым в России образцом автоматической винтовки, разработанной для патронов с улучшенной баллистикой со значительно большим давлением пороховых газов (3500 атм.) и гильзой без закраины».

Образец, хранящийся в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи Санкт-Петербурга (ВИМАИВиВС) под инв. № 9/48, имеет следующие характеристики: длина без штыка — 1250 мм, ствола — 710 мм, прицельной линии — 600 мм; вес винтовки без штыка и с пустым магазином — около 3,93 кг.

Для полигонных испытаний Сестрорецкому заводу поручалось изготовить по 10 винтовок калибра 6,5 и 7 мм, а Петербургскому патронному заводу — по 100 тыс. патронов каждого калибра.

В порядке подготовки к войсковым испытаниям В.Г. Федоров в том же 1913 году приступил к отработке рабочих чертежей на варианты своих винтовок 1912 и 1913 гг. для Сестрорецкого завода, которому заказано изготовление 130 образцов калибра 7,62 мм и 20 — калибра 6,5 мм.

Ижевскому заводу заказаны стволы для изготовления указанных винтовок.

К началу первой мировой войны изготовлены только детали для таких винтовок. Начавшаяся война временно прервала все дальнейшие опытные работы (почти до 1916 года). «С момента объявления мобилизации в России все опытные работы по распоряжению военного министра были прекращены, военные конструкторы и изобретатели были отправлены на фронт, часть личного состава Ружейного полигона также вошла в мобилизованный полк Офицерской стрелковой школы». (Федоров В. Эволюция стрелкового оружия, ч. 2).

В. Г. Федоров стал заниматься вопросами обеспечения нужд фронта по заданиям ГАУ.

Оружейные заводы были заняты наращиванием выпуска утвержденных образцов оружия в соответствии с мобилизационными планами на период военного времени.

«В 1914 году, — писал В.Г. Федоров, — пехота всех государств, участвовавших в мировой войне, выступила на боевые фронты с единым вооружением: винтовки с ручным перезаряжанием и пулеметы — в основном тяжелые станкового типа. В ходе войны в армиях развитых государств появились ручные пулеметы, автоматические винтовки и многие другие виды вооружения, созданные уже в период военного времени». «Прекращение опытно-конструкторских работ в России на основе рассуждений в главном военном ведомстве о молниеносности войны и невозможности своевременной разработки новых образцов оружия и организации их массового производства на заводах было необдуманным и ошибочным», — считал Федоров. «И во время прежних войн, — отмечает он, — разработки и введение новых образцов вооружения никогда не прекращались.» В качестве примеров он приводит: пули Нейслера и нарезные ружья образца 1854 года вместо гладкоствольных, введенные в период Крымской войны 1854–1855 годов; перевооружение Скобелевской дивизии 4,5-мм винтовками системы Пибеди в русско-турецкую войну; проверка широкими испытаниями ружей-пулеметов системы Мадсена в период русско-японской войны.

Особенно убедительными в этом отношении были результаты опытно-конструкторских работ в области вооружений в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

В преддверии первой мировой войны отечественные оружейные заводы были рассчитаны на суммарную максимальную производительность 40 тыс. винтовок в месяц. С объявлением мобилизации перед тремя заводами мобилизационным комитетом генерального штаба (МКГШ) поставлена задача сдавать 2000 винтовок в день, т. е. 50–60 тыс. в месяц. Но это требование было выполнено лишь на 9-й месяц войны.

К январю 1916 года заводы увеличили свою производительность до 90 тыс. винтовок в месяц, увеличив годовую производительность за 1916 год примерно в 2,5 раза по сравнению с программной. Однако такой рост производства винтовок не мог удовлетворить потребности фронта, несмотря на предвоенный мобилизационный запас оружия, близкий к расчетным нормам.

Уже в конце 1914 года в Российской армии стал ощущаться все возрастающий недостаток винтовок, и их недокомплект в 1915 году достиг весьма больших размеров. На Северо-Западном фронте, по данным Федорова, недоставало 320 тыс. винтовок. На отдельных участках русско-германского фронта были полки, у которых осенью 1915 года насчитывалось всего 20 % положенного по штату оружия.

Не лучше обстояло дело с обеспечением русской армии пулеметным вооружением, производство которого осуществлялось одним оружейным заводом с максимальной расчетной мощностью 700 пулеметов в год.

Значительное увеличение выпуска этого оружия в годы войны (в 15 раз) не смогло удовлетворить потребности армии в пулеметах, особенно в 1915 году, в связи с увеличением в 4 раза нормы снабжения действующей армии этим оружием. Справиться с удовлетворением этих норм без постройки новых заводов и помощи военных союзников, отмечает В.Г. Федоров, не представлялось возможным.

Российское правительство предпринимает меры по размещению заказов за границей. Одновременно с этим в предчувствии «ружейного голода» в зарубежные страны отправляются специальные военные миссии в целях поиска и закупки необходимого вооружения.

Первая такая миссия отправляется в августе 1914 года в Японию, также объявившей войну Германии, а в 1915 году — в европейские страны-союзники России в этой войне.

В составе обеих миссий представитель ГАУ В.Г. Федоров. О своей работе в этих миссиях он рассказал в книге «В поисках оружия».

В числе закупленного оружия на вооружение Российской армии в разное время поступило около двух миллионов винтовок. Это японские 6,5-мм винтовки Арисака образца 1897 и 1905 годов и мексиканский вариант этой винтовки, переделанный под патрон калибра 7 мм; французские винтовки Лебедя калибра 8 мм, Гра и Гра-Кропачек калибра 11 мм; итальянские Веттерли калибра 10,4 мм, а также переданные союзными странами трофейные австрийские винтовки Манлихера образца 1889 и 1895 годов калибра 8 мм в количестве 300 тыс. штук.

Вместе с винтовками поставлялись и патроны к ним, за исключением австрийских винтовок Манлихера, для которых до войны патроны изготовлялись на одном из Петроградских заводов в количестве 25 млн в месяц.

Были попытки у России вернуть собственные винтовки образца 1891 года, отданные в 1895 году Абиссинии, а также оставленные российскими солдатами на полях Маньчжурии в русско-японскую войну и попавшие в руки местного населения. Но эти последние были в таком плачевном состоянии, что использовать их в деле было уже невозможно.

Иностранные винтовки поступали на вооружение в первую очередь в те округа, где ощущался большой недокомплект этого оружия. Японские Арисака поступали в линейные войска с середины 1916 года по мере получения достаточного количества патронов, изготовлявшихся на английских заводах (45 млн в месяц).

Разнообразие конструкций иностранных винтовок, их разнокалиберность усложняли снабжение ими армии, эксплуатацию и ремонт.

На иностранных заводах для нужд Российской армии заказывались станковые пулеметы Кольта, Гочкиса, русский Максим образца 1910 года, а также русская винтовка (около 2 млн), но американские заводы Ремингтона и Вестингаузера оказались ненадежными ее поставщиками.

Сделаны были также небольшие заказы ручных пулеметов: 7,71-мм английских Льюисов и 8-мм французских Шоша — оба образца 1915 года.

«До мировой войны, — писал В.Г. Федоров, — имелись образцы ручных пулеметов Мадсена образца 1902 года и Гочкиса образца 1909 года, но в то время этому оружию не придавалось большого значения».

Система датского генерала Мадсена с отдачей затвора качающегося типа и ствола, созданная в 1880 году, представляла собою больше тяжелое автоматическое ружье, способное вести стрельбу очередями, чем ручной пулемет. Этот пулемет состоял на вооружении кавалерии в Дании, Швеции, Норвегии и временно в России — до передачи его в крепости. Такая же участь постигла и пулемет Гочкиса незадолго перед началом первой мировой войны.

Массовый выпуск системы Мадсена был налажен в Дании в 1903 году. В России первую боевую проверку она прошла в русско-японскую войну 1904–1905 годов в составе особых конно-пулеметных команд. Всего Россия имела таких пулеметов около 1000 экземпляров.

Опыт русско-японской войны по использованию пулеметного вооружения, в том числе и зарождающегося нового его типа — ручного пулемета, был еще недостаточным для полной оценки его тактико-технических свойств. Но тем не менее он оказался весьма полезным не только для России, но и для других государств.

После русско-японской войны всюду началась напряженная работа по усовершенствованию пулеметного вооружения и повышению насыщенности им армии. В России доработка пулемета Максима образца 1905 года вылилась в создание системы образца 1910 года. Вес тела пулемета снижен с 28,85 до 18,43 кг.

Вместо колесного лафета (175 кг) и треноги (20,47 кг) появился станок Соколова (44,25 кг). Пулеметы тяжелого типа образца 1905 года постепенно снимались с вооружения полевых частей и передавались в крепости.

Хотя опыт боевого использования системы Мадсена был небольшой, а сама ее конструкция не выглядела безукоризненно совершенной, появление ее в действующей армии вызвало большую полемику в военных кругах, которая таки не закончилась определением перспективной будущности данного типа оружия. Определился лишь взгляд на пулеметы вообще, без разделения на типы, как «сильное, могучее средство, одинаково нужное и пехоте и кавалерии».

Выделению ручных пулеметов в отдельный тип оружия положила начало первая мировая война, когда в боевых наступательных операциях тяжелые станковые пулеметы отставали от боевых порядков пехоты, и не оказывали ей необходимой боевой поддержки.

В этих условиях во многих зарубежных государствах, в первую очередь воюющих, спешно начали проводиться работы по облегчению имеющихся на вооружении станковых пулеметов с разработкой облегченных вариантов, а в ряде случаев путем переделки их в ручные пулеметы со снабжением прикладами, легкой поддерживающей опорой в виде сошек, заменой тяжелого водяного охлаждения воздушным, переделки спусковых механизмов и т. п.

Так появились: германские 7,92-мм ручные пулеметы Максима на сошках образца 1908/1915 годов с водяным охлаждением и образца 1908/1918 годов — с воздушным, весом соответственно 18,9 и 15,6 кг; австро-венгерский облегченный 8-мм пулемет Шварцлозе образца 1916 года в ручном варианте (на сошках) весом 20,4 кг и на легкой треноге при общем весе системы 35,7 кг; итальянский 6,5-мм пулемет ФИАТ образца 1917 года, переделанный из станкового, на сошках с воздушным охлаждением ствола — общий вес системы 9,9 кг, английский 7,71-мм пулемет Льюиса весом 14,5 кг на усовершенствованной сошке и 8-мм французский Шоша — оба образца 1915 года. К Льюису была разработана тренога весом 11,5 кг.

Особенностью английской системы является оригинальная схема воздушного охлаждения ствола, основанная на принципе тяги воздуха из специального кожуха, охватывающего ствол, производимой движением пули, выбрасываемой из ствола; особенностью французского пулемета Шоша — простота конструкции и изготовления.

В германской армии в начале войны появился 7,92-мм ручной пулемет Бергмана образца 1915 года весом 13,1 кг (с сошкой), а в конце войны — система Драйзе образца 1918 года, весом 10,8 кг.

Создан ручной пулемет и в Италии — система СИА образца 1918 года с неподвижным стволом и замедленным открыванием затвора. Замедление достигнуто за счет скошенных опорных выступов ствольной коробки с малым углом наклона скосов.

Ручные пулеметы Льюиса и Шоша состояли на вооружении и американской армии в период, предшествовавший вступлению США в войну (1917 г.). Выполнение заказов России на это оружие затянулось до 1917 года.

В годы мировой войны определилось и предназначение обоих типов пулеметов. Общей задачей ручных и станковых пулеметов являлось усиление огня пехоты, заменяющее значительное количество стрелков, вооруженных магазинными винтовками. Это способствовало и понижению уязвимости пехоты от ответного огня противника. Но были еще специфические задачи и предназначения по каждому из этих типов автоматического оружия.

Станковый пулемет предназначался для выполнения огневых задач на дальностях до 4 км. От него требовалась точность, мощность и продолжительность непрерывного огня.

Надежно и весьма устойчиво установленный на тяжелом станке при весе всей системы 45–50 кг, он обеспечивал возможность стрельбы из закрытых огневых позиций через головы своих войск. Для этого на вооружении имелись патроны с тяжелой пулей, обладающие, по сравнению с легкой (остроконечной) образца 1908 года, более крутую траекторию и меньшее падение скорости полета на предельных прицельных дальностях стрельбы.

Непременным требованием к станковому пулемету являлось наличие надежно действующих механизмов наводки, обеспечивающих эффективную стрельбу с рассеиванием пуль по фронту и в глубину, а также совершенных способов питания и охлаждения ствола, обеспечивающих длительную непрерывную стрельбу. Указанным требованиям в наиболее полной мере удовлетворяли пулемет Браунинга, принятый в США и германский Максим на салазках.

Большинство пулеметов периода первой мировой войны были построены на использовании отдачи ствола с коротким ходом: Браунинга образца 1917 года, ФИАТ образца 1914 года, пулеметы Максима различных вариантов, Драйзе образца 1918 года и др. Французский пулемет Шоша имел длинный ход ствола. Обеспечение требований, предъявляемых к станковому пулемету, шло в ущерб их подвижности на поле боя.

Ручной пулемет весом 8–9 кг по своим боевым характеристикам и огневым возможностям существенно уступал станковому.

Значительное снижение веса ручных пулеметов по сравнению со станковыми (с учетом упразднения станков примерно в 3–4 раза) достигалось за счет укорочения ствола, перехода к малоемкому магазинному питанию и воздушному охлаждению стволов, внесения других упрощающих и облегчающих конструкцию изменений.

Из ручного пулемета с худшей баллистикой ствола, не имеющего надежного массивного станка с хорошими механизмами горизонтальной и вертикальной наводки, уже нельзя было вести стрельбу на большие дальности (она ограничивалась примерно 1500 м) или обеспечивать равномерное и точно направленное рассеивание пуль на широком фронте. Но с этим приходилось мириться, отдавая предпочтение более высоким маневренным качествам нового в то время типа оружия.

Это оружие рассматривалось не только как оборонительное средство, но и как неотрывно сопровождающее подразделения пехоты в наступлении. Исходя из этих требований, считалось, что вес ручного пулемета должен быть примерно на уровне магазинной винтовки, но удовлетворить это пожелание войск никому не удавалось. Даже наиболее легкие французская система Шоша (8,75 кг), ружье-пулемет Мадсена (8,9 кг) и созданный в послевоенное время чехословацкий ручной пулемет образца 1926 года (8,4 кг) были тяжелее магазинной винтовки почти в два раза. Но это уже не в 10 раз и более, как станковые пулеметы.

В ходе первой мировой войны и после ее окончания в различных зарубежных государствах к сравнительно легким ручным пулеметам стали разрабатываться и легкие треножные станки (английскому Льюиса обр. 1915 г., итальянскому СИА образца 1918 года, чехословацкому образца 1926 года и др.), с тем чтобы приблизить их боевые характеристики к уровню образцов чисто станкового типа. Это сокращало дистанцию между данными двумя типами пулеметов по боевым качествам, но нужного равенства не достигалось.

Изменения в структуре пулеметного вооружения среднего калибра, происходившие в армиях зарубежных государств в начале первой мировой войны, и тенденция его развития с уклоном в сторону ручных пулеметов не остались без внимания военных миссий России, выезжавших за рубеж для закупки оружия, и лично В.Г. Федорова, высоко эрудированного специалиста по автоматическому оружию и глубокому знанию истории его развития.

Тенденция развития стрелкового вооружения в зарубежных государствах отечественным оружейником примерялась к реальному положению дел в России, где в это время практически была уже на выходе в войсковую эксплуатацию его автоматическая винтовка.

Из всего того, что вводилось в системы вооружения воюющих армий по стрелковому оружию в начале мировой войны, особое внимание военных специалистов было обращено на ручной пулемет. По тому месту, которое он стал занимать в системах вооружения обеих противоборствующих сторон, и первым результатам его боевого применения в нем угадывалась большая перспективная будущность.

Острая потребность в высокоманевренном автоматическом оружии типа ручного пулемета стала ощущаться во всех армиях мира, и в первую очередь в странах-участницах мировой войны.

Возвращение военных миссий из зарубежной поездки в союзные государства в 1915 году ознаменовалось принятием царским правительством решения о постройке собственного пулеметного завода в глубине России в связи с тем, что помощь ей со стороны Запада в поставке необходимого вооружения, в особенности автоматического, оказалась недостаточной.

Постройку завода по договору с датской оружейной фирмой должно было осуществить смешанное акционерное общество по строительству оружейных заводов в России. На новом заводе планировалось организовать производство уже знакомого России ружья-пулемета (ручного пулемета) системы Мадсена, освоенного в массовом производстве за рубежом.

Дорого обходятся России услуги иностранных фирм и оружейных специалистов. Оснащая Русскую армию различными видами стрелкового вооружения, иностранные фирмы-поставщики, пользуясь существующим положением, ставили для приобретения оружия крайне невыгодные, можно даже сказать, грабительские условия. Так, например, английская фирма Виккерс-Армстронг, при содействии и технической помощи которой в 1904 году был поставлен в России на производство пулемет системы Максима, за каждый изготовленный тульскими мастерами пулемет получала, согласно договору, по 3000 рублей золотом в течение 10 лет.

Не оправдавшая себя разработка ручного пулемета австрийцем Одколеком в 1902–1905 годах на Сестрорецком заводе обошлась России в 75 000 рублей. В то время как на разработку автоматической винтовки каждому оружейному заводу отпускалось в год не более 2000 рублей.

Вопрос о постройке специализированного предприятия для производства новых образцов оружия, создаваемых в России, прорабатывался еще в довоенное время. Инициатором его постановки был В.Г. Федоров.

Оглавление книги


Генерация: 0.027. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз